Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ.


ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ.

"Нам ли греть потехой муть кабаков? Нам ли тешить сытую спесь? Наше дело - Правда острых углов. Мы, вообще такие, как есть!"
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Подборка хроник о предках славян по А.Г. Кузьмину.
На страницу Пред.  1, 2
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ. -> Дела давно минувших дней
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5274
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Ср Июн 13, 2018 12:06 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

И ни один из (этих) товарищей не отставал от другого в отваге и поддержке, и никакой строй не мог устоять против них, где только они появлялись. Они въехали в середину рати вилькинов и били людей на обе стороны. Выходит на них Видольф Миттумстанги и бьет своей железной палицей богатыря Видгу, потому что он был впереди всех. И хватил его по шлему так, что он тут же с коня свалился на землю, и отдалось в его висках так, что он долго не приходил в себя. Стоял тут по близости Геймир, схватил меч (Видги) — Мимунг, когда тот (Видга) упал и тотчас удалился. Тогда Вилькины храбро бросились вперед и бились сильно, и была сеча великая. Тидрек конунг ободрял свою дружину к нападению, говорил что не хочет, чтоб они бились лишь из великого щегольства (scarti), что никто не должен долее оставаться (в живых). И просил показать вилькинам, что могут поделать его витязи: «покажем им силу наших рук». Тогда стали они вдвое неистовее, чем прежде, и ничто не могло устоять против них. И увидел конунг Озантрикс, что нечего чаять, кроме одной беды, и побежал со всеми своими людьми. И потерял перед тем Озантрикс конунг 500 рыцарей, а конунг Аттила — 300 рыцарей. И стал он преследовать бегущих.

Гл. 137. Тут подошел Гертнит, племянник конунга Озантрикса, со своей дружиной, увидали где лежал Видга, и тотчас признали его оружие, а его самого Видгу — по виду и по молве, подобрали, связали и взяли с собою. Видит Гертнит, что нечего тут делать, как отступить, так как конунг Озантрикс, его родич, бежал со всею своею ратью; а потому и он ушел от них, как и все остальные. Так вилькины были на этот раз разбиты. И разошлись они затем и вернулись каждый домой в свое царство. Конунг Озантрикс велел заключить Видгу в темницу.

Гл. 138. Едут конунг Аттила и конунг Тидрек домой в Susat, что был стольным городом конунга Аттилы, и пробыли тут ночь, а на другое утро отправился Тидрек конунг на юг, в Берн. Он потерял 60 воинов, кроме Видги, но менее желал потерять его одного, чем всех других. Пришел к конунгу Тидреку Вильдивер и просит позволения остаться ненадолго. Конунг Тидрек спросил, что это значит. Вильдивер отвечал, что никак не хочет ехать домой, в Берн, пока не узнает, жив, или умер товарищ его Видга. Конунг Тидрек дозволил ему это, и он остался при конунге Аттиле, а конунг Тидрек воротился домой в Берн.

Гл. 139. Через несколько дней поехал конунг Аттила в лес, что зовется Лиравальд, охотиться на зверей и птиц с ястребами и собаками. И был с ним Вильдивер и много других мужей и рыцарей. Когда прошел день, конунг Аттила со своими людьми поехал домой; остался Вильдивер один в лесу с двумя большими охотничьими псами. Повстречал он лесного медведя, который был больше всех зверей. Он убил того медведя, содрал с него шкуру, а потом пошел. А шел он со шкурой медведя тайком и припрятал ее в такое место, которое знал один он.

Гл. 140. Раз пришел к конунгу Аттиле главный скоморох Изунг с юга из Берна, от конунга Тидрека. Тот послал его за вестями; узнать, жив ли Видга, потому что скоморохам можно без опаски ходить промежду знатных людей — везде, куда не попасть другим по недоверию (к ним). Конунг Аттила принял скомороха Изунга хорошо. Изунг пришелся по нраву и другим мужам и веселил их весь тот вечер. Вильдивер поговорил с скоморохом Изунгом и рассказал ему о своем намерении, что он никогда не хочет ворочаться в Берн, пока не отыщет Видгу живого или мертвого. «Хочу я, чтоб ты устроил своими хитростями и уловками так, чтобы я пробрался в свиту конунга Озантрикса, и никто не узнал бы меня, если только ты хочешь того, чего и я». Изунг сказал, что будет к тому готов не позже, чем на другое утро, и попросил и Вильдивера приготовиться. И на следующее утро, лишь только настал день, явился Вильдивер пред конунгом Аттилой и говорит, что хочется ему поехать на короткое время домой, в землю Амелунгов, на свою родину, а потом снова вернуться к нему. Конунг Аттила дозволил это ему и спросил, не хочет ли он взять с собою сто рыцарей, чтобы не ехать одному. Вильдивер сказал, что с ним идет Изунг, главный скоморох, и что ему не нужно больше людей, потому что идти придется по мирной земле и сидят все друзья и родичи там, где он пойдет. Конунг Аттила дал ему разрешение.

Гл. 141. Вот они оба вышли вместе из города Сусат, и когда были вдали от других людей, Вильдивер вытащил медвежью шкуру, показал Изунгу и спросил его, не поможет ли она чем в их обманной проделке. Скоморох Изунг оглядел шкуру, выворотил ее, внимательно осмотрел, какова она, и сказал, что она могла бы послужить им, кабы повезло в их проделке. Тогда Изунг велел Вильдиверу влезть в шкуру. Вильдивер проделал это так, что надел шкуру поверх своей брони; а Изунг достал иглу с ниткой и сшил очень крепко шкуру па спине и ногах Вильдивера так хитро и ловко, что Вильдивер казался всякому медведем. Он и вести себя стал, словно медведь. Тогда Изунг надел ему на шею ошейник и повел за собою. Шли они день за днем, покуда не пришли в землю вилькинов. Когда они были недалеко от города конунга Озантрикса, повстречали человека. Изунг спросил у него вестей, а тот у него. Изунг спросил, откуда он идет, тот отвечал, что идет из города, от конунга Озантрикса. Пытает Изунг, дома ли конунг и много ли с ним народу. Тот сказал, что он наверно дома, и что с ним народу теперь мало, ибо он был недавно в походе, «как ты и сам, верно, слышал»; теперь большая часть его рыцарей разъехалась по домам, у кого они есть, потому что очень дорого стоит долго жить в торговом городе. Изунг спросил, в каком духе конунг после победы, доставшейся ему в его походе. Тот отвечал, что сам конунг победой не очень доволен, а люди говорят будто он там больше потерял, чем получил, кроме того, что полонил одного богатыря у Тидрека Бернского, и то бы он его не взял, кабы не Гертнит, его племянник. Изунг спросил тогда, дома ли в городе Гертнит, его родич и как зовут богатыря, которого полонили и жив он еще, или нет. Тот говорит, что Гертнита нет дома, он уехал в свои замки и имения, и Видгой звать богатыря, которого взяли, и сидит он в темнице, в крепких цепях. «Сдается мне, что он ждет своего последнего часа в многих и великих муках». Изунг сказал, что надо надеяться, что он (Озантрикс) станет держать его крепко, и что конунгу нет никакой выгоды, чтобы он вышел на волю. И он пожелал тому человеку хорошего пути, тот ему — тоже; тут они расстались.

Гл. 142. Изунг направился к городу и прежде всего вошел в город к самому конунгу. И как явился туда известный главный скоморох, ему сделан был хороший прием. Конунг Озантрикс спросил, какую такую игру может им сыграть славный скоморох, если он знаменитее всех других скоморохов. Изунг отвечал: «Надеюсь, господин, что мало играли тут в земле вилькинов так, чтобы мне не сыграть лучше, чем бо́льшая часть других. Я умею петь, играть на арфе, на скрипке, гудке и на всех струнных инструментах». Конунг Озантрикс приказал подать ему арфу, и заиграл он на арфе. Говорит конунг и все остальные, что никогда не слыхали лучшей игры. И только отыграл он на арфе, начал его медведь играть, а потом заплясал. Изунг дал имя своему медведю — прозвал его Визлео. И показалось каждому чудом и дивом, как умеет этот медведь хорошо и ловко плясать, а и как он зол. В тот вечер Изунг хорошо и искусно забавлял конунга, а также и его медведь. А медведь был такой злой, что ни одного человека не подпускал к себе близко, кроме одного Изунга. Всякого другого он бы разорвал и растерзал, кто бы подступил к нему ближе. Говорит конунг: «Медведь твой очень зол. Может ли он сплясать лучше, чем сказывали и чем мы видели»? Изунг отвечал: «Как далеко я ни хаживал по белу-свету, а такого сокровища, как мой медведь, никогда не встречал. Он знает все игры и ловкие штуки так хорошо, что немного людей могут с ним поравняться».

Гл. 143. На ночь Изунг отправился спать, а на другой день утром конунг Озантрикс попросил Изунга услужить ему какой-нибудь потехой с его медведем. Изунг сказал, что вряд ли можно ему отказать в этом Озантриксу. «Только совсем неладно, говорит он, потешать вас моим медведем, коли вы захотите чересчур пытать его». Конунг сказал, что он на этот раз хочет испытать медведя — спустив на него охотничьих собак, чтобы поглядеть, какой храбрый будет медведь. Отвечал Изунг: «Неладно ты затеял, конунг, с моим медведем, говорит он, потому что коли не станет у меня медведя и сгинет, то не надо мне всего твоего злата и серебра, сколько у тебя его ни будь, хоть ты мне отдал бы его; а коль станется, что сгубишь ты своих собак по милости моего медведя, то ты разгневаешься и заодно со своими людьми убьешь моего медведя. А мне крепко сдается, что мой медведь оборонит таки себя и сразу не уступит». Конунг сказал: «Не смеешь ты мне отказать в этом, велю и спустят на медведя собак, но обещаю тебе, что ни один из моих людей, да и я сам не сотворю вреда твоему медведю». Тогда Изунг сдался на приказ конунга. И как в этот день, так и вечером накануне слышали они ту же молву, что Видга лежит в тюрьме в крепких оковах и несокрушимых нашейниках.

Гл. 144. На утро после этого вышел конунг из города со всеми своими людьми, какие там были, на прекрасный луг, с ним был Видольф Миттумстанги в крепких цепях, потому что его никогда нельзя было освобождать, кроме как в битвах, когда, казалось, нечего от него была ждать большой беды. Великан Авентрод, его брат, вел его, и были они безоружны, как и все остальные люди. Вот вышли из города женщины и мужчины, молодежь, старики и все дети, какие были в городе, чтобы поглядеть на игру и потеху, которые там будут. А Видга узнал в темнице, что пришел друг его Изунг, и сдается ему, что он освободит его какой-нибудь хитростью из темницы, с помощью конунга Тидрека или других его друзей. Тогда Видга сломал на себе оковы. Они же выпустили на медведя 60 больших псов, и они набросились на него все вместе. А медведь схватил самую большую собаку за задние ноги своими передними и убил ее, а ею 12 других лучших собак. Разгневался тут конунг, что убиты его собаки, подбежал к медведю, выхватил меч и ударил медведя сверху по спине. Но меч просек только шкуру, а в броне засел. Конунг отступил и хочет идти к своим людям, а Вильдивер выхватил свой меч из рук у Изунга-скомороха, взмахнул им, погнался за конунгом и снес ему голову. Потом он бросился на великана Авентрода и убил его; тут же напал и на Видольфа Миттумстанги и убил его. Так конунг Озантрикс скончал свой век, а с ним 2 его великана, на которых он, по-видимому, сильно полагался, пока они жили вместе. Тогда побежали все люди конунга, что стояли там безоружные. Все были опечалены и испуганы гибелью конунга, всем мнилось, что сам нечистый забрался в того медведя, потому что слишком неистовым казалось им его поведение; и многим из них было не по себе. А Вильдивер вбежал в город, зовет и спрашивает, где тут добрый друг его Видга. А Видга уже взломал темницу, и оба побежали вместе по городу и убили там 16 человек. Не было там недостатка в хорошем оружии и добрых конях; Видга тут признал коня своего Скеминга и все свое оружие, кроме меча Мимунга, которого не нашел; очень неладным это показалось ему. Тогда Вильдивер сорвал с себя медвежью шкуру и показал себя, какой был. И увидали тогда городские люди, что то человек, а не нечистый, как они думали, и уразумели тогда, что от великого коварства произошла гибель их вождей; вознамерились отмстить за него (конунга), и некоторые хватились за оружие. А Видга и Вильдивер, а с ними и скоморох Изунг вскочили на лошадей — не хотят они дальше ждать невыгодной перемены. Показалось им довольно того, что они набрали, а они уже забрали серебра и золота, и богатых драгоценностей, сколько могли увезти. Выехали они из города и едут, как могут, по ненаселенным местностям, пока не приехали в гуннскую страну — к конунгу Аттиле.

Гл. 145. Конунг Аттила принял Видгу и его друзей очень хорошо, и так держал себя, точно достал Видгу из ада. Он спросил, как это он освободился от конунга Озантрикса, а Видга рассказал конунгу все об их поездке и смерти конунга Озантрикса. Тогда сказал конунг Аттила: «Вестимо и по правде, конунг Тидрек, ты хороший вождь-витязь и великий воитель и большое у тебя сокровище в людях, и всякий охоч положить живот свой на нужды товарища и за твою славу, и тоже обычно (sva vanda) освобождать товарища из таких обстоятельств, в каких ты был, добрый друг Видга. Разумеется, за это следует хорошо наградить; так и мною будет вам воздано за такое дело, ибо доставили мне мир, коли только я сам в состоянии его уберечь. Взаправду не ладно (обошлось это для тебя), Озантрикс, и подлинно почетнее было тебе принять мирные условия и не было бы никакого бесчестья и позора от нашего свойства, кабы он был податливее на мир. А теперь ты учинил нам обоим великое затруднение и ущерб твоим беспокойным нравом. Было бы лучше тебе и нам обоим раньше помириться».

Гл. 146. Вот Видга, Вильдивер и скоморох Изунг попросились у конунга Аттилы и поехали на полдень домой в Берн — к конунгу Тидреку. Приехали они туда, конунг Тидрек был им очень рад и спросил о вестях. Они рассказали ему все, что знали, и что приключилось с ними. Конунг Тидрек был всем этим доволен и очень благодарил Вильдивера; и он от этой победы стал славен далеко по странам. Видга теперь дома, но очень нерадостен. Конунг Тидрек спросил Видгу, отчего он такой скучный. Видга отвечал и говорит, что не повеселеть ему никогда, пока не услышит он чего о мече своем — Мимунге. «Коли сыщу я того человека, который носит мой меч, то у нас будет всегда о чем поговорить, и я наверно или положу живот свой, или добуду Мимунг». Сказал тут конунг Тидрек: «Нечего тебе много говорить об этом: я скажу тебе, что человек, у которого меч, здесь, в дружине; он у Геймира, нашего товарища; он взял его тотчас, когда ты упал». Прошло после того несколько дней.

Главы 241–244.
(По M²; лакуны M² в гл. 269–8 по А и В).
Гл. 241. Аттила — конунг Сузы, был могуч, и была у него многочисленная дружина, и покорил он много царств — государств. Он вступил в дружбу с конунгом Эрминриком, который тогда владел Апулиею. Эти два конунга заключили между собою дружбу так, что конунг Аттила послал конунгу Эрминрику родственника своего Озида с 12-ю рыцарями. Конунг Эрминрик в свою очередь послал Вальтария из Васкастейна, сына своей сестры, с 12 рыцарями. Вальтарию было тогда 12 зим; здесь он пробыл семь зим. Две зимы спустя после приезда Вальтария в Сузу, прибыла туда Гильдигунда, дочь Ильи, ярла Греческого, и была она отправлена заложницей конунгу Аттиле; в то время ей было семь зим. Эти молодые люди очень любили друг друга, но конунг Аттила ничего не знал об этом.

Гл. 242. Случилось однажды, что в саду конунга Аттилы был роскошный пир п чудесная пляска, и тогда Вальтарий взял заруку Гильдигунду. Они говорили промеж себя о многом, и никто этого не заподозривал. Сказал Вальтарий: «Долго ли быть тебе служанкой королевы Эрки, и было бы лучше, если бы ты поехала со мной домой к моим родичам». Она сказала: «Господин, не следует тебе насмехаться надо мной, хотя я и не у своих родных». Отвечал тут Вальтарий: «Госпожа, ты дочь ярла Ильи Греческого, и дядя тебе по отце Озантрикс, конунг вилькинов, и другой в великой Руси (Ruzi), а я племянник по сестре Эрминрика, конунга Римского (af Romaborg), а другой мой родич Тидрек, конунг Бернский; зачем же мне служить конунгу Аттиле? Сделай лучше так, поезжай со мной домой, и как я расположен к тебе, так да будет Бог милостив ко мне». Она отвечает: «Раз я наверно узнала твою волю, так узнай же и ты меня и мою волю. Мне было четыре зимы, когда я увидела тебя впервые, и я сразу полюбила тебя так сильно, как ничто больше на свете, и я готова ехать с тобой, куда тебе угодно». Тогда Вальтарий отвечает: «Если так, как ты говоришь, то приходи утром когда солнце восходит, к самым последним воротам городским и возьми с собой столько золота, сколько только можешь взять обеими руками, потому что ты знаешь все сокровищницы королевы Эрки, родственницы твоей». И та говорит, что так будет сделано. А конунг Аттила не узнал об этом умысле, прежде чем Вальтарий выехал из Сузы, с ним и Гильдигунда, и было с ними много добра (fé) золотом. Вдвоем выехали они из города, и не было у них ни одного настолько доброго друга, чтобы они доверились ему в своей поездке.

Гл. 243. И вот узнал конунг Аттила, что Вальтарий уехал и Гильдигунда, и он велит двенадцати своим людям ехать в погоню за Вальтарием и Гильдигундой: «Вы должны привести обратно всю казну, что была похищена, а также и голову Вальтария». — В числе их был один муж, Гёгни, сын конунга Альдриана. И вот эти двенадцать рыцарей поспешно едут за ними, уже те и другие видят друг друга. Тут Вальтарий соскочил со своего коня с большой ловкостью и смелостью, ссаживает свою жену Гильдигунду с их драгоценностями. Затем вскакивает на своего коня, надевает себе на голову шлем и обнажает свой меч. Тогда Гильдигунда сказала своему дорогому господину: «Прискорбно, господин, что тебе одному приходится биться против двенадцати рыцарей. Вернись лучше и спаси себе жизнь». «Не плачь, госпожа, говорит он, видал я и прежде, как раскалываются шлемы, как разрубаются щиты, и рассекаются брони, и как люди без голов падают с коней своих, и все это я совершил своей рукой, и не было мне это не под силу. И вот выезжает он навстречу им. Вот начинается крепкая сеча, и прежде наступил мрак ночи, чем завершился бой.

Гл. 244. И Вальтарий был очень изранен, и убил одиннадцать рыцарей, а Гёгни спасся и ушел в лес. А Вальтарий отыскал свою жену, и они расположились подле леса. Вальтарий высек огня кремнем, развел здесь большой огонь (пожег, eld) и на нем изжарил окорок кабана. И затем они стали ужинать и кончили не прежде, как всё (мясо) сошло с костей. Тогда Гёгни вышел из лесу на огонь, у которого сидел Вальтарий и думал, что ему удастся убить его, и замахнулся мечом. Гильдигунда сказала Вальтарию: «Берегись, вон идет один из твоих врагов, с которыми ты бился сегодня». И вот он поднял ногу кабана, которая была объедена, и пустил ею в Гёгни, и нанес такой сильный удар, что тот сразу упал на землю: он попал ему в щеку так, что мясо тотчас расселось, и выскочил глаз. И вот тот быстро поднялся на ноги, вскочил на своего коня и с тем и поехал домой в Сузу и рассказывает конунгу Аттиле о своей поездке. Вальтарий вскакивает на коня своего, и едут они на юг через горы к конунгу Эрминрику. И он рассказывает ему все о своей поездке.

Главы 291–301.
(по M²).
Гл. 291. Говорит конунг Аттила конунгу Тидреку, как много невзгод в течение долгого времени сотворил ему конунг Озантрикс вилькинов, убийством людей и опустошением страны. Конунг Тидрек отвечал, говорил, что желает, чтобы за то было отомщено, пока он пребывает в царстве конунга Аттилы: не хотим мы того более терпеть. Немного спустя пришли к конунгу Аттиле посланцы с вестями, что конунг Озантрикс пришел в его царство с великим войском, жжет селения, опустошает его страну и много народа умертвил. Когда выслушали это конунг Аттила и конунг Тидрек, конунг Аттила отвечал: «Да знают все мои люди, что мы снарядимся как можно скорее и поедем и станем защищать нашу страну; и пусть всякий покажет себя как можно мужественнее». Говорит тут конунг Тидрек своим людям: «Дядя (meistari) Гильдебранд, возьми мой стяг, да пусть наши люди снарядятся на помощь конунгу Аттиле; теперь опыт покажет, какую отвагу проявят Амлунги ему на помощь». Выезжал тогда конунг Аттила из Сузы со всем своим войском: с ним конунг Тидрек и маркграф Родингейр; всего было у него десять тысяч рыцарей. Это войско ввели они в город, что зовется Брандинаборг; городом этим овладел перед тем конунг Озантрикс и убил там много народа. Там засел конунг Аттила со своими; конунг Озантрикс со своим войском был также там.

Гл. 292. Как узнал конунг Озантрикс, что конунг Аттила подошел близко, устроил свое войско и вышел против конунга Аттилы. Когда они сошлись, с той и другой стороны изготовились к битве. Тут можно было видеть много красивых шлемов и новых щитов, белых броней и острых мечей и многих храбрых рыцарей. Звал — спрашивал конунг Озантрикс, готовы ли к бою конунг Аттила и его войско, и увещал гуннов защищаться мужественно. И вилькинов он увещал, чтобы сражались храбро и никто бы не обратился перед ними в бегство. Отвечал Тидрек, конунг Бернский, говорил: «Скоро узнаешь ты, конунг Озантрикс, что конунг Аттила совсем теперь снарядился; и наперед вы встретитесь с дружиной, что зовется Амлунгами, а затем с гуннами; да защищайтесь так, как будто сюда явились люди по вашу жизнь». И еще говорит он своим людям: «Наступайте бодро, добрые молодцы, мне сдается, что они обретут смерть, а мы победу; подадим в первый раз добрую помощь конунгу Аттиле». Вот выехал Гильдебранд с братом конунга Тидрека и рубит обеими руками, и валит вилькинов одного на другого. А тотчас за ним конунг Тидрек, перед ним падают на обе стороны вилькины; за ним следует с большой отвагой его родич Ульфрад, за ним один за другим (рать сонм) из земли Амлунгов. Перед этим сонмом валились вилькины всюду, куда он вторгался, а Гильдебранд (meistari) нес стяг Тидрека так далеко в войско вилькинов, что они проехали все его ряды, а все таки вернулись другим путем и валили вилькинов одного па другого. Таким образом ездит он весь день. Видит это конунг Озантрикс, храбро выехал против гуннов и многих сразил. Поднялась тут сеча пагубная для той и другой рати. Конунг Озантрикс выехал впереди войска и многим учинил урон. Ему на встречу выехал Ульфрад, родич конунга Тидрека, с своим отрядом, и была у них жестокая сеча, и прежде чем она кончилась, пал конунг Озантрикс. И когда конунг пал, вилькины обратились в бегство, а гунны преследовали их и столько их убили, что немного спаслось. Победа досталась конунгу Аттиле, а перед тем он потерял в бою пятьсот рыцарей, а конунг Тидрек полсотни своих людей. Поехал конунг Аттила домой с своим войском, освободив свое царство от вилькинов. Тогда вилькины сделали конунгом Гертнита, сына конунга Озантрикса. Тем не менее им удалось сохранить дружбу конунга Аттилы, благодаря ценным подаркам, которые дал Эрминрик конунгу Аттиле.

Гл. 293. После того как Аттила конунг недолго пробыл дома, он узнал такие вести, что Вальдемар конунг Гольмгардский, брат Озантрикса конунга, пришел в землю гуннов и производит опустошение с огромным войском. И вот однажды, когда Тидрек конунг стоял на самой высокой башне и смотрел далеко по Гуналанду, он видит сильный дым и большое пламя далеко по стране. Едет он к Аттиле конунгу и говорит: «Встань, государь, и вооружись сам и все люди твои. Я видел, что сегодня конунг Вальдемар сожжет много твоих селений и много красивых городов, и много вреда (зла) учинит он в государстве твоем. Если ты не хочешь идти против него и оборонять свою землю, он все-таки придет сюда, тебе волей-неволей придется сражаться, или в противном случае бежать». И вот встает конунг Аттила и приказывает трубить во все рога. Выезжает конунг Аттила из Сузы со своим войском. А конунг Вальдемар взял у конунга Аттилы один богатый город и в этом городе захватил одного доброго рыцаря Родольфа, посла7, и связал его. А всего он перебил сто сот человек и сжег сто сот сел и пятнадцать замков и городов и (взял) много добра и людей. А когда узнал, что Аттила ведет неодолимое войско, побежал обратно в свое царство.

Гл. 294. Едет конунг Аттила со своим войском; и собрал по всему своему царству герцогов и графов, и рыцарей, и всякого рода войско. И когда он изготовился, поехал в Русскую землю и собирается мстить за себя. И как только он вступил в царство Вилькиналанда и Руси (Ruzilandz), опустошал и сжигал все, где проходил, и наносил им великий урон. Конунг Вальдемар проведал о том, что вчинал Аттила конунг, собирал себе людей по всему своему государству и послал против него; они встретились в земле вилькинов, и было там у конунга Вальдемара гораздо больше войска. Оба намереваются вступить в бой, а конунг Аттила поставил гунское войско и свой стяг против стяга конунга Вальдемара, а конунг Тидрек ставит свое знамя и свой отряд против знамени Тидрека, сына конунга Вальдемара.

Гл. 295. И вот они съехались и весьма храбро бьются одни с другими. Поехал Тидрек Бернский перед средину своего строя и рубит русских на обе стороны; а к нему подъезжает Тидрек, сын Вальдемара, и они бьются вдвоем, так что никто не помогает ни одному из них. И вот наносит один другому сильные удары и много тяжелых ран, и бьются они со всей отвагой и ожесточением. Тидрек Бернский получил девять ран, а Тидрек, сын конунга Вальдемара, 5 ран и все тяжелых. Вот Тидрек Бернский наезжает со всей смелостью и не остановился, пока не взял Тидрека, сына Вальдемара, и не связал его затем. Заслышали они сильный военный клич и узнают, что то бежит конунг Аттила со всем войском гуннов. Тидрек Бернский кличет громко и гневно: «Вы все, мои люди, вернитесь и бейтесь, я не хочу бежать таким образом, и вы еще одержите победу, если захотите постоять за себя». И он яростно выезжает вперед и рубит на обе стороны, и все его люди смело следуют за ним. Конунг Аттила потерял из своих людей 500 человек и после этого обратился в бегство, пока не достиг гуннской земли. А Тидрек Бернский бился весь день, и потерял из своих людей 200 человек, а конунг Вальдемар потерял всего более двадцати сот рыцарей.

Гл. 296. И вот едет Тидрек со всеми своими людьми туда, где был древний замок, и был он разорен. В этот замок въехал Тидрек со своими людьми, а (кругом) осел конунг Вальдемар, и было у него больше двадцати тысяч рыцарей; и каждый день бьется Тидрек с этим сильным войском и убивает из них множество народа и причиняет им много другого вреда. А когда у Тидрека и его дружины стало мало съестных припасов, он устроил через лазутчиков так, чтобы ему знать, что конунг Вальдемар сидит за трапезой и все войско его. Велит он вооружиться 500 рыцарям и 250 рыцарям велит выйти с его знаменами, а из других ворот велит выехать остальным 250 рыцарям. Русские не заметили их прежде, чем они подошли к ним с двух сторон. Тидрек и его дружина подняли громкий военный клич и затрубили во все рога. Думает конунг Вальдемар (и люди его), что сюда пришел конунг Аттила со своей ратью и обращается в бегство со всем своим войском, а конунг Тидрек и люди его убивают из них много народу. Конунг Тидрек захватил здесь достаточно пищи и вина. Когда они только что обратились в бегство, конунг Вальдемар догадался, что то было не что иное, как издевка и насмешка его врагов, а никакого войска от конунга Аттилы не приходило. И он снова возвращается к замку и осаждает его до тех пор, пока у Тидрека и его людей не стало съестных припасов, и дошло до того, что они под конец ели своих коней.

Гл. 297. Однажды сошлись Тидрек с дядькой своим Гильдебрантом на беседу и рассуждали, какое решение им принять. Тидрек сказал: «Кого найдем мы среди наших людей настолько отважного рыцаря, чтоб у него хватило смелости поехать к русскому войску, и так удачно, чтоб он добрался до маркграфа, моего лучшего друга и сказал ему, в какой крайности мы находимся». Отвечал Гильдебрант: «Здесь, думается мне, нет на то столь подходящего человека, как твой добрый друг Вильдивер; если у кого из наших людей есть отвага, так это, по моему мнению, у него». — Тогда Тидрек призвал его к себе и говорит: «Вильдивер! поезжай, если у тебя есть смелость пробраться к дружине (сквозь войско?) Вальдемара конунга, может так случиться, что тебе удастся доехать до маркграфа Родингейра, и если ты найдешь его, он, думается мне, подаст нам помощь, когда узнает в какой крайности мы обретаемся». — Вильдивер отвечает: «У меня столь тяжкие раны, что я не гожусь ехать в такую трудную сечу, а другое то, что, пока я в состоянии носить свой щит и меч, я не желаю расстаться с тобою». Потому он сказал так, что не осмеливался ехать. И еще сказал Вильдивер: «Позови своего родственника Ульфрада, попроси его поехать с этим поручением; здесь нет никого столь годного для такой поездки по мужеству и по силе». И вот пошли они туда, где был Ульфрад. Тут Тидрек сказал: «Ульфрад, родич мой, хочешь ты ехать с моим поручением в стан русских и доставить весть маркграфу Родингейру, до чего мы дошли? И скажи ему, в какой крайности мы находимся». Отвечал Ульфрад: «Государь, Вильдивер поедет с этим поручением, он лучший боец между нашими людьми, а я молодой человек и мало испытан в храбрости, чтобы ехать на столь великую опасность». Тогда Тидрек отвечал: «У Вильдивера тяжкие и многие раны, и он не может по этому ехать в одиночку (einvigi) против столь сильного войска». Отвечал Ульфрад: «Вильдивер, друг наш, не отваживается ехать и указал на меня; и если ты дашь мне своего быстрого коня Фалька и добрый шлем Гильдигрим и твой острый меч Эккисакс, я поеду в этот путь, если вы желаете». Тогда Тидрек сказал: «Это я сделаю для тебя, дабы ты поехал в этот путь». Тогда поменялись они доспехами, конунг Тидрек и Ульфрад.

Гл. 298. У Ульфрада были теперь все доспехи конунга Тидрека, а также и его добрый конь, и вот он едет из замка, когда наступила ночная темь, туда, где людьми Вальдемара конунга был разведен огонь, схватывает себе горящую головню и едет, пока не добрался до середины войска конунга Вальдемара. Все думают, что то должно быть кто-нибудь из сторожевых, что так бесстрашно едет среди (i gegnum) их войска. Ульфрад прибыл туда, где середи палатки стоял большой шатер; здесь спочивал сам конунг Вальдемар и многие именитые люди (hofðingiar). Он бросил в этот шатер головню, которую держал, чтобы освещать себе путь. Вот загорается тот шатер, ибо шелк легко воспламеняем, вскочили те, что были в шатре, когда шатер загорелся над ними, и ищут спасения. Тут Ульфрад обеими руками убивает 10 рыцарей. Но так как ночь была темна, то он и не узнал, лишился ли жизни конунг Вальдемар или нет. Вскочил он на своего коня и уехал. Конунг Тидрек и Гильдебрант и Вильдивер стояли на углах замка, видят, что шатер горит, и что то устроил Ульфрад, что поджег шатер, и учинил еще больше, и они сильно возрадовались. Вот едет Ульфрад ночь и день до вечера, как только он мог быстрее, пока не достиг гуннской земли, и не нашел Аттилу с его войском и маркграфа Родингейра. А когда маркграф завидел его, он узнает доспехи конунга Тидрека и думает, что это должно быть сам он, и выезжает перед войско на встречу ему. А когда они встретились, Ульфрад сказал: «Здравствуй, маркграф, конунг Тидрек шлет вам свой привет». Тут маркграф узнал, что это не Тидрек, а муж конунга Тидрека. Тогда он сказал: «Слава Богу, что я знаю, что конунг Тидрек здоров, и мы скоро пойдем подать ему помощь». Тут отвечал Ульфрад и рассказывает все о своей поездке, и какое поручение дал ему конунг Тидрек. Маркграф отправился тогда к конунгу Аттиле и передал эти вести. Когда Аттила услышал это, встал, велит трубить во все свои рога, и все они берут свои доспехи и шатры и возвращаются подать помощь конунгу Тидреку. Они едут со своим войском, пока не подъехали близко к замку, где был конунг Тидрек. Когда сторожевые Вальдемара конунга Гольмгардского узнали, что непобедимое войско пришло в Русскую землю, они поспешно пошли и говорят конунгу. Тогда конунг Вальдемар велит трубить в свои рога и приказывает всем своим людям вооружиться, сесть на коней и отступать.

Гл. 299. Когда конунг Тидрек узнал, что конунг Вальдемар отступает, они выступили из замка и пошли на них и убили из них 200 человек. Когда конунг Тидрек возвращался в замок, встретил конунга Аттилу с великим войском. Когда они встретились, каждый из них очень радостно приветствовал другого, и конунг Аттила был рад, что конунг Тидрек жив и здоров. Затем они вошли в замок. Тогда сказал маркграф Родингейр: «Очень было прискорбно, что мы не могли придти раньше и подать вам помощь в такой крайности, в какой вы находились». Тут возговорил Гильдебрант: «Мне уже сто зим от роду, а не бывал я прежде в такой нужде, какую мы 500 человек испытали здесь, и такой настал у нас голод, что мы съели 500 коней, и только семь осталось из тех, которых мы привели сюда». Затем Тидрек пошел туда, где был Тидрек, сын конунга Вальдемара, указывает на него Аттиле и говорит: «Вот сын конунга Вальдемара, Тидрек, которого я взял в битве, но по дружбе (нашей) я хочу отдать его тебе, и ты можешь делать, что хочешь: убить его, или позволить его отцу выкупить его за золото, серебро и крепкие города и большую волость (miklu riki)». — Тогда конунг Аттила сказал: «Вот дашь ты мне дар, который я считаю дороже груды (skippund = a wemight) красного золота, прими за это великую благодарность и нашу дружбу». Тогда поехали они, конунг Тидрек и конунг Аттила, обратно в гунскую землю, и нечего рассказать об этой поездке, пока они не прибыли домой. У Тидрека было много тяжелых ран, и лежал он в ранах, а Тидрека, сына конунга Вальдемара, бросили в темницу, п он также был очень изранен.

Гл. 300. После того как конунг Аттила пробыл дома полгода, случилось однажды, что ему пожелалось поехать на войну; и вот велит он трубить во свои рога и шлет приказ повсюду, куда только простиралась его держава, чтобы пошли к нему все, кто хочет оказать ему помощь и отваживается на битву. Аттила снарядился со всем своим войском, и было у него войска не меньше восьмисот рыцарей и несметная сила других людей. А Тидрек так изранен, что не может ехать с Аттилой и оказать ему помощи. Тут выходит к Аттиле королева Эрка и говорит: «У меня есть до вас одна просьба, государь, чтобы вы выпустили из темницы Тидрека, сына Вальдемара, моего родича, и дозволили ему, чтобы я его лечила и сделала здоровым; и если бы так хорошо вышло, чтобы вы оба, конунг Вальдемар и ты, замирились, будет лучше, чтобы Тидрека, сына Вальдемара, не убивали». Отвечал тут конунг Аттила: «Не могу я для вас сделать того, о чем вы просите, потому что если он выздоровеет, пока меня не будет здесь, никогда потом не заполучу я его в свою власть». Тогда Эрка королева сказала: «Коли он выздоровеет, я прозакладываю голову свою на том, что если он уедет, то, когда вы вернетесь назад, я позволю вам отрубить мне голову». Тут Аттила конунг очень разгневался и говорит: «Хочешь ли ты освободить из темницы наибольшего врага моего, Тидрека, сына Вальдемара? Хочешь ли сделать его здоровым? А если я упущу его, и он от тебя уйдет в Русскую землю, эта потеря будет для меня важнее, чем лишиться Сузы, города моего, ибо родичи его предпочтут скорее выкупить его за много крепких городов и большую волость (riki), чем его лишиться. И вот ты, жена, предлагаешь в залог свою голову; не отпирайся тогда; коли ты упустишь Тидрека, сына Вальдемара, я отрублю тебе голову, а когда он вылечится, ты не помешаешь ему ехать домой». Сделалось так, как того желала королева. Вот велит Эрка королева освободить своего родича Тидрека из темницы и перевести в одну башню, велит устроить его роскошно, и сама сидит над ним и лечит его. А конунг Аттила идет со своим войском дальними путями по населенным и пустынным местам, пока не достиг Полыни и Руси (Pulinaland, Ruziland); здесь он воюет и пожигает и опустошает землю конунга Вальдемара.

Гл. 301. Теперь нужно обратиться к королеве Эрке, как она лечит Тидрека, сына Вальдемара, родича своего. Она приказывает перенести его в одну из самых лучших своих постелей, и каждый день приносила ему много лакомых, яств и делала ему постоянно ванны и дарила много драгоценностей. А к Тидреку, конунгу Бернскому она послала свою служанку лечить его, и та не умела так хорошо лечить его, как королева; с его ранами было плохо, и затягивались они медленно, и выходил от них тяжелый дух. А когда Тидрек, сын Вальдемара, выздоровел, он берет свои доспехи, надел поножи (brynhosom) добрые, облекся в броню, надел себе на голову шлем гладкий, как стекло, белый, как серебро, и (твердый) как сталь. Тут заговорил он со своим шлемом. «Ты, крепкий шлем мой, сказал, он, много сильных ударов вынес ты от Тидрека, конунга Бернского, и за все эти удары, которые я получил от него, я отплатил ему, не легче и не меньше, и он лежит еще в ранах, а я здоров. Если бы то сделал другой муж, я убил бы его, но это такой славный боец, что я не могу убить его, ибо теперь он не способен к бою. Теперь я поеду из Сузы и по всему моему пути, пока не прибуду домой в Русь, не помешает мне в этом ни конунг Аттила, ни Тидрек Бернский, ни из других кто». И вот когда заметила королева Эрка, что он задумывает уехать, спрашивает Тидрека, родича своего: «Что ты такое затеваешь про себя», сказала она. Говорит тогда Тидрек, сын Вальдемара: «Слишком долго пробыл я здесь в гуннской земле, а теперь хочу ехать обратно в свое царство». Тогда сказала королева Эрка: «Ты уезжаешь отсюда с невеликой честью и так-то платишь мне за то благодеяние, которое я оказала тебе; я поручилась за тебя своей головой, а ты на то не обращаешь внимания, что меня убьют, если ты уедешь». Тут Тидрек сказал: «Ты могущественная королева, и Аттила конунг не убьет тебя, а если я дождусь его, то он наверное убьет меня». Он идет туда, где покоился Тидрек, конунг Бернский, и спрашивает заросли ли его раны, здоров ли он и силен? Тидрек отвечал: «Ран у меня много и тяжелых, так что дух идет от них, и я не могу ни ехать, ни идти, пока я в таком состоянии». Тогда Тидрек, сын Вальдемара, пошел, где был его конь, накинул на него седло и затем вскочил ему на спину. А конь тот был конунга Аттилы. Сказала тогда королева Эрка своему родичу Тидреку: «Останься здесь со мной, и я помогу тебе так, чтобы вы, конунг Аттила и ты, помиритесь. А если ты не хочешь этого, то конунг Аттила так свиреп, что, когда вернется домой, отрубит мне голову». Тидрек уехал, как будто она ничего не говорила.

Главы 302–315.
(по M²).
Гл. 302. Горько сетует королева Эрка, плачет и рвет на себе одежду и идет туда, где лежал в ранах Тидрек Бернский. И говорила Эрка: «Тидрек, добрый молодец, пришла я сюда поискать у тебя благого совета. Вылечила я Тидрека, сына Вальдемара, а он отплатил мне тем, что уехал. А как возвратится домой конунг Аттила, знаю я, что мне верная смерть, если не получу твоей помощи». Сказал тогда конунг Тидрек: «Хорошо, что он отплатил тебе так за то, что ты лечила его и делала ему добро, приносила ему всякого рода лакомства, делала ему ванны и одаривала его драгоценностями. А сюда ко мне так прислала самую негодную служанку, которая не умела, да и не хотела лечить мои раны, а лежала с мужем каждую ночь: это не в обычае врачей. Теперь мои раны наполовину хуже, чем когда я получил их впервые, ибо на них омертвелое мясо. Вот я ранен и болен, так что не могу ни ходить, ни сидеть и ни с кем сражаться. И не приходила ты ко мне, госпожа, доныне, с тех пор как я в этой постели». Тогда засетовала королева Эрка, плакала и жаловалась, зная, что так (именно) было, как он говорил о своих ранах. И снова она молвила: «Добрый господин, конунг Тидрек, ты первый из всех в мире мужей по храбрости и по мужеству. Горе мне, сказала она, что не лечила тебя так, чтоб ты мог помочь мне. Если бы я сделала так, не уехал бы Тидрек, сын Вальдемара. Нет теперь у меня ни единого мужа в моем царстве, который бы мне помог; отрубит конунг Аттила мою голову, и разгласится это по всей земле. О, господин, конунг Тидрек, коли бы ты был теперь здоров, тогда бы я осталась в живых и правила моим царством». И много раз повторяла она то же самое, и плакала, и рвала на себе одежду и волосы, и била себя в грудь.

Гл. 303. Тут молвил конунг Тидрек: «Принеси мне сюда мой панцирь и оружие». И еще молвил он: «Принеси мне мой щит, и мы съедемся с Тидреком. Когда конунг Тидрек вооружился, велел привести своего коня и возложить на него седло; затем вскочил ему на спину и поехал как скорее мог. И когда едет, его раны точат кровь, так что и панцирь его и конь — все в крови. Едет он, пока не приехал к замку вилькинов. В этом замке убит был Фридрек, сын конунга Эрминрика, что устроил Сифка. В этом замке на одной башне стояла девушка, дочь ярла, владевшего замком; видела она поездку Тидрека, сына Вальдемара, а теперь видит, едет за ним поспешно какой-то муж. И она пошла к воротам замка, как только могла скрытнее и скорее. Конунг Тидрек подъехал так близко, что она могла разговаривать с ним; он сказал: «Не видала ли ты, госпожа, проезжал здесь один муж, на нем белый панцирь, у него белый щит и конь серой масти; это был мой товарищ, и я хочу следовать за ним в его царство». Она сказала: «Видела я того мужа, о котором ты говоришь, недалеко он проехал в лес». Понудил он шпорами коня своего Falk’a и едет вдвое быстрее, чем раньше. Догадалась тут дочь ярла, что не друг он тому, что вперед проехал, а вернее хочет убить его, и показалось ей, что она слишком поспешила сказать, что между ними короткое расстояние, и она обратилась к нему еще раз: «Добрый господин, заезжай сюда, я вижу, ты сильно ранен, кровь течет по твоей броне. Добрый господин, подъезжай сюда, я перевяжу твои раны, тогда ты можешь скоро поехать за тем человеком, которого ты хочешь догнать. Да и не можешь ты ехать так скоро, чтобы догнать его, вследствие твоих ран, ибо из всех них сочится кровь. А если угодно будет тебе погодить, я перевяжу твои раны и будет тебе лучше ехать». А конунг Тидрек не хочет того вовсе и поехал затем как можно быстрее. А ей показалось ясным, что они настоящие враги, и один получил раны от другого, и не хочет она уйти прежде, чем не узнает, как окончится их переделка.

Гл. 304. Едет Тидрек, конунг Бернский, пока не приехал к лесу, что зовется Borgarskogr; лежит этот лес между Польшей (Pulinaland) и гуннской страной. Видит Тидрек Бернский поездку Тидрека, сына Вальдемара, когда ехал к лесу и зовет его: «Воротись! Я хочу дать тебе столько золота и серебра, сколько есть у меня в гуннской стране, и ввести тебя в дружбу с конунгом Аттилой». Говорил Тидрек, сын Вальдемара: «Почему твой (þinn) враг предлагает мне золота и серебра; тогда как я никогда не сделаюсь твоим другом? И не будь мне в том бесчестья, никогда бы впредь не видать тебе царицы Эрки. Уезжай от меня, так как дурной дух идет из твоих ран!» Молвил тут Тидрек, конунг Бернский: «Воротись, добрый товарищ (felagi). Не честь тебе уехать так из земли гуннов, что голова твоей родственницы, царицы Эрки, за тебя прозаложена, ибо мы оба поддержим тебя, дабы ты примирился с конунгом Аттилой». Говорил Тидрек, сын Вальдемара, те же самые речи, что и прежде. Тогда разгневался Тидрек Бернский и говорит: «Если ты не хочешь вернуться со мной в гуннскую землю для ради золота и серебра и дружбы моей, ни ради жизни родственницы твоей, царицы Эрки, ни ради доблести вашей и ваших родичей, так слезай с коня твоего, если отважишься сразиться. А если ты этого не захочешь, будешь ты позором для всякого, и никогда с этих пор не зваться тебе порядочным (dugandi) человеком, если побежишь перед одним мужем; а конь мой настолько хорош, что не удастся тебе уехать, и ты будешь тогда убит в битве, и никогда потом твое имя не будет ходить среди храбрых мужей». Когда услышал эти слова Тидрек, сын Вальдемара, поворотил своего коня, хочет наверно биться, а не бежать, хотя знал, что ему верная смерть. Спрыгнул каждый с своего коня, сходятся и долго бьются чрезвычайно храбро и отважно; разбивают они друг у друга и панцирь и щиты, и были оба ранены. Когда уже долго пробились они, утомился Тидрек Бернский от ран, которые перед тем получил, и тех, что получил теперь. И истомился и Тидрек, сын Вальдемара, и каждый поставил на землю свой щит, чтобы опереться на него и отдохнуть. Молвил тут Тидрек Бернский: «Добрый друг мой и тёзка, воротись, поедем назад оба вместе и окажу я тебе такую помощь, что ты войдешь в мир с конунгом Аттилой. А если выйдет так худо, что ты не войдешь с ним в мировую, тогда я возьму свое оружие и своих людей и последую за тобой домой в твое царство». Но Тидрек, сын Вальдемара, вовсе того не хочет. И сходятся они во второй раз, и бьются с великою яростью; и вот одним сильным ударом, который нанес Тидрек, конунг Бернский, он угодил справа в шею Тидреку, сыну Вальдемара, так что голова его отскочила налево.

Гл. 305. Идет конунг Тидрек к своему коню и держит в руке голову Тидрека, сына Вальдемара и привязывает ее (к седлу) пахвами (подхвостниками), и едет тою же дорогою, пока не приехал к берегу вилькинов. Находит там ту же самую девушку, которая раньше предлагала перевязать его раны; теперь он принимает это (предложение) и дает ей перевязать свои раны. Пока перевязывала она его раны, он набросил одежду на голову Тидрека, сына Вальдемара, чтобы не могла она ее видеть. Пришел туда отец ее, ярл, и спросил, что то за муж, что там с его дочерью. Тут молвил Тидрек: «Не знаю, должен ли я по правде назвать вам свое имя, потому что, если верно то, что мне сдается, я потерял здесь моего близкого родича; а все-таки я скажу вам по правде. Зовут меня Тидреком, я сын Тетмара, конунга Бернского». Как услышал это ярл, почтительно просит Тидрека переночевать у него, а тот принимает это (приглашение), так как был и очень ранен и утомлен. И эту ночь он был там в добром веселии, и случилось так, что Тидрек и дочь ярла лежали ночью оба в одной кровати.

Гл. 306. Когда наступил день, пришел ярл к своим мужам и ищет у них совета, что ему следует предложить конунгу Тидреку за его родича, такое, что было бы ему в почет, а также им обоим. Отвечает ему один рыцарь; он был родич Сифки: «Так как Тидрек пришел сюда один и так раненый, возьмем наше оружие и убьем его, и нечего нам будет впредь бояться его. А если мы дадим ему уехать, то может случиться, что он возьмет весь наш замок и убьет всех своих недругов; он так свиреп, что не щадит никого, хотя бы мы и меньше учинили, чем теперь». Отвечал ярл: «Если мы только убьем здесь конунга Тидрека, будет нам верная вражда от конунга Аттилы, как только он узнает, что конунг Тидрек убит; а против него мы не в состоянии удержать нашего города; он более могущественный муж». Отвечал тогда другой витязь (hofðingi): «Лучше последуем другому совету; зададим конунгу Тидреку пир и дадим ему добрые дары золотом и серебром и дадим ему много рыцарей, чтобы сопровождали его в Сузу. Он хорошо это примет, как добрый витязь». Этого совета послушался ярл.

Гл. 307. Приказал ярл готовить большой пир, чтоб угостить конунга Тидрека. И Тидрек остался там несколько дней. Потом ярл приказал снарядить шесть своих лучших рыцарей в пурпур и всяческие другие драгоценности; идет к Тидреку и говорит: «Конунг Тидрек, этих шесть рыцарей мы хотим дать вам ради вашего благоволения к нам». Отвечает Тидрек, просит принять за это большую его благодарность; и принимает Тидрек все эти (знаки) почета, которые оказал ему ярл. Сказал тогда ярл: «С одной просьбой хочу я к вам обратиться и охотно бы желал, чтоб она была исполнена». Отвечает конунг: «Я не могу обещать тебе, пока не узнаю, чего ты просишь, но ради вашего благоволения, я сделаю для вас то, что вы просите». Говорит ярл: «Я очень бы желал, чтоб ты не гневался на меня за то, что я убил твоего родича Фридрека, по наущению Сифки, и, разумеется, я не сделал бы этого, если бы знал это дело по истине». Говорил ярлу конунг Тидрек: «Разумеется, не вменяю я этого вам в вину, так как вы приняли меня с почетом и дали мне добрые дары. Но если бы ты не сделал этого, то наверно я отмстил бы за своего родича». Тидрек снарядился к отъезду, с ним те шесть пригожих (kurteisi) рыцарей; тут ярл подошел к коню Тидрека и снял с него одежду, которою накрыто было седло, и ему удалось увидеть голову, и стало таким образом известным, как окончилась схватка с Тидреком сыном Вальдемара. После этого вскочил конунг Тидрек на спину своего коня, а за ним и шесть его рыцарей, и едет он, пока не приехал домой в гуннскую землю. И когда он прибыл домой в Сузу, вышла ему на встречу царица Эрка, и подумала, когда увидела поездку Тидрека и его рыцарей, что в поездке будет и Тидрек, сын Вальдемара, и очень она обрадовалась. Тогда конунг Тидрек взял голову своего тёзки и бросил ее к ногам царицы. Расплакалась тут царица Эрка, и сильно печалилась, что так много ее родичей из-за нее лишились жизни. А Тидрек прошел к своему ложу и лежит там в ранах, как прежде, а те шесть рыцарей были там в добром веселии и служили ему с большим почетом и верностью.

Гл. 308. Теперь надо рассказать о походе конунга Аттилы, как он сжег большие бурги и замки в царстве конунга Вальдемара. Когда конунг Вальдемар узнал, что в его царстве не мирно, посылает приказ по всей своей земле, чтобы все сошлись к нему, кто может владеть щитом и дерзает биться. А когда конунг Вальдемар снарядился, чтобы идти против конунга Аттилы, было у него не меньше народу, как десять тысяч рыцарей и много другого войска. Пошел он, пока не встретил конунга Аттилы, и была там великая битва, когда оба эти конунга сошлись. Бились они долгое время с огромною храбростью и мужеством. Конунг Аттила едет первым в своем отряде, и сам держит знамя свое в руке, а в другом отряде едет Гильдибранд с людьми Тидрека, конунга Аумлунгов, и держит в руке своей знамя Тидрека. И дерется он очень храбро, и пали перед ним многие из войска конунга Вальдемара. То же самое делает и маркграф Родингейр. Конунг Вальдемар едет вперед очень смело и возбуждает русских (Ruzimenn) и велит трубить в рога (mörgum). Поднимается тогда великая сеча и шум от возбуждения и натиска русских, и пало много из войска гуннов. До того дошла их переделка, что конунг Аттила бежал со всем своим войском, а до того он потерял из людей своих не меньше десяти сот. Видят маркграф и Гильдибранд, что бежит конунг Аттила. Вспомнил тогда Гильдибранд, как храбры в битве Аумлунги, и снова побуждает их биться, а маркграф делает то же самое с своим войском; одни возбуждают других и поддержали битву со всею возможною храбростью и в короткое время убили десять сот человек. Случилось так, что против них вышел один греческий ярл (jarl einn af Greka; B, Gerseka borg) конунга Вальдемара и так сильно ударил Гильдибранда своим копьем, что Гильдибранд упал с коня на землю. Как увидел маркграф, что Гильдибранд упал, побуждает своих людей, а также и Аумлунгов, чтобы они быстро пошли вперед на помощь Гильдибранду, дабы он мог бежать. И едет маркграф туда, где был Гильдибранд, и ему удалось поймать его коня и привести его ему. Как только тот взобрался на своего коня, стал драться со страшною яростью, быстро едет вперед и бьется некоторое время с великою доблестью (hoeversku). Так кончилась битва, что Гильдибранд обратился в бегство, ибо он имел дело с столь превосходной силой, что нельзя было подступиться (lenda), а он потерял 100 человек из Аумлунгов. И маркграф также потерял не меньше людей, и побежал на этот раз. И едут, пока не прибыли в гуннскую землю, и нашли там конунга Аттилу. Понесли они поражение с бесчестием и поехали домой в Сузу.

Гл. 309. Когда прибыли они домой, пришел Гильдибранд туда, где покрытый ранами лежал конунг Тидрек и говорит: «Я рад, что вижу тебя в живых, но был бы еще более рад, если бы ты стал здоровым и способным к ратной службе (herfoerr)». Спросил конунг Тидрек Гильдибранда, что нового совершилось в их поход на Русь. Отвечал Гильдибранд: «Есть о чем порассказать. Часто ты говорил, что конунг Аттила очень храбр, добрый витязь и отважен в сражении, но мне кажется, будто не должен он быть ни бойцом, ни храбрецом, скорей, сдается, мне, величайшим псом, ибо, когда пришли мы на Русь, выступил против нас конунг Вальдемар, и когда мы приготовились к битве, вышли против нас русские и дрались очень храбро, и когда битва была упорнейшая, и мы должны бы были дружно (bezt) идти вперед — тогда обратился в бегство этот скверный пес Аттила конунг со всем войском гуннов и дал пасть стягу (древку?) своего знамени. Тогда вспомнил я, какую большую доверенность (traust) имел я, там где были Омлунги и со мной маркграф Родингейр. Выехал я три раза против войска русских, и в это время пало не менее тысячи мужей. Тогда выступил против меня один ярл конунга Вальдемара, храбро наехал на меня и изо всей силы ударил в меня, так что я свалился с коня на землю. И мы обязаны маркграфу, что он привел мне моего коня и помог бежать. Так понесли мы поражение и позор на Руси». Отвечал конунг Тидрек: «Дядя (meistari) Гильдибранд, оставь это и не рассказывай мне больше о вашем походе, ибо он крайне дурно удался. Надеюсь, что мне будет лучше и я вылечусь от своих ран; и коли так будет, мы еще пойдем на Русь и прежде, чем уедем оттуда, попытаем, кто из нас раньше побежит, конунг Вальдемар или мы. И не долго будут хвалиться русские, что у них больше доли, чем у гуннов или Омлунгов». И прежде чем прошло полгода, выздоровел конунг Тидрек.

Гл. 310. Однажды призвал Тидрек конунга Аттилу к себе на беседу и сказал: «Помнишь ли ты, господин, сколь большое бесчестье получил ты в последний раз на Руси от конунга Вальдемара; так хочешь ли ты отмстить за себя или оставить это так?» Отвечал конунг Аттила: «Разумеется, я не хочу оставлять этого так, если получу от тебя помощь, и я надеюсь, что ты окажешь мне ее, как и раньше, твоим мужеством и храбростью». Отвечал тогда конунг Тидрек: «Вестимо, я окажу тебе помощь; если хочешь принять мой совет, надо собрать войско по всему твоему царству, и не должны мы медлить, потому что либо конунг Вальдемар убежит перед нами из своего царства, либо потеряет свою жизнь, или же в третьем случае мы не вернемся домой живыми. Тогда конунг Аттила приказал послать приказ по всему своему царству, чтобы всякий муж пришел к нему, кто хочет помочь конунгу и имеет настолько мужества, чтобы сражаться. И собрал конунг Аттила в короткое время большое войско, не меньше как десять тысяч рыцарей. И еще приказывает он снова послать приказ, чтоб пришли к нему все, которым от роду 20 лет и более; и прежде чем он выехал из гуннской земли, у него было 20000 рыцарей и много другого войска. Идет он с этим войском на Русь и на Польшу и сжигает бурги и замки всюду, где проходит. И пришел конунг Аттила со всем своим войском к городу, который зовется Полотском (Palteskia; А Palltica; В Faltica). Город этот так укреплен, что они едва ли знают, как им удастся взять его; была там крепкая каменная стена, большие башни и широкие и глубокие рвы, а в городе было великое войско для его защиты, да и те, которые охраняли этот город, весьма мало боялись войска конунга Аттилы. Когда конунг Аттила увидел, как трудно будет взять город, велит разбить палатки и на три стана разделяет войско: под своим знаменем ставит он 10000, а других 10000 рыцарей располагает другим станом, а над ним начальником (hofðingia) Тидрека Бернского, и за этим отрядом следовало большое множество бродяг (ribballda), а в третьем стане ставит он 10000 рыцарей под начальством маркграфа Родингейра, и была у него большая толпа скоморохов. И вот каждый из этих начальников ставит в своем стане свои шатры (herbuðir) против города, и много дней бьются они с горожанами, совершают много великих дел и каждая сторона теряет от другой много людей.

Гл. 311. Когда лежали они вокруг города три месяца, говорит конунг Тидрек конунгу Аттиле, что не хочет он дольше оставаться со всем войском в этом месте, и говорит таким образом: «Господин, конунг Аттила, теперь хотим мы одно из двух: или поезжайте со своим отрядом дальше на Русь, а также и маркграф в другое место, а мы будем сидеть с нашим отрядом у этого города, и не прежде уйдем отсюда, как когда город будет взят; но так, что если тебе лучше захочется сидеть здесь, мы поедем на другое место». Конунг Аттила ответил умеренно, и ему пришло на мысль, что конунг Тидрек хочет получить позволение взять этот город; а ему сдается, что много разрушено в городской стене, ибо день и ночь действовали стенобитные машины, которыми двигали не меньше 300 человек, и было их много в каждом отряде. И то еще пришло ему на ум, что если конунг Аттила захочет остаться один с своим отрядом, может случиться, что явится конунг Вальдемар и будет с ним сражаться с непобедимым войском, которое, как он слышал, он собрал — и что тогда ему будет недоставать помощи конунга Тидрека и маркграфа. Конунг Аттила таким образом отвечал конунгу Тидреку: «Добрый друг, так много усердия я положил на то, чтоб взять этот город, что не желал бы уехать отсюда прежде, чем мое знамя будет поставлено на бастионах города. Скорее я попрошу тебя, чтобы ты, а также и маркграф Родингейр не уезжали, ибо мы часто бились с Русскими так, что были в меньшинстве перед превосходной силой их. У нас большое войско, так что нам ничто не может повредить, если мы не разделим нашего войска». Отвечал конунг Тидрек: «Долго будем мы покорять Русь, если втроем будем сидеть под одним городом. Мы пришли против всей русской рати с войском не более 10 сот человек, а теперь у нас 10000 рыцарей и много другого войска, а мы так отделились от войска, что русские поставили против нас более чем 20 сот человек. Теперь ты, господин, оставайся здесь с твоим войском и маркграф со своим, а я выеду с моим отрядом и поищу себе многих городов, ибо гунны теперь одержат победу». И на этом они согласились.

Гл. 312. И вот снимает конунг Тидрек все свои шатры и ведет все свое войско в Русь. Он идет по ней с опустошением и куда не придет убивает много людей, разрушает много замков и бургов и причиняет великое зло. Вот пришел он к городу, который зовется Смоленском (Smaland, Sirialand), и обложил этот город своим войском, и были у него большия битвы с горожанами. И как пробыл он там шесть дней, туда пришел конунг Вальдемар с русским войском, и было у него не менее 40.000 войска. Тут велит конунг Тидрек трубить во все свои рога, приказывает Аумлунгам и гуннам вооружиться, вскочить на своих коней и ехать против конунга Вальдемара, и они говорили, что в этот день должен конунг Вальдемар, или погибнуть или бежать, или в третьем случае сам конунг Тидрек падет со всем своим войском. Конунг Тидрек едет на вражеский отряд, а с ним его родич Ульфрад и дядька Гильдибранд (maeistari) и его добрый друг Вильдивер, и завязалась упорная и вместе долгая сеча. Конунг Тидрек заехал в середину русского войска и бьет с двух сторон ровно людей и коней, и падают они одни на других; а его витязи храбро следуют за ним, и каждый из них валит великое множество; все Омлунги были веселы и сражались весь тот день с большой отвагой. А конунг Тидрек бьется тут в войске как лев в стаде, и все боятся его оружия; и весь он в крови, а также его конь. И вдруг встречает он пред собою знамя и отряд самого конунга Вальдемара, едет на него очень отважно и поражает одним ударом рыцаря, который держал знамя, в его правую руку, а с рукой и броню, и знамя упало на землю; вместе с тем он наносит смертельный удар самому конунгу Вальдемару. После того поднимается великий клич и шум со стороны Аумлунгов и гуннов, и один возбуждает другого, а русские валятся сотнями. Тут побежали русские, было их повалено перед тем, словно кустарнику, там, где они сошлись. Аумлунги и гунны бьются весь тот день, ночь и следующий день и убивают всякого, кого могли остановить, и только малая часть убежала.

Гл. 313. Спустя три дня после того, как конунг Тидрек уехал от конунга Аттилы, конунг Аттила делает такой сильный приступ к городу с военными машинами и самострелами (lás-bogum: latch-bow, cross-bow), что им удалось взять город. И в тот день гунны взошли в город со всем своим войском, перебили много людей и взяли несчетную добычу, почти весь город сравняли с землею. Тогда совершены были дела, которые еще может видеть кто приходит в тот город.

Гл. 314. После этого конунг Аттила ведет все свое войско дальше на Русь, где только слышал о конунге Тидреке. И когда Тидрек конунг вернулся назад к Смоленску, пришел туда и конунг Аттила со своим войском, и конунг Тидрек рассказывает конунгу Аттиле все новости, которые случились в его походе с тех пор, как они расстались. В городе этом был ярл Ирон, брат конунга Вальдемара. Держит он совет со своими мужами: «Кажется мне, у нас в руках два выбора: один таков, чтоб поддержать битву с конунгом Аттилой, пока сможем, хотя всего более можно ожидать, что мы не устоим против их превосходства и погибнем; но есть и другой выбор: сдаться и сдать город во власть конунга Аттилы». Тогда снимал ярл свою обувь (af sinom skom), сложил все свои доспехи, и таким образом все начальники русские (hofðingiar), босые и без оружия вышли из города, показывая этим, что они побеждены. И в этот день честь и власть русских конунгов передана была конунгу Аттиле. Держит совет конунг Аттила с конунгом Тидреком, какой мир ему дать этому ярлу. «Кажется мне полезным (syniz mer ráð), сказал конунг Тидрек, коли хочешь так поступить, — даровать мир этому ярлу и его мужам; хотя он пришел в вашу власть и все его царство вам подчинилось, тебе в честь и достоинство не убивать его, ибо у него нет оружия, чтоб обороняться; а всем царством русских ты волен завладеть». Конунг Аттила сказал ярлу: «Если любо вам служить нам верно, объявите это на вашу веру, и мы дадим мир тебе и всем вашим мужам, которые пришли в нашу власть, по совету конунга Тидрека и других наших воевод» (hofðingja). Отвечал ярл Ирон таким образом: «Господин конунг Аттила, если бы было у нас такое большое войско, чтоб могли мы держать город перед гуннским войском, не пришли бы мы в вашу власть, а потому и делайте с нами (судьбой, ráð), что хотите. Затем и сложили мы наше оружие и отворили город, и сами пришли к вам босые, и стоим теперь у ваших колен, что знали вас за добрых витязей и сильных мужей, как это теперь и оказалось. К тому вело и другое обстоятельство, что все сильнейшие вожди (воеводы, hofðingiar), русских убиты; и, конечно, будем мы то делать по вере, оказывая вам повиновение. Тут конунг Аттила поднял ярла Ирона и посадил его со своими воеводами.

Гл. 315. Зовет конунг Аттила конунга Тидрека и многих других воевод на совет; и рядят они земский ряд, как устроить все то царство, которое они покорили. И затем, по совету конунга Тидрека и других воевод, посадил конунг Аттила ярла Ирона воеводою на Руси, управлять тем царством, судить по земскому закону и платить дани конунгу Аттиле и давать ему подмоги, когда ему понадобится.

Главы 349–355.
Гл. 349. Конунг Гертнид был могущественный муж в стране вилькинов и великий витязь (hofðingi) во всех отношениях, лучший из всех бойцов. Его жена была Остация, дочь Руны, конунга Восточного царства (Austrríki). Ея мачеха была так искусна в чарах, что заколдовала ее в детстве и передала ей свое колдовство, так что она стала столь же вещей, как была прежде нее ее мачеха. Остация была тем не менее прекраснее и мудрее всех жен, но была также очень зла (illgjörn). Конунг Гертнид очень ее любил.

Гл. 350. В это время правил в земле Бертангов конунг Изунг Сильный со своими сыновьями. Был он большой недруг конунга Гертнида и оказывал большую помощь конунгу Аттиле и причинял много вреда мужам вилькинам. Конунг Гертнид очень хотел отомстить за то, что убит был конунг Озантрикс, брат его отца, прежде всего конунгу Аттиле и конунгу Тидреку, а затем конунгу Изунгу, что был третьим наибольшим зачинщиком (höfudsmaðr) в убиении конунга Озантрикса. Вот собирает Гертнид конунг большое войско и едет с войском, пока не прибыл в страну бертангов в царство конунга Изунга. Там жжет он и убивает мужей и берет много добра. Конунг Изунг и его сыновья сидят в Бертангабурге (Baertangaborg) и не знали, что наделал конунг Гертнид. А когда конунг Гертнид захватил такую большую добычу и проехал так далеко, как хотел, в землю бертангов, он отправился обратно домой сохранив всех своих мужей.

Гл. 351. Конунг Изунг и его сыновья узнают, что сделал Гертнид, конунг страны вилькинов, что был их наибольшим врагом. Они собирают войско по всему своему царству и едут за конунгом Гертнидом и хотят отомстить за себя. Он шлет весть хорошему своему другу Тетлейфу Датскому и другому мужу, Фазольду Гордому. Они хорошо приняли его послание (orðsending) и едут со своими мужами на встречу Изунгу королю; сходятся они все вместе в земле вилькинов, и жгут там много больших селений и убивают много людей. Перед ними бежит все, где бы они ни проезжали. Ни один муж не отважен настолько, чтоб осмелился метнуть против них копье. Все бежит: часть в лес, часть на корабли, а часть в безлюдные степи; иные бегут к конунгу Гертниду, говорят ему, что пришел в его царство конунг Изунг из земли бертангов со своими сыновьями, а с ним Тетлейф Датский и Фазольд Гордый, и всего у них пять тысяч воинов; и ни один отряд не устоит перед ними, ни один витязь не отваживается их выждать. При этой вести очень разгневался конунг Гертнид и шлет по всей своей земле приказ, чтобы все воины из мужей вилькинов сходились вместе защищать свою землю. Такая весть всем кажется странною, чтобы (можно было) сражаться против столь сильных витязей, какие пришли теперь в землю вилькинов.

Гл. 352. Затем собралось к конунгу Гертниду большое войско. А его супруга Остация вышла и возбудила своих духов (raerði sinn ganð); так мы называем то, что она пошла колдовать, как делалось в старину, что вещие жены, которых мы зовем вёльвами, чаровали чары (skylðu sæiða honom sæið). Так много совершила она своими чарами и колдовством, что наворожила к себе разных зверей, львов и медведей, и больших летучих драконов. Она укротила их всех до того, что они ее слушались, и она могла направить их против своих врагов. Так говорится в немецких песнях, что ее войско походило на самого дьявола, а сама она стала на подобие (sem) летучего дракона. Конунг Гертнид ведет свое войско против конунга Изунга, и когда они сошлись, была жестокая битва. Конунг Изунг и его сыновья быстро идут вперед со своим знаменем и убивают много мужей, рубят по обе стороны коней и людей, и перед ними валится войско, где они прошли вперед. В другом месте выезжает Тетлейф Датский со своим отрядом, и он также убивает многих мужей, и перед ним не устояли вилькиновы мужи. Третий же отряд был у Фазольда Гордого, он сражался в этот день с большим мужеством и разлучил многих мужей с их конями, так что больше никогда они не виделись. Мужи вилькины валятся в этой битве так,

_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5274
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Ср Июн 13, 2018 12:07 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Мужи вилькины валятся в этой битве так, как когда сжинают ниву.

Гл. 353. В это мгновение приходит туда Остация со своим сонмом, который собрала она чарами. Драконы летают над войском и наносят смерть людям своими когтями и пастями, львы дерутся и кусают, также и медведи, а сама Остация носится в виде дракона над войском, и наказывает всем зверям и всем драконам драться. Конунг Изунг и его сыновья видят, что это сильное и свирепое полчище (svæit) причиняет им много вреда. Он побуждает шпорами коня своего и крепко хватает свое копьище, столь длинное и толстое, что на трое расколот был дуб, и его копьище было одною частью того толстого дуба. Видит он, где летит тот вредоносный дракон, что был больше и ужаснее, чем все другие, и пускает копьем в дракона. Дракон видит, как это большое копье летит на него, отлетает прочь, копье пронеслось мимо него; а дракон бросается сверху на короля, хватает его своей пастью и когтями, и проглатывает его. Видит то его старший сын, что был всех их сильнее, и своим копьем пронзает дракона сквозь лапу вверх до живота. Дракон повернулся при ударе и схватил его своими когтями так крепко, что они прошли сквозь панцирь и живот; так он был убит, а до того он убил льва и медведя. В эту минуту Лорантин, младший сын конунга, убил одного льва и был ранен, и одного дракона ранил он на смерть; а дракон нанес ему своими когтями смертельную рану. Так долго длилась битва, что драконы и львы почти все утратили жизнь под сильными ударами сыновей конунга Изунга. И конунг Изунг убит со всеми своими сыновьями от зверей и драконов, и никто не причинил им смерть иным способом, кроме чар Остации.

Гл. 354. Фазольд Гордый велел нести вперед свое знамя в средину войска вилькинов против конунга Гертнида, и настает тут жестокий бой между двумя этими вождями. Фазольд обеими своими руками убил многие сотни мужей вилькинов; он теперь очень изранен и утомлен в бою. Вот едет на него сам конунг Гертнид и мечет своим копьем в его грудь, так что оно прошло промеж плеч. Пал Фазольд мертвый со своего коня, и пала раньше большая часть его дружины. Видит это Тетлейф Датский там, где он дрался и валил мужей вилькинов, так что груда убитых лежала не ниже, чем его седло. Он также потерял почти всех своих мужей, и сам он очень изранен. Тем не менее он храбро въезжает в войско мужей вилькинов и хочет отомстить за Фазольда, своего любимого друга. Он побуждает шпорами коня своего и наезжает на конунга Гертнида, мечет своим копьем в его щит, так, что оно разнесло щит и двойную броню и прошло под рукою и совсем рассекло плечи в углублении у лопатки; и конунг тут же упал с коня на землю. Тетлейф убил там своим мечом многих славных витязей над конунгом Гертнидом; и многие теперь побежали, лишь немногие остались. Тут летит один из злейших драконов над Тетлейфом с разинутой пастью и хочет причинить ему смерть. Тетлейф метнул своим копьем вверх к дракону в его пасть; так что оно прошло сквозь шею. Дракон охватил его своими когтями и бьет крыльями, и наваливается весь на него сверху; и так принял смерть Тетлейф Датский и конь под ним.

Гл. 355. Когда пали все витязи из Бертанга, мужи вилькины разошлись не прежде, чем убиты были все мужчины (manns barn) войска бертангов. Мужи великаны находят своего господина, конунга Гертнида очень израненным сильными ранами, взяли его с собой; пришли лучшие врачи, какие были в стране вилькинов, и лечат его. Когда конунг Гертнид прибыл домой в свой бург, жена его Остация была больна; и тогда узнал конунг Гертнид, откуда ему пришла подмога, которую принесли ему драконы и звери, и как искусна была в чарах его жена. Спустя три дня она умирает с невеликим почетом (með litlum orðstir). А конунг Гертнид исцеляется от своих ран и правит своим царством, землей вилькинов, как еще сказывается в саге о нем, и совершает много подвигов, пока был конунгом в земле вилькинов; и о нем есть очень большая сага, хотя об этом не говорится здесь, в этой повести
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5274
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Ср Июн 13, 2018 12:10 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Датская хроника. Саксон Грамматик. 13 в.

Кн. 1,12. Хадинг пошел войной на Хандвана, царя Геллеспонта, к городу Дюна, обнесенному неприступными стенами и охраняемому разрозненными отрядами. Поскольку стены являли непреодолимое препятствие, он приказал опытным птицеловам наловить различных птиц, обитающих в жилищах этого вражеского народа, и прикрепить к их перьям зажженные фитили. Птицы, возвращаясь в свои гнезда, зажгли город1. Горожане, бросившиеся тушить пожар, оставили ворота без защиты. Внезапным нападением Хадинг захватил Хандвана. Назначив выкуп золотом, он позволил ему выкупиться. Проявив великодушие, сменив гнев на милость, он подарил ему жизнь.
После этого, одержав победу над большими силами ориентов[85] [86], Хадинг повернул в Швецию и, встретив Свиблагера в Гудландии с большим флотом, внезапным нападением разбил в сражении.
Кн. II, 21 —22. Пройдя вперед, Фротон напал на Траннона, вождя народа рутенов. Разведав их морские силы, он сделал многочисленные гвозди из дерева и нагрузил ими лодку. Ночью, подойдя к вражескому флоту, он пробуравил сверлом нижние части судов. Чтобы волны раньше времени не захлестнули отверстия, он заделал отверстия гвоздями. Когда он счел, что вражеские суда получили достаточно скважин, чтобы затопить их, он вынул гвозди и открыл доступ воде, а тем временем его войско окружило вражеский флот. Двойная угроза обрушилась на рутенов. Устояв перед волнами, они, бегущие, натыкались на оружие. Они погибали от кораблекрушения в то время, когда надеялись отомстить неприятелю за причиненный урон. Внутренняя опасность оказывалась ужасней внешней. Едва их оружие соприкасалось с неприятельским, как они погибали от волн. С обеих сторон им грозила гибель. И было неясно, искать ли им спасения, бросаясь вплавь, или защищать себя с оружием в руках. Такой поворот судьбы вынудил их прекратить борьбу в самом разгаре. Двоякая смерть грозила от одного нападения, двумя путями устремлялись они ей навстречу. И было неясно, что более действовало, оружие или волны. Бесшумный поток волн выхватывал меч у того, кто сражался в бою, а того, кто боролся с волнами, пронзал несущийся навстречу меч. Стремнина вод окрашивалась потоками крови.
После этой победы над рутенами Фротон возвратился в отечество. Затем он направил послов на Русь для взимания дани. Но вероломные жители жестоко перебили послов. Возмущенный двойной обидой (т. е. отказом платить дань и убийством послов), он стеснил плотной осадой город Роталу[87]. Для того чтобы легче преодолеть отделявший его от города водный поток, он разделил водную массу на множество протоков и превратил русло с неведомой глубиной в проходимые броды. Он перешел русло лишь тогда, когда стремительный водоворот, ослабленный разделением потока, умерил свое течение и из водоворота образовались крошечные отводы переходимых вброд протоков. Таким образом он преодолел реку, напал на город со своим войском и разорил его, лишенный природной защиты.
Следуя далее, он направил войско к Палтиске2. Убедившись, что силой город не взять, он прибегнул к хитрости. При небольшом числе свидетелей он удалился в укромное место и велел повсюду объявить, что он умер, дабы таким образом усыпить врага. Для убедительности было сооружено погребение с останками. Воины, знавшие о хитрости, провожали мнимого умершего со скорбью. Поверив этому слуху, царь города Веспазий, когда победа была уже в его руках, оставил столь слабую и вялую оборону, что позволил неприятелю вторгнуться в город и сам поплатился жизнью, предаваясь играм и развлечениям.

Кн. III, 44. Ростиоф Финн1 предсказал, что другой сын, который родится от Ринды, дочери рутенского царя, должен будет осуществить возмездие за гибель брата, так как боги постановили, что месть за его родственника — обязанность будущего брата[88] [89].
Кн. III, 46. Между тем стало известно, что Гевар[90] был убит коварством своего сатрапа Гуннона. Готер, охваченный свирепой жаждой мести, захвати Гуннона, сжег его, бросив в костер, потому что тот и сам прежде, захватив в ночи, погубил Гевара, бросив его в огонь...
После этого Готер, призвав старших на собрание, сообщил, что должен погибнуть в войне, которая будет у него с Боем[91]. И это было проведано не сомнительными методами, а истинными предсказаниями пророков. Поэтому он просит, чтобы они утвердили правителем его сына Рорика и чтобы не передавали регалии высшей власти чужим незначительным семьям на основании мнения низкородных людей. При этом он обнаруживает больше радости по случаю заступления сына на свое место, чем печали от близкой смерти.
Раньше, чем решение было принято, он погиб, столкнувшись в сражении с Боем. Победа не была более приятной и для Боя. Ведь он покинул строй столь тяжелораненный, что его вынесли на щите и, меняясь, принесли домой пехотинцы. На следующий день он умер от мучительных ран. Рутены похоронили его тело, приготовив великие похороны, и войско соорудило в его честь огромный холм1, чтобы не исчезло из памяти потомков, воспоминание о таком славном юноше.
Кн. V, 86—89. (Фротон III развелся с дочерью царя хуннов Ханундой.)
Царь хуннов, услышав о происшедшем разводе, присоединив к себе царя ориентов Олимара, в течение двух лет готовился к войне против данов. Поэтому Фротон созвал в войско не только единоплеменников, но даже норвежцев, а также славян[92] [93]. Эрик[94], посланный во вражеский стан на разведку, нашел на Руси Олимара, который принял начальство над войском, взяв на себя командование сухопутными войсками царя хуннов.
Сказав это, он дал Фротону совет собирать флот. И после того как флот был снаряжен, курс был взят на противостоящего врага. В результате сражений были подчинены острова[95], лежащие между Данией и Ориентами. Затем проникают они дальше и встречают некоторые корабли рутенского флота. Когда Фротон счел, что непристойно нападать на столь малые силы, Эрик сказал: “Пищу ищут среди слабых и тощих. Редко бывает жирным тот, кто падает. Тот, кого упрячут в пустой мешок, не может кусаться”.
Дав это наставление, он развеял стыд короля за подобное нападение и убедил его, что большинство должно напасть на меньшинство, указывая, что самолюбию нужно предпочесть пользу.
После этого двинулись на Олимара, который из-за неповоротливости его массы предпочитал выдерживать натиск врага, а не наступать на него. Было замечено, что корабли рутенов сбились с порядка и плохо управляются из-за высокого расположения гребцов. К тому же большое количество сил не принесло им пользу. В самом деле, хотя численность рутенов была необычно велика, они отличались более числом, чем доблестью, и уступили победу крепкому меньшинству данов. Когда Фротон захотел вернуться назад в свое отечество, он пережил неслыханные препятствия на своем пути. Весь залив моря был покрыт многочисленными телами убитых, не менее, чем обломками щи-
тов и копий, разбросанных морским приливом. Из-за этого гавани были не только тесными, но и зловонными. Корабли задерживались, так как они увязали среди трупов.


Невозможно было отогнать веслами или оттолкнуть копьем разлагавшиеся и плывущие вокруг тела, и вскоре после того, как одного отталкивали, другой, подкатившись, ударялся о корабль. И можно ли поверить, что развернулась война с убитыми, это была диковинная война против трупов.
После этого Фротон созвал племена, которые победил, и определил согласно закону, чтобы всякий отец семейства, который был убит в этой войне, был предан захоронению под курганом со своим конем и всем снаряжением1. Если же кто-то из грабителей могил касался их из преступной жадности, он наказывал их не только смертью, но и тем, что не предавал их трупы земле, дабы лишить их могильной насыпи и посмертных жертв, так как он считал справедливым, чтобы осквернитель чужого праха не получил никаких воздаяний и обрек собственное тело той участи, которую он приготовил другому. Тела же каждого центуриона или сатрапа должно было сжечь на воздвигнутых кострах в собственных кораблях[96] [97]. Тела рулевых должны были предаваться пламени по десяти на корабле, но каждый павший герцог или король должен был сжигаться на своем собственном корабле. Он пожелал, чтобы совершенно точно осуществлялись погребения павших, дабы не допустить одинаковых для всех погребений без различия. И вот уже все короли руте- нов, кроме Олимара и Даго, пали, потерпев поражение в битве. И он установил, чтобы рутены по правилам данов вели войны и чтобы никто не женился на некупленной жене[98], так как считал, что покупной брак будет более прочным, более надежной будет верность брака, скрепленного платой. Если кто-то осмелится совершить насилие над девушкой, то должен нести за это наказание, заключавшееся в отсечении частей тела, и нарушение брака расценивалось в тысячу талантов. Он еще постановил, чтобы каждый, определенный в военную службу, стремился бы к славе испытанным способом: нападал бы на одного, выдерживал бы бой с двумя, уклонялся бы от схватки с тремя, не стыдил -

с я бы убегать от четырех. Также он назначил новый обычай платы воинам, чтобы он соблюдался всеми подданными. Он распорядился давать отечественным и местным войскам в зимнее время по три таланта серебра, простым или наемным — по два, не состоящим на военной службе или завершившим военную службу — не более одного. По этому закону он признал несправедливым, когда ценится положение воина, а не его мужество; он мог осудить такой подход как очевидную ошибку, потому что он ведь предпочитал родственным связям действительные заслуги.
Когда Фротон заметил, что содержание войска становится со дня на день все труднее, он послал за провиантом Роллера в Норвегию, Олимара в Швецию, Онева-короля и Гломера, предводителей викингов, к Оркадам, выделив каждому собственное войско. За Фротоном следовали тридцать королей, связанных с ним дружбой или повиновением. Как только Хун услышал, что Фротон отослал войска, он стянул новые и свежие военные силы.
Осенью вернулись посланные за провиантом, добывшие военных трофеев еще более, чем жизненных средств. Ведь Роллер обложил данью провинции Сунмория и Нормория1, после того как убил их короля Артория. Олимар одержал победу над Тором Лонгом, королем ямторов и хельсингоров, а также над двумя другими не менее могущественными вождями, и покорил Эс- тию, Куретию, Финляндию с островами, лежащими против Швеции, так что он прославился как победитель варварских стран. Возвратив назад семьсот кораблей, он удвоил их число, с которым выступал в поход. Онев и Гломер, Хитин и Хогин также одержали победу над Оркадами. Они вернулись назад с 900 кораблями. Еще двадцать стран подчинились Фротону. В первый же день разразилась такая бойня между противоборствующими сторонами, что три великие реки Руси покрылись телами и стали доступными и переходимыми подобно мосту. И на пространстве, какое может преодолеть лошадь за три дня, можно было видеть человеческие трупы. Столь обширны были следы кровопролития. На седьмой день битвы пал король Хун, и брат его, носивший то же имя, увидев, как дрогнули ряды хуннов, не замедлил сдаться со своим войском. В этой войне 170 королей, либо из числа хуннов, либо служивших у них, склони-

лись перед королем Фротоном. Это число Эрик уже прежде определил по количеству знамен, когда он, по требованию Фрото- на, собирал сведения о силах хуннов. Фротон созвал теперь королей на совет и возложил на них обязанность жить всем по одному и тому же праву. Олимара он назначил в Холмгардию, Онева в — Коногардию1, Хуну, своему пленнику, он представил Саксонию, Ревиллу он дал Оркадов. Провинции хельсин- гов, ярнберов, ямторов[99] [100] с обеими Лаппиями[101] он дал в управление Димару. Дагу он вручил управление эстами. Каждого из них он обложил данью на определенных условиях, связывая таким образом свое благорасположение с обязанностью повиновения. И таким образом простиралось теперь государство Фротона на востоке до Руси, а на западе оно ограничивалось Рейном.
Кн. VI, 96. После смерти Фротона даны, ошибочно считая, что Фридлав, который возрос на Руси[102], погиб и, следовательно, нет наследника и никого из королевского рода, кому могла бы перейти власть, решили присудить власть достойнейшему, который на похоронах короля пропел бы над свежей могилой песнь в его честь, передавая потомкам в блестящей форме славу деяний усопшего.
Кн. VI, 97. В то же самое время умер Эрик, который имел в управлении Швецию, от одной болезни. Его сын, Хальдан, принял правление вместо отца, тяжко страдая от многочисленных набегов двенадцати братьев из Норвегии. Не имея средств противостоять этому, обратился он, в надежде получить помощь, к Фридлаву, который находился тогда на Руси, и просил его о поддержке .
Кн. VI, 103. (По смерти Фридлава ему наследует сын Фротон, при котором отличается своими подвигами Старкатер — один из любимых героев северных сказаний ).
Известно, что Старкатер происходил из того района, который примыкает к Швеции с востока и который теперь входит в обширные владения многочисленных варваров — эстонцев и других племен.
Кн. VI, 104. После того как многие земли были повержены, даны в стремлении к господству вторглись также в Руссию. Местные жители, мало полагаясь на их стены и оружие и способность остановить врага, дабы помешать его вторжению, по крайней мере замедлить продвижение тех, кому они не в состоянии были противостоять, скрытно насыпали на землю чрезвычайно острые гвозди, надеясь поранить их ступни, потому что боялись сопротивляться в открытой борьбе. Но такое препятствие не помогло остановить нападающих, потому что даны разгадали хитрость и посрамили рутенов. А именно, они тотчас прикрепили деревянные щиты к своим ступням и шагали так, не повреждая подошв, по лежащим внизу шипам. 3атем, проникнув в непроходимые гористые места и густые леса, они изгнали предводителя рутенов Флокка из его лесного убежища, в котором он скрывался. Они завладели там столь богатой добычей, что не было никого, кто ушел бы не нагрузив флот золотом и серебром.
Кн. VI 1,135.
(В одном из сюжетов хроники мимоходом приводится ценное свидетельство о войне между шведами ирутенами, чем совершенно снимается вопрос о возможности отождествления русое со шведами. Рутены и в данном случае особый этнос-народ, с которым и даны и шведы сталкивались на восточном и юго-восточном побережье Балтики. Война шведов с рутенами как таковая в данном случае хрониста не интересует. Он говорит о том, как в этой войне в противоположных лагерях оказались два молочных брата: Хильдигер, сын Гуннара, и Хальдан, сын Брокара. Первый из них родился в Швеции и служил шведскому королю, а второй родился в Дании ).
Когда Хальдан узнал, что между королем Швеции Аль- вером и рутенами вспыхнула война, он направился в Руссию, предложил помощь местным жителям и был встречен со всеобщим уважением.
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ. -> Дела давно минувших дней Часовой пояс: GMT + 4
На страницу Пред.  1, 2
Страница 2 из 2

Перейти:  

Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах



Powered by phpBB © 2001 phpBB Group
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS

Chronicles phpBB2 theme by Jakob Persson (http://www.eddingschronicles.com). Stone textures by Patty Herford.