Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ.


ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ.

"Нам ли греть потехой муть кабаков? Нам ли тешить сытую спесь? Наше дело - Правда острых углов. Мы, вообще такие, как есть!"
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Подборка хроник о предках славян по А.Г. Кузьмину.
На страницу Пред.  1, 2, 3
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ. -> Дела давно минувших дней
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5374
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Чт Окт 25, 2018 2:58 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

ибн-мискавейх. о походе русов на бердаа в 943 944 годах

Народ этот могущественный, телосложение у них крупное, мужество большое, не знают они бегства, не убегают ни один из них, пока не убьет или не будет убит. В обычае у них, чтобы всякий носил оружие.



Привешивают они на себя большую часть орудий ремесленника, состоящих из топора, пилы и молотка и того, что похоже на них. Сражаются они копьями и щитами, опоясываются мечом и привешивают дубину и орудие, подобное кинжалу. И сражаются они пешими, особенно же эти прибывшие (на судах). Они (Русы) проехали море, которое соприкасается со страной их, пересекли его до
большой реки, известной под именем Куры, несущей воды свои из гор Азербайджана и Армении и втекающей в море. Река эта есть река города Бердаа и ее сравнивают с Тигром. Когда они достигли Куры, вышел против них представитель Марзубана и заместитель его по управлению Бердаа. Было с ним триста человек из Дейлемитов и приблизительно такое же число бродяг и курдов. Простой народ убежал от страху. Вышло тогда вместе с ними (войско) из добровольцев около 5000 человек на борьбу за веру. Были они (добровольцы) беспечны, не знали силы их (Русов) и считали их на одном уровне с армянами и ромейцами. После того, как они начали сражение, не прошло и часу, как Русы пошли на них сокрушающей атакой. Побежало регулярное войско, а вслед за ним все добровольцы и остальное войско, кроме Дейлемитов. Поистине, они устояли некоторое время, однако все были перебиты, кроме тех среди них, кто был верхом. (Русы) преследовали бегущих до города (Бердаа). Убежали все, у кого было вьючное животное, которое могло увезти его, как военные, так и гражданские люди, и оставили город. Вступили в него Русы и овладели им.

Рассказали мне Абу-Аббас-ибн-Нудар, а также некоторые из исследовавших, что люди эти (Русы) вошли в город, сделали в нем объявление, успокаивали жителей его и говорили им так. «Нет между нами и вами разногласия в вере. Единственно чего мы желаем, это власти. На нас лежит обязанность хорошо относиться к вам, а на вас — хорошо повиноваться нам». Подступили со всех окрестных земель к ним (Русам) мусульманские войска. Русы выходили против них и обращали их в бегство. И бывало не раз так вслед за ними (Русами) выходили и жители Бердаа и, когда мусульмане нападали на Русов, они кричали «Аллах велик» и бросали в них камни. Тогда Русы обратились к ним и сказали, чтобы они заботились только о самих себе и не вмешивались в отношения между властью и ими (Русами). И приняли это во внимание люди, желающие безопасности, главным образом это была знать. Что же касается простого народа и большей части черни, то они не заботились о себе, а обнаруживали то, что у них в душах их, и препятствовали Русам, когда на них вели нападение сторонники (войска) власти. После того как это продолжалось некоторое время, возвестил глашатай Русов: «Не должен оставаться в городе ни один из жителей его». Дали мусульманам отсрочку на три дня от дня этого объявления. И вышли все, у

кого только было вьючное животное, которое могло увезти его, жену его и детей его. Таких ушедших было немного. Пришел четвертый день, и большая часть жителей осталась.



Тогда Русы пустили в ход мечи свои и убили много людей, не сосчитать числа их. Когда убийство было закончено, захватили они в плен больше 10000 мужчин и юношей вместе с женами, женщинами и дочерьми.
Заключили Русы женщин и детей в крепость внутри города, которая была шахристаном этих людей (русов), где они поместились, разбили лагерем свои войска и укрепились. Потом собрали мужчин в мечети соборной, поставили к дверям стражу и сказали им: «Выкупайте себя...»

Таким образом скопилось у Русов в городе Бердаа большое богатство, стоимость и достоинство которого были велики. Овладели они женщинами и юношами, прелюбодействовали с теми и другими и поработили их...

Не прекращали войска Марзубана войны с Русами и осады до тех пор, пока последние не были окончательно утомлены. Случилось, что и эпидемия усилилась. Когда умирал один из них, хоронили его, а вместе с ним его оружие, платье и орудия, и жену или кого-нибудь другого из женщин, и слугу его, если он любил его, согласно их обычаю.



После того как дело Русов погибло, потревожили мусульмане могилы их и извлекли оттуда мечи их, которые имеют большой спрос и в наши дни, по причине своей остроты и своего превосходства.

Когда уменьшилось число Русов, вышли они однажды ночью из крепости, в которой они пребывали, положили на свои спины все что могли из своего имущества, драгоценностей и прекрасного платья, остальное сожгли. Угнали женщин, юношей и девушек столько, сколько хотели, и направились к Куре. Там стояли наготове суда, на которых они приехали из своей страны; на судах матросы и 300 человек Русов, с которыми поделились они частью своей добычи, и уехали. Бог спас мусульман от дела их.

Слышал я от людей, которые были свидетелями этих Русов, удивительные рассказы о храбрости их и о пренебрежительном их отношении к собранным против них мусульманам. Один из этих рассказов был распространен в этой местности и слышал я от многих, что пять людей Русов собрались в одном из садов Бердаа; среди них был безбородый

юноша, чистый лицом, сын одного из их начальников, а с ними несколько женщин-пленниц. Узнав об их присутствии, мусульмане окружили сад. Собралось большое число Дейлемитов и других, чтобы сразиться с этими пятью людьми.

Они старались получить хотя бы одного пленного из них, но не было к нему подступа, ибо не сдавался ни один из них. И до тех пор не могли они быть убиты, пока не убивали в несколько раз большее число мусульман.

Безбородый юноша был последним, оставшимся в живых. Когда он заметил, что будет взят в плен, он влез на дерево, которое было близко от него, и наносил сам себе удары кинжалом своим в смертельные места до тех пор, пока не упал мертвым.

_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5374
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Чт Окт 25, 2018 3:21 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

АДАМ БРЕМЕНСКИЙ. ДЕЯНИЯ АРХИЕПИСКОПОВ ГАМБУРГСКОЙ ЦЕРКВИ



I, 8. Склавы (Sclavi) (1) и свеоны (Sueones) (2) до сих пор сохраняют те же языческие обычаи, которые раньше существовали у саксов (Saxones) (3).

I, 16. Франкские историки (istorici Francorum) называют данов (Dani) (4) и все остальные народы, которые обитают за Данией (Dania) (5), нордманнами (Nordmanni) (6).

I, 17. Анскарий (7) и Аутберт проповедовали в Дании, а когда возвратились, император (Cool повелел им обратить в христианство свеонов. Когда Ансгарий, взяв с собой Гислемара и Витмара, отправился сначала в Данию, где оставил Гислемара при короле (rex) Харальде (9), а затем в Свеонию (Sueonia) (10). Там Ансгария и Витмара принял король Беорн, и им было разрешено проповедовать христианство. Ансгарий и Витмар привлекли к Христу множество народу, в том числе префекта (praefectus) (11) города Бирки (Birka) (12) Херигария, который прославился чудесами и добродетелями.

I, 18. В 832 (13) году император, посоветовавшись с клиром, основал в Гамбурге архиепископство для данов, свеонов, склавов и других живущих поблизости племен. Первым архиепископом там был поставлен Ансгарий.


<...>
I, 29. Из привилегии (privilegia), хранящихся в Бременской церкви, известно, что папа Николай (20) назначил Ансгария и его преемников легатами папского престола в областях свеонов, данов и склавов.

<...>


I, 62. Потом, следуя по стопам великого проповедника Ансгария, Унни (25) переплыл Балтийское море (mare Balticum) и не без трудностей добрался до Бирки. К тому времени уже в течение 70 лет после кончины святого Ансгария никто из учителей, кроме, как пишут, одного Римберта, не решался туда ездить: нашим проповедникам мешало преследование христианства. Бирка – это город готов (oppidum Gothorum), расположеный в центре Свеонии, недалеко от того святилища (templum), называемого Убсолой (Ubsola) (26), что у свеонов – при их cпoco6e почитания богов – является самым частопосещаемым. В этом месте некий залив (27) того моря, которое именуется Балтийским, или Варварским, вдаваясь в северном направлении, образует гавань для варварских племен (barbari), которые обитают там и сям по этому морю, гавань (portus) удобную, но весьма опасную для людей неосторожных и не знающих такого рода мест. Дело в том, что жители Бирки часто подвергаются нападениям пиратов, которых там великое множество. И поскольку они неспособны противостоять пиратам силой оружия, они обманывают врагов хитрым приемом. Они перегородили залив неспокойного моря на протяжении ста и шее стадиев (2Cool громадами подводных камней (molibus saxorum) и сделали прохождение этого пути опасным как для своих, так и для разбойников. В это место (static), так как оно является самым надежным в приморских областях Свеонии. Имеют обыкновение регулярно съезжаться по разнообразным торговым надобностям (pro diversis commerciorum necessitatibus) все суда данов, или нортманнов (29), равно как и склавов и сембов (Sembi) (30), там также бывают другие народы Скифии (Skithia) (31).

<...>
Cхолия 25. Король свеонов Эрик заключил союз с королем поланов (polani) (51) Болеславом (52), который отдал Эрику не то дочь, не то сестру (53). Затем склавы и свеоны вместе напали на данов.
<...>
II, 44. Архиепископ Либентий (67) отправил изгнанного пред тем из Склавании (Sclavania) (6Cool Холькварда проповедовать в Сведию и Нордвегию. Хольквард привлек к Господу много народу и – радостный – возвратился назад.
<...>
II, 59. Кнут захватил Нортманнию, но ее король Олаф (77), собрав войско из подданных короля Свеонии, на дочери которого был женат, и исландцев (populi Islanorum), силой оружия вернул себе королевство отцов. В четвертый день перед августовскими календами (7Cool всеми народами северного океана, а именно: нортманнами, свеонами, готами, сембами, данами и склавами, отмечается день короля-мученика Олафа.
<...>

III, 16. В Нортманнии также происходили великие дела, в то время когда король Харольд превзошел своей жестокостью все безумия тиранов. Много церквей было разрушено этим мужем, много христиан предано мучительной казни. Был он муж могущественный, славный победами и ранее выиграл много сражений против варваров в Греции и в областях Скифии. Вернувшись на родину, он, молния севера и роковое зло для всех датских островов, не знал покоя от войн. Этот муж опустошил все приморские области склавов, он подчинил своему господству Оркадские острова, распространил свою кровавую власть до Исландии. И так, повелевая многими народами, он был ненавистен из-за своей алчности и жестокости (91а).

III, 52. В Свеонии умер благочестивый король Стинкель. После его смерти за власть стали бороться два Эрика (92), да так, что чуть не положили в распре всех сведов. Таким образом, вследствие исчезновения всего королевского рода положение в Свеонии осложнилось. Весьма утяжелилась и доля христианской веры. Назначенные в Свеонию епископы, боясь преследований, сидели дома, и только епископ Сконии опекал приходы Готии, да еще какой-то свеонский наместник (satrapa) по имени Гниф склонял народ к христианству.

<...>

Из шлезвигской гавани обыкновенно отправляются корабли в Склаванию, Сведию, Семлант (119) и до самой Греции (120). Второе епископство Оттон основал в городе Рипа, что окружен другим океанским проливом, по которому можно направить свои паруса во Фризию (121), Англию или к нам в Саксонию. Третье епископство Оттон пожелал основать в Архусе (122), которая отделяется от Фюна очень узким проливом восточного моря (123), тянущимся с многочисленными изгибами на север между Фюном и Ютландией вплоть до того самого города Архусы откуда плавают на Фюн, Зелант, в Сконию (124) и Норвегию.

Схолия 95. Чащобы Изарно тянутся от озера данов, именуемого Слией, до города склавов под названием Любек (125) и реки Травенны.
<...>
5. Весьма большой остров Зеланд расположен в глубоко вдающемся заливе Балтийского моря. Он славится как сильными мужами, так и изобилием плодов. В длину остров составляет два дня пути, в ширину - почти столько же. Самый большой его город - Роскальд (142), местопребывание датского короля. Этот остров удален от Фюна и Сконии на равные расстояния, так что туда можно попасть за одну ночь. К западу от Зеланда находятся Ютландия, город Архуса, Алабург и Вендила, с севера же - пустыня - нордманнский пролив, с юга - вышеописанный остров Фюн и склаванский залив, с востока в море выступает Скония - в ней есть город Лундона (143).

<...>

Схолия 116. Даны-варвары именуют Руссию Острогардом из-за того, что она расположена на востоке и, как орошаемый сад, изобилует всяческим добром (163). Ее также называют Хунгардом, так как изначально там жили хунны.

12. "Вкруг оного залива, - пишет Эйнхард, - обитают многие народы. Северное побережье и все прилегающие к нему острова занимают даны и свеоны, которых вместе мы именуем Нортманнами. На южном берегу живут склавы, хаисты и другие многочисленные племена, из которых главные - велатабы", что также зовутся вильцами. Данов, свеонов и прочие племена, которые обитают за Данией, франкские историки всех именуют нортманнами, тогда как римские историки называют так гипербореев, которых Марциан Капелла превозносит многими хвалами.

13. Итак, у начала означенного залива, на южном его побережье, рядом с нами и вплоть до озера Слии живут даны по прозвищу юдды (164). Оттуда начинаются пределы Гамбургского архиепископства, которые тянутся через [области] приморских склавов до реки Пан (165) - здесь граница нашего диоцеза. Оттуда вплоть до реки Одера (166) обитают вильцы и лютичи (167). За Одером же, насколько нам известно, обитают помераны. Дальше простирается весьма обширная страна поланов (168). Говорят, что ее пределы соприкасаются с королевством Руссия. Эта страна представляет собой последнюю и caмую большую область винулов (169), ей и оканчивается описываемый залив.

14. Если же двигаться к началу Балтийского моря с севера, перво-наперво встретишь нортманнов, далее в воды выступает область данов Скония, а за ее границей вплоть до Бирки обитают готы. Затем лежат огромные пространства земли, которые населяют свеоны. Они тянутся до Края женщин. Еще дальше - между женщинами и Руссией, - говорят, живут виссы (170), мирры (171), ламы (172), скуты (173) и турки (174). Там, опять же конец описываемого залива. Итак, побережья этого моря с юга занимают склавы, а с севера сведы.

15. Опытные люди тех краев рассказывают, что некоторые путешествовали из Свеонии в Грецию по суше. Но варварские народы, обитающие между ними [Свеонией и Грецией], мешают этому пути, поэтому [обычно предпочитаются] опасности путешествия на кораблях (175).

16. Многочисленны острова этого залива, всеми ими владеют даны и свеоны, и лишь некоторые принадлежат склавам. Первый из этих островов - Вендила, что лежит в начале моря, второй - Морсе (176), третий - Туд (177) - он незначительно отстоит от предыдущего, четвертый - Самсе (178), что напротив города Архусы, пятый - Фюн, шестой - Зеланд, седьмой - тот, что рядом с Зеландом, о нем мы говорили выше: восьмой зовется Хольм (179), он соседствует со Сконией и Готией и представляет собой весьма часто посещаемую датскую гавань, благодаря тому, что снабжен надежной бухтой для судов, которые, обыкновенно, отправляются в Грецию и к варварам. Кроме того, к юго-востоку от Фюна расположены еще семь островов, которые, как мы уже говорили, изобилуют плодами. Это Лойланд (180), Имбра (181), Хальстра (182), Лаланд (183), Лангланд (184) и прочие близлежащие острова. Лаланд расположен ближе к пределам склавов. Сии пятнадцать островов принадлежат к королевству данов. Все они украшены светом христианства. Дальше за ними лежат и другие острова, последние подчиняются власти свеонов. Самым большим из них, пожалуй, является Курланд (185). Его величина составляет восемь дней пути. Там обитает племя, которого все избегают из-за того, что жителям этого края свойственно чрезмерное почитание идолов. [На Курланде] много золота и превосходные кони. Все там кишит прорицателями, авгурами и черноризцами, [которые даже ходят в монашеском облачении]. Со всего света съезжаются туда за пророчествами, а особенно часто из Испании и Греции. Мы полагаем, что именно этот остров в "Житии святого Ансгария" назван Куры (186), платившим в те времена дань свеонам. Сейчас - благодаря стараниям одного торговца, которого посредством многих даров приманил туда король данов, - на сем острове построена одна церковь. Эту историю, радуясь о Господе, рассказал мне сам король.

17. Кроме того, нам говорили, что в означенном море есть еще много других островов, среди которых и крупный остров Эстланд (187), не уступающий по величине предыдущему. Его жители совершенно не знакомы с Богом христиан, они поклоняются крылатым драконам, которым даже приносят в жертву живых людей, приобретая их у купцов; да проверяют весьма тщательно, чтобы на теле у жертвы не было ни единого пятнышка, а иначе, по их словам, драконы ее отвергнут. Рассказывают, что вышеописанный остров расположен вблизи Края женщин, немного выше города свеонов Бирки.

18. Недалеко от области склавов находятся, насколько нам известно, три примечательных острова. Первый из них называется Фембре (188). Он лежит против страны вагров (189), так что его, как и Лаланд, можно видеть из Альдинбурга. Другой остров (190) расположен напротив страны вильцов. Его населяет могучее склавское племя ранов, [или рунов]. По закону без учета их мнения не принимается ни одно решение по общественным делам. Их так боятся по той причине, что с этим племенем водят близкую дружбу боги, а вернее, бесы, поклонению которым они преданы более чем прочие. Оба острова переполнены пиратами и безжалостными разбойниками, которые не щадят никого из проезжающих. Ибо всех, кого другие пираты обычно продают, эти убивают. Третий остров именуют Семландом (191), он соседствует с областями руссов и поланов, а населяют его сембы (192), или пруссы, люди весьма доброжелательные. Они, в отличие от предыдущих, протягивают руку помощи тем, кто подвергся опасности на море или испытал нападение пиратов. Тамошние жители очень низко ценят золото и серебро, а чужеземных шкурок, запах которых донес губительный яд гордыни в наши земли, у них в избытке. На Семланде это добро держат за навоз, полагаю, к осуждению нашему, ибо мы, задыхаясь, всеми правдами и неправдами рвемся к одеждам из куньего меха, как будто к высшему благу. И вот: за шерстяные одеяния, которые мы называем фальдонами, здешние жители дают столь драгоценные [для нас] куницы. Можно было бы указать многое в нравах этих людей, что достойно хвалы, когда бы только они уверовали во Христа, проповедников которого ныне жестоко преследуют. В описываемых землях принял венец мученичества светлый епископ богемов (193) Адальберт. Вплоть до сегодняшнего дня - при том, что все остальное у них так же, как и у нас, - они запрещают подходить к священным рощам и источникам, опасаясь, что эти места будут осквернены самим присутствием христиан. Тамошние жители употребляют в пищу мясо лошадей, используя в качестве питья их молоко и кровь, что, говорят, доводит этих людей до опьянения. Обитатели тех краев голубоглазы, краснолицы и длинноволосы. Будучи затеряны в непроходимых топях они, не желают терпеть над собой никакого господина.

Схолия 117. Остров рунов Ройне лежит рядом с городом Юмне (194), так что у них общий король.

Схолия 118. Гораций в своей лирике упоминает об этих племенах в следующих словах: "Лучше жить, как равнинный скиф, чья повозка жилье тащит подвижное или как непреклонный гет", "где не больше, чем год, заняты пашнею". "Там приданым для девушки служит доблесть отцов", "и грешить там нельзя: смерть за неверность ждет" (195). Турки, что соседствуют с руссами, как и другие народы Скифии, живут подобным образом до настоящего времени.

19. В описанном море лежит еще много других островов, которых мореплаватели избегают из-за того, что острова эти населены дикими варварами. Говорят, где-то на берегах Балтийского моря обитают амазонки, их страну называют теперь раем женщин. Иные рассказывают, что амазонки становятся беременны, выпив воды. Другие говорят, что они зачинают либо от проезжающих купцов, либо от тех, кого берут в плен, либо, наконец, от чудовищ, которые в этих землях не редкость. Последнее, полагаем, наиболее вероятно. Когда же дело доходит до родов, то оказывается, что, если плод мужского пола, это циноцефал (196), а если женского, то совершенно особая женщина, которая будет жить вместе с другими такими же, презирая общение с мужчинами. Если же в их край приезжает какой-нибудь мужчина, они изгоняют его совершенно по-мужски. Циноцефалы - это те, которые носят на плечах [песью] (197) голову. Их часто берут в плен в Руссии, а говорят они, мешая слова и лай. В тех местах обитают аланы, или альбаны (198), которые на их собственном языке именуются виззами. Последние весьма жестокие амброны (199) и рождаются с седыми волосами. О них упоминает Солин. Страну аланов охраняют собаки, и если случается сражение, то их выстраивают в боевой порядок. Еще где-то там живут бледные, но крепкие люди, а кроме того, макробии, которых также называют гузами. Еще дальше обитают те, кого именуют антропофагами - они питаются человеческой плотью. Мореплаватели рассказывают, что в тех местах часто видали и других многочисленных чудовищ, но, как нам кажется, это едва ли достойно доверия.

Схолия 119. Когда король свеонов Эмунд отправил своего сына Анунда в Cкифию для расширения пределов государства, последний морем добрался до Края женщин. Однако женщины сразу же подмешали яд в источники воды, погубив таким образом и самого короля, и его войско. Об этом мы уже писали выше. Епископ Адальвард, ссылаясь на разные источники, лично засвидетельствовал нам, что сие чистая правда.

Схолия 120. Те, кто на их собственном языке именуются вильцами, - это весьма жестокие амброны, которых поэт называет гелонами (200).

20. То, что я рассказываю о Балтийском заливе, известно мне по сообщению все того же Эйнхарда, так как ни один другой писатель об этом регионе ничего не говорит. Полагаю, что древние знали вышеописанные воды под именами Скифских, или Меотийских болот, "гетских пустынь", а также "скифского берега, густо населенного множеством разнообразных варваров", как назвал их Марциан, писавший, что "там обитают геты, даки, сарматы, [невтры,] аланы, гелоны, антропофаги и троглодиты", Жестоко страдая из-за заблуждений этих племен, наш архиепископ основал для них епископство в городе Бирке, находящемся в центре Свеонии. Бирка расположена против города склавов Юмне и удалена от всех морских побережий на равные расстояния. Первым из наших в этом городе был поставлен отец Гилтин, которого архиепископ пожелал назвать Иоанном. Итак, об островах данов сказано достаточно. Теперь же поведем речь о соседствующих с ними народах свеонов и нордманнов.

<...>
29. Итак, движимый пылким желанием проповедовать Евангелие, Адальвард прибыл в Сведию и за короткое время обратил в христианскую веру всех жителей Сиктоны и ее окрестностей. Он также договорился со святым Эгиноном, епископом Сконии, чтобы они вместе явились к языческому храму, именуемому Убсолой, где смогли бы, возможно, представить Христу плоды своего труда. Они были готовы с радостью принять любые муки, дабы был разрушен тот дом, который является главным приютом ложных верований варваров. Этот дом предстояло разломать, а если возможно, сжечь, чтобы затем последовало обращение всего племени. Но благочестивый король Стейнкель, знавший, что болтают в народе об этом желании Божиих исповедников, отговорил их от подобного дела, упирая на то, что оно грозит им немедленной смертью, а ему - приведшему на родину подобных злодеев - изгнанием и что после этого к язычеству вернутся все те, кто ныне верует, как можно было наблюдать такое в недавнем времени в Склавании. Согласившись на уговоры короля, епископы обошли все готские города, где они разрушали идолов, а затем обращали многие тысячи язычников в христианство. После смерти Адальварда, постигшей его у нас, архиепископ поставил взамен него какого-то Тадикона из Рамбсолы (220), который - вследствие страсти к обжорству всегда голодный - предпочитал пребывание дома жребию апостола. Итак, о Свеонии и ее священстве сказано достаточно.

<...>
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5374
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Чт Окт 25, 2018 3:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

АДАМ БРЕМЕНСКИЙ. ДЕЯНИЯ АРХИЕПИСКОПОВ ГАМБУРГСКОЙ ЦЕРКВИ
Расселение славянских племен

II, XXI. Славия - это очень обширная область Германии, населена винулами, которые некогда назывались вандалами. Славия в десять раз больше нашей Саксонии, если причислять к ней чехов и живущих по ту сторону Одры поляков, которые не отличаются от жителей Славии ни своей внешностью, ни языком. Эта страна, очень богатая людьми, оружием и плодами, со всех сторон окружена крепкими естественными границами, образованными горами, покрытыми лесом и реками. В ширину, то есть с юга на север, страна эта простирается от реки Лабы [Эльбы] до Скифского [Балтийского] моря. Длина же представляется настолько значительной, что, начинаясь от нашей Гамбургской епархии, простирается через необозримые просторы вплоть до Баварии, Венгрии и Греции. Славянских народов существует много. Среди них наиболее западные- это вагры, живущие на границе с трансальбин-гами. Их город, лежащий у моря, Старград. Затем следуют ободриты, которых теперь называют ререгами, и их город Велеград [Мекленбург]. К востоку от нас [т. е. от Гамбурга] живут полабы, город которых называется Ратибором [Раци-бургом]. За ними глиняне и варны. Дальше следуют хижанеи чрезпеняне, которые отделяются от доленчан и ратарей рекой Пеной и городом Дыминым. [Хижане и чрезпеняне живут к северу от реки Пены, доленчане и ратари - к югу. Эти четыре народа по причине их храбрости называют вильцами или лютичами - добавление средневекового комментатора] Там предел Гамбургской епархии. Есть еще и другие славянские племена, которые живут между Лабой и Одрой: гаво-ляне по реке Гавеле, дочане, любушане, волыняне и стодо-ране и многие другие, из всех них самыми могущественными являются ратари, живущие в центре. Их город - всемирно известная Ретра - седалище идолослужения, там построен огромный храм в честь демонов, главный из которых Ради-гость. Изображение его сделано из золота, ложе из пурпура.

Самый город имеет девять ворот и окружен со всех сторон глубоким озером, через которое построен для перехода бревенчатый мост, но через него разрешается проходить только идущим ради жертвоприношения или вопрошения оракула... Говорят, что от Гамбурга до храма четыре дня пути.

IV, XVIII. Три острова должны быть выделены среди тех островов, которые лежат обращенными к славянской земле. Первый из них называется Фембре. Он расположен против области вагров так, что его, как и остров Лаланд, можно увидеть из Старграда. Второй остров расположен напротив виль-цев: им владеют руяне, очень храброе славянское племя, без решения которого, сообразно с законом, не предпринимаются никакие общественные постановления. Их боятся, поскольку они находятся в тесных сношениях, с богами, или скорее демонами, которым они воздают больше почитания, чем остальным. Оба этих острова полны пиратами и кровожадными разбойниками, которые не щадят никого из проплывающих мимо. Всех пленников, которых другие обычно продают, они убивают. Третий остров называется Семландией и находится поблизости от русских и поляков. Он населен сембами или пруссами, очень человеколюбивыми и самоотверженными людьми, которые всегда стремятся на помощь к тем, кто подвергается опасности в море или нападению пиратов.

Описание города Волыни

II, XXII. За землей лютичей, которые также называются вильцами, находится Одра, самая многоводная река славянской земли. Там, где Одра впадает в Скифское море, лежит знаменитейший город Волынь, отличный порт, посещаемый греками и варварами, живущими вокруг. О славе этого города, о котором УНОГО всего рассказывают, а часто и неправдоподобное, необходимо поведать кое-что достойное внимания. Волынь - самый большой из всех городов Европы. В нем живут славяне вместе с другими народами, греками и варварами. Даже и прибывающие туда саксы получают равные права с местными жителями, если только, оставаясь там, не выставляют напоказ своей христианской веры. Все в этом городе еще преданы губительным языческим обрядам. Что же касается нравов и гостеприимства, то нельзя найти народа более честного и радушного. В этом городе, полном товарами всех народов, ничто не представляется роскошным или редким. Там имеются и вулкановы сосуды [?], которые местные жители называют "греческим огнем", о подобных же писал и Солин...

Из Волыни за короткий срок на гребном судне добираются до города Дымина, который лежит недалеко от устья реки Пены [там поблизости] живут и руяне; откуда до области Семландии, принадлежащей пруссам, расстояние такое, что из Гамбурга или же от реки Лабы в семь дней достигают Волыни, путешествуя сухим путем; если же хочешь ехать морем, то нужно в Шлезвиге или Старграде сесть на корабль, также попадешь в Волынь. Пустившись на парусах из Волыни, на четырнадцатый день прибудешь в Новгород, который лежит на Руси, где столица Киев, соперница Константинопольского скипетра, краса и слава Греции1.
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5374
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Чт Окт 25, 2018 3:27 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Из Хроники Титмара Мерзенбургского (11 век)

ИЗ «ХРОНИКИ» ТИТМАРА МЕРЗЕБУРГСКОГО, X В.
VI.23. Есть в земле ратарей некий город, по имени Радигощь, он треугольной формы и имеет трое ворот; со всех сторон его окружает большой лес, неприкосновенный и священный в глазах местных жителей. Двое ворот города открыты для всех приходящих; третьи, самые малые и обращенные на восток, ведут к морю, лежащему поблизости и на вид ужасному. У этих ворот не стоит ничего, кроме искусно построенного из дерева храма, в котором опорные столбы заменены рогами различных зверей. Стены его извне, как всякий может видеть, украшены чудесной резьбой, изображающей различных богов и богинь; а внутри стоят идолы богов ручной работы, страшные на вид, в полном вооружении, в шлемах и латах, на каждом вырезано его имя . Главный из них, которого особенно уважают и почитают все язычники, называется Сварожич. Здесь находятся и боевые знамена, которые выносятся из храма только в случае войны и поручаются пешим воинам.
VI.24. Для тщательного охранения этой святыни жителями поставлены особые жрецы, которые только одни остаются сидеть, когда все прочие стоят, в то время, как совершаются жертвоприношения и умилостивляются боги. С таинственным бормотанием они начинают яростно раскапывать землю, чтобы по выброшенным жребиям узнать исход сомнительного предприятия. Кончив это, они прикрывают жребий зеленым дерном и с молитвой ведут коня, почитаемого за священного, через воткнутые в землю крест-накрест копья, и этим гаданием при помощи священного коня они ищут подтверждения выброшенным жребиям, по которым сперва что-нибудь уже разузнали. И если в том и другом случае окажется одинаковое предзнаменование, замышляемое дело приводится в исполнение, а если нет, то народ с печалью отказывается от задуманного предприятия. Верящие издавна различным заблуждениям, они считают, что если им угрожает продолжительная и жестокая война, то из упомянутого моря выходит огромный кабан с белыми и блестящими клыками, и многие видят, как он катается по болоту, сопровождаемый страшными сотрясениями земли.
VI.25. Сколько в той стране областей, столько там есть и храмов и изображений отдельных демонов, которых почитают неверные; но среди них упомянутый город пользуется наибольшим уважением. Его посещают, когда идут на войну, а по возращении, если поход был удачным, чествуют его соответствующими дарами; а какую именно жертву должны принести жрецы, чтобы она была желанной богам, об этом гадали, как я уже говорил, посредством коня и жребиев. Гнев же богов умилостивляется кровью людей и животных.
Всеми этими племенами, которые вместе называются лютичами, не управляет один отдельный властитель. Рассуждая на сходке о своих нуждах, они единогласно все соглашаются относительно того, что следует сделать; а если кто из них противоречит принятому решению, то того бьют палками, а если он и вне собрания открыто противится постановлению, то либо имущество его предается огню и разграблению, либо он уплачивает в собрании определенную сумму денег, сообразную с его состоянием. Сами вероломные и непостоянные, от других они требуют постоянства и великой верности. Заключая мир, они отрезают прядь волос с головы; смешивают волосы с травой и подают правую руку. К нарушению мира их легко склонить даже и деньгами. Эти-то воины, некогда бывшие нашими рабами, а затем из-за наших грехов ставшие свободными, отправляются в сопровождении своих богов помогать королю .
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5374
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Чт Окт 25, 2018 3:29 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

5. Из "Жизнеописаний Отгона Бамбергского"



Оттон, епископ Бамбергский, соверши ч в 1124-1127 гг две поездки в страну поморян Подробное описание этих путешествии сохранилось в "Жизнеописаниях Оттона Бамбергского", которые были составлены по рассказам участников миссии Оттона и дошли до нас в трех вариантах Самым значительным из них является "Диалог об Оттоне, епископе Бамбергском", написанный Гербордом около 1158-1159 гг Эти "Жизнеописания" не только важнейшие источники для внутренней истории балтийских славян, их быта, нравов, политических учреждений и хозяйственного строя, но интереснейший документ, свидетельствующий о взаимоотношениях поморян с другими славянскими народами


Земля поморских славян


II, 41. Изобилие рыбы в море, реках, озерах и прудах настолько велико, что кажется прямо невероятным. На один денарий можно купить целый воз свежих сельдей, которые настолько хороши, что если бы я стал рассказывать все, что знаю о их запахе и толщине, то рисковал бы быть обвиненным в чревоугодии. По всей стране множество оленей и ланей, диких лошадей, медведей, свиней и кабанов и разной другой дичи. В избытке имеется коровье масло, овечье молоко, баранье и козье сало, мед, пшеница, конопля, мак, всякого рода овощи и фруктовые деревья, и будь там еще виноградные лозы, оливковые деревья и смоковницы, можно было бы принять эту страну за обетованную, до того в ней много плодовых деревьев. Но епископ не хотел, чтобы виноград отсутствовал в этой стране, и поэтому во второй свой приезд привез с собой полную кадку саженцев и велел их высадить в землю, чтобы по крайней мере было вино для причащения.


Честность же и товарищество среди них таковы, что они, совершенно не зная ни кражи, ни обмана, не запирают своих сундуков и ящиков. Мы там не видели ни замка, ни ключа, а сами [жители] были очень удивлены, заметив, что вьючные ящики и сундуки епископа запирались на замок. Платья свои, деньги и разные драгоценности они содержат в покрытых чанах и бочках, не боясь никакого обмана, потому что они его не испытывали. И что удивительно, их стол никогда не стоит пустым, никогда не остается без яств; каждый отец семейства имеет отдельную избу, чистую и нарядную, предназначенную только для еды. Здесь всегда стоит стол с различными напитками и яствами, который никогда не пустует: кончается одно - тотчас же несут другое. Ни мышей, ни мышат туда не допускают. Блюда, ожидающие участников трапезы, покрыты наичистейшей скатертью. В какое время кто ни захотел бы поесть, гость ли, домочадцы ли, они идут к столу, на котором все уже готово.

Общественные здания в Щетине


II, 32. В городе Щетине находились четыре контыни. Но одна из них, бывшая главнейшей, выделялась украшениями и удивительной искусностью постройки; она имела скульптурные украшения как снаружи, так и внутри. Изображения людей, птиц и животных были сделаны так естественно, что казалось, будто они живут и дышат. И что надо отметить, как наиболее редкостное: краски этих изображений, находящихся снаружи здания, не темнели и не смывались ни дождем, ни снегом - такими их сделала искусность художников. Сюда они приносят, по давнему обычаю своих предков, определенную законом десятую часть награбленных богатств, оружия врагов и всякой добычи, захваченной в морских или сухопутных сражениях. Там же хранились золотые и серебряные сосуды и чаши, которые в праздничные дни выносились как будто из святилища. Знатные и могущественные люди гадали, пировали и пили из них. Там же хранили они в честь богов и ради их украшения огромные рога диких быков, обрамленные в золото и драгоценные камни и пригодные для питья, а также рога, в которые трубили, кинжалы, ножи, различную драгоценную утварь, редкую и прекрасную на вид... Там же было трехглавое изображение божества, которое имело на одном туловище три головы и называлось Тригла-вом... Три другие контыни почитались меньше и поэтому были менее богато украшены. Внутри их были только расставлены в круг скамьи и столы, потому что щетинцы имели обыкновение устраивать здесь совещания и сходки. В определенные часы и дни они собирались сюда затем, чтобы пить, или играть, или обсуждать серьезные дела. Кроме того, там стоял высокий густой дуб, а под ним находился излюбленнейший источник, который очень почитался простым народом, так как считали его священным, полагая, что в нем живет божество.


Вечевой помост в Щетине


III. 17. ...Сопровождаемый слугами, епископ последовал среди густой толпы язычников в центр рыночной площади. Там возвышались бревенчатые ступени, с которых обычно глашатаи и должностные лица города обращались с речью к народу. Стоя на этом помосте, епископ начал свою проповедь. Гул враждебно настроенной толпы голосом и движением руки успокоил вместо глашатая Витчак [один из именитейших граждан города].


Мостовые в Волыни


П. 24. Улицы города были глинисты и болотисты и из за грязи повсюду были устроены мосты и настилы из досок,


Дружина и военное дело


II, 23. Неподалеку от города Камень жила вдова.., очень уважаемая и окруженная многочисленной семьей, деятельно правившая всем своим хозяйством. Муж ее при жизни имел свою собственную дружину в тридцать лошадей со всадниками, и это считалось в их стране весьма значительным. Силу и могущество знатных людей и военачальников там определяют количеством или числом лошадей. "Этот человек силен, могущественен и богат, - говорят они, - он может держать столько-то и столько-то коней". Так, услышав о числе коней, они понимали под этим числом воинов, ибо каждый воин обычно имеет только одного коня. А кони той земли велики ростом и сильны. Каждый воин сражается без щитоносца, носит на себе ранец и круглый щит, достаточно ловко и смело исполняет свою военную службу. Только князья и военачальники имеют одного, много - двух слуг.


Труд зависимых людей в хозяйстве крупных землевладельцев


II, 23. Наступило время жатвы. В один из воскресных дней, когда народ со всех сторон торопился в церковь, случилось, что упомянутая выше вдова ни сама не пошла в церковь, ни своим людям не разрешила пойти. Разгневанная, она приказала: "Идите жать на мои поля! Это полезней, чем молиться какому-то новому богу, которого из своей страны привез нам этот Оттон, епископ Бамбергский. На что он нам! Разве вы не видите, сколько добра и какое богатство дали нам наши боги и что всеми своими сокровищами, славой и изобилием вы обязаны их щедрости! Поэтому отступиться от их почитания будет величайшей несправедливостью. Итак, идите, как я вам сказала, жать наши нивы. И чтобы вы меньше боялись, приготовьте мне повозку; я сама поеду с вами в поле собирать урожай". Поехав на поле, она сказала: "Делайте го же самое, что делаю я". Едва только она, засучив рукава и подобрав платье, схватила в правую руку серп, а левой взялась за колосья, [как ее внезапно поразил удар].
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5374
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Чт Окт 25, 2018 3:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Гельмольд
21. ВОЙНА ДОЛЕНЧАН

В те дни произошло великое движение в восточной части славянской земли, где славяне вели между собой внутреннюю войну. Их же — четыре племени, и они называются лютичами, или вильцами; из них хижане и черезпеняне, как известно, обитают по ту сторону Пены, ратари же и доленчане — по эту. Между ними начался великий спор о первенстве в храбрости и могуществе. Ибо ратари и доленчане желали господствовать вследствие того, что у них имеется древнейший город и знаменитейший храм, в котором выставлен идол Редегаста, и они только себе приписывали единственное право на первенство потому, что все славянские народы часто их посещают ради [получения] ответов и ежегодных жертвоприношений. Но черезпеняне и хижане отказывались им подчиняться и, напротив, решили защищать свою свободу оружием. Когда волнение так понемногу разрослось, дело дошло, наконец, до войны, и тут в жарких битвах ратари и доленчане были побеждены. Поэтому [74] война возобновлялась второй и третий раз, и те же теми же по-прежнему были одолены. mного тысяч людей пало с той и с другой стороны. Победителями оказались черезненяне и хижане, войну со стороны которых вызвала только необходимость. Тогда ратари и доленчане, воевавшие ради славы, сильно терзаемые позором своего поражения, призвали на помощь храбрейшего короля данов 1 и саксонского герцога Бернарда, а также Готшалка, князя бодричей, каждого со своим войском, и содержали все это множество [людей] на собственные средства в течение шести недель. И началась война против черезпенян и хижан. У них не было сил противостоять такому громадному, осадившему их войску, и великое множество их было убито, много уведено в плен. Наконец, они купили себе мир за 15 тысяч марок 2. Эти деньги князья разделили между собой. О христианстве они и не вспомнили 3, и никаких почестей не воздали богу, ниспославшему им [эту] победу :в войне. Отсюда можно узнать ненасытную жадность саксов, которые хотя и превосходят воинственностью и военным опытом остальные народы, соседящие с язычниками, однако предпочитают лучше дани увеличивать, чем обретать господу [новые] души. Давно бы уже при поддержке священников окрепла краса христианства в Славии, если бы этому не мешала жадность саксов. Да будет прославлен и всякой хвалой возвышен достойнейший Готшалк, который хотя и происходил из языческого народа, однако со всей пылкостью любви снова возвратил своему народу дар веры, благодать религии! И да будут порицаемы знатнейшие из саксов, которые, будучи рождены от христианских предков и взлелеяны в лоне святой матери церкви, в деле господнем всегда оказывались бесплодными и бесполезными.
<...>
2.<…> Епископ в сопровождении брата своего, аббата из Ридегесгаузен, вернулся в Вагрию (после поездки в Бремен и Брусвик. – Сост.) и прибыл в Альденбург, чтобы отпраздновать день святого крещения в епископской столице. В то время город этот был совершенно пуст, не имел ни стен, ни жителей , имел только маленькую церковь, которую воздвиг блаженной памяти Вицелин. Здесь в суровый холод среди снежных сугробов мы совершали богослужение. Среди прихожан, кроме Прибислава и еще нескольких человек, никого из славян не было. Когда святое богослужение окончилось, Прибислав пригласил нас зайти в его дом, который находился в далеком селении. И он принял нас с большим радушием и устроил для нас роскошный пир. Стол перед нами был уставлен 20 блюдами. Здесь я на собственном опыте убедился в том, что до тех пор знал лишь понаслышке, а именно, что в отношении гостеприимства нет другого народа, более достойного уважения, чем славяне; принимать гостей они, как по уговору, готовы, так что нет необходимости просить у кого-либо гостеприимства. Ибо все, что они получают от земледелия, рыбной ловли или охоты, все это они предлагают в изобилии, и того они считают самым достойным, кто наиболее расточителен.<…> Если же кто-нибудь, что случается весьма редко, будет замечен в том, что отказал чужеземцу в гостеприимстве, то дом его и достатки разрешается предать огню, и на это все единодушно соглашаются, считая, что кто не боится отказать гостю в хлебе, тот – бесчестный, презренный и заслуживающий общего посмешища человек.
3. Пробыв у князя эту ночь и еще следующие день и ночь, мы отправились дальше по Славии в гости к одному могущественному человеку, имя которого было Тешемир, ибо он приглашал нас к себе. И случилось, что по дороге пришли мы в рощу, единственную в этом краю, которая целиком расположена на равнине. Здесь среди очень старых деревьев мы увидели священные дубы, посвященные богу этой земли, Прове . Их окружал дворик, обнесенный деревянной, искусно сделанной оградой, имевший двое ворот. Все города изобиловали пенатами и идолами, но это место было святыней всей земли. Здесь был и жрец, и свои празднества, и разные обряды жертвоприношений. Сюда каждый второй день недели имел обыкновение собираться весь народ с князем и жрецом на суд. Вход во дворик разрешался только жрецу и желающим принести жертву или тем, кому угрожала смертельная опасность, ибо таким здесь никогда не отказывалось в приюте.
Славяне питают к своим святыням такое уважение, что место, где расположен храм, не позволяют осквернять кровью даже во время войны.
Клятву они с большой неохотой приносят, боясь навлечь на себя гнев богов, ибо клятва у славян равносильна ее нарушению.
У славян имеется много разных видов идолопоклонства . Ибо не все они придерживаются одних и тех же языческих обычаев. Одни прикрывают невообразимые изваяния своих идолов храмами, как, например, идол в Плуне, имя которого Подага; у других божества населяют леса и рощи, как Прове, бог Альденбургской земли, – они не имеют никаких идолов. Многих богов они вырезают с двумя, тремя и больше головами. Среди многообразных божеств, которым они посвящают поля, леса, горести и радости, они признают и единого бога, господствующего над другими в небесах , признают, что он всемогущий, заботится лишь о делах небесных, они (другие боги), повинуясь ему, выполняют возложенные на них обязанности, и что они от крови его происходят и каждый из них тем важнее, чем ближе он стоит к этому богу богов.
<…> В ближайшее воскресенье весь народ этой земли собрался на рынок в Любеке, и епископ, придя сюда, обратился к народу со словами поощрения, чтобы, оставив идолов, он начал почитать единого бога, который на небесах, и, приняв благодать крещения, отказался от злых дел, а именно от грабежей и убийства христиан. И когда он закончил свою речь к народу,
Прибислав сказал с согласия остальных: “Твои слова, достопочтенный епископ, – Божьи слова, и ведут нас к спасению нашему, но как вступим мы на этот путь, когда мы опутаны столь великим злом? Чтобы ты мог понять мучение наше, выслушай терпеливо слова мои, ибо народ, который ты здесь видишь, это – твой народ, и справедливо будет нам раскрыть пред тобой нужду нашу. И тогда ты сам посочувствуешь нам. Ибо государи наши так жестоко поступают с нами, что из-за платежей и тягчайшей неволи смерть кажется нам лучше, чем жизнь. Вот в этом году мы, жители этого маленького уголка, уплатили тысячу марок герцогу, потом столько-то сотен марок графу, и этого еще мало, ежедневно нас надувают и обременяют вплоть до полного разграбления. Как приобщимся мы к новой вере, как будем строить церкви и примем крещение, – мы, перед которыми ежедневно возникает необходимость обращаться в бегство? Но если бы было такое место, куда мы могли убежать! Если мы перейдем Травну, там такое же несчастье, если пойдем на реку Пену, и там все так же. Что же остается другое, нежели, покинув землю, не уйти на море и жить там в пучинах. И разве наша вина, если мы, изгнанные с родины, возмутим море и отберем дорожные деньги у данов или купцов, которые плавают по морю? Разве это не будет вина государей, которые нас на это толкают?” <…>
Таким образом, ширилось дело Господне в земле вагрской, и в этом граф и епископ оказывали друг другу взаимную помощь. Около этого времени граф возвел снова замок Плуню и построил там город и рынок. И ушли славяне, жившие в окрестных селениях, и пришли саксы и поселились здесь. Славяне же постепенно убывали в этой земле.
<…> Однако еще невозможно было удержать славян от грабежей, ибо они все время переплывали море и опустошали землю данов и не отступали еще от грехов отцов своих.
87.<…> Славянам, которые продолжали оставаться в стране вагров, полабов, бодричей и хижан, герцог повелел,чтобы они платили поборы епископу, как их платят у полонов и поморян, то есть с плуга по 3 модия ржи и по 12 денариев местной монеты . Модий же у славян называется на их языке корец . Славянский же плуг означает двух волов и столько же лошадей. И увеличились десятины в земле славянской, потому что стеклись сюда из своих земель тевтонцы, чтобы населить землю эту, просторную, богатую хлебом, удобную по обилию пастбищ, изобилующую рыбой и мясом и всеми благами.
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5374
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Чт Окт 25, 2018 3:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

ИЗ «ДЕЯНИЙ ДАНОВ» САКСОНА ГРАММАТИКА, VI-X ВВ.
Город Аркона лежит на вершине высокой скалы; с севера, востока и юга огражден природной защитою<…> с западной стороны защищает его высокая насыпь в 50 локтей.<…> Посреди города лежит открытая площадь, на которой возвышается деревянный храм, прекрасной работы, но почтенный не столько по великолепию зодчества, сколько по величию бога, которому здесь воздвигнут был кумир. Вся внешняя сторона здания блистала искусно сделанными барельефами различных фигур, но безобразно и грубо раскрашенными. Только один вход был во внутренность храма, окруженного двойною оградой. Внешняя ограда состояла из толстой стены с красною кровлею; внутренняя – из четырех крепких колонн, которые, не соединяясь твердой стеной, увешаны были коврами, достигавшими до земли, и примыкали ко внешней ограде лишь немногими арками и кровлей. В самом храме стоял большой, превосходящий рост человеческий, кумир, с четырьмя головами, на стольких же шеях, из которых две выходили из груди и две к хребту, но так, что из обеих передних и обеих задних голов одна смотрела направо, а другая – налево. Волосы и борода были подстрижены коротко, и в этом, казалось, художник сообразовываться с обыкновением руян. В правой руке кумир держал рог из различных металлов, который каждый год обыкновенно наполнялся вином из рук жреца для гадания о плодородии следующего года; левая рука, которой кумир опирался на бок, уподоблялась луку. Верхняя одежда спускалась до берцов, которые составлены были из различных сортов деревьев и так искусно были соединены с коленами, что только при внимательном рассматривании можно было различать фуги. Ноги стояли наравне с землею, их фундамент сделан был под полом. В небольшом отдалении видны были узда и седло кумира с другими принадлежностями. Рассматривающего более всего поражал меч огромной величины, ножны и черен которого, помимо красивых резных форм, отличались серебряною отделкой.<…> Для содержания кумира каждый житель острова обоих полов вносил монету. Ему также отдавали третью часть добычи и хищений, веря, что его защита дарует успех. Кроме того, в его распоряжении были триста лошадей и столько же всадников, которые все, добываемое ими насилием или хитростью, вручали верховному жрецу; отсюда приготовлялись различные украшения храма. Прочее сохранялось в сундуках под замками; в них, кроме огромного количества золота, лежало много пурпуровых одежд, но от ветхости гнилых и худых.
Можно было видеть и множество общественных и частных даров, пожертвованных с благочестивыми обетами, просящих помощи, потому что этому кумиру давала дань вся Славянская земля. Даже соседние государи посылали ему подарки с благоговение; между прочим, король датский Свенон , для умилостивления его, принес в дар чашу искуснейшей отделки.<…>
Этот бог имел также храмы в очень многих других местах, управляемые жрецами меньшей важности. Кроме того, при нем был конь, совершенно белый, у которого выдернуть волос из гривы или хвоста почиталось нечестием. Только верховный жрец мог его кормить и на нем ездить, чтобы обыкновенная узда не унизила божественного животного. Верили, что на этом коне Святовит ведет войну против врагов своего святилища. Это следовало из того, что конь, ночью стоявший в стойле, часто утром был покрыт пеной и грязью, как будто он воротился из дальней дороги.<…>
Святовита символизировали разные знаки, в частности, резные орлы и знамена, главное из которых называлось Станица. Оно было отлично по величине и цвету и почитаемо народом руянским почти столько, сколько величие всех богов. Нося его перед собою, они считали себя вправе грабить все человеческое и божеское, и все считали себе позволенным. С ним они могли опустошать города, разрушать алтари, неправое делать правым, все пенаты руянские разрушать и сжигать, – и власть этого небольшого куска полотна была сильнее власти княжеской .
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5374
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Чт Окт 25, 2018 3:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

ГЕРАРД МЕРКАТОР

КОСМОГРАФИЯ

Ругия остров на мори орнетанском (ориенстальском) то есть восточном, или Свевицком, а имянно называют Балтицкое море, от баралибицкой области дацкая граница. Остров беловат, с того острова видят островы Манада (Ummantz), Гидезера (Hiddensehe), от западу; да от полудня поморские грады граничат, именем Барто (Bardt), Трозуб (Stralsund), Крипсваде (Gripswalde), Валгасте. Остров в древние лета многим пространнее был, неже ныне. Божиею волею промыла вода сквозь той остров и отделила особно остров Руден на удивление всем, что неподобно было тому тако статися, страшными волнами морскими и трясением земли и ветры великими потопило многие домы и костелы и колоколни между Ругиею да между Руденом островом на 5 миль. Ныне в том месте глубина немерная, великие корабли тем местом проезжают, а называют то место новой проезд или корабельной проезд. В древние лета большие корабли на [591] широкое море и иным местом проезжали, на запад, а не на восток, проезд той называли Данбелен; на том проезде дацкие корабли потонули и ныне на дне моря видят корабли и опасаются тем местом кораблями ездити. Остров той весь великое море обошло долгота и ширина того острова 7 миль, округи того острова по смете математицской 21 миля. Ныне в правду та округлость не только многим островам и прилепкам большим и меншим разделяется и естьли кто хощет с прилежанием смеряти и сметити, 70 миль найдется; между островъков ширина заток по три мили, а менши полторы мили несть; а которые корабли к тому острову приезжают, от волн морских шкоты бывает мало, пристанища угодные опасные.

На острове том хлеба родится изобилное множество, близь града Стралзунна; како в древние лета римляном в Сицылии хлебородство бывало, тако и на том острове. Срабо (Страбон) о том пишет. Скота, то есть коней и овец есть по мере; гусей в правде немерное множество и велми велики; волков и болших мышей на том острове несть, токмо не в давне на прилепку Витов мыши болшие, т. е. кроты появились с приезжих кораблей. На острове том живали люди идолопоклонники, Рены (Раны) или Рутены имянуемые, люты, жестоки к бою, против христиан воевали жестоко, за идолов своих стояли. Те Рутены от жестосердия великого едва познали после всех Христианскую веру. Того острова владетели таковы велможны, сильны, храбрые воины бывали, нетокмо против недругов своих отстаивалися крепко, но и около острова многие грады под свою державу подвали, то есть Бордум, Гривмъмам, Трибесия, и воевали с Дацким королем и со иными поморскими князьми и с Любскою областию воевали много, и всем окрестным Государством грозны и противны были. Язык у них был Словенской да Виндалской (Валдалской); грамотного учения не искатели, но и заповедь между собою учинили, чтобы грамоте не уталися, токмо воинским делам прилежные охотники были. Того острова Ругии первоначальной владетель был князь Крито (Крыто), валможный той был владетель во время Поморской земли владетеля князя Свентыбара. Той князь Крито женился на дщери князя Свентибара 1100 года; а иные пишут, что той князь Крито Голштенским и Дутмарским князем был, град Любок завел. Он единого времени зван был в гости и напився пьан и Дан его пьяного с лестницы пхнул и ту смертью скончался. По смерти его тем князством Ругинским завладел отец его, князь Реце 1160 году и потом то Ругинское князство воевали многие недруги до [592] владетеля их, до князя Братислава до 1352 году. Того князьства дедичи извелися и досталося то Ругинское государство в державу поморским князем, затем уговором, естьли бы поморских князей род извелся, тогда те Ругиские опять аки вольны былибы, и кого они хотят за владетеля их и за Государя, того изберут.

О привращении Ругийских к вере Християнской хощу нечто мало помянути. Игелмондус пишет: во время цесарева Карла Великого сына Лодвика Пиуса 713 году были мнихи кляшторы Кардепского (Нордейского) из Вестфали, которой поставил цесаря Карла Великого сын Лодвик. Те мнихи на великую страсть дерзнули, поднялися тех Ругийских идоложертвенников от идолского поклонения отводити, а к вере Християнской приводити, во имя Христово и началника своего святого мученика Вита. И помощию Божиею и святого мученика Вита неких идоложертвенников те мнихи привели было; а потом паки от веры Християнской отступили и свою идолскую прияли по прежнему и со инеми неверными многими тех мнихов всех помучили на смерть, от Христа отступили, а святого Вита имя призывали во всяких делех и учинили себе идола и нарекли того идола Святывид и поставили над ним божницу; а которые приезжие купцы из иных государств тому идолу святому Виту честные дары лутчие приносили и честь воздавали, и тех купцов Ругинские тамошние жилцы с великою честию и с любовию приимали и с ними торговали. Всея тоя области или острова все люди съезжались на поклонение тому идолу и жертвы приносили. Идол той сотворен по образу и по подобию человеческому, сана изряднаго; одежда на нем долгая, а вылит той болван из разных руд, то есть из злата, из сребра, из меди, из олова и из всяких разных; в правой руке того идола чаша из всяких же руд слита, кровля на ней на подобие рогам, а чаша та наполнена всяких благовонных вещей; а в левой руке лук наложен со стрелою. На имя того идола 300 коней было всегда готовых на стойлах: а сверх всех трехсот един был конь, на того не садился никто; а егда против недругов своих лучится быти на воине, и поп их, того белого коня оседлав и запершися в конюшне, коня того бьет и томит, даже весь спотеет, и выводит его из конюшни всего в поту истомленного, и сказывает всем вслух, что Святывит сам на коне том ездил против недругов Ругинских на бой; и они тому идолу и паче честь воздают, жертвы многие и дары честные драгоценные приносят. Чашу, которая в правой руке того идола по вся годы поп их наполняет разными благовоньми вещьми и егда скончается (год), тогда поп их [593] открывает ту чашу и вынимает из чаши, подносит тому идолу под нос с великим трепетом; и естьли годом в чаши положенного убудет и воность пременится, тогда все о том радуются, и веселятся, надеются, что идол или бог их приял в себя некую часть, и мнят, что во весь год будет к ним во всем милостив и благоподатлив, и паки ту чашу наполняют полну и вдают в руку идолу по прежнему: а есть ли в той чаше не убудет ничего и воность (не) пременится, тогда все начаются на себе великого гнева от того их бога того году. И многие действа и моления (богомолства) тому идолу сотворяют и во всем ему веруют. Идол той стоял во граде Арконавитовие; к тому идолу съезжалися из разных областей идоложертвенники на поклонение и приношение жертв идолских, между которого и любские многие приезжали. В том же граде три божницы были наполнены идолов, а над всеми началнейший был Святывит; а иной идол был о седми лицах на единой главе; той опоясан седмью сабли, а в левой руке имел мечь голой. Идол тот толст, и высок и пригож, называли его Мартом (Марсом), богом воинским. Другой (в списке Ундольского читается так: Другой идол имел на главе пять лиц без сабель и без меча, того называли Смирением. Потом следует: третий) идол имел на главе 4 лица, а пятое на персех; левою рукою держался за верх главы, на правое колено приклякнул; того идола называли богом царства того; имя ему было Поренитум. И много бы было о тех идолах и о их идолских действах и болвохваствах сказывати.

То безбожное идолство унялось по пред 440 лет, а до тех мест, покамест веры Християнской не прияли, идолского поклонения держалися, многое кровопролитие от них Християном деялось. 946 году архиепископ ганбурской пытался их приводити к вере християнской во время державы кесаря Ендрика Укупуса (Аокупуса), потом 1019 году Дацкой король Эрит (Эрик) тех Ругинских воевал и осадил силно их град Аркону и воевал их силно и мужественно: и они, нестерпев его тесноты, просили его о миру и хотели веру Християнскую прияти, и король Дацкой не откладывая в далный час, тойчасть велел их в море крестити и погружати; и егда король отъехал, и они паки Християнскую веру покинули, принялися за прежнее идолское поклонение и многое кровопролитие над Христианы и немилостивое мучителство чинили. Потом Бамберской епископ Отто, наречен поморской апостол, учал тех Ругинских к вере Християнской приводити, а Дацкому королю воевати их заповедал, потому что и так кровопролития Християнского немало учинилось. Взял [594] их епископ на себе без войны тихостию и смирением к вере Християнской приводити. Потом 1148 году поморской князь Ратибор вырядился с Бисценскими (Барденскими) с Грименскими с Требисцемскими со многими разными людми тех Ругинских победил и к вере Християнской привел и градов их Ругинских много повоевал и разорил, а Ругинские, паки справяся и (не) оглядаяся ни на что, и не обинуясь никого, против Християн войною восстали. В то время у Ругинских великая несказаемая была селдевая ловля, потом те сельди перешли в Дацкую землю; к той сельдевой покупке приезжали из Бардовику купцы по вся годы в Ругинской град Витовию, а с ними был купец славен Християнин Родишкалк (Годишкалк). В то время поп идолской всем Ругинским приказывал идолу святому Виту молитися сокрушенным сердцем, чтобы гнев свой утолял и попрежнему бы милость своя явил. Христианину Родишкалку поп их говорил, чтобы идолу их святому Виту непобедимому жертву принес, и за такое словесе (слово все) Християнские приезжие купцы взялися, многих Ругинских побили и потом нощию на корабли собрався со всем парусы подняв, ушли. Недолго после того 1166 году Ругинские против себе воздвигнули войну Дацкого короля Валдамора и великое кровопролитие между собою чинили и болши дву годов та война между ими деялась и Дацкой король, умысля, Саского князя Гендрика Льва да князя поморского, да князя Мехельбурского на помощь призвал, и те, собрався, в Ругию пришли, огнем и мечем жестоко и не милостивно воевали. И Ругинские видя, что не в силу им противу их стояти, заперлися в крепкие грады в осаду в Арьаконий, в Хатину (Харентану). Аркона град в Ругии крепок и строен на прилепку Витавии, против полунощной страны, к горам бореям, на Высокой горе; прирождением место немерно крепко, от востоку и от полунощи море обошло, с другой страны ко острову Ругинскому прилеплено, а ныне все то пусто, видят (видеть) издали каменные стены. Окрест того града ров, таков глубок, что из крепкого лука доброй стрелец едва выстрелит изо рва. Град той осажден на день Вознесения Христова, а взят на день святого Вита. (И тем мочно всякому рассмотрить и рассудить неизреченные судьбы Божии и мученика святого Вита), что тем безбожным на обличение зловерства их. На кого надежду свою имели, на идола Вита названного град взят. Мещане арокониские, которые изначала в осаде сели и много бився, не могли устояти, просили мира, обещеваяся Християнскую веру прияти, а идола Вита сокрушити и божницу християнским богомолием освятити; а пленников [595] (полонеников) християнских ничем невреждены (не вредя) свободных учинити; а королю Дацкому на колико лет дань давати. А егда той град Аркон взят, тогда и Харентия сдался. В то время 3 князи Ругийские были, то есть Тесцлав, Стоуслав, Яромир. Стоуслав свою часть Яромиру брату своему поступился, и егда те Ругинские князи веру Християнскую прияли, и который прежде крестился, за того Дацкой король Велдемар брата своего родного Канота (Канута) дщерь выдал за жену. Итако Аркона да Харейтина Ругинские грады от многих воен опустели, а потом князи поморские те грады до основания разорили и под свою державу подвели; а чем Датцкой король завладел было, и того по совету и по любви поморским князем поступился.

В древние лета той остров Ругия вельми был многолюден и славен, а ныне токмо те грады на нем, то есть столной град Берга, а в нем 400 дворов, а иные грады Сагатр, Вик, Бинст, Люра; а иные меншие и по се время (по ся мест) есть. А воинских ратных людей ныне с того острова 7 тысячь быти может. А на прилепку Ясмунду, которой к востоку лицем стоит, есть горы высокие, зело страшные, неудобно верити вышине тех гор над морем; с тех гор камень ломали на градовое и на иное каменное дело; ныне те горы Шкубен-помер (Штубен-комер). Недалече оттоль в горах и в лесах старинные каменные градцкия сиены обросли великими лесами; ныне называют их тамошним языком бругдали (брухдали). Оттоле недалече есть черное озеро глубоко и велми несказаемое множество в нем рыбы, сети прорываются. Единого времени лучилося в том езере рыбу ловити и на великое чудо сеть из рук рыболовских ушла во езеро и не могли никоторыми мерами сети тоя найти; и нашелся такой человек, осмеляся, искал тоя сети и по немалом времени нашел ту сеть под высокою страшною горою и закричал великим гласом тамошним языком, «которые все черти сеть ту зде занесли» и противу ему ответ от (из) воды был: «не все черти, толко я сам с братом моим Венхилем (с Нихелем)». На острове том лесов всяких, к коробелным станам (статьям) и на строение дворовое и дров на всякую потребу достаток, а особно на прилепку Ясмонду, и иным окрестным областем много отвозят; имянуется той лес Штубеница, то есть толкуется, на корабелное и на всякое дело в том лесу древа угодные. Духовных вотчин много, лесистые места и поль разных и скота не мало; те дают началником своим хлеба и скота десятую часть. На том острове старинных великих родославных родов много, которых печати свои собинные, те и воинским делам [596] учитися охочи и грамотного учения тщателны; те велможным государем в службах своих пригожаются, во всяком рассуждении рассудителны воински и в домостройных делах (токмо в духовных делех) не вступаются. Деревенские люди господинам своим оброки дают по уговору и всякие черные тяжелые работы делают.
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ. -> Дела давно минувших дней Часовой пояс: GMT + 4
На страницу Пред.  1, 2, 3
Страница 3 из 3

Перейти:  

Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах



Powered by phpBB © 2001 phpBB Group
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS

Chronicles phpBB2 theme by Jakob Persson (http://www.eddingschronicles.com). Stone textures by Patty Herford.