Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ.


ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ.

"Нам ли греть потехой муть кабаков? Нам ли тешить сытую спесь? Наше дело - Правда острых углов. Мы, вообще такие, как есть!"
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

А.Н. Сахаров. выдержки
На страницу Пред.  1, 2
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ. -> Друзья от науки
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5374
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Сб Сен 24, 2016 10:30 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Немного о Хазарии и Руси

С VII века начинается отчаянная борьба Хазарского каганата против наступавших через Дербентские ворота на Северный Кавказ арабов. Над Хазарией и ее владениями в Приазовье, на Нижней Волге и Северном Кавказе нависла угроза. Кажется, апогеем этой борьбы стал поход арабского полководца Марвана, когда арабское войско в 737 году начало большой поход в глубь владений каганата. Арабы захватили хазарскую столицу Ссмендер. Каган бежал из столицы и укрылся за «Сла'-1-янской рекой» (под которой большинство ученых понимает Дон). И тут арабы пришли в прямое столкновение со славянами. 20 тысяч их семей было взято в плен.
Так славяне, часть которых в то время была в зависимости от Хазарии, вступили в противоборство с арабскими завоевателями. В течение последующих десятилетии Хазария и Византия постоянно и неустанно выступали против арабского давления. Империя опиралась в этом районе на Хазарню как на реальную силу, реального союзника, который мог бы не только сковать силы арабов на восточных границах Византии, но и постоять за ее крымские владения, оказавшиеся под прямой угрозой захвата. Русь в это время в расчет еще не принималась.
Но с конца VIII — начала IX века положение резко изменилось. Мы помним, как руссы провели два грозных похода вдоль черноморских берегов. Византия почувствовала, что на севере, в землях, близких к Хазарни, складывается новое мощное государство. Хазария же срочно приступила к сооружению крепости Саркела, которая должна была противостоять не только появившимся в этих краях печенегам, но и сковать русский выход в Причерноморье.

_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5374
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Сб Сен 24, 2016 10:30 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Суть политического "великодушия".

Охлаждение отношений между Хазарией и Византией подогревается и постоянными нападениями хазар на крымские владения Византии. Русь по-прежнему остается самым опасным врагом каганата, но теперь уже за Хазарией не видно ободряющей руки Константинополя. Хазария предоставляется сама себе, и пропуск русского войска по ее территории — это уже анахронизм, исчезающая традиция, тонкая нить, которая вот-вот должна прерваться.
Ал-Масуди рассказывает о том, что хазарский каган, верный договору с руссами, предупредил их о готовящейся атаке со стороны собственного мусульманского войска. Какая наивность арабского хрониста! В свете развивающихся острейших разногласий Византии и Ха-зарии, Хазарин и Руси уничтожение русского войска, которое завтра могло бы быть направлено против самого каганата, было желательным п долгожданным. Казалось, судьба сама посылает руссов, отяжеленных добычей, измотанных трудным двухгодичным походом, в руки хазар. И те решились.
Где-то на речных переправах, поблизости от союзных булгар и буртасов, хазары подстерегли русское войско и нанесли ему сокрушительный удар. Не половина добычи, а вся она оказалась в руках хазар. Часть рассеявшихся по лесам руссов была вырезана булгарами и буртасами.

А. Н. Сахаров
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5374
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Сб Сен 24, 2016 10:31 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Русские войска в политике Византии

В 934 году семь русских кораблей с 415 воинами находились в составе византийской эскадры, направленной к берегам Лангобардии. В 935 году в составе другой эскадры руссы ходили к берегам Южной Франции. Но с этого времени что-то сломалось в отношениях между странами, К концу 30-х годов они стали напряженными, а в 941 году разразилась война. Огромное русское войско па 10 тысячах судов двинулось во главе с князем Игорем на Константинополь. В ходе длительного противоборства руссы потерпели ряд поражений и ушли на родину. В 944 году Игорь, вновь «совокупивъ вой мно-гн» и собрав под свою руку союзных варягов и наемных печенегов, двинулся на Византию. Однако военные действия так и не разразились. Греки запросили мира, и в этом же 944 году состоялся новый русско-византийский договор.
Здесь мы не будем касаться ни причин русско-византийской войны 941—944 годов, ни содержания самого договора. Обратим лишь внимание на то, что уже следующим летом, в 945 году, большое русское войско вновь появляется в Закавказье. И снова русский поход приходится на период, следующий сразу же за заключением русско-византийского договора.
Теперь гадать, почему это произошло, уже не приходится, потому что в договоре 944 года на этот счет есть прямые указания. Там говорится: «Аще ли хотети на-чнеть.наше царство (т. е. Византия) от васъ вой на противящася намъ, да пишемъ къ великому князю вашему, и послеть к намъ, елико же хочемъ: и оттоле уведять ины страны, каку любовь имеють грьци съ русыо».
Эта статья обязывала Русь направлять по просьбе Византии своих воинов, сколько потребуется, против того противника, которого определит империя. Византия же снова обязывалась выплачивать Руси ежегодную дань, даже больше той, какую «ималъ Олегъ»; получала Русь от империи и иные уступки, в том числе территориального порядка.
Другая же статья не оставляла никакого сомнения в том, против кого был направлен русско-византийский военный союз в первую очередь. Она называется «О Корсуньстей стране» («О Корсунской стране»), Кор-су ныо на Руси называли греческую колонию в Крыму — Хсрсонес, и речь в'этой статье, следовательно, шла о херсонесской стороне — о прилегающих к городу землях Северного Причерноморья и Крыма. В этой статье говорится, что русские обязуются сне нмать волости*- в этой «стране». В то же время если русский князь где-либо будет вести воину и попросит у Византии помощи, то получит столько греческой подмоги, сколько потребуется; «...да воюеть на тех странахъ, и та страна не пока-ряется вамъ, и тогда, зще просить вой у насъ князь рускнй да воюеть, да дамъ ему, елико ему будеть требе». Что же это за «страна» в здешних краях, против которой Русь может вести войну, которая «не покаряет-ся» Руси и против которой Византия готова предоставить воев русскому князю столько, сколько «ему будеть требе»? Только Хазария, хотя в этой же статье говорится и о необходимости руссов выступать против «черных болгар», кочевого народа, обитавшего в Приазовье и, видимо, частенько нападавшего на здешние греческие поселения. Итак, Хазария — враг Византии и Руси, против которой было направлено острие русско-византийского военного союза. Но это, так сказать, стратегическое направление союза, подготовка к борьбе против врага еще мощного, опасного, имеющего прочных и сильных союзников в Приазовье, Поволжье и на Северном Кавказе. И неизвестно еще, когда наступит подходящий момент для совместного выступления. Ясно одно, что, покинутая своим прежним союзником, лихорадочно ищущая поддержки где только можно, в том числе даже в далеком Хорезме, оставленная практически один на один с могучим северным соседом — Русью, Хазария была обречена. Вопрос заключался в том, когда, при каких обстоятельствах Русь нанесет ей сокрушающий удар.
А пока для союзников стояла первоочередная практическая задача — отпор арабам, которые вели наступление на византийские владения и с востока, и с запада,
И вот уже русский отряд в 629 воинов отправляется в составе императорской армии в экспедицию против Крита, затем вместе с дружественными Византии болгарами и армянами сражается против сирийского эмира. Но самое главное: на следующий год после заключения русско-византийского договора 944 года Русь, видимо, верная своим союзническим обязательствам и, как и прежде, влекомая в богатые восточные края, вновь организует масштабный поход против закавказских противников Византии.
Сообщение об этом русском походе донес до нас персидский автор X —XI веков Ибн-Мискавейх. Он рассказал, как «отправилось войско народа под именем руссов к Азербайджану. Устремились они к Бердаа, овладели им и полонили жителей его... Руссы, — пишет он,— прошли из Черного моря к устью реки Куры и поднялись вверх по ее течению до этого города, бывшего в ту пору столицей кавказской Албании, будущего Азербайджана, и захватили его». Там они повели себя несколько иначе, чем во время прежних подобных нападении, Они не предали город разграблению н пожару, а «сделали объявление, успокаивали жителей его (города) и говорили им так: ,,Нст между нами и вами разногласия в вере. Единственное, чего мы желаем,— это власти. На нас лежит обязанность хорошо относиться к вам, а на вас — хорошо повиноваться нам"».
Однако мирные отношения с жителями Бердаа продолжались недолго. В городе вспыхнуло восстание против руссов, и тогда пришельцы взялись за оружие. Они учинили разгром албанской столицы. Жители были ограблены: каждый из них должен был выкупить спою жизнь; взамен принесенных ценностей руссы вручали нм «кусок глины с печатью, которая была гарантией... от [нападений] других».
Затем среди русского войска начались болезни. На Бердаа наседали местные мусульманские войска. Под их натиском, после тяжелых боев руссы однажды ночью ушли к Куре, где стояли их суда, н отплыли на родину.
Их пребывание в Закавказье затянулось на несколько месяцев.
Но не только Ибн-Мискавейх поведал об этом походе. Сведения о нем сохранились и в других восточных сочинениях. В них говорится, что руссы «подобно вихрю распространились по всему Каспийскому морю» вплоть до Бердаа. Есть сообщения о том, что местные женщины попытались отравить руссов, после чего те безжалостно расправились с жителями и, забрав несметную добычу, после пребывания в Бердаа в течение шести месяцев, отбыли в «страну свою». Один из авторов даже сообщает, что, захватив всю округу, русское войско расположилось не в самом Бердаа, а в его окрестностях — в соседнем селении Мубараки,

А. Н. Сахаров
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5374
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Сб Сен 24, 2016 10:31 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Милость Святослава к побежденной Хазарии

Под 966 годом летопись сообщила, что Святослав победил вятичей, а это может означать, что русский князь ни в 965, ни в 966 году еще не возвращался в Киев. Методично, шаг за шагом осуществлял он свои цели. Когда пала Хазарня и были сокрушены ее союзники, пробил час и вятичей; они вошли в состав Русского государства: Святослав «дань на нпхъ възложи».
По существу три года провел Святослав в походе и за это время подчинил своему влиянию огромную территорию—от окских лесов до виноградного Семендера. Русская летопись молчит по поводу того, какие шаги по управлению краем предприняли руссы, и по ее данным можно понять, что Святослава интересовало лишь военное сокрушение противников. Но тот же осведомленным автор Ибп-Хаукаль и здесь приоткрывает характер отношении руссов и завоеванного населения. Он рассказывает, что руссы, победив булгар, буртасов и хазар, поначалу рассеяли жителей здешних городов, или те сами разбежались в разные стороны, о том числе поначалу спасаясь и в южных районах Хпзарни, между Семендс-ром и Дербентом, но многие стремились остаться по соседству со своими областями, а большинство из них позднее вернулось в Итпль и Хазаран, а это значит, что не все районы Хазарин испытали участь Саркела. «Они,— сообщал Ибн-Хаукаль,—надеясь, просили, чтобы с ними заключили договор, и они были бы покорны им (руссам) за то, что (руссы) оказали ему (ширваншаху) благодеяние для них (беженцев)». Речь идет о том, что, спасаясь от нападавших, жители хазарских городов сначала бежали во владения ширваншаха к Дербенту, и потом после какого-то благодеяния руссов по отношепшо к беженцам через ширвапшаха вернулись в родные места.
Сообщение это чрезвычайно многозначительно. Оно показывает, что, расправившись с хазарской верхушкой, уничтожив армию каганата, стерев с лица земли его военные крепости, руссы вовсе не собирались воевать с мирным населением и приглашали его вернуться на старые места, возможно, дали даже гарантии ширваншаху, что им не буцет причинено никакого ущерба. Тут и появляется идея о заключении между населением завоеванного края и руссами договора, смысл которого очень хорошо передает арабский автор: речь идет о покорности населения Руси. Конечно, договор руссы могли заключить не с безвестными беглецами, вернувшимися впоследствии в своп жилища, а с сановными и известными в Хазарин людьми, принявшими сторону русского князя. Думается, что таких людей среди правящей верхушки каганата было уже предостаточно, потому что русское влияние в крае росло с каждым годом. Вот с этими-то «своими» людьми и заключили руссы договор, о котором упоминает Ибн-Хаукаль. Смысл его в подчинении районов Поволжья, Приазовья, Подонья русской власти, превращении Хазарни в сателлита Руси.
И все эти три года Византия хранила полное молчание по поводу действий Руси в Поволжье, Приазовье и на Северном Кавказе, но только потому, что Русь наносила удар за ударом по их общему врагу, использовала сполна свободу рук, которая была ей предоставлена русско-византийским договором 944 года.
Поход Святослава окончательно положил конец хазарскому игу над восточно-славянскими землями, освободил из-под влияния хазар племя вятичей, убрал с пути мощный военный заслон, закрывавший пути русскому купечеству на Восток, ликвидировал силу, всегда готовую нанести удар Руси в спину во время се военных предприятий на юге и востоке.
Теперь в Северном Причерноморье, в районе устья Днепра, на Таманском полуострове, Русь могла не опасаться давления со стороны хазар. Получили весьма наглядный военный урок и поволжские н северокавказские союзники Хазарин. Резко изменилась вся обстановка в регионе. Русь выходила здесь на первые роли, возвращая себе утраченные в ходе многочисленных степных вторжений позиции. Лишь Херсолес и другие византийские поселения в Крыму и Северном Причерноморье, за которыми стояла вся мощь империи, способны были противостоять здесь историческим притязаниям Руси. Весь ход событий подводил к новому противоборству Древнерусского государства с Византийской империей.
А.Н. Сахаров
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5374
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Сб Сен 24, 2016 10:31 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

История повторяется через тысячу лет...

Казалось, Византия в своих отношениях с Болгарией со времени смерти царя Симеона, с 927 года, добилась многого. На престоле сидел нерешительный, окруженный провнзантипски настроенным боярством царь Петр; соратники Симеона были отодвинуты в тень. С каждым десятилетием Болгария сдавала империи позицию за позицией. Константинополь привносил в свои отношения с Преславой все большую степень диктата, все больше вмешивался во внутренние дела страны, активно поддерживал своих сторонников в болгарской столице. Этому способствовало и общее политическое и экономическое ослабление Болгарии. Страна вступила в период феодальной раздробленности. Развитие крупного боярского землевладения способствовало возникновению политического сепаратизма, приводило к обнищанию народных масс, к обострению классовой борьбы. Выход из кризиса болгарская правящая верхушка искала со все более и более тесных связях с Византией, она старалась привязать страну к имперской внешней политике, стала проводником византийского церковного и культурного влияния.
Крутой поворот произошел в отношениях Болгарии и Руси. Прежние друзья, страны-братья, связанные давними культурными традициями, экономическими узами, этнической общностью, уходившей еще к временам ан-тов и склавинов, они не раз совместно выступали против Византии, Теперь все изменилось. С подозрением и ненавистью следили провизантийски настроенные болгарские руководители за усилением Руси, за ее успехами на Востоке, закреплением в Северном Причерноморье. В 40-е годы болгары вместе с херсонесцами дважды предупреждали Константинополь о выходе русских ратей. С негодованием и горечью воспринимали эти перемены в Киеве.
А. Н. Сахаров
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5374
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Сб Сен 24, 2016 10:31 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Неизвестная война Святослава.

И все же и здесь Лев Дьякон погрешил против истины, как и в случае с объяснением истинных причин разрыва отношений между Византией и Болгарией. Он замолчал обстоятельства чрезвычайной важности: скрыл или не знал факт состояния воины между Византией и Русью в 965 или в 966 году.
Именно об этом рассказал хорошо осведомленный арабский хронист, уже знакомый нам Яхья Антиохнйский.
Описывая события этого же периода, он отметил, что византийский император отправился походом на болгар «.<и поразил их и заключил мир с руссами — а были они в воине с ним — и условился с ними воевать болгар и напасть на них». Все в этом сообщении сходится со сведениями Льва Дьякона. Лишь одну новую деталь сообщает арабский автор — но какую! — о войне между Русью и Византией в этот период и о заключении между ними мира, одним из условии которого являлось согласие Руси напасть на Болгарию.
Но можно ли верить арабскому автору, не выдумывает ли он этого конфликта, о котором молчат византийские источники? Оказывается, что нет.
Действительно, после разгрома Хазарии в течение 965—966 годов не было слышно о каких-то крупных походах Святослава. Подчинение вятичей после сокрушения каганата, возможно, такого похода и не требовало.
Но где же провел Святослав этот период времени? Вернулся ли он в'Киев или пытался закрепить за собой завоеванные районы? А может быть, он оставался в своих владениях на Тамани?
Ответить на эти вопросы помогает обращение к позднему русско-византийскому договору, который заключил Святослав, уходя с Балканского полуострова. Он дал обязательство грекам; «Яко ни кол и же помышлго на страну вашю, ни сбираю вон (воинов), ни языка иного (т. е. войска другого государства) приведу на страну вашю и елико есть подъ властью гречьскою, ни на власть корсуньскую (на Херсонес) и елико есть горо-довъ ихъ, ни на страну болгарьску».
Как видим, среди «стран», на которые Святослав обязуется впредь не нападать, находятся греческий Херсонес в Крыму и те «города», которые входили в сферу управления здешней византийской администрации. А это значит, что греки были весьма обеспокоены состоянием своих колоний, страховались на будущее. В сопоставлении с известием Яхьп Антиохийского становится очевидным, что во время своего пребывания в Приазовье, па Тамани Святослав, видимо, вел военные действия против крымских владений Византии или греческих союзников в Северном Причерноморье и Крыму.
Не случайно дважды поминал Боспор Киммерийский, т. е. район Керчи, Лев Дьякон в качестве владений Святослава.
Все это совершенно меняет наши представления о характере русско-византийских отношений этого времени. Значит, уже в 9G5—966 годах между Русью и Византией напряжение возросло чрезвычайно. В результате разгрома Хазарии и выхода в Поволжье и Приазовье русские войска вплотную приблизились к византийским владениям в Крыму и Северном Причерноморье. Конфликты между греками и руссами стали из-зестны в Константинополе, и спешный вызов Калокнра в византийскую столицу, а затем срочная его поездка к Святославу были вызваны не желанием византийцев склонить русское войско к нападению на Болгарию, а просьбой приостановить давление на их владения в этом районе, еще со времен походов IX века привлекавшем русские дружины. Потому был выбран в качестве посла сын хер со не ее ко го стратига, потому был он снабжен золотом, чтобы задобрить руссов, откупиться от них, спасти этим Херсонес и другие города, что было вполне в духе византийской дипломатии.
Но почему вдруг выплыл па переговорах балканский сюжет? Неужели византийское правительство было столь наивным и ограниченным в своих расчетах, что оно, как повествует Лев Дьякон, само пригласило Святослава на Балканы и тем самым создало у себя под боком грозную опасность, которая вскоре действительно вылилась в новую масштабную русско-визаитипскую войну? Думается, что все это было далеко от действительности. Дело заключалось совсем в другом. Русь давно уже стремилась вернуть себе весь днепровский путь, обеспечить безопасность прохода купцов в Западном Причерноморье, в Подунавье. Однако это стремление наталкивалось на сопротивление Византии. Мы помним, как в русско-византийском договоре 944 года империя связывала Русь по рукам и ногам обязательствами не зимовать в устье Днепра, не уничтожать византийские форпосты. Борьба велась за важные военно-стратегические и экономические районы, и Русь всеми силами старалась сбросить эти стягивающие ее путы.
Думается, что Русь уже в это время нарушила обязательство уводить своих людей из днепровского устья с приближением зимы. Когда Святослав возвращался после похода на Балканы в 971 году, он был задержан непогодой и зимовал здесь, на Белобережье, где вовсе н не должно было бы быть русских поселений. Но они существовали, и Святослав остановился в одном из них.
И не только остановился, но и покупал у местного населения пищу, которой нг хватало на все оставшееся войско.
Враждебное отношение к Руси болгарского правительства могло осложнить русский транзит через Поду-навье как в Византию, так и в западные страны, в частности в земли венгров, сербов. Святослав, и в этом не может быть никакого сомнения, предпринимал усилия не только для того, чтобы закрепиться в восточной части Северного Причерноморья, но и в его западной части, на старинном торговом пути — через низовья Днепра, по западному берегу Черного моря — в устье Дуная.
Все эти обстоятельства проясняют сюжет перегоЕо-ров Калокира со Святославом.
Молодой патрикий был послан к русскому князю не для того, чтобы пригласить его воевать против Болгарии, а для того, чтобы пообещать ему византийский нейтралитет в том случае, если Русь будет продолжать свое закрепление в районе устья Днепра — устья Дуная в обмен на отказ от какой бы то ни было активности в Крыму. Никифор Фока делал вынужденную уступку в Западном Причерноморье, спасая от натиска Святослава свои крымские владения. Тем более что отношения с Болгарией резко осложнились и Константинополь рассчитывал, что болгары увязнут в своей борьбе с руссами и тем самым со временем станут легкой, добычей империи.
А.Н. Сахаров
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5374
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Сб Сен 24, 2016 10:32 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Неизвестная война князя Святослава. Часть 2.

В конце XIX века французский византинист К. Б. Газе в манускрипте одного греческого кодекса X столетия обнаружил какие-то странные черновые наброски, которые по палеографическим данным относились к началу XI века. Было очевидно, что автор этих отрывков — ооразованпый византиец; он прекрасно знаком со всем строем жизни византийского «цивилизованного» общества, высоко оценивает его по сравнению с образом жизни варваров.
Отечественный публикатор этих отрывков Васильевский считал, что автор был участником «или даже виновником» событии. И все, что он пишет, случилось непосредственно с ним самим. С тех пор эти отрывки в пауке и стали называть «Запиской греческого то-парха», т.е. правителя подвластной Византии территории.
Возможно, эти отрывки не привлекли бы внимания и Газе, и последующих исследователей, если бы они не были посвящены событиям, развертывавшимся в регионе Северного Причерноморья, в которых действующими лицами являлись империя, ее владения за морем — климаты, некое могучее государство во главе с таинственным владыкой, «царствующим к северу от Дуная». Поскольку многие данные вели в сторону истории взаимоотношений Византии и Руси второй половины X века, отрывки были подвергнуты тщательному анализу.
Всего их было три. В первом рассказывается, как видный византийский чиновник — топарх возвращался в свои владения поздней осенью из какой-то поездки. С ним шли отряд охраны и значительный обоз. Путь каравана лежал вниз по Днепру. В устье реки караван переправился на другой берег и продолжал свое движение, а затем пришел в селение под названием Борпон, где его надолго задержали зимние выогн и холода. Топарх рассказывает, как приветливо местные жители встретили путников, оказали им гостеприимство, снабдили в дорогу продовольствием и фуражом, предоставили проводников. Все они, говорит автор, «рукоплескали мне одобрительно и смотрели на меня каждый как на близкого себе и возлагали большие надежды».
Отсидевшись и отогревшись в Борионе, топарх продолжал свое путешествие, а для того чтобы не сбиться с пути, он, как и подобает образованному греку, определил свой путь по звездам, по местонахождению планеты Сатурн, которая как раз оказалась в это время в созвездии Водолея, что приходилось на 964—967-й и 993—996 годы.
И вот позади у путешественников Борной, а далее, пишет топарх, «мы шли по неприятельской территории». Заметим, что все это происходило неподалеку от диеп-ропского устья.
Время от времени вперед высылалась разведка. Тревогой и страхом за свою судьбу был охвачен греческий караван...
Во втором отрывке после зачеркнутых слов «именно ради этого северные берега Дуная;> топарх излагает историю своего противоборства с некими варварами, которые грабили и опустошали все вокруг.
Противоборство это происходило до путешествия то-парха вверх по Днепру. Автор замечает, что варвары решили сделать землю своей добычей, позабыв о законности. Эту землю топарх называет сначала «нашей», потом — принадлежащей «варварам» и делает любопытное заявление о том, что ч.варвары;> утратили прежнюю «справедливость и законность». А раньше их успехи сннскали им уважение, и «города и народы добровольно к ним присоединились». «Теперь же все нарушилось: они проявили несправедливость и беспразие в отношении к подданным вместо того, чтобы заботиться о благе подвластных городов и к собственной выгоде управлять ими в добром порядке, они положили поработить и разорить их» н стали преследовать местных жителей «под предлогом нарушения клятвы».
А далее следует описание страшного нападения врага на подвластную этому же врагу территорию. В областях, близких к владениям топарха, было полностью опустошено 10 городов и 500 деревень; наступила очередь и его владений. Топарх занялся их обороной, но вынужден был отступить под натиском «варваров». Неоднократно он предлагал им мирное соглашение, но тщетно.
Поздней осенью враг, наконец, напал на владения топарха. И тот занял позицию в районе, уже прежде подвергшемся опустошению. Это была, видимо, какая-то крепость. Оттуда воины топарха производили вылазки. Против пеших врагов топарх выставил своих лучников, против конных — свою конницу.
В ожесточенном сражении греки сумели устоять, и «варвары» ушли, а топарх приступил к восстановлению разрушенной крепости.
Последний, третий отрывок открывается рассказом о строительстве крепости и схватках с сварварами», В первом столкновении они потерпели поражение и ушли. Во время передышки топарх продолжал готовить крепость к отражению врага и отправил гонцов к своим сторонникам, прося их прибыть и обсудить создавшееся положение. Не было сомнения, что враги придут с новыми силами, и тогда выдержать нападение будет трудно.
На совещании встал вопрос о политическом подданстве. Топарх рптсвал оа то, чтобы местный район по-прежнему подчинялся Византии, но совещание решило по-иному: «Они же, или потому, что будто бы никогда не пользовались императорскими милостями и не заботились о том, чтобы освоиться с более цивилизованной жизнью, а прежде всего стремились к независимости, или потому, что были соседями царствующего к северу от Дуная, который могуч большим войском и гордится силой в боях, или потому, наконец, что не отличались по обычаям от тамошних жителей в собственном быту,— так или иначе решили заключить с ними договор и предаться ему и сообща пришли к заключению, что и я должен сделать то же самое».
Вот тут-то топарх и отправился к «царствующему к северу от Дуная» для того, чтобы сохранить своп владения. Тот принял топарха, кратко с ним побеседовал, вернул топарху правление над климатами и даже добавил ему одну область, гарантировал доходы от подвластных территорий.
Такова канва событий, но не сказано, куда ездил топарх, с кем он воевал, кто такой «царствующий к северу от Дуная», где находится область, в которой правил то-парх, когда происходили события — в 60-е или 90-е годы X века. Все это покрыто тайной. Ясно лишь то, что то-парх является византийцем, и видна политическая связь его владений с империей.
Со времени публикации этих отрывков, уже около сотни лет, среди ученых идет дискуссия — именно по тем вопросам, которые мы только что обозначили выше. Одни считали, что в «Записке» говорится об истории крымских владений Византии, другие — о владениях крымских готов, что «варвары» — это хазары, а «царствующий к северу от Дуная» — это Святослав Игоревич; высказывалась точка зрения о том, что место действия — Подунавье. Кое-кто переносил время действия в эпоху Олега, а другие — ко времени Владимира Святославича, к периоду его противоборства с Болгарией, а питом с Византией. Рассматривать все «за» и «против» — значит вступить на путь продолжения научной дискуссии, у нас же цель другая — познакомить читателя с зарождением истории русской дипломатии, а потому мы хотим обратить внимание всех интересующихся этими сюжетами на факты, которые уже им известны. В первую очередь хочется вспомнить известие Яхьи Ан-тиохинского о войне, вспыхнувшей в середине GO-x годов X века в Крыму между Византией и Русью, о спешной поездке Калокира к Святославу, а главное, о сведениях Ибн-Хаукаля, записавшего, что руссы в районах, захваченных ими у хазар, старались установить систему власти и строить свои отношения q покоренным населением на основе договорных отношений.
Вот эти-то три сообщения, по нашему мнению, и могут создать еще одну гипотезу (а может быть, и окончательно убедить как специалистов, так и всех интересующихся историей) о событиях, отраженных в «Записке греческого топарха».
Главным в полемике стал вопрос, куда направился топарх после отъезда вниз по Днепру из владений «царствующего к северу от Дуная». Если его путь от устья Днепра лежал па запад, значит, его владения следует искать в Подунавье, на западном берегу Черного моря; если он подался на восток, то речь может идти о крымских, северопрпчерноморекпх колониях Византии. II вот здесь-то и кроется один из ключей разгадки тайн «Записки:;.
Много было споров о нахождении Бор нона, других упоминаемых селений. Но никто как-то не обратил внимания на элементарную деталь. Топарх двигался от Киева, а Киев, как известно, находится на правом берегу Днепра. В устье Днепра, пишет топарх, в трудных условиях ледохода отряд осуществил переправу на другой берег реки. Другим берегом мог быть только левый берег Днепра, а это значит, что топарх, переправившись через Днепр, двинулся не в сторону Дуная, а в сторону Крыма, значит, и Борион, другие селения, сами владения топарха, его соседей находились не в районе Дуная, Балкан, а в районе Северного Причерноморья. Кстати, Константин VII Багрянородный в своей книге «Об управлении империей», рассказывая о путях движения из Руси в Херсонес, замечает, что путники, «возвращаясь из Руси», переправлялись через Днепр.
Теперь посмотрим, что это был за район, где находилось селение Борион. Он располагался неподалеку от устья Днепра. Несомненно, что это было греческое поселение. Действительно, оно встретило топарха как своего, как представителя византийской администрации, но ясно и другое — что неподалеку от Бориона находилась неприятельская территория, что жители Бориона были встревожены положением дел, возлагали на топарха «большие надежды». Да и как им было не взирать на него с оптимизмом, если он возвращался из Киева, от могущественного русского князя, если он совсем недавно встречался с ним, провел в Киеве переговоры.
Мы видим в этом отрывке типичную картину жизни греческого форпоста неподалеку от устья Днепра, на пути к Крыму, форпоста, который со всех сторон был окружен русскими поселениями. Затерянные на огромных пространствах Северного Причерноморья, ставшего ареной борьбы Византии, Хазарин, Руси, печенегов, оторванные от своей родины, окруженные набиравшими силу русскими поселениями, жители Борнона схватились за топарха, как утопающий хватается за соломинку. Он мог защитить их, спасти от натиска неприятелей, сообщить им о состоянии дел в Херсонесе, Киеве, определить их дальнейшую судьбу.
Рассказ о жизни, страхах и надеждах этого селения как бы является живой иллюстрацией к статьям русско-византийского договора 944 года о судьбе как греческих, так и русских поселенцев в этом спорном районе. Вот она, тревога греческих «рыбных ловцов», вот оно, нежелание руссов уходить с наступлением зимы к себе на родину, вот она, напряженная борьба за, казалось бы, безлюдные, но стратегически важные опорные пункты на северном берегу Черного моря!
Если эти события относятся ко времени Святослава, то несомненно, что жители Борнона слыхали о крупных военных действиях, развернувшихся на Востоке; до них, возможно, дошли гул поверженной Хазарин, слухи о нарастании противоречий между руссами и греками в Крыму. И теперь топарх нес им с севера мир, покой, надежды.
Но что же представляла собой территория, подвластная самому топарху, и кто такие видные сановники, которых собрал он для совета о судьбе «климатов»?
«Климатами» Константин VII Багрянородный в своем труде называет какую-то зависящую от Херсонеса территорию. Упоминает он и о «климатах», принадлежащих Хазарскому каганату. А это значит, что владение нашего топарха находилось в непосредственной близости как от Херсонеса, так и от территорий, подвластных Хазарин. Все это указывает на северную часть Крыма.
Вспомним, что топарх, описывая свое противоборство с «варварами», рассказывает, что они опустошили вначале соседние с его владениями города и деревни, а потом уже нанесли удар и по его области. Вспомним также, что знать, которую он собрал на совещание, мало чем отличается от местных жителей, а это значит, что население во владениях топарха было близко по своему этническому составу населению соседних областей, уже подчиненных «варварам», являлось аборигенами Северного Крыма и Приазовья. Причем часть их находилась под властью Хазарин, а часть — под управлением византийской администрации в лице топарха.
А теперь вернемся к известиям Яхьи Антиохийского, Ибн-Хаукаля и Льва Дьякона. Они замечательно точно накладываются на смысл событий, описываемых то-пархом,
Ибн-Хаукаль рассказал, как, сокрушив Хазарию, руссы попытались установить договорные отношения с жителями края, организовать здесь свое управление. Об этом же говорит и топарх. Он описывает по сути не войну «варваров» с соседями, а карательную экспедицию, которую «варвары» осуществили на уже подчиненной территории. Население, давщее им клятву в повиновении, нарушило ее, и «варвары» решили его за это наказать. Может быть, жители отказались признавать власть Руси, может быть, предались ее противникам — трудно сказать, но руссы пришли сюда восстановить учрежденный ими порядок. Причем сам Святослав был далеко, основные силы «варваров» в этой экспедиции не участвовали, поэтому, когда дошла очередь до владений топарха, он и рискнул довольно небольшими силами оказать им сопротивление и даже добился временного успеха. Но он понимал, с каким серьезным противником имеет дело, и, опасаясь, что враги прядут с «большим войском», поспешил предложить мир.
По существу топарх рассказывает о судьбе хазарских климатов уже после их завоевания руссами, когда здесь оставались русские гарнизоны, а основная часть сил во главе со Святославом возвратилась на родину.
Во время карательной экспедиции русский отряд дошел и до византийских климатов, территории топарха, и вступил в противоборство с его войском. Удар по византийским климатам, владениям, подвластным Херсонесу, означал не что иное, как начало конфликта с самим Херсонесом, а значит, и с Византийской империей. Это полностью соответствует сообщению Яхьн Антиохий-ского о военном противоборстве в это время Руси и Византии и об упоминании в русско-византийском договоре 971 года об отказе Святослава от давления на владения Херсонеса в Крыму.
Перед топархом встал вопрос — продолжать ли борьбу или идти на поклон к Руси и менять форму зависимости. Он собрал местную знать, которая, к его удивлению и возмущению, высказалась за то, чтобы предаться «варварам», и лишь после этого топарх отправился в свое путешествие к «царствующему к северу от Дуная».
И вот он в Киеве, у Святослава.
Описание северного владыки, данное топархом в своей «Записке», очень напоминает нам облик Святослава. Он «могуч», «гордится силой в боях», у него сильное войско, с которым он подчинил себе многие «города и народы». И манера, с которой вел переговоры северный владыка, тоже свойственна характеру Святослава — короткая, сдержанная беседа и четкое, емкое решение: война прекращается, климаты возвращаются топарху, над ними устанавливается русский протекторат. Обласканный и умиротворенный топарх собирается в обратный путь, а из Константинополя в русскую столицу
спешит патрпкнн Калокир, чтобы решить ту же проблему— умиротворить Русь, отвлечь ее внимание от византийских владений в Крыму.
«Записка греческого топарха», таким образом, полностью совпадает с сюжетами, донесенными до нас иными источниками; ее умолчания, инкогнито северного владыки приоткрываются этими иными сообщениями, и перед нами предстает четкая перспектива действий Руси в это время.
Разгромив Хазарию, укрепившись в районах Поволжья, Приазовья, на Тамани, установив там порядок управления вновь подчиненными территориями, Русь внимательно следит за соблюдением местными жителями договорных отношений, и едва климаты выказывают колебания, как руссы все ставят на свои места. Одновременно происходит давление и на византийские владения в Крыму, близ устья Днепра, на Белобережье.
Готовясь к походу на Дунай, с которым Святослав связывал далеко идущие планы борьбы с гегемонией Византии в Северном Причерноморье, в Крыму, на Балканах, русский князь идет на мир с бывшими сателлитами Византии, обещая им защиту и покой, заботится о прочном, обеспеченном тыле во вновь контролируемых районах.
А.Н Сахаров
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5374
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Сб Сен 24, 2016 10:32 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Христиане и язычники. Пример.

Ворвавшиеся в город греческие легионеры застали там царя, его семью. Борис был захвачен в плен. В этот момент на нем были царские одежды и все знаки царской власти, во дворце оказались в полной сохранности болгарские государственные ценности.
Греки, как сообщил Лев Дьякон и другие византийские хронисты, вели себя в городе как типичные завоеватели: они ходили по улицам, убивая неприятелей, грабили их имения, т. е. попросту захватывали имущество болгар. Была разграблена и царская казна, которая находилась в целости и сохранности в период пребывания в городе руссов.
Уходя из Преславы, Цимисхий оставил там «достаточную стражу», фактически военный гарнизон. Начался период оккупации .болгарской территории византийскими войсками. И в дальнейшем, когда греки шли к Дунаю, они продолжали рассматривать болгар как своих злейших врагов. Иоанн Куркуас отличился тем, что грабил болгарские православные святыни, а. сам Цимисхий, по сообщению Иоанна Скилицы, отдал на разграбление, своему войску «захваченные многие города и крепости». Греки действительно шли по болгарской территории как завоеватели.
Вместе с тем в целях политической демагогии, дискредитации своего противника Святослава, на что греки были тоже большие мастера, Цимисхий стремился выдать себя за друга болгарского народа. В разрушенной и разграбленной Преславе он заявил, что воюет не с Болгарией, а с Русью, и стремится отомстить за обиды, нанесенные Святославом Болгарии, Это была чудовищная, циничная ложь, которая в дальнейшем с успехом использовалась византийскими пропагандистами и теми, кто им старался поверить уже в новейшее время.
Одновременно этим обманом Цнмисхий стремился расколоть болгаро-русский союз, воздействовать на население болгарских городов.

А.Н. Сахаров
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ. -> Друзья от науки Часовой пояс: GMT + 4
На страницу Пред.  1, 2
Страница 2 из 2

Перейти:  

Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах



Powered by phpBB © 2001 phpBB Group
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS

Chronicles phpBB2 theme by Jakob Persson (http://www.eddingschronicles.com). Stone textures by Patty Herford.