Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ.


ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ.

"Нам ли греть потехой муть кабаков? Нам ли тешить сытую спесь? Наше дело - Правда острых углов. Мы, вообще такие, как есть!"
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Первобытные культы.

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ. -> Капь
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5424
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Вт Июл 09, 2013 6:17 pm    Заголовок сообщения: Первобытные культы. Ответить с цитатой  

Главы из книги «Жизнь древнего человека» Йозефа Аугуста и Зденека Буриана

"МАГИЧЕСКИЕ ОХОТНИЧЬИ КУЛЬТЫ НЕАНДЕРТАЛЬЦЕВ
В последнее время мы установили много интересного по поводу духовной жизни неандертальцев, которые в конце последней (рисс-вюрмской) межледниковой эпохи бродили в области альпийских стран, а также и далеко оттуда, в горах Узбекистана. Исследования швейцарских, австрийских, немецких и итальянских ученых на западе и советских — на востоке дали столько интересных и удивительных фактов для познания духовной жизни и образа мыслей неандертальцев, что и возникновение зачаточных человеческих религиозных представлений следует отнести к этой далекой первобытной эпохе.
В 1917–1921 годах исследователи Бэхлер и Нигг начали исследования в пещере Драхенлох, Швейцария (район Энгадина). На вершине горы, возвышающейся на 2500 метров над уровнем моря, имеется вход в пещеру, называемую Драконовой. Первая камера пещеры не дала ничего интересного. Но в следующем, среднем отделе обоих исследователей ожидало нечто совершенно удивительное. В свете ламп они увидели, что вдоль левой (южной) стены тянется почти по всей ее длине перегородка высотой около 80 см, искусственно построенная из кусков известняка. Когда они заглянули за перегородку, то пришли в ужас, потому что в пространстве между ней и стеной пещеры шириной приблизительно 40 сантиметров они увидели склад костей пещерных медведей. Кости были в основной своей части целы, они хорошо сохранились: здесь лежали большие и длинные кости конечностей и черепа. Отсутствовали более мелкие части скелета, например позвонки, ребра, пястные и плюсневые кости, запястные и предплюсневые, а также фаланги пальцев кистей и стоп.
Кости были сложены не кое-как, а в определенном порядке; так, например, один возле другого лежали три черепа в одинаковом положении и были обращены в одну сторону.
Бэхлер и Нигг размышляли о том, как лучше объяснить этот достойный удивления склад черепов и длинных костей. Сначала они предполагали, что это был какой-то склад мяса. Но по условиям залегания они все-таки очень быстро поняли, что такое объяснение неправильно: длинные кости конечностей лежали так тесно одна возле другой, что с них, должно быть, еще перед укладыванием было снято мясо. И тогда у них возникла такая мысль: не служат ли специально уложенные группы черепов и длинных костей каким-нибудь памятником, свидетельствующим о церемонии религиозного культа неандертальцев, о каком-то медвежьем культе, который у некоторых примитивных северных народов имеется и до сих пор, хотя у разных народов в различных вариантах. Этот культ географически широко распространен, так что можно судить о том, что он не только очень важный, но и очень древний. А так как и в настоящее время известно много случаев существования медвежьего культа, то нечего удивляться и тому, что открытия в Драконовой пещере в Энгадине вызвали у Бэхлера и Нигга предположение, что они стоят у колыбели его возникновения. В августе 1920 года они нашли в промежутке между вторым и третьим отделами пещеры специальный каменный шкаф с медвежьими черепами, а годом позднее сделали в последнем отделе новое неожиданное открытие. Между вертикально поставленными известняковыми плитами различного размера, покрытыми сверху большой горизонтально положенной известняковой плитой, свободно лежал очень хорошо сохранившийся череп пещерного медведя. Нижняя челюсть черепа отсутствовала, а правая скуловая дуга была обглодана снежной полевкой, что случилось, естественно, после того, как череп был уложен между камнями. Но наиболее удивительным в открытии было то, что через скуловую дугу черепа, с обеих сторон которого лежали еще две берцовые кости, была продета бедренная кость молодого пещерного медведя. Более подробное исследование показало, что все четыре кости принадлежат разным особям. Череп принадлежал, по-видимому, трехлетнему животному.
Но это было еще не все. В одной нише, в пространстве между большими камнями, когда-то давно упавшими с потолка пещеры, лежали неповрежденные черепа пещерных медведей. Неандертальцы использовали здесь естественно образовавшуюся впадину для укладывания черепов убитых животных. Недалеко отсюда был найден еще один медвежий череп, а подальше — другой, причем оба были засунуты под плиты известняка, а кругом лежали обработанные камни.
Все эти находки утвердили в Бэхлере и Нигге мнение, что их предположение о существовании медвежьего культа у неандертальцев правильно и что некоторые участки пещеры Драхенлох являются самыми древними, где производились обряды, если не самыми первыми.
Интересные находки в Драхенлохе не остались изолированными. Искусственные нагромождения черепов пещерных медведей, иногда вместе с длинными костями конечностей, были позднее обнаружены и в других пещерах, например в Петерсхеле около Вельдена в Германии, в Вильдкирхли в Швейцарии, в Драконовой пещере в Штирии.
Все эти находки, если они правильно зафиксированы и изложены, ясно подтверждают, что пред нами редкие памятники какой-то деятельности неандертальских первобытных охотников, которая может быть удовлетворительно объяснена только в связи с их охотничьей магией. Однако эти памятники не говорят нам ничего об обрядах этих самых древних человеческих магических охотничьих культов. Все же безусловно следует предполагать, что первобытные неандертальские охотники не имели таких сложных обрядов, которые встречаются в настоящее время у некоторых примитивных северных народов, и что эти обряды всегда проводились на мертвых животных, а не на живых, как это делается во многих случаях сейчас.
Еще до недавнего времени мы предполагали, что медвежий культ неандертальцев является самым древним человеческим магическим охотничьим культом вообще. Но удивительная находка ленинградского историка А. П. Окладникова в Узбекистане убедила нас в другом, несмотря на возражения некоторых других советских ученых.
В июне 1938 года, по предложению Комитета по охране и изучению материалов культуры Узбекистана в Ташкенте, Окладников приехал в горы южного Узбекистана, чтобы здесь, на возвышенности около поселка Мачай, произвести археологическую разведку. Раскопки, наконец, увенчались прекрасной находкой в гроте Тешик-Таш. Здесь Окладников нашел погребение неандертальского мальчика лет восьми-девяти. Несмотря на то, что погребение вскоре после захоронения трупа было частично разрушено каким-то мелким хищником, скорее всего гиеной, Окладникову, все-таки, удалось установить, что вокруг черепа мальчика находились рога сибирского козла (целые и обломки). Четыре рога еще находились на обломках лобных костей, образуя две прочно соединенные пары. Рога были воткнуты в землю острыми концами. Концы рогов находились на том же уровне что и череп. Одна из этих пар рогов была очень массивной и безусловно принадлежала старому и сильному животному. Окладников пришел к заключению, что это ритуальное погребение.
Когда Окладников подробно исследовал весь культурный слой, в котором нашел неандертальское погребение, он добыл большую коллекцию различных костей млекопитающих, которые позднее классифицировала палеонтолог Вера Громова. Результаты изучения советского палеонтолога гласят, что почти все найденные кости принадлежат сибирскому горному козлу — киику (Capra sibirica). Это утверждение убедило Окладникова в том, что основным объектом охоты тешик-ташских неандертальцев был горный козел, на которого усердно охотились, а мясо затем поедали в пещере. У альпийских и других среднеевропейских неандертальцев основным предметом охоты был пещерный медведь, а у тешик-ташских неандертальце — „сибирский козерог“. Оба животных стали столь важным экономическим фактором в жизни неандертальцев, что даже повлияли на их способ жизни и привели, хотя бы у некоторых племен, к возникновению особых охотничьих магических культов. На западе у альпийских и некоторых среднеевропейских неандертальцев это был культ медведя, здесь на востоке у тешик-ташских неандертальцев это был культ козла, который даже до наших дней сохранился у некоторых народов Центральной Европы. Что иное могла означать расстановка рогов горного козла-киика вокруг черепа похороненного неандертальского мальчика, чем какой-то знак культа, в котором козел играл важную роль?
Кажется, что даже эти два культа не были у неандертальцев одинаковы, на что обратил внимание Окладников, когда сделал краткое замечание о черепе неандертальца, найденном пещере Гуаттари на горе Монте Чирчео (Италия). Обнаруженный в 1939 году, он лежал в низкой пещере, а около него были выложены по кругу камни приблизительно одинаковой величины. Профессор Серджио Серджи, который подробно изучал находку, предполагает, го здесь имело место какое-то ритуальное погребение одной лишь головы, потому что остальная часть тела была съедена. Окладников склоняется к тому же мнению и предполагает, что круг камней, которым был окружен череп, мог бы находиться в какой-то связи с солнцем. Но будет более правдоподобно, если мы вместо „солнечного культа“ будем лучше размышлять „культе голов“ или о „культе черепов“. Неважно, в конце концов, что это будет, но ясно только, что итальянская пещера дала первый след для поисков какого-то другого культа неандертальцев.
Наше описание магических охотничьих культов неандертальцев было бы неполным, если бы мы еще не упомянули о тех сомнениях, которые в последнее время высказывают о них разные исследователи. Ясно, что некоторые взгляды, высказанные во время дискуссий о культах неандертальцев, в действительности несостоятельны. Такова, например, точка зрения, объясняющая укладывание черепов пещерных медведей в каменных шкафчиках коллекционированием охотничьих трофеев. Эту точку зрения необходимо отклонить, потому что неандертальцы охотились для удовлетворения своих потребностей, для сохранения жизни, а не ради удовольствия, а поэтому и понятие трофея должно было быть им совершенно чуждым. Нельзя также обряды современных медвежьих культов механически переносить на первобытные времена, так же как нельзя переоценивать и отношения неандертальских охотников к пещерным медведям или к сибирским козлам. Но огульно отвергать совершенно все взгляды, признающие культы у неандертальцев, обоснованные многими доказательствами, также нельзя и это было бы неправильно. Уже при разговоре о погребениях мы сказали, что неандерталец стоял на гораздо более высоком уровне, чем животные, что это был уже настоящий, хотя и примитивный человек. Поэтому можно с полным правом предполагать, что у него существовали первые примитивные культы."


"МУСТЬЕРСКИЕ ПОГРЕБЕНИЯ
В 1908 г. швейцарец Отто Гаузер сделал около поселка Мустье в долине реки Везеры (Южная Франция) интересное, удивительное открытие; он нашел могилу неандертальского юноши, жившего несколько десятков тысяч лет назад. В неглубокой могиле лежал его скелет в той позе, в какой был похоронен этот юноша: на правом боку, правая рука под головой, ноги согнуты. Около скелета лежали кремневые орудия и несколько обожженных звериных костей: они были даны мертвому на дорогу в вечность.
После этой находки, которая убедила многих в том, что человеческое сочувствие и уважение к мертвому восходят в истории человечества к самым древним временам, был сделан целый ряд других подобных открытий.
Погребения, относящиеся к мустьерскому культурному периоду, являются самыми древними вообще. Это ясно свидетельствует о том, что совершавший их неандертальский человек уже задумывался над некоторыми вопросами, которые интересуют человечество и в настоящее время. Прямым толчком к таким мыслям была насильственная или естественная смерть кого-нибудь из друзей. Что случилось, почему его тело вдруг перестало двигаться? Что из него ушло, почему он лежит без движения? Потому, что он перестал дышать, пли потому, что из его ран перестала течь кровь? На эти трудные вопросы ум неандертальского человека ответить не мог.
Но не это было самым важным. Неандерталец не мог знать правду о смерти, но, безусловно, должен был определить свое отношение к товарищу, который лежал перед ним холодный и без движения, в то время как во сне он как бы возвращался и принимал участие в повседневной жизни. Неандерталец поэтому был уверен, что смерть не нарушает взаимоотношений, что мертвый продолжает жить какой-то загадочной жизнью и, по-видимому, вызывает много несчастий. Вероятно поэтому неандерталец думал, что от мертвого нужно обороняться, что его нужно положить в землю поближе к огню, около которого он жил, засыпать его, чтобы он не мог вернуться и уйти из пещеры куда-нибудь в другое место. Такие мысли, в правильности которых он, однако, не мог быть уверен, наверное привели неандертальца к тому, что он хоронил своих мертвых и уходил от них. И хоронил их в том положении, в котором они после работы или после охоты отдыхали в глубоком сне у огня.
Так как в некоторых могилах были найдены также и каменные предметы и обожженные кости, можно предположить, что неандертальцы уже представляли себе в каком-то виде потустороннюю жизнь своих мертвых товарищей, которую они, конечно, не могли представлять иначе, как продолжение, хотя немного иное, земной жизни. Поэтому они давали усопшим в могилу каменные орудия и немного еды. Какие обряды производили неандертальцы при погребении, нам неизвестно. Можно, однако, предполагать, что они не были сложными, потому что время неандертальцев — это еще эпоха, очень отдаленная от самих зачатков человеческой культуры и религиозных представлений. Содержанием обрядов погребения было, по-видимому, не только сочувствие к мертвому и жалость к потере товарища по работе и по охоте, что для небольших групп было довольно чувствительным, но и страх перед ним. Это наиболее ясно проявляется в том, что племя, похоронив мертвого у очага или где-то прямо в очаге, покидало пещеру и уходило в другое место.
Необходимо еще заметить следующее: некоторые ученые отрицают, что неандертальцы действительно производили настоящее погребение. Они допускают, что неандертальцы только закапывали трупы. Но и это не было правилом, потому что в таком случае находка целых скелетов должны была бы встречаться в гораздо большем количестве. Эти ученые утверждают также, что закапывание мертвого вынуждалось тем, что труп разлагался и очень скоро начинал плохо пахнуть; этот запах был не только неприятен для живых, но он также мог привлечь к пещере или навесу под скалой хищников. Неандертальцам поэтому оставалось или закопать труп, или покинуть место своего пребывания. Во многих случаях они решали закопать труп, так как по мнению этих ученых они были уже, хотя в какой-то очень примитивной форме, оседлыми.
С этой точкой зрения довольно трудно согласиться. Неандертальцы были типичные охотники и собиратели, поэтому говорить, что у них существовал уже оседлый образ жизни, было бы неправильным. Они должны были кочевать и они кочевали, потому что их пребывание в той или иной области целиком зависело от ее богатства зверями и различными съедобными растениями. Если в области не было достаточно источников питания, они должны были уходить дальше, хотели они этого или нет. Нужда и голод принуждали их к этому.
Нельзя также вполне согласиться с мнением, что трупы закапывали только для того, чтобы самим не покидать место стоянки. Несмотря на то, что неандертальцы никогда не хоронили своих мертвых в глубокие ямы, а только, как правило, в мелкие (глубиной в 30–35 см, так что запах разлагающегося тела мог проходить через тонкий слой почвы), труп можно было устранить гораздо более простым способом: достаточно было бросить его в воду, трещину в скале или в глубокий обрыв. Нет сомнения в том, что многие племена так и поступали. Необходимо принять во внимание, что неандертальские люди не были одинаковы по телосложению, как мы узнаем об этом позже; поэтому среди них могли быть и были различия в мышлении, представлениях и понимании различных загадок, короче говоря, между ними были различия в духовной жизни. А это могло быть как раз одной из причин того, почему некоторые племена действительно хоронили своих мертвых сородичей. Но, несмотря на все это, определенно известны и некоторые находки, о которых нельзя совершенно уверенно сказать, что это действительно настоящие могилы.
Есть, однако, и такие ученые, которые вообще отрицают какую бы то ни было возможность существования погребений у неандертальцев. Они утверждают, что умышленное погребение должно быть всегда связано с представлением о смерти и потусторонней жизни, со стремлением создать умершему возможность жизни в загробном мире. Эти ученые также утверждают, что идея культового погребения с верой в существование загробного мира и с желанием сохранить как можно дольше живое воспоминание о мертвом неверна и является, собственно, следствием мнения, которое могло возникнуть только у людей более высокого душевного склада, а именно у раннепалеолитических людей типа неандертальцев (Homo neanderthalensis) и даже у людей каменного века вообще, включая позднепалеолитических охотников (Номо sapiens fossiljs).
С такой точкой зрения тоже нельзя полностью согласиться. Если мы вообще не будем в наших рассуждениях упоминать позднепалеолитических охотников, то мы не можем смотреть на неандертальцев (первых, может быть, еще и очень примитивных настоящих людей, которым с полным правом принадлежит название Номо, т. е. человек) как на существа, которые бы с духовной точки зрения стояли на уровне животных.
Хотя мы пока знаем об уровне мышления неандертальцев и об их представлениях очень мало, все-таки у нас есть много оснований предполагать, что они должны были заниматься вопросом о смерти, потому что гибель от болезни, в результате несчастного случая, ранения в драке или во время охоты была обычным и частым явлением. Опасность подстерегала людей на каждом шагу. Они видели, как другие умирают, и сами тоже убивали. Поэтому они должны были размышлять о смерти, хотя, с нашей точки зрения, и очень примитивно. Ведь у неандертальцев был уже человеческий мозг, и они умели его использовать, хотя также очень примитивно.
Свое отношение к мертвому неандертальцы также должны были как-то определить. Сначала его еще боялись; уснувшее лицо мертвого, во многих случаях еще искаженное предсмертными мучениями, вызывало, конечно, страх и ужас. Поэтому было необходимо как можно скорее устранить мертвого, закопать в землю или вынести из пещеры. Но это был не только страх перед мертвым, страх, который еще у многих не исчез и до настоящего времени: во многих случаях это могло быть проявление товарищества или почтения к какому-нибудь выдающемуся члену племени, и его хоронили, чтобы он не стал добычей хищных зверей или чтобы его труп не валялся и не разлагался в каком-нибудь скалистом обрыве.
Иногда основанием для погребения служили сочувствие или любовь. Если известно, что в Ле-Мустье был похоронен молодой здоровый мужчина, то в Ла-Шапелль-о-Сен, например, был похоронен мужчина, который, судя по сохранившимся признакам на костях, долго страдал от тяжелых болезней, так что в конце своей жизни он был уже убогой развалиной, совершенно бесполезным членом племени, не представлявшим никакой ценности; наоборот, он был для племени, скорее, в тягость. Но и этого несчастного его товарищи похоронили. Что еще могло привести их к необходимости совершить погребение, как не сострадание?
Чем можно объяснить погребения детей, как не любовью неандертальских матерей? Когда они поняли, что никакое согревание закоченевших детских тел и ничто другое не сможет вернуть их к жизни, то они с горькой материнской болью выкапывали в земле неглубокие ямы и готовили своим мертвым детям последний раз постель для вечного отдыха. Из этих нескольких замечаний видно, что неандерталец жил какой-то примитивной чувственной жизнью; иначе и не могло быть, потому что это был уже настоящий человек, хотя и первый и очень примитивный, но все-таки уже очень отдалившийся от своих животных предков. Было бы поэтому нелогичным предполагать, что он был человеком только по телу, но не достигал этого уровня по развитию разума, души, чувств.
Нельзя также полностью согласиться с мнением, что неандерталец не имел никакого представления о загробной жизни. Какое это было представление, нам неизвестно. Но о том, что он его имел, свидетельствуют дары (каменные орудия и оружие, кости животных, во многих случаях обожженные), которые клались в могилу. Но об этом мы уже говорили."

_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5424
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Вт Июл 09, 2013 6:21 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

ПОГРЕБЕНИЯ
Известно много погребений, относящихся к ориньяку. В общем о них можно сказать, что мертвых хоронили часто там же, где они до того жили, а сами люди покидали это место. Иногда клали труп прямо на очаг; если в нем еще был огонь, тело обгорало или превращалось в пепел и золу. В других местах мертвых хоронили в специально выкопанных могилах, причем иногда обкладывали голову и ноги камнями. Кое-где на голову, грудь и ноги покойника накладывали камни, как будто хотели предупредить возможность для мертвого встать. Это, вероятно, вызывалось страхом перед мертвыми, возвращению которых нужно было всеми возможными способами воспрепятствовать. Поэтому мертвых подчас связывали и хоронили в скорченном виде. Мертвецов иногда оставляли в пещере, а вход в нее заваливали большим камнем. Нередко труп или только голову посыпали красной краской: при раскопках могил это заметно по окраске земли и костей. С мертвым в могилу клали много различных даров — украшения, каменные орудия, пищу, от которой остаются только кости. Но хоронили не только взрослых, но и детей, что свидетельствует о любви к ним.
Из ориньякских погребений очень многие получили мировую известность. Уникальным открытием служит погребение охотников на мамонтов в Пршедмости около Пршерова. Находка сделана в 1894 году К. Е. Машкой. Здесь было найдено двадцать скелетов, погребенных в скорченном положении и обращенных головой к северу, из них пять скелетов взрослых мужчин и три взрослых женщин, два скелета молодых женщин, семь детских и три от грудных детей. Могила была овальной формы, имела 4 метра в длину и 2,5 метра в ширину. Одна ее сторона была обложена лопатками мамонтов, другая — их челюстями. Сверху погребение было покрыто слоем известковых камней толщиной 30–50 сантиметров, которые должны были служить защитой от разрушения могилы хищными зверями. Предполагается, что в могилу время от времени клали умиравших членов племени.
У КОЛЫБЕЛИ ИСКУССТВА
Если искать зачатки искусства, то не у древних египтян, халдеев пли вавилонян, а в более далеком прошлом, у ориньякских охотников, которые вместе с мадленскими охотниками оставили после себя первые произведения искусства, причем такие совершенные, что перед ними с удивлением и восторгом стоим даже мы, люди XX века. Такие произведения палеолитического искусства были обнаружены, прежде всего, во французских и испанских пещерах.
Уже с самого начала ориньяка искусство развивалось как бутон прекрасного цветка. В полную красоту и силу оно развилось и засверкало в эпоху мадленских охотников на северного оленя. Звери, на которых они охотились, и женщина составляли самый большой интерес для палеолитических охотников, были главной темой их искусства; все остальное отходило на второй план.
Официальная наука долго не принимала во внимание палеолитическое искусство. Однажды она даже остро выступила против него, когда испанец Марселино де Саутуола открыл пещеру в Альтамире, а в ней прекрасные и удивительные многоцветные росписи, которые он отнес к палеолиту. За признание палеолитического искусства нужно было усиленно бороться.
Палеолитические произведения искусства можно разделить на три группы: 1) мелкие (переносные) объекты, украшенные рисунком, гравировкой или резьбой; 2) скульптуры, изображающие фигуры зверей и животных, и 3) настенную живопись на пещерных или скалистых стенах.
К наиболее древним художественным произведениям ориньякских охотников на мамонтов относятся статуэтки обнаженных женщин, так называемые „венеры“. Лицо, руки и ноги у этих статуэток не особенно выражены, но, как правило, выделены грудь, живот и бедра, то есть физические признаки, характеризующие женщину. Обычно такие фигурки вырезаны из бивня или кости мамонта.
Но известны и фигурки, изготовленные из других материалов, например из песчаника. Специальная мягкая масса из обожженных костей, глины и жира послужила для изготовления известной Венеры в Дольних Вестоницах. К настоящему времени открыто большое количество венер из самых различных мест раскопок. Их средняя величина 5—10 сантиметров, в некоторых случаях они достигают даже величины 12–15 сантиметров. Все такие скульптуры лишены одежды, за исключением буретьской венеры из Прибайкалья. У некоторых туловище изображено схематично, так что они представляют собой стилизованные подобия женщин. Подобную идеопластику может различить только специалист.
Общие приемы изготовления таких „венер“, включая и стилизованных, ясно доказывают, что здесь только старались подчеркнуть функцию женщины как продолжательницы рода. Женские фигурки служат памятниками какого-то древнего религиозного культа, прежде всего связанного с плодородием.
Гораздо реже встречаются статуэтки с резко выделенными мужскими признаками. Такая уникальная находка была сделана в могиле ориньякского охотника на мамонтов в г. Брно. Статуэтка вырезана из куска бивня мамонта.
Известны и фигурки животных, относящиеся к той же палеолитической эпохе. Некоторые из них являются выдающимися произведениями искусства.
В гораздо большем количестве, чем статуэтки, в палеолитическом искусстве представлены простые или орнаментальные резные работы. Так как люди ориньяка и мадлена были прежде всего охотниками и от успешности преследования животных зависела судьба всего племени, то не удивительно, что резьба в большинстве случаев изображала зверей, на которых охотились.
Известно большое количество более или менее совершенных графических изображений животных. По ним видно, что их творцы хорошо знали животных. Их изображения вырезались на бивнях мамонтов, на рогах, костях и камнях, на стенах сталактитовых и других пещер.
Многих животных они изображали так удачно, что можно сразу узнать их различные типы, например диких лошадей. Некоторые графические изображения характеризуют животных в типичных позах или во время характерного движения. Палеолитические охотники могли прекрасно изображать также раненых и издыхающих животных.
Кремневый резец был единственным инструментом палеолитических художников-скульпторов. Несмотря на примитивность рабочего инструмента, некоторые произведения являются поистине прекрасными и обладают высокой художественной ценностью прежде всего в тех случаях, когда при резьбе на стенах пещеры были умело использованы и неровности скалистого основания.
Вершиной художественного мастерства палеолитических художников служат прекрасные цветные изображения животных, которыми были украшены некоторые французские и испанские пещеры: сюда относятся наиболее ценные и удивительные памятники древнего искусства. К наиболее широко известным пещерам относятся прежде всего испанская пещера Альтамира, французские пещеры Фон-де-Гом, Комбарелль, Ласко. Красками палеолитическим художникам служили цветные горные породы, в первую очередь охра и красный гематит, имеющий мягкие оттенки от коричневого до красного. Краски разводились жиром убитых животных и наносились пальцем либо какими-то стерженьками из дерева или кости. Не исключено, что из кожи и щетины изготовлялись какие-нибудь простейшие кисти, которые, конечно, не могли сохраниться до нашего времени. Палитрой служили лопатки убитых животных.
Сейчас мы уже не верим, что палеолитический охотник-художник рисовал изображения животных ради удовольствия, для удовлетворения тоски по красоте либо для украшения пещер, в которых он жил. Животные изображались как объект охоты, которым охотник хотел овладеть. От богатой охоты зависело благополучие и подъем жизни племени, а поэтому охотники старались как-то повлиять на саму охоту и ее результаты. И с полным правом можно предположить, что эти изображения свидетельствуют прежде всего об охотничьей магии. В пользу такого вывода говорят очень многие факты. Во-первых, изображения и росписи находятся всегда далеко от входа в пещеру, очень часто в самых скрытых и недоступных ее участках. Художники находились всегда в темноте, которую могли разгонять лишь горящие факелы тех, кто лишь очень редко посещал с той или иной целью отдаленные уголки пещеры. О том, что изображения животных были, действительно, связаны с какой-то охотничьей магической деятельностью, свидетельствуют та резьба и те росписи, в которых туловища животных проткнуты нарисованными стрелами и дротиками. Известны также картины, по которым было установлено, что в них стреляли настоящими стрелами, и такие, на которых изображения животных нарисованы с различными ловушками.
Многие помещения в пещерах столь богато украшены резьбой и росписью, что их можно смело считать какими-то первобытными святынями, где производилось колдовство, основанное на суеверии.
Одна из таких первобытных святынь была обнаружена в пещере Монтэспан в департаменте Верхней Гаронны (Южная Франция), другая — в пещере Тюк д'Одубер, тоже на северной стороне Пиренеев, близ г. Арьежа. Вход в пещеры образован отверстием, куда пропадает река Вольп в скалистом массиве. В последнем зале пещеры была обнаружена скульптурная группа высотою почти в один метр, представляющая двух бизонов — быка и корову перед случкой. Она сделана из глины, взятой со дна пещеры, а на земле еще видны следы ног людей, которые вокруг этой скульптуры танцевали. В данном случае мы стоим перед первобытной святыней, которая, конечно, не означает охотничьего культа. Скульптурная группа, показывающая, что бизон готов к скачку, ясно показывает, что здесь производилось колдовство, которое должно было обеспечить не только размножение зверей, на которых охотились, но и плодородие у самих людей. Обряды, по-видимому, состояли в основном из танцев, потому что пещерная глина около скульптуры бизонов полна человеческих следов. Интересно, что следы принадлежат почти исключительно молодым людям. Поэтому можно судить о том, что в тайном месте обрядам подвергались юноши и девушки, которые должны были быть затем приняты в племя уже как мужчины и женщины.
КОЛДУНЫ ЭПОХИ ПОЗДНЕГО ПАЛЕОЛИТА
Хорошо известно, что к религии имеют отношение не только различные культовые предметы, танцы, песни и маски, но и колдуны. А в позднем палеолите колдуны действительно существовали, о чем свидетельствуют их изображения, которые обнаружили в первобытном искусстве.
Кроме изображений колдунов, найдены рисунки с замаскированными людьми, а также изображения полулюдей, полузверей. Так, например, в Альтамире были обнаружены человеческие фигуры со звериными головами, удлиненными и переходящими в удивительный клюв. Другие такие чудовища известны и из некоторых французских пещер.
Из всего сказанного ясно вытекает, что колдовство — это самая древняя форма религии и что колдуны были ее первыми тайными слугами.
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5424
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Вт Июл 09, 2013 6:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

ПОГРЕБЕНИЕ ЮНОШИ НЕАНДЕРТАЛЬЦА В ЛЕ-МУСТЬЕ
Однажды вечером в марте 1908 года швейцарский древний историк Отто Гаузер, проводивший тогда исследования в районе реки Везеры (Франция), получил приятное известие. Один из его помощников, работавших в Ле-Мустье, пришел и сообщил ему, что под навесом скалы в свежеоткрытом культурном слое исследователи наткнулись на человеческие кости и поэтому тотчас же прекратили работы, чтобы как-нибудь не повредить скелет. В ту же ночь, несмотря на сильный дождь, Гаузер отправился в Ле-Мустье. Когда он убедился в том, что известие правильное и имеет большое значение, он решил приостановить все работы на месте раскопок до приезда особой комиссии, чтобы не возникло сомнений и споров о геологическом возрасте находящихся здесь костей человека.
Первая комиссия собралась 18 апреля. В ее состав входило несколько французских врачей и служащих; задачей комиссии было только составление отчета о находке и ее оценка. Вторая комиссия, на этот раз состоявшая действительно из специалистов, собралась только 9 августа. Несмотря на то, что Гаузер разослал более 600 приглашений, прибыло лишь девять специалистов из Германии, которые во главе с профессором Германом Клаачем приехали сюда после окончания съезда антропологов во Франкфурте.
Хотя профессор Клаач сначала не верил в то, что скелет мог действительно принадлежать неандертальцу, убедился в этом, когда сам начал откапывать скелет. Уже череп, отличавшийся прекрасно сохранившимися зубами, послужил убедительным доказательством. Но это было не все. Специалисты установили, что этот неандертальский юноша 16–18 летнего возраста, имевший длину тела около 160 см, был не просто брошен сородичами, а погребен. После его смерти была выкопана неглубокая яма, куда его положили на бок; голова его покоилась на правом локте, рука была вытянута вперед; около головы были положены большие куски кремня, а вокруг трупа были разбросаны каменные орудия. В могилу были положены и куски мяса, о чем свидетельствуют кости зверей, многие из которых были обожжены при жарении мяса.
Редкая находка скелета из Ле-Мустье не осталась во Франции. Гаузер продал его в Германию вместе с другим, геологически более молодым скелетом из Комб-Капелль, приблизительно за 160000 марок. В результате банкротства банка, куда были помещены его деньги, он потерял три четверти полученного капитала. К обеим своим находкам Гаузер питал какое-то благоговейное почтение. Во время каждого приезда в Берлин он обязательно приходил в музей и клал букеты красных роз на витрины, где были выставлены скелеты.
В настоящее время скелеты из Ле-Мустье и Комб-Капелль уже не существуют. Они погибли во время второй мировой войны. Грустно подумать об этом. Много десятков тысячелетий покоились эти скелеты в земле, преодолевая все гибельные влияния, затем они были благоговейно вынуты из своих могил и почти полстолетия покоились в тишине музейного зала. В феврале 1943 года было достаточно несколько страшных мгновений, чтобы и они стали жертвой разрушительных сил войны.


ПОГРЕБЕНИЕ МАЛЬЧИКА НЕАНДЕРТАЛЬЦА В ГРОТЕ ТЕШИК-ТАШ
Когда советский археолог Алексей Павлович Окладников начал в июне 1938 года исследования в горах Байсун-Тау, близ долины реки Турган-Дарья (Узбекистан), центром его исследовательской работы стал кишлак Мачай, откуда поступало больше всего известий о находках каменных орудий древнего каменного века.
Спустя несколько дней после того, как в окрестностях Мачая было осмотрено пятнадцать глубоких горных долин и ущелий, или саев, ребята из поселка повели Окладникова куда-то высоко в горы. Сначала они шли по долине горной речки, но через некоторое время они начали медленно взбираться на крутые скалы живописных горных склонов. Узкие тропы, вившиеся над глубокими пропастями, привели, в конце концов, всю группу к скалистому ущелью, на дне которого лежал щебень, нанесенный сюда весенним половодьем. Они пошли по ущелью. Не обращая внимания на мелкий щебень, скользивший у них под ногами, и на колючие кусты шиповника, они пробирались вперед. В одном узком месте, на повороте ущелья, Окладников неожиданно увидел темный вход в пещеру. Он всмотрелся в него и в это время услышал замечание одного из его проводников: „Тешик-Таш“, что означает „скала с дырой“. Так Окладников оказался перед гротом, находящимся, приблизительно, на высоте 1600 метров над уровнем моря, размером около 7x20x7 метров, но еще не догадывался, что в пещере его ждет чрезвычайно важное открытие.
Находки первого дня уже убедили Окладникова в том, что необходимо провести более обширное и подробное исследование. Поэтому на следующий день с ним в пещеру пришло двадцать мачайских колхозников, которые проявляли большой интерес к работе Окладникова И хотели помочь ему. Окладников установил, что из пяти слоев на дне пещеры было только два с предметами культуры; это означало, что пещера была дважды обитаема людьми. Наиболее ценные находки были сделаны в первом — самом глубоком культурном слое, полном каменных орудий и костей съеденных людьми животных.
Приближался момент, когда Окладников должен был сделать великое открытие и когда незаметная тешикташская долина должна была приобрести мировую известность: 4 июля 1938 года после обеда Окладников обнаружил у западной стены пещеры человеческий череп, распавшийся на множество обломков. Вскоре он нашел нижнюю челюсть и установил, что это остатки черепа неандертальского ребенка (в возрасте восьми-девяти лет). Находка послужила первым доказательством того, что неандертальцы жили далеко в Средней Азии. Дальнейшие раскопки показали, что мальчик был похоронен. Его кости лежали в мелком углублении. Вокруг черепа были воткнуты в землю рога сибирского козла кийка (Capra sibirica), были и их обломки. Две пары рогов еще крепко сидели на лобных костях, так что они естественно образовывали соединенные пары. То же наблюдалось и у других пар. Заслуживало внимания и то, что рога были воткнуты острыми концами вниз, вследствие чего они образовывали вокруг черепа мальчика нечто наподобие ограды. Недалеко от могилы были следы небольшого костра, который горел очень короткое время. Возможно, что это был ритуальный огонь, имевший отношение к погребению. Может быть, он свидетельствует о магическом отношении к козлу, которое, как считает Окладников, у тешикташских неандертальцев существовало в самой примитивной форме (культ козла распространен в среднеазиатских областях в настоящее время).


КУЛЬТ МЕДВЕДЯ
Когда в 1917 году два швейцарских исследователя Бэхлер и Нигг начали свои исследования в Драхенлохе, то уже первые находки костей и черепов пещерных медведей (Ursus spe-laeus), уложенных в определенных местах и в порядке, возбудили в них мысль о том, что это, может быть, памятник какого-то медвежьего культа неандертальских охотников. Дальнейшие раскопки подтвердили их предположение.
Таково было, например, открытие 23 августа 1920 года, когда Бэхлер и Нигг начали исследовать проход между вторым и третьим отделениями пещеры. Они очень скоро натолкнулись на кострище, которое было обложено известняковыми камнями; поблизости находился небольшой, высотой в метр, каменный шкафчик, прикрытый сверху известковой плитой толщиной в 12 сантиметров. Когда исследователи осторожно открыли переднюю стенку шкафа, сооруженную из 18 камней, то обнаружили полость, из которой, после удаления покрывающей плиты, они смогли извлечь семь прекрасно сохранившихся черепов пещерных медведей; все черепа были заботливо уложены лицевым отделом к входу в пещеру. У двух черепов еще сохранились по два первых позвонка — атлант и эпистрофей, но у остальных они отсутствовали. В стенку каменного шкафчика упирались три большие берцовые и две локтевые кости, а также обломок плечевой кости.
Находка Бэхлера и Нигга, склеп для черепов пещерных медведей, позволяет думать, что ими было обнаружено очень древнее место жертвоприношения. После удачной охоты неандертальские охотники складывали медвежьи головы в каменный шкафчик, сопровождая это, надо полагать, определенными обрядами. По-видимому они наполняли шкафчик медвежьими головами не за один раз, а постепенно, в результате нескольких охот.
Высоко к облакам возносится вершина Драконовой горы с Драконовой пещерой. Прекрасная панорама горных великанов открывается перед каждым, кто, не боясь трудностей и усталости, поднимется по крутым скалистым склонам горы до ее вершины. Неандертальские охотники забирались сюда не для того, чтобы полюбоваться красотой окрестностей. Они приходили охотиться на пещерных медведей и, если все хорошо кончалось, совершали в пещере при свете факела какие-то обряды тайного охотничьего культа.

[/b]
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5424
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Вт Июл 09, 2013 6:55 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

ВЕНЕРА ИЗ ВЕСТОНИЦ
К самым древним произведениям искусства позднепалеолитических охотников относятся статуэтки обнаженных женщин, или так называемые Венеры. Как правило, у этих статуэток нет лица, рук и ног (их не намечали), но зато чрезвычайно рельефно изображены грудь, живот и бедра, то есть физические признаки, отличающие зрелую женщину, мать. В настоящее время известно много таких статуэток: места их находок тянутся от южной Европы далеко на восток до Сибири включительно. Чаще всего фигурки изготовлены из бивней мамонта. Но известны венеры из камня либо из других материалов.
Одна из таких статуэток была найдена и в Моравии (Чехословакия), а именно в Дольних Вестоницах-на-Дыйе. Древний скульптор вылепил из мягкой податливой массы (которую он приготовил из золы от костей животных и из глины, вероятно, перемешав с жиром) прекрасную нагую женскую статуэтку, которую он затем обжег на огне, так что она стала твердой как камень. Может быть тот же скульптор изготовлял прекрасные фигурки животных. На Венере из Вестониц можно хорошо проследить все отличительные признаки подобных женских статуэток: сильно развитые грудь, бока и бедра. Но лицо оставлено совершенно без внимания.
Из особенного материала была также сделана Венера, найденная в другом месте Чехословакии, на возвышенности Ландек в Остраве-Петршковицах. Здесь позднепалеолитический художник вырезал Венеру из гематита. Но у этой статуэтки отсутствует голова. В отличие от других, эта фигурка имеет стройные формы тела, без преувеличенной толщины.
Если все известные до настоящего времени Венеры были представлены нагими фигурами, то все-таки известна одна, на которой схематически, но очень наглядно изображена одежда, представляющая какой-то комбинезон из шкур без разреза впереди и с типичным скандинавским капюшоном. Такая одежда была очень удобна при жизни в неблагоприятных климатических условиях арктических областей и полностью предохраняла ее владелицу от сильных морозов с леденящими ветрами. Эта Венера была найдена в Бурети, в Прибайкалье.


ДРУГИЕ ВЕНЕРЫ
Некоторые находки Венер всемирно известны. Такова, например, Венера (на рисунке первая слева) из Виллендорфа (Австрия). Она представляет фигуру сильной, полной, зрелой женщины; голову ее художник украсил пышной прической (статуэтка изготовлена из мягкого известняка, высота ее 11 сантиметров. Известна также Венера (на рисунке в середине) из Савиньяно (Италия); статуэтка изготовлена из серпентина, высота ее 22,5 сантиметра. Вершиной художественного мастерства является Венера из Леспюг во Франции (на рисунке справа): она вырезана из кости мамонта, высота ее 14,7 сантиметра). Хотя ее тело обладает невероятно преувеличенными чертами, но имеет гармоничный облик и сделано с большим художественным вкусом. Вся ее фигура симметрична и образует правильный ромб. Небольшая голова переходит в узкую грудь, тело расширяется в сильные бока и вновь суживается к едва намеченным ногам. Действительно, это произведение большого мастера.
Непроработанные руки и головы этих и других Венер, как и преувеличенные женские особенности, служат ясным доказательством того, что при их изготовлении не имели решающего значения понятия женской красоты и нежности более поздних исторических периодов. Здесь речь шла не об эротике, а скорее о почтении к женщине. Нельзя забывать, что в те времена возникал матриархат и женщине принадлежало важное место в хозяйстве и в обществе. При существовании группового брака отец не был известен. Поэтому и родство считалось по женщине. Женщина-родительница была уважаемым членом общества. Возникающее родовое общество вело свое начало от какой-то древней женщины-праматери и также ее почитало. Поэтому представляется более правдоподобным, что все статуэтки Венеры представляют собой предметы и символы культа, скорее всего, культа женщины-прародительницы и, одновременно, культа плодородия.
Позднепалеолитические художники не делали изображения женщин только в виде небольших статуэток. Иногда они выполняли очень трудоемкую работу и вырезали фигуры женщин в стенах пещер. Примером таких барельефов, высотой приблизительно в полметра, выполненных на этот раз мадленским художником, могут служить те, которые были обнаружены в Лосселе (Франция); наиболее интересный из них изображает молодую нагую женщину с рогом бизона в руке.
Современному художественному вкусу больше отвечают фигуры женщин, обнаруженные недавно в убежище Рок-о-Сорсьер (тоже во Франции): здесь мадленский художник вытесал в скале изображение молодых и стройных женщин.
На рисунке: слева — Венера из Виллендорфа (Австрия); в середине — Венера из Савиньяно (Италия); справа — Венера из Леспюг (Франция), все из отложений ориньякской эпохи.


ВЕНЕРА ИЗ ПРШЕДМОСТИ
К давно известным и наиболее значительным стоянкам ориньякских охотников на мамонтов в Моравии относится Пршедмости около Пршерова (Чехословакия). Эта стоянка была уже давно известна по находкам костей мамонтов. Первое упоминание о ней сделал в одной из своих книг ученый Ян Благослав 400 лет тому назад. Благоприятное положение Пршедмости под известняковыми скалами, нахождение поблизости морен с кремневыми валунами, места богатой охоты при слиянии двух рек и много других преимуществ привлекали сюда палеолитических охотников уже в самые древние времена. В разрезе стоянки было зафиксировано много культурных слоев; наиболее важны три средних слоя, относящихся к различным ступеням развития ориньяка. Из них наиболее мощным был нижний культурный слой со скоплениями костей мамонтов, достигающий толщины в 1 метр. Остальные два слоя тонкие, а иногда и совсем исчезают. Пршедмостская стоянка по тем временам была действительно большой. Она расположена веерообразно около восточной скалы на площади почти 10 тысяч квадратных метров. Здесь было найдено много каменных орудий. Совершенно исключительной находкой была общая могила. В результате подробного исследования профессора Индржиха Матейки было установлено, что пршедмостские охотники на мамонтов обладали некоторыми признаками, которыми напоминали неандертальцев; все же они относятся к виду Homo sapiens, к тем охотникам, которые проникли к нам откуда-то с востока, принеся с собой и свою культуру.
Связи пршедмостских охотников с Востоком лучше всего проявляются в их художественных произведениях. Многие костяные орудия украшены простым геометрическим узором, а его происхождение можно искать только на Востоке, где известен подобный орнамент. Связь с Востоком видна и по уникальной венере из Пршедмости. Это не пластика, а резное изображение, сделанное острым кремневым инструментом на обломке клыка мамонта. Фигура женщины здесь опоэтизирована в геометрической схеме. При помощи ровных линий, треугольников и овалов пршедмостский ориньякский художник создал произведение, которое не имеет себе равных и которое нас по праву восхищает.


СТИЛИЗОВАННЫЕ ВЕНЕРЫ
Среди Венер мы находим и таких, у которых вся фигура схематизирована, так что они являются каким-то стилизованным подобием или идеопластикой. Во многих случаях их может распознать только специалист. В чехословацком позднем палеолите были также найдены подобные идеопластики. Например, одна из них, вырезанная из кости мамонта и найденная в 1935 году в Дольних Вестоницах, на первый взгляд напоминает вилку; вся верхняя часть фигурки имеет форму валика или цилиндра, а нижняя часть представлена ногами с глубоким надрезом в середине (на рисунке изображение 4). Другая такая Венера была найдена тут же в 1937 году; верхняя и нижняя часть тела у нее стилизованы в форме орнаментированного цилиндра, на котором выделяются только мощные груди. Подобные венеры, трудно различаемые дилетантами, известны и из Пршедмости около Пршерова; здесь художник совершенно игнорировал физические подробности и, будучи связан формой костей (кости запястья мамонта), создал склоненную фигуру женщины, по-видимому, беременной. Очень долго эти статуэтки, которые будто бы служили пршедмостским роженицам фетишем, предохраняющим от тяжелых родов, считались уникальными. Когда же несколько лет назад была обнаружена большая палеолитическая стоянка Авдеево, близ Курска (СССР), там были найдены совершенно такие же фигурки, изготовленные из того же материала. Родство этих культур не вызывает сомнений, однако пришел ли пршедмостский человек в Пршеров из далеких русских равнин или он ушел когда-то из Моравии на восток — неизвестно.
На рисунке: I — Венера, найденная в долине реки Белая около деревни Мальта в Прибайкалье (СССР); этой статуэтке не хватает признаков типичных Венер; 2 — стилизованная Венера из Пршедмости около Пршерова, Моравия; 3 — идеопластика женщины (Венеры) из Дольних Вестониц на Дыйе, Моравия; 4, 5 и 6 — идеопластические подвески, припоминающие женские фигуры из Дольних Вестониц, из пещеры Пекарна около Мокрой в окрестностях города Брно, Моравия, и из Петерсфельса близ Бадена (Германия); 1, 2, 3 и 4 — ориньяк, 5 и 6 — медлен. Рисунки сделаны в разных масштабах.


ИЗОБРАЖЕНИЕ МУЖЧИН
Позднепалеолитический человек очень редко изображал сам себя так, чтобы из его художественных произведений можно было узнать, как он выглядел. Хотя ориньякские Венеры анатомически иногда выполнены очень хорошо, все-таки лицо оставалось без внимании. Если — очень редко — оно и было сделано, то совсем поверхностно, схематично. Почему художник уклонялся от изображения лица, неизвестно. Зная его художественные произведения, нельзя предположить, что он не смог бы этого сделать. По-видимому, был такой обычай или указание, связанное с магией, которые ему это не позволяли. То, что сказано о Венерах, которые были какими-то идолами, относится и к уникальной статуэтке обнаженного мужчины, найденной в Брно в могиле ориньякского охотника на мамонтов (см. на рисунке изображение 3). Резные изображения людей на костях или на стенах пещер также напоминают скорее детские рисунки, чем художественные произведения, если это вообще не замаскированные люди или карикатуры (см. на рисунке изображение 2).
Несмотря на это, все же изредка находят скульптурные и резные изображения, где лица похожи на человеческие. Примером может служить человеческая голова, вырезанная из кости мамонта и найденная в Дольних Вестоницах в Моравии. „На куске кости мамонта“, — написал об этом художественном произведении академик Я. Бем, — „изображено продолговатое лицо с высоким лбом, переходящим в прическу. Устремленные вдаль глаза, длинный узкий нос и неопределенно сомкнутые губы характеризуют лицо благородного выражения, и трудно поверить, чтобы оно вышло из человеческих рук десятки тысяч лет тому назад. Мелкие трещины, частично смягченные желтоватым тоном патины, не могут нарушить покой и мир, которыми дышит это удивительное лицо“. С этой скульптурой, которая относится к наиболее совершенным произведениям ориньякского искусства, мы могли бы связать еще две скульптуры той же эпохи — голову взрослого человека из Ментоны на Ривьере и голову девочки из Брассампуи (Франция). К ним можно отнести и рельеф мадленского охотника, обнаруженный на стене навеса Рок-о-Сорсье, и барельеф мадленского охотника из Лоссель (Франция).
На рисунке: 1 — человеческая голова из кости мамонта, найденная в Дольних Вестоницах, Моравия; 2 — человеческая фигурка, вырезанная на кости, оттуда же; 3 — фигурка мужчины из кости мамонта (а — спереди, б — сзади ив — сбоку), Брно. Все скульптуры относятся к граветтской фазе ориньякской эпохи.


МАСТЕРСКАЯ ДРЕВНЕГО СКУЛЬПТОРА
Новейшие раскопки на стоянке охотников на мамонтов в Дольних Вестоницах, южная Моравия (Чехословакия), позволили сделать одно интересное открытие. Членом орды был также скульптор; для своих работ он изобрел особенно мягкую и податливую массу. Приготовлял ее следующим образом: перемешивал золу от звериных костей с глиной и все это с маслом. Конечно, ему пришлось много подумать, пока он изобрел такую смесь для формования, которая после обжига на огне затвердевала, превращаясь в камень, и хорошо сохраняла первоначальную форму. Из этой массы он вылепил знаменитую Венеру из Вестониц и много прекрасных фигурок животных.
Но это изобретение древнего художника было не единственным. Он сделал открытие, имеющее еще более важное значение. На той же стоянке удалось обнаружить следы небольшого жилища, длиной всего в пять и шириной в четыре метра, которое стояло немного поодаль от остальных шалашей стоянки на пологом склоне недалеко от небольшого ручья. В центре этой „хижинки“ было круглое углубление для очага, обмазанное глиной и со сводом, то есть какая-то примитивная печь, какие известны только из жилищ самых древних земледельцев нового каменного века или неолита. Около печи лежали кучи формовочной массы, „полуфабрикаты“ и даже обожженные головы медведя и лисы. Из находки ясно, что художнику из Вестониц уже было недостаточно обычного огня для обжига фигурок, и поэтому он изготовил для этой цели какую-то примитивную гончарную печь. Это единственная находка, свидетельствующая о том, что художник из орды охотников на мамонтов в эпоху позднего ориньяка (граветтская фаза) не только изобрел новую формовочную модельную массу, но и стал первым открывателем и творцом гончарства. А неолитический человек изобрел, собственно говоря, только новую форму обжига, освоив гончарное производство.
Было бы интересным узнать, при каких обстоятельствах вестоницкий скульптор был вынужден так быстро покинуть свою мастерскую, свое „ателье“, почему он столь неожиданно прекратил свою работу и оставил все в таком неубранном виде, в каком все было обнаружено учеными. Интересен еще один факт. По-видимому, древний скульптор жил или хотя бы только работал в хижине один, в некоторой обособленности от жизни всей стоянки. Может быть, ему для творческой работы нужны были покой, одиночество, или он хотел избежать людского любопытства. А так как мы можем предполагать, что его художественные произведения были предназначены прежде всего для потребностей охотничьей или другой магии, то, конечно, его изолированность признавалась остальными членами орды, а его самого считали за человека уважаемого, хотя и немного таинственного. Был ли этот скульптор орды одновременно и колдуном (см. рисунок 47 и текст к нему), неизвестно; однако возможно, что некоторые скульптуры он мог делать для выполнения магических обрядов.
II еще один заслуживающий внимания факт привлекает к этому месту раскопок, а может быть и прямо к скульптору. На фигурке медведя был впервые обнаружен отпечаток пальца. Другие отпечатки пальцев и ладони были обнаружены на кучах модельной массы, и было установлено, что по узорам папиллярных линий этот человек палеолита не отличался от современного человека.


ФИГУРКИ ЖИВОТНЫХ
Позднепалеолитические художники делали фигурки не только нагих женщин, но и, в редких случаях, нагих мужчин. Из их рук выходили также прекрасные фигурки животных, найденные в больших количествах на местах стоянок в различных странах, включая Чехословакию. Из стоянки охотников на мамонтов в Пршедмости близ Пршерова происходит прекрасная фигурка мамонта, вырезанная из его же бивня (см. на рисунке изображение 1). Много скульптурных изображений, изготовленных из того же материала, было найдено на стоянке охотников на мамонтов в Дольних Вестоницах: фигурки пещерного медведя, дикой лошади, шерстистого носорога, мамонта, росомахи, северного оленя, снежной совы (см. на рисунке изображения 2 и 3). В вестоницкой ископаемой глиптотеке скульптур зверей очень интересна голова северного оленя. Она художественно изображена группировкой геометрических выгравированных линий, на темени головы — поперечных, по бокам головы — продольных, причем глаза, уши и лоб обозначены выпуклостями. Ясно, что на стилизации этой головы животного проявилось влияние восточного (украинского) центра ориньякского искусства, которое на вестоницкого художника подействовало сильнее, чем западное (французское).
И в других местах были найдены фигурки животных, во многих случаях прекрасно выполненные и изображающие животных в определенных позах или в какой-нибудь жизненной ситуации. Так, например, изумительная скульптура дикой лошади происходит из Лурда (Франция). В Мае д'Азиль, также во Франции, была найдена удивительная, очень реалистически изображенная голова ржущей дикой лошади, вырезанная из рога оленя. Из Бруникеля (Франция) известны резные изображения бегущих северных оленей, сделанные на бивне мамонта.
Многие фигурки, на которых выгравированы стрелы, являются ясным доказательством того, что они служили, прежде всего, в качестве предметов магического охотничьего культа.
На рисунке: 1 — фигурка мамонта из его бивня, найденная в Пршедмости близ Пршерова в Моравии (Чехословакия); 2 и 3 — фигурки детеныша мамонта и пещерного медведя из модельной массы, Дольние Вестоницы в Моравии (Чехословакия). Все скульптуры — из граветтской (позднеориньякской) фазы.






_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5424
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Вт Июл 09, 2013 6:58 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

ИЗГОТОВЛЕНИЕ ОЖЕРЕЛИЙ
Человеческое стремление украсить свое тело наблюдалось уже в очень давние времена. На некоторых стоянках позднепалеолитических людей, например, около костра вестоницких охотников на мамонтов, найдено много куч цветной глины. Они, наверное, служили для раскрашивания тела, что является самым древним способом украшения вообще. Позднепалеолитические охотники, конечно, таким раскрашиванием занимались при подготовке к различным празднествам и магическим обрядам.
Но уже у ориньякских охотников встречаются и другие способы украшения тела, прежде всего различными ожерельями, которые изготовлялись, главным образом, из раковин различных современных и ископаемых моллюсков, в том числе улиток, из зубов хищников либо из бус и валиков, вырезанных из бивня мамонта. Все части ожерелий, независимо от того, раковины это или зубы, имеют просверленные отверстия, чтобы их можно было нанизывать. Некоторые ожерелья составлялись из сходных частей, например, из однородных раковинок, а для других ожерелий применялись различные предметы, например раковины и зубы. В немецком ориньяке около Могуча была найдена целая мастерская по изготовлению ожерелий; около сложенных валунов, служивших, по-видимому, рабочими столами, среди множества кремневых орудий было найдено и много раковин морских моллюсков рода перптиум (Cerithium), причем у многих из них уже была отрезана верхушка.
Ожерелья служили не только для украшения. Многие из них носились, скорее, как амулеты, которые должны были охранять его владельца от любой опасности и болезни. Некоторые из них имели, вероятно, и близкое отношение к какому-нибудь культу. Таким ожерельем могло быть как раз то, изготовление которого заканчивает охотник, изображенный на нашем рисунке. Если бы нам не была известна схематизированная Венера из этого же места раскопок (см. рисунок 34, изображение 3), то мы бы не знали, что все ожерелье изготовлено из частиц, представляющих собой груди этой статуэтки. А так как мы знаем, что венеры были предметом культа матери-прародительницы и плодородия, то, очевидно, и это ожерелье было волшебным талисманом для обеспечения плодородности женщины, а тем самым и роста орды, потому что постоянно требовалось появление на свет новых здоровых детей. Отсюда и заинтересованность в плодородности женщин, которым нужно было помочь хотя бы при помощи волшебных талисманов и амулетов.

_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5424
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Вт Июл 09, 2013 7:05 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

ТИПЫ ОЖЕРЕЛИЙ
Ожерелья позднепалеолитических охотников не всегда складывались из однотипных частиц, например из раковинок одного и того же вида улиток, хотя и разных размеров. Так, ожерелье, найденное в Гундштейге (Австрия), состояло из скорлупок современных и вымерших улиток, происходивших совершенно из разных местностей. Из современных улиток древними мастерами использовались раковинки от циклонассы, а из вымерших — от меланопсис (плиоцен венского бассейна), живородки или вивипары (плиоцен окрестностей озера Балатон) и литоглифуса (венгерский плейстоцен). Очень интересное ожерелье происходит из Арси-сюр-Кур (Франция): наряду с множеством просверленных раковинок улиток Фикатье нашел здесь и трилобита, в котором были просверлены два отверстия. Возможно, что это ожерелье считалось за сильный талисман. Самые близкие местонахождения трилобитов находятся оттуда очень далеко, в Бретани и даже в Нормандии. Дувилье, однако, предполагает, что данный трилобит вообще не французского, а чехословацкого происхождения. Оба ожерелья (как и другие) свидетельствуют о том, что позднепалеолитические охотники-художники во время кочевок орды обращали внимание на окаменелости, которые они собирали и использовали впоследствии при изготовлении ожерелий. Не исключено, что между некоторыми ордами происходил обмен. Одни ожерелья были составлены из малого количества звеньев, а другие, наоборот, из большого. Например ожерелье, найденное в могиле ориньякского охотника на мамонтов в г. Брно (Чехословакия), было составлено из 600 раковинок вымершего вида улиток денталиум.
Ожерелья из резцов хищных зверей были тоже великолепны; для них были использованы резцы различных хищников. Одно ожерелье было совершенно уникальное: оно составлено из 42 просверленных лисьих резцов, расположенных крест-накрест. Оно было найдено в Дольних Вестоницах в Моравии (Чехословакия).
Ожерелья на рисунке: наверху слева — из украшенных цилиндриков (бивень мамонта); внизу слева — из просверленных раковинок церитиума; наверху справа — из резцов медведей и волков; внизу справа — из резцов волков и лисиц. Все ожерелья относятся к граветтской (позднеориньякской) фазе из Дольних Вестониц, южная Моравия (Чехословакия).


РЕЗНЫЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ ЖИВОТНЫХ
В позднепалеолитическом искусстве очень часто встречаются резные изображения животных.
Это не удивительно, потому что люди тогда были прежде всего охотниками, а от успеха их охоты зависело благополучие орды. Поэтому чаще всего изображались животные, на которых охотились; это прежде всего мамонты, северные олени, дикие лошади, древние быки, бизоны, реже дикие кабаны, олени, козлы, пещерные и бурые медведи, в исключительных случаях шерстистые носороги, серны, зайцы-беляки и другие животные. Изображения хищников встречаются довольно редко: известны изображения пещерного льва, волка, росомахи, выдры, песца. То же относится и к птицам, пресмыкающимся и рыбам. Очень редко встречаются изображения растений.
Известно большое количество резных изображений животных на бивнях мамонта, на рогах и костях животных, на камнях, сталактитах на стенах пещер. По ним видно, что их создатели подробно знали животных, которых они изображали. Многих животных они сумели изобразить в типичной позе или во время ходьбы, причем изображения сделаны с таким совершенством, что можно различить различные типы животных, например, виды диких лошадей. В редких случаях встречаются резные изображения издыхающего животного. Таково, например, резное изображение погибающего северного оленя, сделанное на поверхности камня из Гурдана (Франция). Прекрасная резьба из пещеры Трех Братьев (Франция) представляет молодого бурого медведя, убитого стрелами и камнями, с ручьями крови, текущими из пасти.
Не все резные изображения удачны и имеют одинаковую художественную ценность. Многие из них следует считать только эскизами или произведениями тех людей, которые делали только попытки изображать животных, но им не хватало еще легкости в руках и острого глаза, то есть способностей. Очень часто мы сталкиваемся с тем, что на малой поверхности плоского камня выгравировано одно на другом такое количество изображений животных без всякого порядка, что получается настоящая загадка. То же самое, только в больших масштабах, находили в пещерах, где часть стен покрыта бесчисленными рисунками, которые на первый взгляд образуют хаотичную смесь различных линий, так что разгадка требовала много опыта, знаний и времени.
Каменные резцы были единственными орудиями, которыми работали первобытные художники. Несмотря на примитивность рабочего инструмента, некоторые из их произведений поистине удивительны и имеют высокую художественную ценность, прежде всего те, где были достаточно умело использованы при гравировке пещерные стены и неровности скалистого основания.
На рисунке приведены резные изображения мамонтов из пещеры Фон-де-Гом и Комбарелль (Франция); оленя из пещеры Альтамира (Испания); диких лошадей из пещеры Комбарелль; убитого бурого медведя из пещеры Трех Братьев (Франция) и древних туров (быка и коровы) из Тейят (Франция). По Г. Брейлю, Капитану и Пейрони.


РЕЗНЫЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ НА КОСТЯХ
Позднепалеолитический охотник-художник вырезал рисунки и на костях. Наряду с простыми выгравированными линиями, какие, например, находят на обломках костей мамонта из стоянки Авдеево близ Курска в СССР, встречаются и прекрасные геометрические орнаменты (браслет из Мезина в СССР). Прекрасны изображения животных в типичных позах: нападающий мамонт на куске бивня мамонта из Ла-Мадлен (Франция), пасущийся олень на обломке оленьего рога из Кесслерлоха (Швейцария). Иногда встречаются рисунки, где находящиеся на заднем плане животные изображены менее крупными (как на кости с выгравированными лошадиными головами из Истурица и Тейята (Франция). Изображалось и стадо животных; так, на лучевой кости орла импрессионистически нарисовано стадо оленей, скачущих через тундру.
Известны, однако, и гравюры, изображающие какое-то действие. Такой редкой картиной является бой бизонов, вырезанный на ребре лошади, из пещеры Пекарна близ Мокрой в окрестностях г. Брно (Чехословакия): два бизона со склоненными головами нападают друг на друга, а третий (со стрелами в теле) направляется к ним.
Резные изображения на костях и на камнях возникли не от стремления охотников-художников выразить свои переживания в художественной форме. Причины их возникновения были совершенно иные, прежде всего это была охотничья магия. По сравнению с резьбой и живописью на стенах пещер, мелкие гравюры на костях и камнях имели большое преимущество, заключавшееся в том, что их можно было легко переносить. Охотники могли иметь их всегда и везде под рукой, когда бы им ни потребовалось для колдовства и заклинаний, и были, вероятно, убеждены, что это должно было помочь в преодолении трудности жизни.
На рисунке приведены резные изображения из пещеры Пекарна близ Мокрой в окрестностях г. Брно: 1 — голова животного на обломке оленьего рога; 2 — ряды простых штрихов на кости; 3 — бой бизонов на ребре лошади; 4 — лопатообразный предмет с животными. Масштаб неодинаковый. Эпоха — Мадлен.


В ПОДЗЕМНОЙ КАРТИННОЙ ГАЛЕРЕЕ
Прекрасная цветная живопись, которая украшает стены некоторых французских и испанских пещер, относится к самым ценным и, одновременно, удивительным памятникам древнейшего искусства на свете, творцом которого был палеолитический человек. Некоторые картины являются действительно мастерскими произведениями искусства, а пещеры — древними картинными галереями. К наиболее красивым пещерам относятся Альтамира в Испании, Фон-де-Гом, Нио и Ласко во Франции.
Позднепалеолитический, прежде всего мадленский художник, безусловно, испытывал большие трудности в работе. При слабом свете каменных светильников или смолистых лучин он расписывал подчас высокие и трудно доступные стены пещер или, наоборот, согнувшись, а иногда и лежа, разрисовывал потолки низких коридоров. Все краски, которые он использовал, были минерального происхождения. Это различные сорта охры, запасы которых в некоторых пещерах сохранились до наших дней в виде комков различного размера, весящих иногда по несколько килограммов. В других местах эти комки из-за долгого лежания распались и превратились в цветную пыль. Иногда следы такой глины находят на заостренных палочках, которые таким образом представляют собой самые древние пастели. Перед началом работы художник измельчал комки, а полученный тонкий цветной порошок соединял с жиром убитых животных. Палитрой ему служили лопатки зверей или плоские камни. Рисовал он просто пальцем или расщепленными концами веток либо уже какой-нибудь кистью из шерсти животных.
Различное качество и художественная ценность живописи в той или иной пещере свидетельствуют о том, что произведения писались не одним художником. Над ними работало несколько художников, может быть даже целые их поколения, или члены различных орд. Конечно, уже тогда среди них встречались очень одаренные люди, из рук которых вышли как раз самые прекрасные произведения. Существуют взгляды, что уже тогда были и какие-то „школы“, что их оканчивали способные ученики, которые осваивали не только технику работы, но и какие-то традиционные навыки, соблюдавшиеся и при выборе тематики живописи.
Следует упомянуть еще об одном интересном факте. Есть основания предполагать, что настенная живопись выполнялась и в малых масштабах, то есть на камне или на кости. Служила ли она тогда эскизом для подготовлявшейся настенной живописи или это копия уже существующей, трудно сказать, но известен случай, когда подобный эскиз был найден далеко от места стенной живописи. Так, например, было с гравюрой бизона, которая была найдена в 350 километрах от пещеры Фон-де-Гом, в которой находится точная копия с нее.
Количество живописных картин в различных пещерах неодинаково, в некоторых оно достигает даже нескольких сотен. Размеры их также различны — от небольших до огромных. Так изображение тура, выполненное черной краской в пещере Ласко, имеет длину 1,70 сантиметра: на этом рисунке в таком же стиле первобытный художник рисует небольших лошадок.


ИЗОБРАЖЕНИЯ ЖИВОТНЫХ С ВОНЗЕННЫМИ В НИХ СТРЕЛАМИ
Позднепалеолитический охотник-художник не создавал свои большие или малые произведения для удовлетворения своего стремления к красоте. Животные рисовались им как предмет охоты, как то, что охотник хотел победить. Благополучие орды зависело единственно от богатой охоты, поэтому нужно было предпринять все, чтобы она удалась. „Первые люди“, как интересно пишет об этом Иржи Неуступный, „искали помощь всюду, где только могли ее ожидать. Больше всего они, конечно, размышляли о том, как обеспечить себе хорошую добычу, от которой часто зависела их жизнь. Непосредственность примитивного мышления вела первых людей к охотничьему колдовству. Это был, без сомнения, главный, если вообще не единственный толчок к возникновению такого искусства. Охотники верили, что животное, изображенное раненым или пойманным в западню, будет действительно ранено или поймано в самом ближайшем будущем; охота или борьба с врагом будет происходить так, как это изображено на волшебной картине. Они просто изображали желаемые действия, которыми они повышали колдовскую силу картин или которым, наоборот, придавали магическое значение. Примитивное религиозное мировоззрение побуждало людей видеть в такой картине не только изображение животного, но и его самого, отождествляя их. Именно в мировоззрении следует искать объяснение того, почему первобытное искусство так натуралистично, почему оно не началось со схематических картин и изображений символического характера. Картины естественны и верны, вероятно, потому, что их магическое влияние считалось в таком виде наиболее действенным. В интересах орды было, чтобы художник создал произведение, как можно больше отвечающее действительности“. Мнение, что первобытное искусство служило прежде всего охотничьей магии, сейчас признано почти всеми.
Поэтому позднепалеолитический художник изображал животных не из стремления создавать художественные произведения, а из необходимости выразить образно свои переживания и впечатления. Животные рисовались как предмет охоты, как объект, который нужно победить. Поэтому он рисовал вместе с ними и ловушки, а их тела со стрелами и копьями, как, например (см. рисунок), изобразил бизона древний художник в пещере Нио. На некоторых картинах можно узнать, что в животное стреляли настоящими стрелами. Это не картины в нашем смысле слова, но сам изображенный предмет. Изображение зверя со всаженным в него копьем или стрелой служит залогом того, что животное в действительности будет убито. Если этого не случится, то вина будет не в картине, а в том, что не все было точно исполнено. Остатки такого магического культа встречаются и на более поздних ступенях развития, и в настоящее время они еще отражаются в бытующих суевериях.


ИЗОБРАЖЕНИЯ КОЛДУНОВ
Если исполнялись магические обряды, то должны были существовать и колдуны, шаманы. В первобытном искусстве мы находим их изображения. В большинстве своем это люди со звериными масками.
При исполнении магических обрядов колдунам требовалось много различных предметов, многие из которых они изготовляли сами, например, различные гремящие предметы из высохших мочевых пузырей пойманных животных, различные амулеты и украшения для волос. Может быть, колдуны умели изготовлять и какие-то примитивные флейты и бубны. В их колдовской инвентарь входили, вероятно, и так называемые „жезлы начальников“, или выпрямители древков, которые изредка находят в ориньяке, но чаще в мадлене. Например, такой „жезл“ нашел в августе 1908 года Бурине под навесом скалы у Меж. Он изготовлен из оленьего рога, грубая поверхность которого была тщательно заглажена, а в верхней и нижней его частях были просверлены отверстия. Кроме резных изображений дикой лошади, головы лани, трех лебедей и трех змей внизу на „жезле“ выгравированы еще три человеческие фигурки в масках, изображенные танцующими или скачущими.
Из изображений колдунов самое сильное впечатление оказывает изображение в пещере Трех Братьев близ Монтескьё-Авантес (южная Франция), доминирующее над изображениями животных, которые покрывают всю стену. Одну ногу колдун выставил вперед, у него конский хвост, тело закутано в шкуру какого-то хищного животного — медведя или льва, на голове у него оленьи рога, длинные уши, а на лице с длинной, заостренной бородкой видны только большие круглые глаза, глядящие очень проницательно (см. на рисунке верхнее изображение). В той же пещере было найдено и другое изображение колдуна: он одет в бизонью шкуру, играет на флейте и делает танцевальные движения (см. на рисунке изображение внизу справа).
Кроме рисунков колдунов и людей в масках, известны и такие, которые можно обозначить как получеловеческие — полузвериные. Так, например, Картайяк и Брейль нашли в Альтамире изображения человеческих фигур с звериными головами, вытянутыми в удивительные клювы. Другие такие чудовища известны из уже упоминавшейся пещеры Трех Братьев, например бизон с человеческими ногами (на рисунке см. картину внизу слева. Все картины из Комбарелль и других пещер, по Г. Брейлю).







_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5424
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Вт Июл 09, 2013 7:19 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

МАГИЧЕСКИЙ ОБРЯД
Около небольшого костра собрались мужчины, готовые идти на охоту. Они уже не разговаривают между собой и все с напряжением смотрят на колдуна, который приближается к ним. Через плечо у него перекинута медвежья шкура, на шее болтается ожерелье из зубов пещерного медведя. Лицо у него разрисовано, длинные волосы, сильно намазанные жиром, закручены в косу. На заросшей груди темнеет красное пятно, окаймленное венцом коротких линий. В руке он несет несколько небольших, только слегка затвердевших звериных фигурок, сделанных из глины и золы.
Он стал перед огнем и бросил на горящие угли несколько сухих веток; когда они вспыхнули, он начал скакать перед огнем, махать руками и странно извиваться. Охотники с напряжением наблюдали за поведением колдуна. Они пришли в удивление, когда колдун вдруг остановился и, раскрыв ладонь, начал брать с нее одну звериную фигурку за другой и давить их пальцами. Этого охотники еще никогда не видели, это было какое-то новое колдовство. Они еще больше удивились, когда услышали слова колдуна: „Всем животным в вашей охоте смерть! Пусть они попадут в ловушки, пусть во время бегства они охромеют, пусть их тела притянут ваши стрелы и копья“. При этом колдун отламывал фигуркам головы и ноги, разбрасывал их далеко от себя, а оставшиеся туловища бросал в огонь. Когда он кинул последнюю фигурку, он опять начал танцевать и скакать перед огнем. Потом он вдруг дико завизжал, раскинул руки и воскликнул: „Идите сегодня на охоту, мое колдовство поможет вам вернуться с богатой добычей!“
Может быть подобный магический обряд совершался когда-то очень давно на стоянке охотников на мамонтов в Вестоницах. Такое предположение основано на том, что здесь было найдено много звериных фигурок, не целых, а изуродованных, туловища без голов и ног, ноги и головы отдельно от туловищ. Это обратило на себя внимание профессора К. Абсолона, который их нашел; он первый стал объяснять появление изуродованных фигурок как часть магического охотничьего обряда. И такое мнение не исключено. Напомним, что и сейчас существуют суеверия, по которым достаточно уничтожить фигурку, представляющую собой определенного человека, чтобы он тотчас же или через некоторое время умер.


МЕДВЕЖЬЕ СВЯТИЛИЩЕ
Если многие пещеры, богато украшенные гравюрами и росписью, можно действительно считать какими-то древними местами поклонения святыням, то ими оказываются и те участки пещер, где сохранились статуи животных. Например в южнофранцузской пещере Тюк д'Одубер в последнем отделе подземного лабиринта профессор Бегуэв в 1914 году имеете со своими тремя сыновьями нашел скульптурную группу, изображающую бизонов. Она сделана из мокрой пещерной глины и вокруг нее обнаружены следы танцующих юношей и девушек. Если здесь было место для магических обрядов, которые должны были, по-видимому, обеспечить плодовитость животных и людей, то другое древнее святилище, обнаруженное в 1923 году Норбертом Кастере в пещере около Монтеспана (тоже в южной Франции), было местом совершения охотничье-магических обрядов культа медведя.
В пещеру с медвежьим святилищем можно попасть только по руслу реки. Мипонан несколько пещерных коридоров, исследователь попадает в небольшое помещение, в котором находится грубо выделанная статуя медведя без головы, имеющая высоту приблизительно 60 сантиметров. Статуя была без головы с самого начала. Перед обрядом на нее насаживали настоящую медвежью голову. О том, что так в действительности и было, свидетельствует находка медвежьего черепа в глине перед передними ногами статуи. Не исключено, что и фигура этой статуи была покрыта медвежьей шкурой.
Вокруг подготовленной таким образом статуи медведя охотники, конечно, под руководством колдуна, исполняли какие-то таинственные танцы, сопровождавшиеся бросанием в нее дротиков. Следы от кончиков подобного оружия сохранились на медвежьей статуе до настоящего времени.
Древние участки пещер для священнодействий (со статуями или только с росписью) находятся обычно в трудно доступных, отдаленных и скрытых местах, как будто их надо было хорошо спрятать от любопытства непосвященных.


ПОГРЕБЕНИЕ ОХОТНИКА НА МАМОНТОВ
Тяжелая жизнь, частые ранения во время охоты или в борьбе с врагами, так же как и различные болезни вызывали многочисленные случаи смерти позднепалеолитических охотников ориньяка и мадлена. Известно много случаев, прежде всего из ориньякской эпохи, когда мертвых торжественно погребали. Мы здесь приведем некоторые примеры.
В 1891 году в самом центре г. Брно, столицы Моравии (Чехословакия), во время канализационных работ рабочие обнаружили на глубине 4,5 метра могилу ориньякского охотника на мамонтов. Наверно, это был какой-то выдающийся член орды, которого все уважали, потому что ему особенно богато подготовили место последнего отдыха. В неглубокую яму, которая, наверное, была выстлана мягкими шкурами, положили мертвого охотника, очень тщательно одетого в одежду из шкур, украшенную нашитыми костяными кружочками. В области шеи она была украшена длинным великолепным ожерельем из раковин рода денталиум. Около рук находились каменные орудия и оружие. По-видимому, не забыли положить сюда и немного пищи. Наконец, по тогдашнему очень распространенному обычаю, мертвого посыпали красной краской (охрой) и закрыли лопаткой мамонта, подпертой мамонтовым бивнем. После окончания погребальных обрядов (которые нам, однако, остаются еще неизвестными, хотя в их существовании нет никакого сомнения), могила была засыпана глиной, и люди покинули это место.
Это погребение в г. Брно прославилось тем, что среди даров, которые были даны мертвому на дорогу в вечность, была и статуэтка обнаженного мужчины, вырезанная из мамонтовой кости: это, действительно, мировая редкость. До того ученые встречались только с так называемыми венерами, распространенными от юга Европы до самых дальних уголков Сибири, тогда как статуэтки обнаженных мужчин встречаются очень и очень редко. Почему это так, неизвестно; может быть, главной причиной служило то, что у позднепалеолитических охотников представление о плодовитости никогда не было связано с мужчиной, а только с женщиной.
Много тысячелетий прошло над могилой этого позднепалеолитического охотника. Когда его нашли современные люди, от него осталась горсточка костей, а среди них и около них костяные и каменные дары. Но этого вполне достаточно, чтобы установить, что когда-то очень давно жил какой-то отважный охотник, который убил много мамонтов и пользовался очень большим почетом среди членов орды.


МОГИЛА ЖЕНЩИНЫ ИЗ ВЕСТОНИЦ
Стоянка охотников на мамонтов в Дольних Вестоницах на юге Моравии (Чехословакия) известна уже давно, так как первые печатные сведения о находке большой кости животного, выкопанной из земли, относятся к 1659 году. Эти сообщения оставил физик из г. Брно Иоганнес Гертод, уроженец недалеко расположенного Микулова. Но он тогда не знал, что кость принадлежит мамонту. В то время, скорее, верили в то, что такие кости принадлежат людям-гигантам. Хотя обстоятельное специальное исследование, начатое в 1924 году профессором Карлом Абсолоном, и принесло много редких и заслуживающих внимания свидетельств о жизни и культуре вестоницких охотников на мамонтов, все же, кроме двух неполных черепных коробок, нескольких небольших фрагментов костей черепа и, наконец, части детского скелета, ничего другого от тех охотников найдено не было. Только летом 1949 года здесь была сделана интересная находка.
В июле 1949 года рабочие во время исследовательских работ наткнулись здесь на две лопатки мамонта, причем обнаружили, что земля около костей была окрашена в красный цвет. Отсюда возникло предположение, что здесь должно быть погребение какого-то члена вестоницкой орды охотников на мамонтов. И это было действительно так. В мелком углублении лежал уже почти рассыпавшийся человеческий скелет в скорченном положении.
Прошло много тысяч лет с того момента, когда в неглубокую яму, наверное, выстланную шкурами, вестоницкие охотники на мамонтов положили мертвую женщину. Они положили ее на бок, а перед этим они связали ее ремнем, как будто боясь, чтобы мертвая не покинула могилу и не вмешалась в жизнь живых. В руку ей всунули около десяти зубов песца. Перед подбородком положили кремневый наконечник, а между голенями — острый кремневый нож. Там же оставили и мясную пищу, от которой до наших дней сохранилось всего лишь несколько косточек. Затем они тело умершей посыпали красной краской и прикрыли двумя лопатками мамонта, на одной из которых оказалась загадочная резьба, может быть имевшая отношение к погребальному обряду. Эта могила небольшой, грациозной, приблизительно сорокалетней женщины из орды вестоницких охотников на мамонтов была найдена неглубоко под старой мостовой, все больше и больше погружавшейся в мягкий лёсс. Еще немного, и костные остатки были бы раздавлены колесами нагруженных машин.


ГРОТ ДЕТЕЙ В МЕИТОНЕ
Позднепалеолитические охотники хоронили не только взрослых, но и детей. Одна из таких наиболее известных могил была обнаружена в Ментоне в совсем небольшом Гроте Детей. Здесь когда-то очень давно в погребальную яму было положено двое детей очень близко один возле другого, а поэтому кажется, что они умерли одновременно. Старшему было около десяти лет. Дети были положены на спину, руки вытянуты вдоль тела. Когда их скелеты были найдены, оказалось, что тазовые кости были покрыты тысячами раковин улиток из рода насса, которые, очевидно, были нашиты в качестве украшений на повязках или поясах детей.
Эта маленькая пещера вообще очень интересна, так как в ней были найдены и скелеты взрослых. Неглубоко под могилой детей оказалось погребение женщины с необыкновенно тонкими костями, а еще глубже был похоронен взрослый мужчина, скелет которого лежал на спине, череп и кости ног предохранялись от разрушения большими каменными плитами, положенными на камни.
Под этой могилой была обнаружена еще одна, представляющая значительный интерес. Прямо на месте костра лежал скелет молодого мужчины на правом боку в скорченном положении так что пятки почти касались таза. Рядом позже была положена пожилая женщина, тоже в скорченном положении; ее колени почти касались подбородка. На черепе молодого мужчины были четыре ряда просверленных раковин моллюсков из рода насса, которые, скорее всего, служили украшением на головном уборе. На левом локте женщины был браслет также из просверленных раковинок. Несколько кремневых орудий было положено в качестве даров. Оба черепа предохранялись каменной плитой, покоившейся на двух больших камнях. Все погребения относятся к ориньяку.
Грот Детей относится к группе пещер Гримальди близ Ментоны на Ривьере. Но интересные для науки погребения были найдены и в других пещерах. Так, например, в соседнем гроте найдена могила взрослого мужчины, который был посыпан красной охрой; около скелета лежали костяной кинжал и кремневые орудия, а вокруг черепа — зубы оленя, которые, по-видимому, служили украшением на шапке. Неподалеку, в гроте Барма-Гранде, было также обнаружено несколько погребений. В одной могиле лежал мужской скелет, череп был окрашен в красный цвет охрой; другая могила включала остатки мужчины, женщины и ребенка: в третьей прямо на месте костра лежал скелет в скорченном положении. Все эти могилы относятся к ориньякской эпохе.





_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ. -> Капь Часовой пояс: GMT + 4
Страница 1 из 1

Перейти:  

Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001 phpBB Group
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS

Chronicles phpBB2 theme by Jakob Persson (http://www.eddingschronicles.com). Stone textures by Patty Herford.