Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ.


ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ.

Мнения участников могут оскорбить ваши религиозные чувства.
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Г. Попов "Русская народно-бытовая медицина"

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ. -> Друзья от науки
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5440
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Ср Янв 09, 2019 5:14 pm    Заголовок сообщения: Г. Попов "Русская народно-бытовая медицина" Ответить с цитатой  

Настоящей главой мы всецело вступаем в ту область сyeверий народа, где часто трудно искать хотя бы каких-нибудь проблесков знаний и разумного опыта и где все покоится лишь на слепой вере в то, что преемственно передано от дедов и отцов и начало чего теряется в отдаленнейшей глубине веков.

Среди самых нелепых суеверий привлекательным светом и возвышающей душу поэзией блещут лишь верования или, вернее, остатки их, который относятся к земле, воде, деревьям и растениям. Каким-то чудом уцелев среди целой сети неблагоприятных исторических условий жизни народа, обломки этих верований, рисуя идеалы прошедшего, невольно внушают мысль о том, что развитие народа, когда-то давно, во многом было гораздо выше, чем теперь.

_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5440
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Ср Янв 09, 2019 5:14 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Цикл суеверных средств и способов лечения в достаточной степени был обрисован нами в отделе «знахарство», но то был своего рода культ, имеющий своих жрецов-знахарей. Знахарь, как лицо, обладающее, в глазах крестьянина, большими и специальными знаниями, выступает на сцену, как и врач, только тогда, когда предварительно испытаны и испробованы свои, домашние средства лечения. Вот, эти средства, вошедшие в обычный обиход жизни крестьянина, в своем роде его домашняя медицина, и составляют предмет содержания настоящего отдела.

Домашняя медицина народа резко разнится от такой же медицины наших привилегированных и культурных классов. В то время, как у последних ее составляют, в громадном большинстве случаев, рациональные средства – хинин, касторовое масло, горчичники, компрессы и пр., домашняя медицина крестьянина в значительной своей части состоит из суеверных средств[162].



Первое место среди них занимают суеверные профилактические средства. Средства эти, по большей части, очень просты и несложны. Чтобы пользоваться хорошим здоровьем и не заболеть, достаточно иногда только обувать ежедневно правую ногу вперед левой, в предупреждение «летучего огня» – не плевать в огонь, во избежание зубной боли – держать, по утрам, во рту какой-нибудь сучек из дерева, а чтобы предупредить чрезмерную потливость ног – никогда не надевать чужой обуви (Елабужск. и Са-рапульск. уу. Бятск. г., Болховск. и Брянск, уу. Орловск. г.).

Так же просто иногда предупредить лихорадку: для этого не надо смотреть с улицы через окно в дом, а то лихорадка может «поймать»: через стекло-то она на тебя и смотрит (Сарапульск. у. Вятск. г.). При ушибе, чтобы не разболеться, очень хорошо иногда бывает сказать: «батюшка, свято место, не ты на меня нашло, а я на тебя, прости меня, Христа ради!» (Вязниковск. у. Владимирск. г.).

Чтобы избегнуть сглаза, женщине и девушке полезно применить такой прием: погладив рукой себя по заду, потереть потом той же рукой по лицу, говоря: «какая ты у меня неглазливая, такая бы и я неглазливая была» (Орлов, г. и у.).

Против «уроков» хорошим профилактическим средством считается вода, если ее трижды «перенять» с каменки в бане. Для этой цели, взятая в ковш вода выливается на каменку и, снизу, снова– подхватывается в ковш. Этой водой окачиваются и пьют ее. При этом говорят: «как на каменке, на матушке, подсыхает и подгорает, так на рабе Божьем (таком-то) подсыхай и подгорай (Никольск. у. Волог. г.).

Во многих местах большой славой от порчи, в особенности при повальных болезнях, когда она бывает пущена по ветру, пользуются лук, соль, чеснок и редька. Основания, но которым им приписываются столь чудесные свойства, те, что соль и редька имеют способность выедать все слова, написанные на бумаге, а запаха луку и чесноку, будто бы, не любить вся нечистая сила. Носятся чеснок в лук, в таких случаях, обыкновенно на кресте (Котельнич. у. Вятск. г., Ветлужск. у. Костромск. г., Кадниковск. у. Вологодск. г. и др).

Вологжане Грязовецкого у. к чесноку присоединяют еще репейный корень, а Тотемского – продырявленную медную монету. С такими же профилактическими целями навязывают на крест росной ладан, купорос, киноварь и змеиную кожу: киноварь хорошо предупреждает сифилис[163], а змеиная кожа – лихорадку (Ветлужск. у. Костромск. г., Медынск. у. Калужск, г., Зарайск, у. Рязанск. г).

В тех же видах носят на шее и ладонки, зашивая в них наговорные травы, а чаще всего сон Пресв. Богородицы[164], вера в который, как в хорошее предупредительное средство от лихорадки, является очень распространенной (Мещевск. у. Калужск. г., Вязниковск. у. Владим. г., Порховск. у. Псковск. г., Скопинск. и Зарайск, уу. Рязанск. г. и др.). Хорошим средством, предупреждающим лихорадку, является также зашивание в ладанку высушенной и истолченной головы змеи, или засушенной головы лягушки (Масальск. и Малояросл. уу. Калужск. г.). Своего рода чудесным талисманом, застраховывающим от болезни и напастей, считается мамонтова кость, крест с покойника, или воткнутая куда-нибудь булавка или иголка, полученные от «еретиков» (Сарап. у. Вятск. г.). Но самый надежный талисман – это «сорочка» новороженного. Кто родится в сорочке и носит ее на кресте, к тому не в состоянии «приступить» никакая болезнь. Если она и «нападает» на таких людей, то не иначе, как застигнув их врасплох, в то время, как они снимают крест и ладонку с сорочкой, напр., в бане.

Счастливы также – обладатель «родинки» или те, у кого тело покрыто волосами: болезнь «нападает» на них очень редко (Саранск, у. Пензенск. г.).

В арсенале предупредительных мер и средств имеется немало других, которые специально предохраняют только от известных и определенных болезней. Прокалывание ушей у маленьких детей предупреждает грыжу и золотуху, а ношение в левом уxе серьги – вернейшее предохранительное средство против грыжи у мужчин (Тотемск. у. Волог. г.). Против развития желтухи нет ничего лучше, как носить на себе янтарь: «с ним можно упастись от всякой желтухи» (Брянск, у. Орловск. г., Медынск. и Масальск. уу. Калужск. г., Сарап. у. Вятск. г.). Но едва ли не самым сильным магическим средством является сырое куриное яйцо: если носить его 40 недель за пазухой, то оно наверняка предупреждает, выкидыш и преждевременные роды (Тихвинск. у. Новгородск. г.).



Иногда, в видах предупреждения тех или других болезней, принимается ряд чисто внешних мер. При эпидемии оспы, в тех домах, где еще не было заболеваний, применяется очень решительная и энергичная мера – навешиваются замки на дверные скобки: для болезни, значит, вход заперт. Подобная же мера применяется, в видах ограничения заболеваний в семье, при появлении в доме больного горячкою: в косяке входной двери в избу буравом просверливается отверстие и сейчас же забивается клинышком. Такую же гарантию против заболевания горячкой представляет и следующая устрашающая мера: класть топор в загнётку на шестке печи, куда сгребаются уголья (с. Курилово, Новгородом г.). В некоторых случаях такой суеверной профилактики, несомненно, видны следы язычества. Таков, напр., обычай, в предупреждение заболевания горячкой, ходить в лес, относить «оброк» лесовому и просить его, чтобы он «укрыл от огневицы» (Меленк. у. Владим. г.). В других подобных же мерах проявляется настоящая детскость. К числу таких младенческих приемов относится обычай «прятаться» от некоторых болезней и стремление обмануть их. С этою целью от лихорадки уходят в нетопленную баню, где залезают на полок и проделывают ложный пароксизм или притворяются умершими (Меленк. у. Владим. г., Орловск. у. Вятск. г.). Последний прием практикуется и в предупреждение холеры. Необыкновенная наивность проглядывает также в убеждении, что во время венчания, когда священник будет водить вокруг аналоя, необходимо три раза сказать: «венчай, венчай, только болезни мои не завенчивай: а то, говорят мужики, завенчает если поп какую болезнь, никакие доктора не вылечат» (Орловск. г. н у.).

Опахивание
Профилактическую меру, носящую общественный характер, составляет так называемое «опахивание». Суть его заключается в проведении магической черты, за которую не должна распространяться и переступать эпидемическая болезнь. Эта черта проводится сохой или косулей, в которую впрягаются молодые девушки или вдовы. Иногда, таким образом, вначале эпидемии, изолируются отдельные дома, где уже появилась болезнь, или же очерчивается целое селение, чтобы не пустить болезнь из соседних деревень[165].

При этом если болезнь уже появилась в селении, больные дома оставляются за чертой и ставятся как бы вне магического круга (Варнавинск. у. Костромск. г.).

Опахивание совершается всегда с известным церемониалом. Иногда косулю, в направлении против солнца, везут 12 девиц (Варнавинск. у. Костр. г.), иногда же делают это только две женщины (Егорьев. у. Ряз. г.), или же вдовы и старые девы (Сарап. у. Вят. г.). Участницы церемониала должны быть в белых рубахах, с распущенными волосами, без платков и поясов, а изредка они раздеваются и донага (Орловск. у. Вятск. г.). Замечательно, что в этом последнем случай, хотя этот церемониал чисто женский, в нем принимают иногда участие и мужчины. Опахивание производится обыкновенно одной сохой, иногда в соединении с бороной и совершается в большом секрете, ночью или рано утром, на заре в глубоком молчании или же с песнями, сложенными на этот случай. Иногда, с целью как можно дальше прогнать заразную болезнь, участницы церемонии размахивают по воздуху ухватами, кочергами, метлами и т. п. бабьими инструментами (Р.-Борисогл., Данилов, и Любим, уу. Яросл. г.).



«Когда в последнюю холерную эпидемию, – описывает такой церемониал один из наших калужских сотрудников, – пронеслась весть, что холера «идет», крестьяне собрались всей деревней и начали советоваться, как оградить себя от болезни. Нашлись люди, которые указали на опахивание, как на средство, практиковавшееся в стародавние времена. Средство это было принято всем обществом.

«В полночь собрались бабы и девки, в одних рубашках, не подпоясанные, простоволосые и босые. Выбор производить опахивание пал на самую старшую вдову. На нее надели сошной хомут и впрягли в соху. Другую вдову, более молодую, впрягли в борону. Всё готово. Одна из баб объясняет присутствующим, что как только, во время опахивания, они завидят холеру, должны бросать всё – и соху, и борону, бежать навстречу холере, ловить ее и бить. Кто только не встретится – это холера. Если встретится поп, то и попа не щадить, потому что холера часто превращается в него, чтобы лучше избежать гибели. После наставлений, вдова трогается с места и крикливым, раздирающим голосом затягивает песню:

«Мы идем, мы везем

И соху, и борону,

Мы и пашем, и бороним,

Тебе, холере, бороду своротим.

Сеем мы не в рожу землю

И не родим семена».

Песню поют все присутствующие, без перерыва, во все время опахивания, повторяя его три раза и делая на всех перекрестках, по пути, на земли, кресты (дер. Лотарево, Калужск. г.).

Иногда церемония опахивания принимает явно религиозный характер. В таких случаях одна из женщин идет впереди процессии с восковой свечей, а иногда делаются попытки достать для этой цели подсвечник из церкви. Распеваемые при этом стихи принимаюсь также религиозный оттенок.

«Мы не ангелы, не архангелы,

Мы апостолы, с неба посланы,

Чудо видели, чудо слышали» и т. д. (Меленк. у. Влад. г.).

Святой или «живой» огонь
Среди суеверных профилактических, а отчасти и лечебных средств до сих пор еще не утратил своего значения огонь, составлявший предмет поклонения наших предков.

Как остаток веры в его целебные и очищающие свойства, интересна мера, предпринимаемая в некоторых местах против распространения заболеваний горячкой. При появлении в доме горячечного больного, среди пола, на заслонки, зажигается из лучинок огонь, через который переходят все здоровые (с. Дмитриевское, Новгор. г.). В случае обширной эпидемии в селении, принимается общественная мира: собираются все жители на улицу и, по способу первобытных людей, трением бревна о бревно, вытирают «святой огонь» и через разведенный небольшой костер переходят все здоровые, а потом переносят и больных[166] (д. Остров, Новгородск. г.).

Еще недавно день этот, когда происходило вытирание «святого огня», в некоторых местах Чepeп – го у. включался в число праздников и назывался «заповедание». Процедура получения огня происходила при торжественной обстановке. В назначенный день крестьяне собирались на улицу или на деревенскую площадь, приносили два сухих бревна, одно клали на землю, а к другому приделывали по концам ручки, как у пилы, и терли по первому, как пилят дрова. Когда одни уставали, их заменяли другие. Бабы сидели по домам и терпеливо ожидали святого огня, чтобы затоплять печи, так как получать его каким-либо другим способом – спичками или выдуваньем горячих углей, сохранявшихся в загнетке, строго было запрещено и ослушникам грозило суровое наказание. После долгих стараний, иногда спустя часов 8—10, огонь добывался. Из добытого огня раскладывался «пажег» и через него шагали и прыгали, а больных и младенцев переносили на руках. По ритуалу, существующему и до сих пор в некоторых местах Варнавинского у. (Костромск. г.), в этом процессе вытирания святого огня вдовцы не могут участвовать.



Огонь этот носит также название «древесного», «деревянного» или «живого» огня и для частного употребления, при лечении какой-нибудь болезни, получается трением двух поленьев (Вельск, у. Вологодск. губ., Городищ, у. Пензенск. губ., Меленк. у. Владим. губ.). Различается еще «дубовый» и «осиновый» огонь. Первого сорта огонь употребляется знахарями при лечении людей; а второй при лечении скота (Городищ, у. Пензенск. губ.). Таким деревянным огнем выгоняют иногда из дома горячку, разводя его перед окнами, и через этот же огонь проводить выздоровевшего от горячки, чтобы окончательно очистить его от болезни (Вологодск. и Вельск. уу. Вологодск. губ.).

Такими свойствами обладает не только сам живой огонь, но и пар от воды, которая на нем кипятится. Таким паром (в Меленк. у. Владим. г.) лечат от порчи, лихорадки, горячки и некоторых других болезней.

Подобие «живого» огня имеет и огонь, высекаемый из кремня. Огнем этим лечится преимущественно «летучка», или «летучий огонь» – герпетические и другие сыпи на лице. Секрет при этом заключается в том, чтобы, высекаемая искра попала непременно в фокус каждой отдельной высыпи (Сарап. и Елабуж. уу. Вятск. г., Балаш. у. Саратовск. г., Болховск. у. Орловск. г.). Несколько иначе производится лечение «летучки» огнем в Пензен – м у. Во время утренней и вечерней зори мать или родственница больного берёт 12 лучинок и связывает их в один пучок. Зажегши, подносит их к лицу больного и брызжет на него через огонь водой, со словами: «секи, секи, огонь, летучку, перенеси её с раба Божия на лучинку». Это «присекание» летучки должно совершаться 12 зорь, 6 утренних и 6 вечерних, при том в совершенной тайне.

Иногда при лечении «огника», вместо огня, достаточно применять лишь помело, которым размётывают в печи жар, пред сажанием хлебов. Горячее помело прикладывают к больному месту и три раза произносят: «огонь, огонь, возьми свой огник» (Волховск. у. Орловск. г.).

В некоторых случаях при помощи огня лечится и рожа: она «выжигается». Для этого берут горсть замашки, выщипывают несколько волокон и, с произнесением особого рода заговора, зажигают над местом, пораженным рожей (Карач. у. Орловск. губ.).

Как выражение уничтожающих свойств огня, в некоторых местах сохранился обычай сжигать одежду с больного[167] и бросать в топящуюся печь лепные изображения из глины той части тела, к которой относится заболевание (Меленк. у. Владимиpcк. губ.).

Вода как целительная стихия
Другая стихия древних – вода, в самых разнообразных ее видах, находит обширное применение, главным образом, как врачебное средство при многих, уже развившихся заболеваниях.

Большими целительными свойствами обладает дождевая вода. Она оказывает хорошее действие при головной боли, при глазных болезнях и при бородавках, причем особенно полезными считаются капельки первого дождя, оставшиеся на огороде (Меленк. у. Владим. г., Сарапульск. у. Вятск. г., Варнавинск. у. Костром, губ.). По убеждению некоторых, собранная дождевая вода, употребляемая в виде обмываний, в состоянии предотвратить даже беременность (Орловск. губ. и у.). Вообще, умывание во время первой весенней грозы оказывает прекрасное действие: умывшийся, в течение года, не будет хворать никакой болезнью (Яросл. губ. и у.).

Иногда способ применения дождевой воды носит несколько сложный характер и комбинируется с другими средствами. В Городищ – м у. (Пензенск. г.) страдающие куриной слепотой ходят на утренней зоре умываться весенними дождями и, затем, нагнувшись над дегтярной кадкой, произносят следующие слова: «дёготь, дёготь, возьми от меня куриную слепоту, а мне дай светлые глазушки».

Столь же целебной при глазных болезнях считается и роса. Больной глазами идет утром на луг, собирает с травы росу и этой росой промывает глаза, при чем всего лучше действует роса, собранная до восхода солнца или при восходе, на Иванов день. В Варнавинском уезде (Костромск. г.), в ночь на Ивана-
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5440
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Ср Янв 09, 2019 5:15 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

В Пошехонском уезде (Ярославск. г.) больной «ломотой» должен шесть раз сходить на луг, в утренние зори, и каждый раз кататься на спине, три раза переворачиваясь и приговаривая: «зорька, зорька, росистая, возьми, унеси от меня ломоту и корчу, унеси в поднебесье, от века и до века».



В Черепов – м уезде (Новгородск. губ.), при хронических сыпях, умываются и обтираются утренней росой на улице, приговаривая: «если с ветру пришла, иди на ветер, а с людей пристала – иди на людей». Маленьких детей при этом, как бы пугая болезнь, секут прутом по ягодицам.

Такими же целебными свойствами, как дождевая вода и роса, обладает град, а иногда и снег. Град – хорошее средство от зубной боли. Его можно есть или, оттаяв, употреблять в виде полосканья (Кадниковск. у. Вологодск. г., Вязниковск. у. Владим. г.). Воду, полученную от таяния града, применяют и при глазных болезнях (Тихвинск. у. Новгородск. г.). Снег «полют» на Крещенье, ссыпают в бутылки и полученную, таким образом, воду употребляют от всяких болезней (Саранск, у. Пензенск. г.).

Речная и колодезная вода также приобретает в некоторых случаях целительные свойства.

В Черепов – м уезде (Новгородск. губ.) очень полезной при куриной слепоте считается вода, взятая с того места, где река берет свое начало. В Елатомском уезде (Тамбовск. г.) признается целительной вода тех мест, где она не мёрзнет по зимам, а в Сольвычегодском (Вологодск. г.), при испуге и головной боли – вода, взятая из трех колодцев или трех прорубей, зимой, зачерпываемая в полдень или полночь. Принимать несколько ложек воды прямо из реки, на тощак; начиная в первый раз с одной, признается хорошим средством при многих болезнях (Городищ., у, Пензенск. г.).

Особенно целебное значение приобретает вода при укушении змеи. Змея, укусив человека, ползёт сейчас же к воде. Если укушенный успеет напиться воды раньше, чем змея, то вполне гарантирован от последствий укушения (Зарайск, у. Рязанск. г.).

Но особенно целебными свойствами наделяется ключевая и родниковая вода. В некоторых местах она пользуется таким почетом, что считается святой и иногда почитается наравне с крещенской (Грязовецк. и Тотемск. уу. Вологодск. г., Вяземск. у. Смоленск, г. и др.). «Святые ключи» существуют в очень многих местностях. По преданию, некоторые из них «открылись» во время перехода через эти места святых, которые тут отдыхали и пожелали напиться. Обыкновенно такие ключи находятся где-нибудь в леску, окружены елями и соснами, а иногда обсажены кустиками вербы. На ветвях деревьев, вблизи их, можно нередко заметить навешанные тряпочки и ленточки, пояски и крестики, а на дне ключа мелкие серебряные монеты: это – дань от больных ключу, за его целительную силу. Некоторые из этих ключей обладают удивительными свойствами. Таков, напр., ключ вблизи Лозско-Азатского озера (Белозерск. у. Новгородск. г.)[168]. После окачивания водой из этого ключа, больной или скоро выздоравливает, или также скоро умирает. Пользование водой из этого необыкновенного ключа обставляется соблюдением известного рода условий.

«– Когда идешь на ключ за водой, – советует одна старуха-крестьянка, – не надо ни с кем говорить. Кто навстречу попадет, ничего не надо спрашивать и не сказывать. Сойдешь на ключ, помолишься на все четыре стороны и задумаешь: на живое или на мертвое?[169]. Как на живое – водыча стоит, как стёклышко, светлая; как на мёртвое – ключи забьют, завыскакивают оттуда с песком. Когда черпают воду, говорят: «чарь водяной, чарь земляной, чарица водяная, чарица земляная, дай мне водычи на доброе здоровье» и зачерпывают воды в вечероко.

Большой славой и известностью пользуется и «живой» родник, недалеко от г. Троицка (Пензенск. г.). О происхождении его существует такая легенда. Одной богомолке во сне три раза являлась Божия Матерь и велела в указанном месте рыть землю и отыскать там ее икону. Но богомолка долго не исполняла приказания, пока не захворала. Во время болезни ей опять было видение, чтобы она всенародно покаялась и, после того, как выздоровеет, исполнила возложенное на нее поручение. Богомолка так и сделала. Выздоровев, она отправилась в указанное место и начала рыть. Рыть же надо было только в полдень и полночь. Рыла она одна три недели и, наконец, нашла образ Божией Матери, который и стоит теперь в часовенке, около родника. Приходящие зажигают свечу перед иконой, молятся и купаются, а также пьют и берут воду с собою. Иногда, наиболее усердные обмазываются илом со дна этого родника и лежат в грязи часа полтора – два, смывая эту грязь потом родниковой же водой[170].

Подобным же почитанием пользуется вода многих «святых колодцев» и целебных озер (Егорьевск, у Рязанск. г., Орловск. г. и у., Елатомск. у. Тамбовск. г., Меленковск. у. Владимирск. г.).

Иногда вода приобретает целебные свойства только в некоторые известные дни. Таков день Ивана-Купалы: от купанья в этот день проходит, будто бы, решительно всякая болезнь, только купаться надо между утреней и обидней. В некоторых местах обычай такого купанья настолько распространен, что существует даже убеждение: кто в Иван-Купалу не станет купаться, тот, наверно, колдун (Медынск. у. Калужск. г.). Смелый обычай крещенского купанья ради «здоровья», в проруби, после освящения воды, общераспространен и общеизвестен. Более редко целебные свойства воды связываются с Великим или Чистым Четвергом. Некоторые орловцы в этот день, чтобы избавиться от чесотки, три раза окунаются в реке, до свету, без свидетелей, и приговаривают: «Чистый Четверг, очисти мое тело от болезни, а ты, быстрая речка, неси мою болезнь в синее море». У вологжан (Волог. у.), «чтобы не взяла какая-нибудь болезнь», существует обычай умываться в этот день водой, в которую была опущена серебряная монета, а у некоторых костромичей (Варнавинск. у.), при той или другой болезни, умываться прямо из лужи.

Во всех этих случаях совершенно отсутствует представление о воде, как элементе физическом, и выступают лишь воззрения всецело суеверного и отчасти религиозного характера. Многое заставляешь думать, что эти суеверия, относящиеся к воде, столь многочисленные и в наше время, представляют из себя не что иное, как остаток когда-то распространенного культа почитания и поклонения воде. И теперь еще в некоторых местах вода считается самой чистейшей стихией, с ней связывается представление, как об очищающей и целительной силе и считается грехом извергать в нее мочу или кал.[171] (Одоевск. у. Тульск. г., Зубцовск. у. Тверск. г., Тотемск. у. Вологодск. г., Яранск. у. Вятской губ.).

Интересен обычай, сохранившийся в некоторых местах Тверской и Ярославской губ., испрашивать «прощение» у воды.

Больной или, вместо его, знахарь приходит на место, где, по мнению больного, была оскорблена вода, пускает в нее кусок хлеба и с первым поклоном говорит: «На море, на океане, на острове, на Буяне, гулял добрый молодец, да соскучился, пришел он к тебе, матушка вода, с повислою головой да с повинною (при этом делается второй поклон). Прости меня, Матушка-Вода, простите меня и вы, водяные деды и прадеды, отцы и матери и ваши малые детушки, чем я кого прогневил». – Потом дважды, отступая по одному шагу назад, повторяет тот же поклон и с тою же присказкой. Необходимым условием при этом считается, чтобы испрашивающий прощение, идя к воде и обратно, не говорил ни с кем ни слова, не оборачивался назад и отправлялся в путь, не крестясь.

В отделе «Знахарство» мы отчасти уже познакомились с нашептываниями, заговорами и теми суеверными манипуляциями знахарей, благодаря которым самая обыкновенная вода приобретает целительные свойства. Таких приемов немало и в чисто домашнем обиходе крестьянина. Иногда целебные свойства сообщаются воде тем, что этой водой обмывают косяки у дверей и окон, давая ее потом пить и спрыскивая больных «испугом» и простудой (Сольвычегодск. у. Вологодск. губ., Спасск. у. Казанск. губ.).

Иногда более действенным считается спустить воду не с косяка, а с дверного прибора, «клямки». Такой водой мать умывает ребенка, больного «от глаза», утирает правым краем ворота своей рубахи, при этом облизывает его лоб три раза и плюет (Духовщинск. у. Смоленск, г., Брянск, у. Орловск. г.).

В других случаях приобретает значение вода, спущенная с 9 веретен, 12 перекаленных в печи камешков, известного числа колосьев и т. п. (Череп, у. Новгородск., Сласск. у. Казанск. г.).

При «озыке» и «уроках» больные окачиваются в некоторых местах непременно водой, слитой с так называемых камешков-брякунков, а от тоски душевной окачивают воду с «громовой стрелы» и «чертова пальца» и эту воду пьют (Ростовск. у. Ярославск. г., Варнавинск. у. Костромск. г.).

Придаются необыкновенные свойства и воде, взятой из 7 различных колодезей. Хорошее действие такой воды при цинге усиливается тем, что ею предварительно обмывается заслонка из печи, на нее ставится больной и обливается той же водой (Орловск. г. и у.).

В высшей степени интересным является факт, сообщаемый нам из Сычев – го у. Смолен – ой г. (с. Тесово) и показывающий, что суеверные приемы составляют не одну только традицию, но что процесс суеверного творчества народа совершается и в наше время. При лечении от лихорадки, вода здесь спускается три раза «с бляшки от еврейского богомолья, что бывает на косяках у дверей»[172] и дается больному пить «три зари»[173].

Целительная стихия Земли
Подобно воде, в некоторых случаях целебным значением пользуется и земля. Вера в ее целительные свойства, по-видимому, также является остатком когда-то существовавшего культа почитания земли. В Тотем – м у. (Вологодск. г.) и теперь еще «мать-земля сыра, кормилица», почитается не только как кормилица. В день Успения Пресв. Богородицы[174], когда, по мнению народа, земля бывает именинница[175], по ней грех ходить босиком.

В Грязовецком уезде (Вологодск. г.) сохраняется обычай брать с собою горсть земли «родной» при отправлении в дальний путь. Родная земля считается не только целительной, но она служит и как талисман, охраняющий на чужой стороне от разных несчастий. В Яренском уезде (Вологодск. г.) держатся такого убеждения: «если возьмешь с собою родную землю и высыплешь там, где будешь жить, тебе поздоровится, не будешь болеть и скучать по родине». – Взятую с собой землю, по приезде в дальний город, нужно сейчас же высыпать и, ступая по ней, приговаривать: «я по своей земли хожу». В некоторых местах Череповецкого уезда больного, страдающего колотьем в боках, заставляют припомнить, где на него «сели усовья», и считают полезным сходить на то место «проститься и поклониться». Здесь уже виден суеверный обряд прощания с землей или местом, «причинившим болезнь».

В Васильсурском уезде (Нижегородской г.) принято «ходить проститься» с тем местом, где кто-либо надорвался или где случился паралич, известный под названием «притки». Ходят на это место подряд три зари, три раза кланяются в землю и каждый раз приговаривают: «Свято место, прости меня, Христа ради». Обратно идут домой, не оглядываясь назад.

В Нижнеломовском уезде (Пенз. г.) обряд этот, носящий название «прошение притки», сохраняется во всей своей первобытной и целостной нетронутости. В полночь больной или больная (если больные сами не могут идти, то вместо сына должен идти отец, а вместо дочери – мать) идут со старухой, знающей способ совершения этого обряда, на то место, где, по их мнению, приключилась болезнь. Помолившись дома Богу, выходят за ворота и кладут на все четыре стороны по три земных поклона. Продолжая путь, на всех перекрестках делают то же. Приблизившись к известному месту, творят такие же поклоны и, падая на землю, целуют ее, приговаривая: «мать, сыра-земля, прости ты меня, раба Божия (такого-то), окаянного, что ступил я на тебя нечистою ногою и тем оскорбил тебя. Прости, прости: меня, мать, сыра-земля, аминь, аминь, аминь». – Затем опять кладут три поклона в землю и трижды целуют ее. Такое прошение должно повторяться три ночи кряду. После каждого прошения возвращаются домой с поклонами, с какими шли вперед. Подобный же обряд практикуется в другом уезде той же Пензенской г., Керенском.

При «испуге» у ребенка, знахарка 12 зорь (6 утренних и 6 вечерних) ходит с ним на погреб. Держа ребенка на руках и обращаясь утром на восход, а вечером на заход, она там молится, трижды читает молитву «Богородице-Дево» и каждый раз прикладывает ребенка к земли лбом. Взяв земли с этого места, знахарка говорить: «Прости, место святое, прости, мать, сыра-земля, прости, час святой, раба Божия» (имя). Посыпав, младенца крестообразно землей, она продолжает: «где подумал, там забыл, где нашел, там потерял. Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа, и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь».

Непосредственное применение земли с лечебными целями носит исключительно суеверный характер. Иногда она употребляется при укушении змеи. К ране в таких случаях прикладывается сырая земля, но при этом необходимо, чтобы она была одного цвета с укусившей змей: если змея черная, то и прикладывать к ране нужно землю черную, если змея серая, и землю надо привязывать cеpую, если же змея укусит в пятку, то всякое лечение считается бесполезным: человек, все равно, умрёт (Череповецк. у. Новгородск. г.).
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5440
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Ср Янв 09, 2019 5:15 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

В других случаях землёй лечат оспу. Земля при этом берётся со свиного логова, натирается ею рубашка и надевается на больного (Болховск. у. Орловск. г.). В Балашов – м у. (Саратовской г.) землёй, взятой с потолка, на погребу, лечат «расперец» (нарыв между пальцами).

Но наибольшим употреблением пользуется могильная земля, в особенности при «могильной косточке»[176] и, отчасти, при зубной боли, лихорадке и горячке. При лечении «могильной косточки» земля непременно берется с могилы тезки и втирается в больное место, а при зубной боли кладется на больной зуб (Сарапульск. у. – Вятск. г., Варнавинск. у. Костромск. г., Городищенск. у. Пензенск. г.).

При лихорадке земля берется с могилы так, чтобы никто не видал, зашивается в ладанку и вешается на шею больному (Пензенск. г. и у.). При горячке земля, взятая из-под могильной плиты или камня, опускается в воду и дается пить больному, со словами: «мать, земля-сыра, родимая, от тебя берем и тебе отдаем: отними болезнь от раба такого-то» (Пошехонск. у. Ярославск. г.).

Необыкновенные свойства земли в более определенной форме сообщаются всему тому, что создается ее живительными силами и растет на ней произрастает: деревьям и растениям.

Очень интересный обряд, имеющий в своем основании эту творческую идею земли, совершается в Городищенском уезде (Пензенск. г.) над ребятами, которые долго не ходят. Такого ребенка выносят, до зари, в поле и садят на землю, спиною к севцу. Тот, осенив себя крестным знамением, бросает первую горсть семян в землю, вторую в ребенка, третью опять в землю и опять в ребенка и т. д. Это делается для того, чтобы «исполнилась над ребенком Троица Святая, подающая ногам его силу ходить».

Целительные свойства растений


Вера в таинственно-чудесные и исцеляющие свойства растений и деревьев носит смешанный религиозно-языческий характер. Священно Божие дерево, которое Сам Бог насадил в раю прежде всех дерев, священна верба, которой нельзя топить печей, и священны те деревья, которые выросли на месте когда-то бывшей церкви и которые могут идти на постройку только новой церкви или часовни.

Такого дерева никто и никогда не срубит: «это всё равно, что залезть в церковь и там вырубить бревно» – говорят о такой порубке крестьяне. Если же кто срубит, у того или из детей кто умрёт, или его самого кто-нибудь убьёт. Иногда срубить всякое старое дерево считается грехом и срубивший его или сходит с ума, сламывает себе руки или ноги, а нередко и умирает (Грязов. у. Волог. г.)[177]. Такой же неприкосновенностью пользуются деревья на кладбищах и в священных и заповедных рощах. Кто срубит хоть одно такое дерево или только осквернить его чем-нибудь, того неизбежно постигает какое-нибудь несчастье: он ослепнет, захворает или умрет. В таких рощах нельзя веселиться, играть и водить хороводы[178]. Нередко при них устраиваются часовни.

Одна из таких рощ, Белаевская, существует в Макарьев – м у. (Костром, г.). Предание говорит, что в ней была раньше церковь и что роща эта святая. С Пасхи до Вознесенья, ночью на каждый праздник, происходят в этой роще богомолья, на которые собираются преимущественно женщины и поют стихи и канон Пасхе. Многие, приписывая целебные свойства самой земле, на которой растет роща, кладут за пазуху этой земли бесноватым и кликушам, и она выгоняет из них «вселившихся бесей». В наше время, с истреблением лесов, таких рощ остается уже мало и сохраняются, они больше в северных и северо-восточных губерниях России, в центральных же губерниях почти исключительно являются предметом почитания и веры в их целебные свойства лишь отдельные деревья. Под такие деревья кладут больных, поят их отваром цвета и листьев с этого дерева, окатывают с них водой детей, грызут при зубной боли и т. п. Об одном таком дереве пишут нам из г. Троицка (Пензенск. г.).

Это три липы, растущие из одного корня, остатки еще не так давно бывшего здесь громадного липового леса. Дерево это в славе не у одних только троицких крестьяне, но и у всех окружных жителей, вёрст на 20–30. О происхождении его существует такое предание. Давно, еще в ту пору, когда Троицк был острогом, а кругом стояли леса, жила в Троицке «проста-свята-девка», часто уходившая в соседний лес помолиться. Однажды, с целью изнасилования, напал на нее один парень и убил, в чем после чистосердечно признался. Похоронена она была в том самом месте, где найден был её труп. И вот, спустя несколько времени, из колена убитой выросли три липы, обладающие чудодейственной силой и излечивающие от всяких недугов. Деревья эти так и называются – «исколено». Существует убеждение, что если начать рубить их, то при первом ударе топором покажется кровь, и даже передают такой случай: один поп со становым задумали срубить это дерево л согнали народ с топорами. Несмотря на все увещевания и даже угрозы станового, никто из крестьян не решался исполнить этого требования. Тогда он и поп начали его рубить сами. Но только что ударили, брызнула прямо в глаза им кровь и ослепила. Прозрели они только тогда, когда сознали свою вину и съездили к дереву попрощаться.

В чудесные свойства этого дерева крестьяне верят так сильно, что разубедить их нет никакой возможности и попытки к этому могут быть приняты чуть не за богохульство. Наш троицкий сотрудник произвел такой опыт: сломал несколько сучьев этой липы и бросил их, с целью узнать, будут по ним ездить или нет. Через три дня он убедился, что сучья не тронуты, а вправо, в объезд, был проложен новый следа. Кроме силы исцелять болезни, этому дереву приписываются и другие необыкновенные свойства. Если к этому дереву хоть раз в год будет ходить на поклон девушка, то ее не коснется никакая порча, и хотя её и будут любить парни, но они же будут хранить её целомудрие. Поэтому, каждая мать считает своей обязанностью ездить вместе с новорожденной дочкой на поклон к «исколену». Впрочем, по замечанию сотрудника, в настоящее время, чаще приписывается, этому Дереву только чудодейственная способность предохранять девушку от беременности. Когда сотрудник вздумал было по этому поводу высказать свое сомнение, то одна крестьянка ему возразила:



«У меня была внучка, и уж такая непутевая девка была, пятнадцати лет с парнями знаться начала и играла с ними по-всячески, других таких, пожалуй, и не знаю, – а што же ты думаешь? ни разу не родила в девках-то. На девятнадцатом году ее замуж выдали, и как выдали, в тот же год родила: вот, какое дело-то. А оттого всё Бог хранил, – заключила старуха, – что я ее кажинный год к «исколену» прощать водила. И другую девку знаю, будто, и смирненька была, а в девках-то двоих родила, а оттого, што к «исколену» не ходила, опосля-то и спохватилась – пойдем, говорит, бабушка, попрощай меня, да уж поздно было: ходила, да без толку».

Обычай «пронимания» больных чрез распиленные и расщепленные деревья до сих пор сохраняется в очень многих местах. В Пошехонском у. (Ярославск. т.) лечение подобного рода, существовавшее издревле, занесено даже в церковные летописи и в житие св. мч. Адриана описано довольно подробно. Вот что читаем мы в этом житш: «тамо растяше древо, зовомое рябина, обычай же имяху, во всяки годы, мнози из близь сущих весей и градов людие, в бывающий день пятничный, пред праздником св. пророка Илии, приходят в оное место к реченному древу рябине. Прихождаху же и священницы из ближайших селей и приношаху образ святые мученицы Параскевы, нареченные Пятницы, молебные пения совершающе. Людие же, для получения здравия, сквозь оное древо пронимают дети своя, инии же совершеннаго возраста и сами пролазаху и получаху исцеление[179].

Для пронимания, особенно детей, чаще всего служит молодой дубок, но иногда употребляются и другие деревья – береза, осина и т. п. Из некоторых мест нам сообщают даже об особого рода «пронимальных соснах», чрез дупло которых пролезают больные.

Кроме такого, существуют и другие способы получать от деревьев исцеление. В роще около Леушинского женского монастыря (Череповецк. у. Новгор. г.) есть две старые, корявые сосны, обладающие способностью излечивать зубную боль: для этого стоит только погрызть дерево больными зубами. Вера в чудодейственную силу этих сосен так укоренилась среди окрестных жителей, что здесь каждый праздник можно видеть по несколько человек, усердно грызущих деревья. В некоторых местах (Городищ, у. Пенз. г.) страдающим зубами и больным лихорадкой рекомендуется опираться ногами об осиновое дерево или осиновое полено. Хорошо также при зубной боли отыскать в лису старый дуб, близ которого вытекали бы ключи, содрать с его витки кору и, вымочив ее в роднике, носить в ладанке. (Городищ. у. Пензенск. г.). Чудесным свойством обладает и кипарисное дерево: оно оберегает человека от всякой заразы (Орловск. г. и у.).

Хотя вера в целебные свойства растений основывается, главным образом, на их физиологическом действии, подмеченном народом, но первоначальный источник этой веры, бесспорно, также суеверный. Растениям a priori приписывались необыкновенные и чудесные свойства действовать не только на натуру человека, но и влиять на чисто внешние обстоятельства его жизни и, без сомнения, это был тот экспериментальный путь, которым шел народ в определении целебных свойств растений и их действия при различных болезнях.



Особый взгляд народа на растения, стоящий вне их лекарственных свойств и аналогичный его воззрениям на деревья, землю, огонь и воду, как бы время не изменило этого взгляда, нередко сказывается и теперь.

Некоторые крестьяне считают большим грехом косить траву до Петрова дня и убеждены, что скосивший её до этого срока, бывает наказан Богом какой-нибудь болезнью и ему «никакое лекарствие травное не поможет» (Пензенск. г. и у.). Богородскую траву, собираемую для лечебных целей, некоторые знахарки рвут не иначе, как со словами: «тебе, травонька, на исхождение, a мне, рабе Божией, во исцеление»[180]. В немалом числе мест сохраняется старинный обычай в вечер дня Аграфены-Купальницы (23 июня/6 июля н. ст.) и утром, в день Ивана-Купалы (24 июня/7 июля н. ст.), не пивши и не евши, отправляться в поля, луга и лиса и искать там «сорок трав».

Вера в чудодейственные травы и цветы, расцветающие только в ночь на Ивана-Купалу или, как его иногда зовут, на «Ивана-Травника», распространена почти повсюду и во многих местах сильна и до сих пор. Кроме общеизвестного папоротника, который в эту ночь цветет огненным, а иногда даже «невидимым» цветом, особенно замечательна разрыв-трава, помогающая от лихого «глаза» и от порчи. Эту траву «не берёт» никакая коса, и владелец её застрахован на всю жизнь от всяких, болезней (Вологодск. г. и у., Пензен. г. и у., Рубцовск, у. Тверск. г.).

Если он, сделав разрез, вростит ее в руку, то будет непобедим в драке и приобретет такое обаяние, что ему даже «поклонится начальник и не обидит» (Тотемск. у. Волог. г.). Также чудесна, трава «Адамова голова»[181], цветок которой нужно положить в церковь, под престол, и дать пролежать там 40 дней. Цветок этот обладает самыми разнообразными и универсальными свойствами: «кто хочет высоко лезть – бери эту траву и с ней никакого ужаса нет, и земля кажется близка; давай эту траву беременной женщине, и она легко родит и т. п.

Необыкновенными свойствами обладают также травы: лиходейная и чертогон, или чертополох. Лиходейная трава, если ее пить и вешать в доме, предохраняет от глазу и порчи, а чертогон, или чертополох имеет способность выгонять чертей, давать успокоение сильно плачущим о покойниках и предохранять от беспокойства, со стороны их, живущих в доме (Спасск, у. Казанск. г.).

Аналогичное с последним действие имеет и трава плакун (Ростовск. У. Ярославек. г.). Такими же необыкновенными свойствами обладают и многие другие растения. Большой славой от порчи пользуется трава «Петров крест»[182], при чём самый крест находится, будто бы в корне, под землёй, на глубине двух аршин.

Трава «Мария Магдалина помогает от тоски, «Анютины глазки» от глаза, «Иван-да-Марья» и донник – от порчи, разбой-трава от застоя крови, богородская трава – от порчи колдуна и от домового, когда он ночью наваливается на спящего, просвирки или проскудки, если ее настоем их моются девки – способствуют росту волос и грудей.



В Грязовецком у – де (Вологодск. г.) растет особенная «полынь-трава», имеющая способность «вышибать» плод и действующая только в то время, когда она начинает цвести и на ней бывает «медяная роса». Для вышибания плода траву эту нужно есть. По силе, трава бывает разная: одна действует на один месяц, другая на полгода и на год, а то есть и такая полынь, что женщина вовсе не будет рожать до смерти[183].

Подобная же трава, имеющая способность предотвращать чирьи, есть в Сарап. у. (Вятск. г.). Трава эта – вороний глаз – растет в лесу, на верху у ней черная ягода, которая бывает только одна. Если проглотить одну такую нежёванную ягоду, то чирьев не будет целый год, если две – не будет их два года и т. д. Суеверный мотив употребления многих растений всего больше обнаруживается в том факте, что иногда известная трава, в зависимости от её сверхъестественных свойств, считается полезной от множества болезней, напротив, в других случаях, одна и та же болезнь требует совместного употребления непременно многих трав. Трава «дивий сил» помогает от многих и самых разнообразных болезней потому, что в ней «девять сил». Тоже – «сороконедужник»: стоит только узнать способы его употребления– и он «какую угодно болезнь, как рукой, снимет»[184]. Напротив, лихорадка требует совсем другого лечения: так как лихорадок «12 сестёр», то для лекарства нужно взять листьев и ветвей непременно с 12-ти различных растений (Череповецк. у. Новгор. г.).

Символические средства
Все рассмотренные средства составляют только одну небольшую часть домашней терапии крестьянина. Кроме них, существует масса других приёмов и средств, почти всегда имеющих для своего употребления те или другие идейные основания.

Суеверная идея, обнаружившаяся в процессе опахивания, что болезнь может быть ограничена кругом или чертой, нашла себе применение и в чисто домашней обстановке. Проведением такого магического круга лечатся иногда нарывы и «непроступы». Круг очерчивается углем и получает размеры, соответственно желанию больного ограничить болезнь теми или другими пределами (Вельск. у. Вологодск. г.). Подобным же образом (в Орловск. г. и у.) лечат «круги». В Черепов – м у. очерчивание лишаев углем, чтобы они не распространялись по телу, производится на вечерней заре, с молитвенными приговорами, а самый уголь, после выполнения своей роли, бросается на землю. При поясничной ломоте круг очерчивается иногда топором на пороге избы, а веред обводится и перекрещивается острием ножа (Вяземск. и Дорогобужск. уу. Смоленск, г.).

Как ни заманчива идея ограничить болезнь, идея уничтожить ее совсем должна быть еще более привлекательной. Символически достигается это иногда таким образом: у больного выстригают несколько волос, остригают ногти, просверливают в осине дыру и, положив туда ногти и волосы, заколачивают камешком (Городищ. у. Пензенск. г.). Такой же символически уничтожающей приём применяется при лечении «стрельбы» в ушах. Подув предварительно в больное ухо, вкладывают в него небольшой камушек и оставляют на целую неделю. Вынув, бросают в огонь и затем кидают в речку, выбирая преимущественно те места, где сливаются три ручья.

Очень решительный, уничтожающий приём проделывают некоторые орловские знахари, имея дело с грыжей. Они выламывают из пола, среди избы, доску и забивают осиновый кол, со словами: «Как Иуда в землю вошёл, схоронился, так и ты, грыжа, пропади и спрячься в серёдку».

Идея уничтожения болезни обнаруживается и в суеверном обычае, практикующемся в некоторых местах и в настоящеевремя, зарывать в землю, при эпидемических болезнях, различных животных – собак, кошек и ягнят (Шуйск. у. Владимирской г., Грязовецк. у. Вологодск. г.).

Интересен суеверный способ хоронить эпилепсию. Во время припадка у больного отрезывают клок рубашки и как только случится покойник, кладут этот клок ему в гроб (Орловск: г.). Проделывается это 12 раз и болезнь проходит. Иногда, в случаях применения такого уничтожающего метода, совершается настоящее аутодафе. В 1897 г., во время обширной эпидемии тифа, в Новоникольской волости (Грязовецк. у. Волог. г.), поселяне жестоко из
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5440
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Ср Янв 09, 2019 5:16 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Для уничтожения болезни можно применить и другой нехитрый способ: выгнать болезнь. Таким образом, нахлестывая по стенам вицами[185], выгоняют из дома в Вельском у – де горячку, а в Сольвыч – м, когда больной горячкой начнет бредить, зажигают несколько прутиков вересу[186] и, сдернувши с больного одеяло, стегают его вересом по ногам. Делается это врасплох и повторяется несколько раз.



В Череповецком у – де «лунатиков» выводят по утренним зорям на улицу и усердно стегают веником. Здесь, кроме желания выгнать, обнаруживается уже стремление напугать болезнь – метод лечения, с которым мы познакомились при описании (во II гл.) способа присекания и прикусывания «утина».

При падучей, чтобы напугать болезнь, больного, во время припадка, очерчивают на полу кругом и нещадно бьют травою чертополохом (Череповецк. у. Новгор. г.). Та же болезнь лечится «напугом» и таким образом, что кто-нибудь из посторонних тихонько подкрадывается к больному и спрыскивает его холодной водой. Такие же проделки совершаются над роженицами при тяжелых родах и над больными при пароксизмах перемежающейся лихорадки (Пошехонск. у. Ярославск. г., Саранск. у. Пензенск. г., Гжатск, у. Смоленск, г.).

Способы отпугивания болезней в различных местах варьируются весьма различным образом и между ними особенно любопытны те, которые производятся «прикусыванием».

В Никольском у. (Вологодск. г.) при «ногтовидице» три раза кусают больной палец, произнося слова: «не тебя я, палец, кусаю, а злую-лихую ногтовидицу, чтобы не было её никогда».

В Городищ – м уезде (Пензенск. г.) к больному «с ломом в руках или ногах подводят мальчика или девочку, последышей в семье, и дают им слегка кусать больную ногу или руку, за локоть или за колено. После каждого укуса ребенок должен плюнуть. Таким же образом в Кадник – м у. (Вологодск. г.) закусывается грыжа у ребенка. Закусывание здесь производится через тряпицу, которая потом бросается со словами: «не тело и не пуп кусаю, а кусаю злую и лихую грыжу, выживаю, выгоняю из тела и укрепляю раба Божьего навеки».

В Сарап – м у. (Вятской г.) при этом произносятся более простая слова: «грызу, грызу пупище, отгрызу грызище», а в Никольском у. (Волог. г.) – такого рода приговор: «не ты, грыжа, грызи нас, а мы тебя грызём и кусаем».

Иногда грыжа закусывается, так сказать, символически. Знахарь отыскивает щепку с сучком и, вместо грыжи, начинает грызть ее, больной же, как при утине, спрашивает, что он делает? – В ответ, что тот грызёт грыжу, больной должен поощрительно сказать: «грызи, грызи, чтобы её век не было» (Юхновск. у. Смоленск, г.). Хорошо также, если грыжу закусит мышь. Для этого ее садят на грыжу, стараясь раздразнить. С той же целью садят иногда на грыжу и белого червяка или жука (Новоржевск. у. Псковск. г., Сарап. у. Вятск. г., Орловск. г. и у.). Иногда такие приемы приобретают особенную сложность. Чтобы напугать и выгнать «жабку», душат двумя пальцами правой руки, большим и мизинцем, пойманных крота или жабу, водят потом этими же пальцами по боковым сторонам шеи больного, как бы угрожая задушить «жабку», и иногда усиливают этот приём употреблением внутреннего средства, давая пить больному воду, пропущенную 3 раза сквозь отверстие в конце тележной оси, куда вставляется чека (Болховск. у. Орловской г.).

Такое же символическое значение имеет и приём, известный под названием «колоть жабку». Прикалывание жабки производится или прутиком с двумя концами, на подобие вилочки (Волог. г. и у.), иди двумя пальцами, указательным и мизинцем, в то время, как остальные пригнуты к ладони (Черепов, у. Новгородск. г.).

Передача болезней как приём лечения
Наряду со всеми такими средствами, большим распространением, как суеверный способ лечения, пользуется передача болезни.

Кроме знахарских приёмов бросания на дорогу каких-нибудь заговорённых предметов – яйца, полена, копейки денег, ногтей или волос с больного, камешков с печи, на которой он лежит и пр., – есть чисто домашние способы передавать болезни. В Р.-Борисоглебском у-де (Яросл. г.), при насморке, обмазывают слизистым выделением носа дверную скобу: кто первый ухватится, тот заболеет, а больной выздоровеет. С такою же целью в Пошехонском у-де обтирают тело больного тряпицею, полотенцем, рубашкою и т. п. и кидают эти вещи на дорогу: кто поднимет, на того и перейдет болезнь.



Руководствуясь такими соображениями, при хронических сыпях некоторые орловцы и череповцы бельё ребенка перевязывают поясом, относят на перекрёсток и оставляют там, будучи вполне уверены, что кто поднимет, на того и «хвороба наносится».

В Медынском у., чтобы сбросить с себя лихую болезнь, кидают на перекресток свой тельник[187], платок или пояс, а в Масальском (Калужск. г.) значение этого приёма усиливают тем, что ходят купаться на межи, где есть межевые ямы с водою, и оставляют снятую с себя одежду там.

В Мелен – м у. (Владим. г.) кладут больного на сено и потом его подкидывают на двор того человека, которому хотят передать болезнь.

Иногда, с целью передачи болезни, дуют на спящего, дают пить воду из корца, из которого только что пил больной, а иногда, при струпьях и коростах, срывают струп, запекают в лепешку и дают съесть тому, кому хотят передать эту болезнь (Калужск. г. и у.). В других случаях такую передачу можно совершить еще проще.

При «навьей кости»[188], напр., увидев двух людей, едущих на одной лошади, верхом, следует только сказать: «Двое вас, двое нас, возьмите навью кость у нас». При этом нужно плюнуть вслед и сделать символический жест, как бы бросая вослед что-то (Волхов, у. Орловск. г.).

С не меньшим успехом передаются болезни и животным. Некоторые из пошехонцев считают за грех, только что описанным способом, передавать насморк людям и предпочитают «навешивать его на хвост кошкам», смазывая соплями и рассчитывая, что таким образом насморк перейдет на кошку. Куриная слепота, вследствие некоторого сродства её с курами, передается последним. Для этого ходят вечером под куриный «нашест» и обливаются холодной водой или едят там вареную коровью печень (Сарапульск. у. Вятск. г., Болховск. у. Орловск. г.).

Ходят под куросест иногда и при женских болезнях, если они случаются «с глазу». Чтобы снять болезнь, бабы обмываются здесь принесённой для этой пили водой.

С большой уверенностью передается «письяк» и «сучьи сиськи» собаке. Берут кусок хлеба, прикладывают к больному месту и бросают хлеб собаке со словами: «возьми свой хлеб» (Юхновск. у. Смоленск, г.).

С не меньшим успехом в Обоянском у – де (Курской г.) переводится с ребенка на собаку «полуночник». Для этого, когда сажают хлеб в печку, от каждой ковриги берут по кусочку теста, всего 9 кусков, катают шарики и бросают черной одношерстной собаке и говорят: «от кшённаго (крещёного), пороженного, молитвенного (имя младенца), аминь». Собака от этого издыхает, а ребёнок остается жив. Подобным же образом удается перевести с ребенка на животных «сушец», сухотку или «собачью старость»: на окно, под решето, сажается кошка, над решетом купается ребенок и хворотьба переходит на кошку. В Грязовецком у – де (Волог. г.) метод «переводки» болезни упрощается до того, что там при некоторых сыпях смазывают себя сметаной и дают слизывать болезнь собаке.

Из рыб, при передаче болезней, большую роль играет щука: на нее переводится желтуха. Для этого садят в лохань с водой одну или несколько живых щук. Больной наклоняется к лохани, пристально смотрит на щук и при этом часто сплёвывает в лохань. Щуки глотают слюну, и желтуха переходит на них: сначала у щук делаются желтыми глаза, а потом они и сами начинають желтеть (Зарайск, у. Рязанск. г., Сарапульск. у. Вятск; г., Череповецк. у. Новгородск. г.).

Из неодушевленных предметов иногда имеют способность «снимать болезнь» простые подпорки, стоящие около заборов и домов». Для этого при поясничной боли больному следует только потереться об них обнаженной поясницей. В тех случаях, когда эта боль носить название «опор», на нее хорошее действие, очевидно, по созвучию, оказывает дверной запор. Больному надо встать раньше всех, взять этот запор и, потирая им больную поясницу, приговаривать: «запор ты, запор, возьми с меня опор» (Кадник. у. Волог. г.).

Может снять эту болезнь и овин. Для этого следует больному потереться обнаженной спиной о стену овина и трижды проговорить: «овин, овин, сними с меня утин». Иногда, при этом, нужно искать непременно такой овин, чтобы он был перенесен на третье место. Такое же значение в Вязниковском у – де (Владимирск. г.) приобретают всякие другие постройки, перенесенные с одного места на другое. Потирая о них ушибленное место, следует произносить: «хоромина поставлена, поставь меня по старому».

К белям у женщин какое-то скрытое отношение имеет берёза. Женщины, при белях, по утренним и вечерним зорям, идут к какой-нибудь березе, плещут на неё и на себя воду и приговаривают: «Возьми, берёза, свое, а отдай моё». При тех же белях женщины отмывают рубашку ночью и воду относят выливать на перекрёстки, чтобы никто не видал. Иногда при белях процесс обмывания совершается женщинами там же, на перекрёстках, а остатки принесенной из дома воды выливаются ими на правую и левую стороны (Юхновск. у. Смоленск, г., Карачевск. у. Орловск. г.).:

Суеверные средства, основанные на аналогии
В числе общих суеверных приемов есть такие, в основе которых заключается та или другая аналогия между воображаемой причиной болезни и применяемым средством. Эта аналогия часто весьма отдаленна и нередко лишена совершенно всякого здравого смысла. Колотье в груди и спине «прикалывают» крестом, а при «усовьях» или колотьё в боках «поят с иголок». Набрав их сколько возможно больше, опускают в чашку, наливают воды, поят ею больного и натирают бока. Подобным же образом лечат острые боли в желудке: ставят на живот больному чашку воды и опускают в неё иголки. Существует даже такой способ лечения колотья в боку: колют бок осколком или щепкой от подпорки, которой подперта стена (Городищенск. у. Пензенск. г., Болховск. и Карачевск. уу. Орловск. г.).

Однородность названий, внешнее сходство действия, соответствие места и т. п. – всё это даёт повод крестьянину искать и находить, казалось бы, самые неприменимые средства. Считая очень полезным при золотухе золото, он приобретает, будто бы, золотые крест или серьги, носит с собой хотя бы золотую нитку из ризы священника, ест с хлебом или пьет в воде «сусальное» золото и т. п.

При паховой грыже он прокалывает и вставляет серьгу в то ухо, с какой стороны появляется грыжа, при пупочной, на основании проблематического сходства, вставляет в пуп изюминку, а при кровотечении из пуповины применяешь однородное по цвету с кровью средство – сырую тёртую свеклу. На том же законе подобия основывается применение известного деревенского средства при укушенных ранах: употребление внутрь пепла от шерсти укусившей собаки или прикладывание этой шерсти к ране.

Весьма интересен способ, который применяется иногда при недержании мочи: больные подпоясываются той веревкой, которая обвивает и удерживает на палке печное помело (Болховск. у. Орловск. г.).

Не менее любопытен другой способ, при посредстве которого женщины достигают того, что у них «подсыхает» молоко в грудях: для этого молоко «сострекивается» на горячую печь (Р.-Борисогл. и Пошехонск. уу. Ярославск. г.).

Русский мужик не смотрит просто иногда даже на такое явление, как заноза. Лучшим средством для её извлечения он считает сок лебеды[189], а чтобы заноза не попала в тело вторично, полагает необходимым, вытащив, ее сесть. В Спасском уезде (Казан, губ.) для извлечения занозы употребляется «змеиная выползина», которой обкладывается то место, куда попала заноза: как змея свободно выползает из своей шкуры, так заноза вылезет из тела. Змеиный выползок помогает и при тяжелых родах, если поить с него водой роженицу. Здесь играет роль соображение: как змея выползает свободно из шкуры, так легко родится и ребенок» (Саран, у. Вятск. г.). Суеверная терапия нашла какую-то таинственную связь даже между эпилепсией и вьюном[190]: проглотить при падучей живого вьюна считается хорошим средством.[191]
Такое же стремление отыскать несуществующее отношение к болезни проявляется и в некоторых других суеверных приёмах. Таков, напр., обычай лазить при глухоте на колокольню, становиться под колокола и целовать их или поить долго не говорящего ребенка водой, которой был окачен колокольчик. Таков же приём – пользоваться, как лечебным средством, покойником. В этом последнем случае при головной боли берут руку покойника и обводят ею три раза вокруг головы, произнося: «Как твоя рука замерла, так пусть замрет моя голова»[192]. Такой же характер имеет практикуемый в некоторых местах способ леченая от «лома в костях». Больной идет в лес и ищет старую кость от «падины», которая бы вросла уже в землю. Взяв кость, больной стучит ею по больному месту и приговариваешь: «как эта падина ничего не чует, так пусть и моя нога ничуть не болит». Иногда для этой цели нужна земля или трава, взятая с могилы «тёзки» или человека, умершего от той же болезни, которой страдает больной (Орловск., Пензенск., Вятск., Новгород, и друг. гг.). Но едва ли не дальше всех по такому пути невозможных аналогий идут некоторые новгородцы (Череповецк. у.). По их наблюдениям, кора крушины, соскобленная сверху вниз, действует, как слабительное, а снятая снизу вверх – как рвотное.

Суеверная терапия отдельных заболеваний
До сих пор мы рассматривали общие суеверные приёмы и средства отдельных болезней, в которых проглядывает та или другая общая руководящая идея. Несмотря на всю свою фантастичность и часто даже нелепость, как это было уже нами замечено в отделе «знахарство», идея эта почти всегда стоит в последовательной и логической зависимости от воззрения народа на заболеваемость.

В настоящее время – перед нами методика лечения суеверными средствами некоторых отдельных болезней, своего рода частная терапия народа. Здесь мы сгруппировали приемы и средства более сложные, которые не исчерпываются какой-либо одной идеей, такие, где эта идея выражена более мелочным и отдаленным образом и, наконец, те, для которых было бы трудно подыскать какое бы то ни было объяснение.
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5440
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Ср Янв 09, 2019 5:16 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Магическая борьба с лихорадками
Особенной многочисленностью и разнообразием, а иногда и особенной сложностью, отличаются приемы и средства при перемежающейся лихорадке. Больного иногда сажают в «дым», когда затопят первый раз в году овин, обмывают холодной водой… и приговаривают: «как с гуся вода – так и с тебя худоба и хворь, и боль» (Вяземск. у. Смолен, г.).

В других случаях окачивают его водой, в лесу, через березку, завязывая над головой два сучка березы и произнося: «покинешь – отпущу, не покинешь – сама сгинешь» (Пензен. и Краснослоб. уу. Пензенск. г.). Иногда дают больному лихорадкой воду, наговоренную на углях, соли и глине. В первый день лечения даётся одна ложка, во 2-й – две, в 3-й – три и т. д., до 12 дней. При этом больной, каждый день, на деревянной палочке делает соответственное количество зарубок и, по окончании курса лечения, бросает эту палку в реку (Медынск. у. Калужск. г.).

При той же болезни берётся с божницы[193] освященная верба, на ней делается столько надрезов, сколько с больным было пароксизмов и бросается в натопленную печь. Когда верба сгорит, нужно взглянуть на оставшийся пепел и положить три земных поклона: после этого лихорадка должна «пропасть». Особенной сложностью отличается лечение упорных случаев лихорадки, когда она не поддается обычным приёмам лечения. В стене или дверях, на высоте роста больного, просверливается отверстие, у больного выстригается клок волос, обрезываются ногти, всё это вкладывается в приготовленное отверстие и заколачивается осиновым колышком, а сам больной укладывается на осиновые чурбаны и нахлёстывается осиновыми же прутьями (Городищенск. у. Пензенск. г.).



Иногда при лихорадке употребляется и такой способ лечения: – ставят под куриную нашесть мялку, на которой мнут лень, рано, до зари, кладут на нее больного, мнут мялкой спину и обливают водой. В других случаях практикуют прием, носящий как бы умилостивительный характер: берут с 12 различных деревьев кору, замешивают с мукой и пекут 12 пирожков. Пирожки бросают на перекрестки дорог и при этом произносят: «двенадцать сестер, берите все по пирожку и не ходите к больному» (Грязовецк. у. Волог. г.).

Метод лечения лихорадки «перепугом» очень распространен и до сих пор практикуется довольно часто[194]. Средством испугать лихорадку, кроме крика, брани, стука, нечаянного обливания водой и т. п., считается иногда кошка, которую неожиданно бросают на больного, вначале пароксизма (Сарап. у. Вятск. г.). Но еще более распространен при лихорадке обычай класть за пазуху и навешивать на шею или на крест больного различные, имеющие эмблематическое значение предметы. Иногда за пазуху больного кладётся сушеная, совсем особенного сорта рыба, пойманная ночью. Обыкновенно рыба спит по течению реки: это – «добрая рыба», другая же спит против течения: это рыба злая и в ней живёт дьявол. Вот, эта-то рыба за пазухой и отгоняет лихорадку (Сарап. у. Вятск, г.).

Таким же значением пользуются и носятся при лихорадке змеиный выползень, летучая мышь, лягушка, кошачье место, птичье гнездо или веревка, на которой была удавлена собака или кошка, «заря», запаха которой будто бы не любит лихорадка, или сушеный таракан (Калужск. г. и у., Брянск, и Карачевск. уу. Орловск. г. и др.). Вместо таракана иногда фигурирует паук. Он заключается в ореховую скорлупу, обшивается тряпкой и вешается на шею больного: в скорлупе он начнет вить паутину и этой паутиной опутает лихорадку (Р.-Борисоглебск. у. Ярославск. г.).

Изобретательность народа по части суеверных выдумок положительно безгранична, и в тех случаях, когда является неудобство для больного носить на себе какие-либо предметы, народ выходит из этого затруднения тем, что помещает их возле больного. Таким образом, тайно от больного, кладут ему в ноги топор, а под подушку нож, череп медвежьей или лошадиной головы, грязную женскую рубаху в регулах, мыло, которым мыли белье и т. п. предметы (Тотемск. и Грязовецк. уу. Волог. г.; Пошехонск. у. Ярославск. г. и др.).

В некоторых случаях при лихорадке употребляются в высшей степени странные приемы: больной окачивается холодной водой через оглоблю, протаскивается через хомут, а на голову ему надеваются штаны, поится водой, в которой была выкупана черная кошка и пр.

Одним из средств против лихорадки считается также вошь, закатанная в шарике хлеба, который съедается больным (Пошехонск. у. Ярославск. г., Городищенск. у. Пензенск. г., Скопинск. у. Рязанск. г., Яранск. у. Вятск. г.).

Иногда больные лихорадкой садятся на ухват, или «на рога» и бегают взад и вперед по деревне, а в других случаях им надевают на шею хомут, заставляют бежать по улице и кричать вслед: «тпру, тпру, сдержу нет жеребцу!» (Вяземск. у. Смол. г.).

Некоторые больные лечатся более интимным образом: выходят по утренним зорям на луг и катаются нагишом, по росистой траве, в течение 12 зорь (Юхновск. у. Смоленск, г.).

Суеверная терапия бородавок
Довольно обширна также суеверная терапия бородавок. Общераспространенный приём их лечения заключается в том, что на нитке завязывают, по числу бородавок, узлы и зарывают ее в землю, навоз или кладут под пятку двери: бородавки пропадут, как только нитка сгниёт[195]. Также пропадают бородавки, если потереть их чистыми яблоками, без крапинок, и зарыть яблоки в землю. Иногда для этой цели берётся солома, столько соломинок, сколько бородавок; больной перерубает солому и тоже зарывает в землю.

Можно свести их и так: взять горсть конопли, потереть ею бородавки и бросить коноплю в огонь или птицам. В тех случаях, когда хотят передать бородавки другим, вырезают на палке, по числу бородавок, рубчики и бросают на улице или на перекрёстках дорог: кто поднимет, на того перейдут бородавки.

Иногда бросаются на перекрестках, по числу бородавок, жгутики из лент, ленты с соответственным числом надрезов или срезанная и завязанная в тряпку бородавка. Передаются бородавки и другими способами. Для этого, незаметно, потираются больной рукой о руку здорового человека, трут бородавки мочалкой в чужом доме, крошками хлеба, упавшими со стола, и овсяным блином: кто этот блин съест, к тому и перейдут бородавки.



Хорошо также, будто бы, сходят бородавки, если мочить их водой, которой обмывается стол в хате, или дождевой водой, собранной с «завора»[196]. Не менее действенным считается и следующее средство: берется нитка, чернится сажей, навязывается на рога корове и потом обвязывается вокруг бородавки: она исчезает через неделю (Сольвыч. у. Вологодск. г.).

В Сарапульском у-де (Вятск. г.) в сене ищут травинку, скошенную вместе с землёй и корнем, и этим корешком трут бородавки: «как трава с корнем скошена, так и бородавка с корнем выпадет». Прибегают иногда и к помощи месяца. Увидев в первый раз народившийся месяц, трут бородавки землей, взятой из-под пятки правой ноги и, обращаясь к месяцу, говорят: «Месяц, месяц, как ты чисть, так, дай Бог, и мне чистым быть» (Город, у. Пензен. г.).

Суеверные средства против зубной боли
Среди суеверных средств против зубной боли некоторые представляют простое видоизменение тех, которые уже известны нам и имеют применение и при других болезнях. Таковы – могильная земля или щепочка от могильного креста: положенные на больной зуб, они мгновенно «снимают» зубную боль. Таков также способ пользоваться, в качестве лечебного средства, рукой мертвеца. Здесь, с небольшой модификацией, повторяется та же, что и при головной боли, формула: «у тебя кости онемели, онемей и у меня зуб». Хорошо и здесь, как при лихорадке, сходить на погост, найти человечью косточку, обвести ею три раза кругом больного зуба и отнести назад, положив так, как лежала. В случае невозможности достать такую кость, можно воспользоваться челюстью с зубами околелой свиньи или собаки, водя по больной щеке челюстью и приговаривая: «замри, замри, мой зуб больной, как эти зубы».

Но некоторые из средств имеют специальное применение только при зубной боли. Таков способ – браться зубами за притолоку и говорить: «крепка, крепка притолока, будут и мои зубы крепки». Произносить это нужно три раза и каждый раз плюнуть.

Лечебный способ – держать во рту сучок или щепку от порога и класть на больной зуб щепку, сколотую с дерева молнией, применяется только при зубной боли.

Есть и другие специальные средства против зубной боли, иногда довольно оригинальные. В Юхновском у-де (Смоленск, г.) больной зубами обводит уквачем[197] с дегтем 12 раз вокруг больной щеки и бросает уквач за соседскую изгородь – зубы начинают болеть у соседа, а у него перестают.

В Череп – м у – де (Новгородск. г.) ищут в лесу шишку сосновую или еловую, вставленную в расщелину дятлом, берут ее зубами, не дотрагиваясь руками, и перебрасывают через голову. Если шишка будет переброшена удачно и не упадёт перед носом, то зубы заживут. В Васильсурском у-де (Нижегор. г.) больной на исходе месяца, тайком, идет вечером к рябине, кланяется 3 раза до земли и говорить: «Рябина, рябина, возьми мою зубную болезнь, а я тебя до веку за это не буду есть», – опять кланяется ей три раза, целует её ствол и три раза дотрогивается до него зубами. Такое лечение оканчивается дома: придя, больной ложится на печку вниз лицом и лежит так до свету.



Иногда целебные свойства приобретает простой серебряный гривенник. Он кладется на зуб и если почернеет, зубы больше болеть не будут. Также хорошо лечится зубная боль нашептыванием над чашкой с водой: тогда черви из больных зубов, будто бы, так и посыпятся в воду и зубная боль моментально пройдет (Карачевск. у. Орловск. г.).

Рекомендуется при зубной боли и испытанное русское средство от всевозможных болезней – водка:

«Болят зубы,

Открой губы,

Хорошенько протри

И снаружи, и внутри.

Возьми примочки

От винной бочки,

Чашечкой во рту сполосни,

А бутылочку во внутрь хлесни.

Луковицу припаси

И ею с хлебом закуси,

Теплой шубою укройся

И на печку заберись» (Черепов, у. Новг. г.).

Г. Попов "Русская народно-бытовая медицина"
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5440
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Ср Янв 09, 2019 5:17 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Магические средства против других болезней
Общераспространенное средство против куриной слепоты – это бычачья, телячья и, в особенности, куриная печень[198]. Способы ее употребления: есть, сидеть, держа глаза над паром горячей печени и смазывать их сырой печенью. Другой, не менее распространенный способ лечения этой болезни – передача её курам. Помимо заговоров и окачивания вечером водой под куриной нашестью, такая передача достигается иногда совершенно особенным и экстраординарным приемом: забраться на куриное седало и запеть петухом. (Черепов, у. Новгор. г.).

Практикуются при этой болезни и некоторые специальные средства. Оказывается, хорошо сидеть, наклонясь над разрытой муравьиной кочкой 3 вечерних и 3 утренних зори. Хорошо также согнуться над лагуном[199] с дегтем, прося, чтобы деготь отозвал куриную слепоту, или глядеть на солнце, ухватясь за мочку уха мизинцем и большим пальцем.

Хорошо, будто бы, помогает и такой способ: измерить суровой ниткой «страстную» свечу[200], нитку сжечь и пепел размешать в воде и выпить (Болховск., Карачев. и Орловск. уу. Орловск. г., Городищен. у. Пензенск. г.). Более простые и довольно общепринятые средства против куриной слепоты – это нюхать табак и есть печёную картошку с шелухой.

Очень широк и почти однороден прием лечения ячменя – «кукишем». Способ этот – поднести ячменю кукиш и трижды произнести: «глазной кукиш, на тебе шиш», или – «ячмень, ячмень, на тебе кукиш, что хочешь, то и купишь: купи топорок, руби себя поперек».



Это показывание кукиша производится иногда самим больным, или, неожиданно, ему тычет кукишем в ячмень кто-нибудь посторонний (Юхновск. у. Смоленск, г.). Другой способ лечения ячменя состоит в прикладывании к нему горячего блина или мягкого хлеба с солью. Обыкновенно, пожевав и приложив его к распухшему веку, этот хлеб бросают потом собаке. При других способах лечения ячменя, его смачивают сахарной водой, перевязывают безымянный палец на руке, противоположной больному глазу, или наливают в тарелку чистой воды или масла и глядят до тех пор, пока не покажутся на глазах слезы.

Изгнание волоса, составляющее специальность некоторых знахарей, совершается иногда и домашними средствами. Для этого плещут на рану воду через небольшой березовый веничек или сливают ее через пучок ржаных колосьев или травы. В других случаях это изгнание достигается употреблением обыкновеннаго или же приготовленного из золы жимолости щелока, в котором держат больную руку или ногу. Иногда больная конечность держится только над паром от воды, в которую погружаются 12 накаленных в печи камешков.

Применяется и другой, более сложный и несколько таинственный способ. Больной отправляется в натопленную баню, затворяет крепко двери, завешивает тщательно окно и выдувает огонь. Приложив к ране кусочек яйца, он начинает пристально смотреть на рану: тогда выходят из неё черви, «не толще волоса с головы, а длиной до 1/2 аршина». Если больной смотрит на выходящих червей и не удивляется, то они все выйдут, а если будет удивляться или испугается – не пойдут из раны. Иногда, взамен яйца, волос гонится на шелковую нитку, которая смачивается щёлоком и прикладывается к больному месту (Кадниковск. у. Волог. г., Черепов, у. Новгор. г.).

Сглаз, порча и испуг, кроме заговоров, «перепугов», воды, спущенной с иконы, четырех углов стола и пропущенной через скобку двери, лечатся и многими другими суеверными средствами. «Изуроченных» нередко сбрызгивают веником водой из лохани или водой, в которую лили по «страстной» свече растопленные олово и свинец, «испорченных» посыпают «четверговой солью» и кормят их петушиными потрохами, «испуганных» поят землей из следа испугавшего их лица или пеплом от выстриженного и спалённого клочка его волос п т. п.[201].

Среди многих и самых причудливых способов лечения порчи, когда она выражается в форме падучей, есть очень интересный, применяемый в некоторых местах Новгородской г. По этому способу, следует потихоньку измерить рост больного и отметить на стене избы, вколотивши небольшой клинчик: будто бы, припадки проходят, если больной «хоть на волос» перерастет эту заметку.

Хаотические средства
Цикл суеверных средств разнообразен до нескончаемости и, кроме перечисленных, охватывает всевозможные болезни. По-видимому, нет ни одной болезни, против, которой у крестьянина не было бы в запасе того или другого суеверного средства. Если во многих из них можно уловить некоторый, хотя бы только отдалённый логический смысл, другие, по-видимому, лишены всякого смысла и для них трудно найти какое-нибудь даже суеверное основание. Употребление этих средств, бесспорно, поддерживается слепой верой и традицией, но самый источник их происхождения в высшей степени тёмен и загадочен.

Больные хроническими сыпями иногда трут себя ситом, а беременные женщины, если у них распухают ноги, летом, на солнце, чешут их стеклом.

Вода из-под точила и хлебные зерна, размельчённые молотом – хорошие средства против золотухи, а; сушеные и истертые в порошок листья, пристающие к телу в бане, во время трепанья веником – не менее хорошее средство против рвоты.

От сухоты недурно помогает настой из 12 яблоневых почек, а при недомогании – наговорённые уголья, если их есть с хлебом. Хорошие средства от падучей: сжечь, для питья с водой, кукушку, зайца и лосиное копыто, принимать толчёное гнездо осы и есть головы свиней и скворцов.

Средства от бессонницы: класть под подушку траву, которая растет на соломенных крышах, умываться против горячей печки и смотреть перед сном на дегтярку с дёгтем, или умываться водой, открывши заслонку в печи и всунув туда голову.

От пьянства помогает: зажать мертвецу в левую руку монету и купить на неё пьянице водки, или же в шкалик с водкой пустить живого щурёнка и дать пьянице выпить.



При тяжёлых родах можно доставить большое облегчение роженице, положив ей под пятки картофельный корень, а остановить кровотечение из носа можно, положив под язык корень «зари». При повторных носовых кровотечениях есть средство – своя же, ранее вытекшая кровь, если ее засушить на сковороде и принимать в виде порошка.

При кровотечении у женщин не менее действенно другое средство – серебряные ключи от часов: больной надо лечь и положить ключ у сердца[202].

Средством, хорошо останавливающим кровотечение, является иногда простая ветка сухого дерева, если только воткнуть ее в землю верхушкой вниз[203].

Средства применяемые при заболеваниях детей
Особенно трудно поддаются объяснению некоторые приемы, применяемые при заболеваниях детей.

В тех случаях, когда ребенок чахнет, его в некоторых местах Костромской и Смоленской губ. «продают»: обыкновенно дав лишнюю копейку нищему, мать передаёт ему ребенка через окно, а тот вносит его обратно в избу через дверь.

В Р.-Борисоглебском и Пошехонском у – х (Ярославск. г.) ребенка, больного «тихоньким», просовывают через ступеньки сквозной лестницы и произносят загадочные слова: «тихонький, тихонький; не ломайся над ребенком, а ломайся над лестницей».

В Череповецком у – де (с. Мороцкое) при «полуношнице» приносят ребенка в нежилое помещение, стучат его пятками о стену и при этом говорят: «во имя Отца и Сына, и Святаго Духа, полуношница, полуношница не декуйся[204] над младенцем, а декуйся над пустой хороминой. Аминь».

В других случаях болезни ребенка, почему-то считают лучше обращаться к сору, говоря – «сор-песор, исцели его болезнь»; или же к порогу: «Кутинька-кутя[205], – просит тогда мать, – приди к мому сыну, прогони его болезнь, болезнь лютую, не исцйльную» (Костромск. г.).

В некоторых местах Вятской г., при родимчике, проделывается такой сложный приём: закрывают ребенка покрывалом с квашни или подвенечной скатертью, садятся ужинать и кладут под настольник краюшку хлеба. Оставшиеся после ужина крошки и краюшку завёртывают в скатерть и кладут на ночь под подушку ребенку, сдёргивают с него рубашку и закапывают под полом, в переднем углу, в землю. Эффект получается, будто бы, поразительный: ребенка сейчас же «перестаёт ломать». Не менее сложен и также малопонятен приём, которым лечат детей «от младенческого» в Орловском у – де (Орловск. г.). Расстилают на столе, мехом вверх, овчинную шубу, на неё кладут навзничь ребенка и суровой ниткой измеряют его рост, отрезывая из шубы, у ног и головы ребёнка, по клочку шерсти. Такое же измерение производят от одной руки до другой и опять выстригают по клочку шерсти. Потом обматывают шерсть суровой ниткой, идут к речке, становятся к ней спиной, бросают свёрток левою рукою через правое плечо и, плюнув три раза, идут домой и ни с кем не говорят.

В Алатырском у – де (Симб. г.) при большом животе у ребенка, его кладут на мяльцы, которыми мнут лен, и нажимают живот подъёмным бруском: это называется «мять гнетицу».

Столь же самобытный приём при некоторых болезнях у детей применяется в Тихвинском у – де (Новгородск. г.); там толкут в ступе пестом снятую с больного ребенка рубашку. Если ребёнок долго не ходит, его ставят на пол и рубать кругом его пол топором или, ведя его под руки, перерубают каждый его шаг (Вологодск. г. и у.).

При «костенике»[206] у детей мать трёт у них во рту своими волосами, а при «щетинке» – щепотку белой муки смешивает со своим молоком и катышками образующегося теста трёт по спине ребёнка: волосики, будто бы, пристают к такому тесту и ребёнок получает облегчение (Череповецк. у. Новг. г.).

В Сарап – м у – де, где заболевание это носит название «костеря» или «кочерга», лечение его заключается в том, что в бане натирают ребенка мёдом, а в Яранском (той же губ.) – дрожжами.


Трудно было бы перечислить и еще труднее собрать все суеверия народа, относящиеся к медицине. То, что попало на эти страницы, есть только небольшая доля того, что существует в действительности. Но и это немногое настолько велико, что своей громадой в состоянии подавить и утомить читателя.

При обозрении всех этих средств является изумительным то количество предметов из обстановки и быта крестьянина, которым придаёт он суеверное значение.

Самые суеверия, связанные с ними, поражают своей необыкновенной живучестью, часто почти первобытной нетронутостью, богатством воображения и фантазии, которые обнаруживаются в их поразительном разнообразии, и той вековой беспомощностью народа, которая сказывается во всех их.

Большинство этих средств, имея только одно положительное достоинство, что в системе их довольно строго выдержан основной принцип медицины – «nе noceas»[207], вредно, однако же, тем, что вера народа в эти средства часто лишает его другой, более разумной помощи. Но едва ли не вреднее другая сторона этих суеверий, та, что все они опутывают и сковывают живую мысль народа, парализуют его наблюдение и являются одним из главных источников его пассивности.

Характерен в этих воззрениях и идеалистический взгляд народа на природу, которая, в его представлении является не врагом, а как бы слугой и другом человека.
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ. -> Друзья от науки Часовой пояс: GMT + 4
Страница 1 из 1

Перейти:  

Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001 phpBB Group
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS

Chronicles phpBB2 theme by Jakob Persson (http://www.eddingschronicles.com). Stone textures by Patty Herford.