Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ.


ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ.

"Нам ли греть потехой муть кабаков? Нам ли тешить сытую спесь? Наше дело - Правда острых углов. Мы, вообще такие, как есть!"
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

И. А. Сумина МЕТАЛЛИЧЕСКИЕ ПЕРСТНИ СРЕДНЕВЕКОВОГО БЕЛОЗЕРЬЯ

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ. -> Сварогова ковальня
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5374
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Пт Дек 14, 2012 2:55 pm    Заголовок сообщения: И. А. Сумина МЕТАЛЛИЧЕСКИЕ ПЕРСТНИ СРЕДНЕВЕКОВОГО БЕЛОЗЕРЬЯ Ответить с цитатой  

И. А. Сумина

МЕТАЛЛИЧЕСКИЕ ПЕРСТНИ СРЕДНЕВЕКОВОГО БЕЛОЗЕРЬЯ
http://www.archeologia.ru/Library/Book/0601feb34c15/page167

За последние десятилетия на археологической карте Русского Севера появилось более сотни средневековых памятников. Значительное их количество выявлено в бассейне Белого озера (рис. 1). Благодаря полевым исследованиям нескольких поколений археологов накоплен богатейший вещевой материал, среди которого особенной представительностью и разнообразием форм отличаются предметы женского убора. Как показывает опыт, ювелирные изделия являются наиболее репрезентативным археологическим источником, информативность которого многократно увеличивается при рассмотрении предметов по отдельным вещевым категориям.

Коллекция металлических перстней из средневековых памятников Белозерья насчитывает более 450 экземпляров и продолжает ежегодно пополняться. Многочисленность и малоизученность накопленного материала, время бытования которого ограничено второй половиной IX—XIII в., обусловили выбор его предметом специального исследования. Для анализа в настоящей работе привлечены находки из раскопок А. Н. Башенькина, Л. А. Голубевой, С. Д. Захарова, А. В. Кудряшова, Н. А. Макарова, А. В. Никитина, Н. В. Тухтиной 1.

Перстни из металла неоднократно привлекали внимание археологов [Арциховский, 1930. С. 71-88; Недошивина, 1967. С. 253-274; Седова, 1959. С. 223-261; Седова, 1981. С. 121-143]. Предложенная исследователями совокупность максимально возможных характеристик, приемлемых для описания данной категории вещей [Щапова и др., 1990. С. 36-48; Рындина, 1963. С. 200-268; Лесман, 1990. С. 46—55], упорядочена Т. Г. Сарачевой [Сарачева, 1992]. Классификационная схема Т. Г. Сарачевой [Сарачева, 1994. С. 85—97], представляется наиболее оптимальной и открытой, поэтому именно она легла в основу изучения форм и строения металлических перстней Белозерья. Заметим, что применение единой системы признаков при описании предметов одной категории значительно упрощает введение в научный оборот новых материалов.

В конструкции перстня выделяются несколько ключевых частей (конструктивных элементов): обруч, щиток, оправа, вставка [Щапова и др., 1990. С. 9]. На основе различного сочетания этих составляющих коллекцию белозерских перстней можно разделить на три класса:
I. Перстни, состоящие только из обруча.
II. Перстни, состоящие из обруча и щитка.
III. Перстни, состоящие из обруча, оправы и вставки.

Для типологии металлических перстней Белозерья принципиальное значение имеет определение морфологических различий. Перстни I класса разделяются по общей форме обруча (обруч-прут или пластина, однорядный или спиральный, равномерный или расширяющийся в передней части) и по его строению (замкнутый либо разомкнутый). В перстнях II класса важны такие признаки, как поперечное сечение щитка (плоское или выпуклое) и его общая форма (т. е. продольное сечение). Некоторые из вышеозначенных показателей выделяются хронологически: например, замкнутость обруча (для пластинчатых перстней), "завязанность" концов изделий (для пластинчатых и проволочных перстней), ширина передней части обруча (для проволочных перстней).


*******
1Благодарю авторов раскопок за предоставленную возможность работы с коллекциями и публикацию материалов.
Арциховский А. В., 1930. Курганы вятичей. М. С. 71-88.
Лесман Ю. М., 1990. Хронология ювелирных изделий Новгорода (X—XIV вв. ) // Материалы по археологии Новгорода. М. С. 29—99.
Недошивина Н. Г., 1967. Перстни // Очерки по истории русской деревни X—XIII вв. М. Труды ГИМ. Вып. 43. С. 253-274.
Рындина Н. В., 1963. Технология производства новгородских ювелиров X—XV вв. // МИА. М. № 117. С. 200-268.
Сарачева Т. Г., 1992. Перстни Южной Руси IX— первой половины XIII в. (Дипломная работа. Кафедра археологии МГУ). М.
Сарачева Т. Г., 1994. Металлические перстни Днепровского Левобережья (Конец IX — первая половина XIII в. ) // История и эволюция древних вещей. М. С. 85—100.
Седова М. В., 1959. Ювелирные изделия Древнего Новгорода (X-XV вв. ) // МИА. М. № 65. С. 223-261.
Седова М. В., 1981. Ювелирные изделия Древнего Новгорода (X—XV вв. ). М.
Щапова Ю. Л., Лихтер Ю. А., Столярова Е. К., 1990. Морфология древностей. Киев.

Технологическая характеристика белозерских перстней основана исключительно на визуальном осмотре и включает лишь первичную информацию о технике изготовления вещей и способах нанесения орнамента. Тем не менее данный критерий принимался во внимание в случаях влияния его на форму предметов, т. е. при фактическом совпадении морфологических и технологических признаков. На этом основании выделены перстни витые, плетеные, крученые и со вставками. Немногочисленность последних обусловила выбор единственным критерием для разграничения перстней III класса способ крепления вставки.

Большая часть исследуемого материала происходит из комплексов, хронология которых достаточно хорошо разработана [Голубева, 1973. С. 142; Макаров, 1990. С. 97, 102-108; Башенькин, 1993. С. 3—10; Кудряшов, 1996. С. 189-197; и др. ]. Это позволило сузить временные границы бытования некоторых типов перстней, а в ряде случаев зафиксировать их с точностью до четверти века 1. Однако значительная и наиболее яркая часть белозерской коллекции женских украшений происходит из размытого слоя старого Белоозера — летописного города у истока Шексны. Данное обстоятельство затрудняет ее хронологическую интерпретацию и заставляет обратиться к методу датирования по аналогиям. Эталоном для определения дат археологических материалов X—XV вв., происходящих из северных областей Восточной Европы, является новгородская шкала древностей [Колчин, 1958. С. 92-111; Колчин, 1982. С. 156-177; Седова, 1981; Лесман, 1990. С. 29—99]. Правомерность ее применения для Белозерья обоснована Н. А. Макаровым. Согласно его наблюдениям, «заметного запаздывания в попадании предметов тех или иных типов на Север или их пережиточного бытования здесь зафиксировать не удалось»



********
1Предлагаемая хронологическая схема может быть откорректирована в результате археологических исследований последующих лет.
Башенькин А. Н., 1993. Сельское расселение в Белозерье. X—XIII вв. // Сельское расселение на Европейском Севере России. Вологда. С. 3—10.
Голубева Л. А., 1973. Весь и славяне на Белом озере. М.
Колчин Б. А., 1958. Хронология новгородских древностей // СА. 2. С. 92-111.
Колчин Б. А., 1982. Хронология новгородских древностей // Новгородский сборник. 50 лет раскопок Новгорода. М. С. 156—177.
Кудряшов А. В., 1996. Поселение и могильник Кривец на Нижней Суде // Древности Русского Севера. Вологда. Вып. 1. С. 189—197.
Лесман Ю. М., 1990. Хронология ювелирных изделий Новгорода (X—XIV вв. ) // Материалы по археологии Новгорода. М. С. 29—99.
Макаров Н. А., 1990. Население Русского Севера X-XIII вв. М.
Седова М. В., 1981. Ювелирные изделия Древнего Новгорода (X—XV вв. ). М.

[Макаров, 1990. С. 95]. Сходство материальной культуры основной массы древнерусских памятников позволяет использовать археологические источники сопредельных регионов для проведения хронологических и исторических параллелей.

********

КЛАСС I
ПЕРСТНИ, СОСТОЯЩИЕ ИЗ ОБРУЧА, - 367 ЭКЗ.

Обруч является единственным конструктивным элементом перстней этого класса. Формы его различны: пластинчатая, проволочная, пла-

Макаров Н. А., 1990. Население Русского Севера X-XIII вв. М.



стинчато-проволочная, усложненная, витая, плетеная. Поперечное сечение обручей — плоское, выпуклое, плоско-выпуклое.

Пластинчатые перстни делятся на прямые (имеющие одинаковую ширину на всем протяжении) и широкосрединные, проволочные — на равномерные и с утолщенной передней частью.

Витые и плетеные перстни разделяются по количеству прутов, из которых они изготовлены, а также по месту расположения на обруче витья, плетения или их имитации (на всем обруче, на его большей части или только на передней части).

Обручи всех перстней отличаются способом оформления концов и поэтому могут быть замкнутыми (монолитными), сомкнутыми (с концами, соединенными «встык» или завязанными) и разомкнутыми (со свободными, т. е. не сходящимися друг с другом, или заходящими друг за друга концами).

Тип 1. Пластинчатые прямые незамкнутые — 60 экз. (рис. 2, 1-11)

Ширина обруча таких перстней на всем протяжении одинакова, у различных экземпляров имеет величину от 3, 2 до 5, 6 мм. У трех изделий ширина пластины 10 мм. Поперечное сечение обруча — плоское или плоско-выпуклое, у одного экземпляра — треугольное (курган 13 у д. Новинка Чагодощенского р-на Вологодской обл. ). Обруч прямых перстней разомкнут (имеет свободные или заходящие друг за друга концы).

Основная масса перстней (38 экз. ) декорирована. Орнамент, покрывающий всю поверхность обруча, представлен 17 вариантами. Можно выделить растительные и геометрические элементы декора, одиночные и тройные ряды выпуклых полушарий, вертикальные, горизонтальные, косые и зигзагообразные рельефные линии. Интересны два экземпляра, сохранившиеся в обломках (БО 1 -93, Восток), орнамент которых имитирует витье (рис. 2, 9) и плетение (рис. 2, 10).

Особняком стоит прямой перстень с заходящими расширяющимися концами, украшенными по краям выпуклым «витым» узором и рядами прямоугольного штампа (БО-50). Такая форма чрезвычайно редка для перстней (рис. 2, 11).

Большинство экземпляров данного типа отлиты в односторонней жесткой (каменной ?) форме. Имеющийся рельефный декор также литой. Часть перстней (Нижний Конец, курган 1 — рис. 2, 3; Кобожа 1, курган 21) отлита в форме, полученной путем оттиска в глине готового изделия (об этом можно судить по сглаженности и нечеткости орнамента). Интересны 3 перстня с одинаковым декором (Кобожа 1, курган 21). Найденные в одном погребении, они различаются шириной пластины и степенью проработанности орнамента, что свидетельствует об их изготовлении в разных формах.

На обозначенной территории пластинчатые прямые перстни, в подавляющем большинстве случаев орнаментированные, получают широкое распространение с начала XI в. и продолжают бытовать в XII в., но с середины XII в. их количество резко снижается. Отдельные экземпляры доживают до начала XIII в.

Перстни с шириной обруча 3, 2—3, 5 мм (рис. 2, 1—2) — так называемые узкопластинчатые — четко выделяются хронологически. Находки их, локализованные в Юго-Западном Белозерье, происходят из комплексов XI в. Аналогичные украшения обнаружены в Юго-Восточном Приладожье, в памятниках местного прибалтийско-финского населения того же времени [Кочкуркина, Линевский, 1985. Рис. 39, 1; 51, 15].

Перстни, аналогичные белозерским (рис. 2, 6, 4—5, 7) встречены в слоях Древнего Новгорода: 70-90-х годов X в. [Седова, 1981. Рис. 47, 11], XI в. [Седова, 1981. Рис. 47, 14, 16], XIII в. [Седова, 1981. Рис. 47, 18]. Орнамент в виде косички (рис. 2, 4), по мнению М. В. Седовой, характерен для финских племен Поволжья и Прикамья [Седова, 1981. С. 131]. С территории Юго-Западного Белозерья происходят два таких экземпляра, обнаруженные в комплексах XI в.

В Юго-Западном Белозерье локализованы также находки перстней с орнаментом в виде горизонтальных рядов чередующихся выпуклых полушарий (рис. 2, 3). Все они относятся к XI в. Подобным образом украшены перстни Днепровского Левобережья [Сарачева, 1992. Рис. 2]. Аналогичные изделия в большом количестве встречены в древностях летописных радимичей [Рыбакоу, 1932. Табл. IX, Cool]. Данное обстоятельство может свидетельствовть о проникновении белозерских изделий с территории Южной Руси.

Интересен перстень с орнаментом, имитирующим витье (рис. 2, 9). Он изготовлен из части пластинчатого браслета, аналогичные которому встречены среди древностей вятичей [Никольская, 1981. Рис. 85, 12]. Еще один экземпляр (рис. 2, Cool изготовлен из криноконечного браслета "со сложным растительным ор-


********
1Здесь и далее для краткости используется сокращение БО, принятое в полевой документации при работах в Белоозере.
Кочкуркина С. И., Линевский A. M., 1985. Курганы летописной веси. Петрозаводск.
Никольская Т. Н., 1981. Земля вятичей. М. С. 228— 234.
Сарачева Т. Г., 1992. Перстни Южной Руси IX— первой половины XIII в. (Дипломная работа. Кафедра археологии МГУ). М.
Седова М. В., 1981. Ювелирные изделия Древнего Новгорода (X—XV вв. ). М.


наментом в виде вьющейся лозы на корпусе" [Седова, 1981. С. 113]. Подобные браслеты обнаружены в Новгороде в слоях 30—80-х годов XII в. [Седова, 1981. Рис. 42, 8] и во владимирских курганах XI—XII вв. [Спицын, 1905. Рис. 271]. Перстень с аналогичным декором найден в Суздале в жилище конца XI в. [Седова, 1997. Рис. 24, 15; С. 90]. Приведенные выше сведения позволяют датировать экземпляр из Белозерья временем не раньше первой половины XII в. (что не противоречит датировке Н. А. Макарова XI—XIII вв. - [Макаров, 1990. С. 138]).


********
Макаров Н. А., 1990. Население Русского Севера X-XIII вв. М.
Седова М. В., 1981. Ювелирные изделия Древнего Новгорода (X—XV вв. ). М.
Седова М. В., 1997. Суздаль в X-XV вв. М.
Спицын А. А., 1905. Владимирские курганы // ИАК. СПб. Вып. 15.


Уникальна форма перстня (рис. 2, 11), найденного в Белоозере в горизонте XII в. [Голубева, 1973. С. 142]. Н. Г. Недошивина отмечает подобные изделия в памятниках Брянской и Смоленской областей, а также во владимирских курганах, называя их ширококонцовыми и датируя XI (?) в. [Недошивина, 1967. С. 273].

Тип 1. Вариант 1. Пластинчатые прямые замкнутые — 2 экз. (рис. 2, 12-13)

Один экземпляр (рис. 2, 13) не орнаментирован. Своеобразным способом декорирования можно считать оформление краев обруча в виде двух симметричных волнистых линий. Фигурная (в развертке) форма обруча делает перстень (Кемский некрополь, курган 16) единственным в своем роде. На другом экземпляре (рис. 2, 12) геометрический узор, покрывающий всю поверхность пластины, прерывается. Длина неорнаментированной части приблизительно 8 мм. Следы спайки концов отсутствуют. Вероятно, перстень (Никольское III — Кемский некрополь, курган 10) отлит по оттиску в глине аналогичного, но разомкнутого согнутого изделия.

Оба экземпляра происходят из комплексов 40-70-х годов XI в. [Макаров, 1990. С. 102]. Орнамент одного из них (рис. 2, 12) и форма обруча другого (рис. 2, 13) уникальны, и аналогий им пока не найдено. Перстни с волнистыми краями известны в XI—XII вв. в курганах Псковской, Смоленской, Калужской областей [Недошивина, 1967. С. 271], но у них такую форму имеет только передняя часть обруча.

Тип 2. Пластинчатые широкосрединные незамкнутые — 81 экз. (рис. 3, 1-2, 4-5, 7-9)

Обруч таких перстней плавно расширяется от концов к передней части. Максимальная ширина пластины колеблется в пределах 7— 16 мм. В поперечном сечении пластина образует прямоугольник с прямыми или чуть закругленными краями. Поперечное сечение двух экземпляров треугольное (БО-94, Восток; поселение Кривец). Обруч может иметь концы разомкнутые или завязанные. К разновидности завязывания относится так называемая «улитка» (рис. 3, 3) — прием, при котором дротовые концы не обматываются вокруг обруча, а закручиваются в спираль, лежащую в плоскости, параллельной передней части перстня (Никольское XIII, курган 6). Один экземпляр (селище Усть-Ситское III) имеет заходящие и одновременно загнутые концы (рис. 3, 5).

44 перстня данного типа декорированы. Орнамент располагается на расширенной части пластины. Среди его разновидностей — выпуклые продольные валики, одинарные или двойные ряды «волчьего зуба», зубчатого колесика, горизонтальные и косые насечки, циркульный декор, пунктирные линии. Довольно часто эти элементы сочетаются между собой. Один экземпляр (рис. 3, 9) украшен растительным орнаментом (могильник Горка, погр. 17).

Перстни этого типа изготовлены как способом ковки, так и литьем. Кованые перстни представлены в основном серебряными изделиями (толщина пластины — 0, 5 мм). Единичные экземпляры — бронзовые (Никольское XIII, курган 6 — рис. 3, 2—3). Коваными оказались все перстни с завязанными концами. Литые перстни изготовлялись, очевидно, в односторонней жесткой форме. Косвенным доказательством этого может служить находка заготовки перстня (рис. 3, 1), еще не согнутого по объему пальца (БО-94, Восток).

Нанесение орнамента на изделия осуществлялось пуансонами с треугольным («волчий зуб») и кольцевым рабочим концом, а также резцом с острым рабочим краем. Часто применялся чекан, дающий узор в виде рядов углублений прямоугольной или квадратной формы. Продольные валики штамповались на мягкой (свинцовой ?) наковальне или подкладке (подобный декор имеют в основном серебряные перстни).

Данный тип перстней появился на обозначенной территории в первой половине X в. и сразу же стал преобладающим. Такое положение сохранилось до начала XII в. — времени появления и стремительного распространения ложновитых и рубчатых перстней. Широкосрединные украшения существовали и в первой половине XIII в., хотя их количество заметно уменьшилось.

Форма и декор некоторых перстней белозерской коллекции (рис. 3, 2, 4) имеют аналогии в материалах памятников западных регионов: в курганах XI в. Юго-Восточного Приладожья [Кочкуркина, Линевский, 1985. Рис. 30, 3], в древностях Прибалтики конца I тысячелетия н. э. — первых веков II тысячелетия н. э. [Archeologija un etnografija, 1957, 1983, 1987. Att. 9, 1; Финно-угры и балты..., 1987. Табл. CV, 19; Archeologija un etnografija, 1957, 1983, 1987. Att. 35, 3]. Западное происхождение имеет, очевидно, экземпляр середины — второй половины XII в. из могильника Нефедьево (рис. 3, Cool: общеизвестно широкое применение штампованного орнамента на ювелирных изделиях Прибалтики и Северо-Западной Руси.

Появление в Белозерье широкосрединных перстней с узкими заходящими концами


********
Голубева Л. А., 1973. Весь и славяне на Белом озере. М.
Кочкуркина С. И., Линевский A. M., 1985. Курганы летописной веси. Петрозаводск.
Макаров Н. А., 1990. Население Русского Севера X-XIII вв. М.
Недошивина Н. Г., 1967. Перстни // Очерки по истории русской деревни X—XIII вв. М. Труды ГИМ. Вып. 43. С. 253-274.
Финно-угры и балты в эпоху средневековья, 1987 // Археология СССР. М.
Archeologija un etnografija, 1957. I.; 1983. XIV; 1987. XV. Riga.


(рис. 3, 7) обусловлено связями с юго-восточными поволжскими областями, и прежде всего — с костромским регионом [Третьяков, 1931. С. 17; Недошивина, 1967. С. 262; Рябинин, 1986. Табл. III, 5—6]. Наибольшая активность этих контактов приходится на вторую половину XII в. Один перстень из комплекса этого же времени имеет северо-западное происхождение (рис. 3, 9). На это указывает как способ оформления контура рисунка, так и сама композиция орнамента [ср.: Kivikoski, 1963. Abb. 54].

Тип 2. Вариант 1. Пластинчатые широкосрединные замкнутые перстни — 7 экз. (рис. 3, 10-14)

Сюда относятся перстни, получившие в археологической литературе название «пластинчатые широкосрединные щитковые» [Голубева, Кочкуркина, 1991. С. 74]. Замкнутый обруч таких перстней, имеющий прямоугольное поперечное сечение, расширяется в передней части, которая принимает (в развертке) форму овала.

Передняя часть всех перстней орнаментирована. У 7 экземпляров она украшена тремя продольными валиками, причем у 3 изделий на выпуклых краевых частях и в углублениях под ними имеется дополнительный орнамент в виде косых насечек, образующих «елочку» (рис. 3, 10, 11). Один экземпляр имеет насечки только в углублениях под выпуклыми краями (интересно, что во всех указанных перстнях угол наклона насечек приблизительно одинаков— 66—69°). Еще одно украшение (рис. 3, 12) декорировано по «бордюрам» грубым подобием «елочки» (орнамент выпуклый литой). Перстень из Белоозера (БО-52) отличается более широкой передней частью (около 20 мм) и почти параллельным расположением валиков (рис. 3, 13).

Все перстни этого варианта литые. Орнамент тоже литой (возможно, в некоторых экземплярах уже отлитые продольные валики дополнительно выгибались изнутри для придания им большей рельефности). Трудно определить способ изготовления подобных перстней. Один экземпляр (рис. 3, 12) с грубым литым узором представляет собой, вероятно, продукт местного литья по оттиску готового изделия.

Перстни этого варианта до сих пор слабо изучены. Находки их единичны, время бытования ограничено одним — максимум полутора столетиями. Все вышесказанное привело исследователей к мысли о местном происхождении подобных перстней, как и аналогичных им браслетов [Голубева, Кочкуркина, 1991. С. 75].

По-видимому, сегодня ареал этих изделий можно расширить, правда, с большой осторожностью, так как находки их все еще редки. Единичные экземпляры перстней с продольными валиками отмечены в Восточной Латвии, однако там они широко датированы — X— началом XIII в. [Latvijas PSR Archeologija, 1974. Tab. 49, 10] и XII-XIV вв. [Archeologija un etnografija, 1957, 1983, 1987. Att. 5, 6]. Браслеты с валиками опубликованы Э. Кивикоски среди древностей Финляндии и Аландских островов [Kivikoski, 1963. Abb. 53; Kivikoski, 1973. Abb. 232, 268, 455]. Там же найдены и перстни с аналогичным декором [Kivikoski, 1973. Abb. 269, 1088], один из них дополнительно украшен насечками в виде «елочки» [Kivikoski, 1973. Abb. 1090]. Широкосрединные перстни с сужающимися заходящими концами, орнаментированные продольными валиками с насечками, встречены в составе готландских кладов эпохи викингов. Отмеченные изделия выполнены из серебра и дутого золота [Stenberger, 1947. II. Abb. 85, 102, 1, 3; 262, 2, 4, 6]. Часть из них отнесена к XI в., часть обнаружена в кладе, зарытом около 1000 г. [Stenberger, 1947. I. S. 135, 137]. В могильнике Luistari (Финляндия) обнаружены 4 подобных серебряных перстня [Lehtosalo-Hilander, 1982. II. Fig. 35, 10]. Один найден вместе с монетами 1000—1025 гг. [Lehtosalo-Hilander, 1982. I. S. 373, № 1348], другой происходит из сильно разрушенного захоронения, датированного автором публикации (с оговорками) меровингским периодом [Lehtosalo-Hilander, 1982. I. S. 379, № 1466]. Для остальных экземпляров даты не приведены.

Белозерская группа перстней этого вида не только многочисленна, но и довольно компактна географически и хронологически — 5 украшений найдены в комплексах X в., одно — в погребении рубежа XI—XII вв., еще одно — в слое Белоозера, очевидно, датирующемся XII в.

Окончательные выводы по датировке и установлению ареала подобных перстней делать еще рано. Несомненно их бытование в X в. и отчасти в XI в. (возможно, верхняя граница охватит и начало XII в. ). Белозерье являлось, очевидно, восточным рубежом распространения этих перстней, а основная масса их находок в свете дальнейших исследований будет тяготеть к региону Балтийского моря.

Тип 2. Вариант 2. Пластинчатые широкосрединные завязанные — 12 экз. (рис. 3, 3, 6)

Четко выделяются в Белозерье хронологически — появляются в X в. и бытуют до конца третьей четверти XI в. Отдельные экземпляры доживают до рубежа XI—XII вв.


********
Голубева Л. А., Кочкуркина С. И., 1991. Белозерская весь (по материалам поселения Крутик IX—Х вв. ). Петрозаводск.
Недошивина Н. Г., 1967. Перстни // Очерки по истории русской деревни X—XIII вв. М. Труды ГИМ. Вып. 43. С. 253-274.
Рябинин Е. А., 1986. Костромское Поволжье в эпоху средневековья. Л. С. 66—67.
Третьяков П. Н., 1931. Костромские курганы // ИГАИМК. М.; Л. Т. X, вып. 6-7.
Archeologija un etnografija, 1957. I.; 1983. XIV; 1987. XV. Riga.
Kivikoski E., 1963. Kvarnbasken (Ein Graberfeld der jungeren Eisenseit auf Aland). Helsinki.
Kivikoski E., 1973. Die Eisenzeit Finnlands. Helsinki.
Latvijas PSR Archeologija, 1974. RҐg....
Lehtosalo-Hilander P. -L., 1982. Luistari. Helsinki. I— III.
Stenberger M., 1947, 1958. Die Schatzfunde Gotlands der Wikingerzeit. Stockholm. Bd. I-II.


Завязанность концов перстней не является этническим индикатором 1. Завязанные изделия известны на широкой территории Северо-Восточной Европы [Бранденбург, 1895. Табл. IV, 9; Спицын, 1905. Рис. 12-13, 30, 337; Ястребов, 1893. Табл. II, 11; XIII, 18]. Перстни этого вида датируются в Северо-Восточной Руси концом X — началом XII в. [Недошивина, 1967. С. 265], в Новгороде- XI в. [Седова, 1981. С. 129]. Отметим, что белозерские завязанные


*****
1По мнению Ю. М. Лесмана, способ завязывания концов украшений "на два узла", характерный для некоторых типов древнерусских височных колец, браслетов и перстней, имеет корни в скандинавской ювелирной традиции [Лесман, 1996. С. 70].
Бранденбург Н. Е., 1895. Курганы Южного Приладожья // MAP. СПб. Т. 18.
Недошивина Н. Г., 1967. Перстни // Очерки по истории русской деревни X—XIII вв. М. Труды ГИМ. Вып. 43. С. 253-274.
Седова М. В., 1981. Ювелирные изделия Древнего Новгорода (X—XV вв. ). М.
Спицын А. А., 1905. Владимирские курганы // ИАК. СПб. Вып. 15.
Ястребов В. Н., 1893. Лядинский и Томниковский могильники Тамбовской губернии // MAP. Т. 10.


украшения начинают бытовать несколько раньше: два таких экземпляра обнаружены на поселении Крутик в слоях начала — третьей четверти X в. [Голубева, Кочкуркина, 1991. Рис. 37, 5].

Тип 3. Проволочные равномерные — 68 экз. (рис. 4, 1—2)

Под термином «проволочные» понимаются перстни, основу обруча которых составляет стержень. Толщина обруча равномерна по всей длине перстня. Поперечное сечение — круг, полукруг, овал, полуовал, треугольник, прямоугольник (близкий к квадрату). Последний вариант представлен одним экземпляром (могильник Крохинские Пески — некрополь Белоозера, погр. 6).

Обруч перстней данного типа может быть замкнутым (монолитным), разомкнутым (со свободными или заходящими концами) и сомкнутым (завязанным).

Замкнутые экземпляры изготовлены литьем в двусторонней разъемной форме (об этом свидетельствует литейный шов по наружной и внутренней поверхности обруча). Перстни с обручем плоско-выпуклого, треугольного и прямоугольного сечения отлиты в односторонней жесткой форме.

На обозначенной территории широкое распространение проволочные перстни получили в первой половине XI в. и оставались на протяжении целого столетия наряду с пластинчатыми широкосрединными одним из самых популярных типов. В XII в., особенно к его третьей четверти, их количество снижается. Находки проволочных перстней, связанных с комплексами XIII в., неизвестны.

Тип 3. Вариант 1. Проволочные равномерные завязанные — 2 экз. (рис. 4, 3—4)

Завязанность концов изделий представлена двумя разновидностями — обычной (рис. 4, 4) и «улиткой» (последняя, очевидно, становится щитком перстня и соответственно его передней частью) (рис. 4, 3).

Перстни этого варианта четко выделяются хронологически: один обнаружен в комплексе первой половины XI в. (рис. 4, 4), другой — в комплексе 40—70-х годов XI в. (рис. 4, 3), т. е. время их бытования не выходит за рамки первой половины — середины XI в. В Новгороде аналогичный экземпляр встречен в слое 50-х годов XI в. [Седова, 1981. С. 122].

Интересен один из способов завязывания концов — «улиткой» (рис. 4, 3). На юге Восточной Европы традиция оформления изделий подобным образом известна с латенской эпохи [Кухаренко, 1959. С. 36]. Дротовые браслеты, фибулы и перстни со спиральным щитком известны в первых веках нашей эры в Нижней Австрии, Польше, Чехословакии [Czarnecka, 1989]. Очевидно, к X в. традиция оформления концов изделий в виде спирали переместилась на север Европы, в Фенно-Скандию и Прибалтику. В XI и отчасти в XII в. вещи различных категорий с подобным украшением широко бытуют на севере Восточной Европы [Финно-угры и балты..., 1987. Табл. II, 18; CVII, 1], в Юго-Восточном Приладожье [Кочкуркина, Линевский, 1985. Рис. 39, 8], во владимирских курганах [Спицын, 1905. Рис. 233, 242, 314, 321] Восточная граница распространения таких перстней доходит до р. Вага [Назаренко и др., 1984. С. 205].

Тип 4. Проволочные с расширенной передней частью — 21 экз. (рис. 4, 5—6)

В отдельный тип выделены перстни, ширина обруча которых увеличивается от концов к передней части. Поперечное сечение обруча (всегда разомкнутого) — круг, полукруг. Один экземпляр имеет треугольное сечение (БО-95, Восток).

Все изделия литые, подавляющее большинство — в двусторонней форме.

Перстни этого типа бытуют в Белозерье в XII в., особенно в середине столетия. Возможно, отдельные экземпляры продолжали существовать и в XIII в.

Тип 5. Проволочные с усложненной передней частью — 2 экз. (рис. 4, 7)

Обруч таких перстней имеет на значительной части длины фигурный контур. Орнаментированная часть обруча украшена чередующимися выпуклыми и вогнутыми фигурами. Один перстень целый (БО), другой разломан (БО-91, Левый берег). В поперечном сечении гладкой части обруча (на сохранившемся целиком экземпляре) — овал с острыми углами (рис. 4, 7).

Вероятно, подобные изделия отливались по восковой модели.

Датировка перстней этого типа затруднена, так как оба экземпляра найдены среди подъемного материала на территории древнего Белоозера. Перстни с аналогично выполненной передней частью, но имеющие скорее пластинчатый обруч (2 экз. ), найдены в курганных захоронениях XII в. у г. Петушки Владимирс-


************************
Голубева Л. А., Кочкуркина С. И., 1991. Белозерская весь (по материалам поселения Крутик IX—Х вв. ). Петрозаводск.
Кочкуркина С. И., Линевский A. M., 1985. Курганы летописной веси. Петрозаводск.
Кухаренко Ю. В., 1959. Распространение латенских вещей на территории Восточной Европы // СА. 1. С. 31-51.
Назаренко В. А., Овсянников О. В., Рябинин Е. А., 1984. Средневековые памятники чуди заволочской // СА. 4. С. 202-205.
Седова М. В., 1981. Ювелирные изделия Древнего Новгорода (X—XV вв. ). М.
Спицын А. А., 1905. Владимирские курганы // ИАК. СПб. Вып. 15.
Финно-угры и балты в эпоху средневековья, 1987 // Археология СССР. М.
Czarnecka K., 1989. Ein ring aus Roggendorf in Niederosterreich und seine kaiserzeitlichen parallelen in Barbaricum // Fundberichte aus Osterreich. Wien. S. 11-17.


кой обл. [Глазов, 1980. Рис. 36, 6; 59, 6], причем автор раскопок считает их характерными только для данного могильника [Глазов, 1980. Л. 11, 41]. Еще одно такое украшение обнаружено в подмосковных курганах конца XI—XII в. [Юшко, 1980. Рис. 3, 8]. Усложненную переднюю часть имеет серебряный перстень с чернью первой половины XII в. из некрополя г. Суздаля [Сабурова, Седова, 1984. С. 117]. Вероятно, происхождение белозерских находок связано с Владимиро-Суздальской Русью, а появление их в регионе относится ко времени не ранее начала XII в.

Тип 6. Спиральные проволочные — 7 экз. (рис. 4, Cool

Обруч перстней закручен спирально в несколько оборотов (от 1, 5 до 5). Поперечное сечение — круглое, полукруглое, в одном случае — треугольное (Никольское XVI, курган 2).

Визуальный осмотр не позволяет определить способ изготовления проволоки.

Спиральные перстни встречаются в Белозерье в третьей четверти I тысячелетия н. э. Вновь появляются в X в., получают распространение в XI в. Возможно, единичные экземпляры доживают до XII в.

Украшения данного типа (правда, многоспиральные) известны среди финно-угорских и балтских древностей с середины I тысячелетия н. э. на обширной территории от Прибалтики до Прикамья. Количество оборотов в них колеблется от 4 до 10 [Финно-угры и балты..., 1987. Табл. II, 17; III, 16; XIV, 18; XLV, 4-5; LI, 16; Archeologija un etnografija, 1957, 1983, 1987. Tab. II, 18-19; Бранденбург, 1895. Табл. IV, 13; Ястребов, 1893. Табл. II, 14; Спицын, 1901. Табл. VII, 3; и т. д.].

Тип 7. Спиральные пластинчатые — 4 экз. (рис. 4, 9-10)

Поперечное сечение обруча — прямоугольник (плоский) или сегмент. Количество оборотов спирали — 1, 5—2, 5. Один экземпляр (пос. Крутик) орнаментирован по всему обручу продольным рельефным пояском (рис. 4, 10).

Все изделия литые, вероятно, в односторонней форме. Рельефный орнамент (рис. 4, 10) также литой.

На обозначенной территории спиральные пластинчатые перстни встречены в комплексах третьей четверти I тысячелетия н. э. (рис. 4, 9). Самый поздний экземпляр (рис. 4, 10) происходит из слоя конца IX — третьей четверти X в. 1. Находки перстней этого типа, в том числе и узкопластинчатых, украшенных продольным рельефным пояском, известны среди южношведских древностей второй трети I тысячелетия н. э. [Olands jarnalders-gravfalt, 1987. I. S. 120, 133, 256; II. S. 300].

Тип 8. Усатые 2 — 12 экз. (рис. 4, 11-16)

Обруч перстней данного типа представляет собой прут, переходящий в центральной части в пластину и загнутый в спираль так, что пластина составляет переднюю часть перстня. Она расширяется к центру и у всех экземпляров орнаментирована. Преобладает узор в виде «волчьего зуба» и продольного валика, встречается также их сочетание. Пластина одного изделия (Новинка 2, курган 16) украшена по краям насечками в виде «елочки» (рис. 4, 15). Еще один экземпляр (могильник Попово, погр. 1) орнаментирован свободно изгибающейся лентой, контуры которой образуют вертикальные ряды коротких черточек (рис. 4, 16).

Перстни этого типа изготовлены двумя способами. Два изделия (поселение Крутик) получены в результате напаивания на кованую широкосрединную пластину проволоки плоско-выпуклого сечения и изгибания концов последней по спирали (рис. 4, 11). Обручи остальных усатых перстней отлиты, вероятно, в односторонней форме. Орнамент некоторых экземпляров — продольный валик (Никольское XVI — рис. 4, 14), косые насечки, образующие «елочку» (Новинка 2, курган 16 — рис. 4, 15) — литой. Узор, нанесенный после литья, выполнялся пуансоном (рис. 4, 12) или гравировался резцом (рис. 4, 16). На пластине серебряного перстня из могильника Нефедьево (погр. 20) сочетаются выбитый изнутри продольный валик, «волчий зуб» по обеим сторонам от него и зубчатое колесико по краям пластины (рис. 4, 13).

******

1Очевидно, в ходе дальнейших полевых исследований верхняя хронологическая граница для немногочисленных перстней этого типа изменится. Раскопками 1998 г. в одном из захоронений грунтового могильника Минино II обнаружен пластинчатый спиральный перстень в 1, 5 оборота, украшенный циркульным орнаментом, вероятно, имитирующим декор в виде рельефного пояска, представленный на аналогичных более ранних экземплярах. Авторами раскопок погребение датируется XI в. [Макаров, Захаров, 1998].
2Термин, несмотря на условность, прочно закрепился в археологической литературе. Поэтому в настоящей работе мы сочли возможным использовать его вместо предложенного Т. Г. Сарачевой определения "составные" [Сарачева, 1994. С. 88].
Бранденбург Н. Е., 1895. Курганы Южного Приладожья // MAP. СПб. Т. 18.
Глазов В. П., 1980. Отчет об археологических раскопках курганной группы "Петушки II" близ г. Петушки Владимирской области. — Архив ИА РАН. Р-1. № 8067.
Сабурова М. А., Седова М. В., 1984. Некрополь Суздаля // Культура и искусство средневекового города. М. С. 91-130.
Спицын А. А., 1901. Древности бассейнов Оки и Камы // MAP. СПб. Т. 25.
Финно-угры и балты в эпоху средневековья, 1987 // Археология СССР. М.
Юшко А. А., 1980. Археологические памятники бассейна реки Пахра // КСИА. Вып. 160. С. 82—87.
Ястребов В. Н., 1893. Лядинский и Томниковский могильники Тамбовской губернии // MAP. Т. 10.
Archeologija un etnografija, 1957. I.; 1983. XIV; 1987. XV. Riga.
Olands jarnalders-gravfalt, 1987. I—III. Kalmar.


Перстни этого типа появляются в Белозерье во второй половине IX в., однако наибольшее распространение получают в X в. Встречаются они и в XI в., но с конца столетия находки подобных украшений неизвестны.

Усатые перстни считаются характерными для финно-угорских племен [Арциховский, 1930. С. 82; Недошивина, 1967. С. 258]. Изделия данной категории, орнаментированные «волчьим зубом», не поддаются, на наш взгляд, четкой географической локализации. Их находки отмечены в Финляндии и Прибалтике, курганах Санкт-Петербургской губернии [Спицын, 1896. С. 47], во владимирских курганах [Спицын, 1905. № 313] и восточнее — на р. Ваге [Назаренко и др., 1984. Рис. 5, 10].

Усатые перстни с продольным валиком наиболее часто встречаются в Белозерье во второй половине IX — середине X в. Очевидно, они появились здесь вследствие связей с восточнофинскими племенами, в среде которых были чрезвычайно распространены в VIII—X вв. [Ястребов, 1893. Табл. II, 3, 5; XIII, 4; Материальная культура..., 1969. Табл. 5, 12; 9, 7; Горюнова, 1961. Рис. 84, 10]. Обнаружены они и в Юго-Восточном Приладожье в памятниках X—XI вв. [Кочкуркина, 1989. Рис. 84, 8].

Несомненное северо-западное происхождение имеет перстень, изображенный на рис. 4, 16 (вторая—третья четверть XI в. ). Аналогичные экземпляры опубликованы среди древностей Финляндии и Аландских островов [Aspelin, 1878, 1880, 1884. № 1710; Kivikoski, 1963. Taf. 15, 6, abb. 54; Kivikoski, 1973. № 465]. В могильнике Luistari в Финляндии изделия с похожей композицией рисунка обнаружены в захоронениях 880-950 гг. [Lehtosalo-Hilander, 1982. II. Fig. 35, 7].

Тип 9. Витые — 20 экз. (рис. 5, 1—3)

Объединенные в данный тип витые, ложновитые и рубчатые перстни имеют одинаковую форму, так как последние подражают витым.

Часть витых перстней изготовлена из одной проволоки, сложенной вдвое или втрое, некоторые экземпляры свиты из двух или трех проволок. Витье может находиться только на передней части обруча, на большей его части или на всем перстне. Обручи почти всех белозерских перстней разомкнутые. Исключение составляет один замкнутый экземпляр, свитый из трех проволок, концы которого были соединены и скованы (БО-95, Восток). Концы обруча витых перстней могут быть обрубленными (обруч свит из нескольких отдельных проволок), петлеконечными со стержнем внутри (обруч свит из одной проволоки, сложенной втрое) и круглопроволочными (концы обруча дополнительно раскованы в прут округлого сечения, витье при этом расположено лишь на части обруча).

Некоторые перстни изготовлены из волоченой проволоки.

Украшения этого типа бытуют на обозначенной территории с конца XI до начала XIII в. Пик их распространения приходится на середину XII в. Количество проволок, из которых свиты перстни, а также способ оформления концов хронологического значения не имеют.

Находки витых перстней на территории Древней Руси отмечены исследователями повсеместно [Недошивина, 1967. С. 263; Спицын, 1905. № 322; Седова, 1981. С. 125]. Интересно, что большинство витых перстней Белозерья происходит с памятников, тяготеющих к бассейну Белого озера. В Юго-Западном Белозерье подобные украшения встречаются крайне редко.

Тип 9а. Ложновитые — 49 экз. (рис. 5, 4—6)

Ложновитые перстни подражают витым, но изготовлены в другой технике. Поперечное сечение — круглое или овальное. Обруч может быть замкнутым или разомкнутым, равномерным по ширине либо сужающимся к концам. Имитация витья — на передней части перстня, на большей его части или на всем обруче.

Все перстни литые, выполнены двумя способами: замкнутые экземпляры отлиты в двусторонней форме, разомкнутые — по оттиску готового изделия.

Этот тип перстней появляется в Белозерье в конце XI в. и с начала XII в. становится самым распространенным. На протяжении XII — начала XIII в. ложновитые перстни численно преобладают над другими типами. В середине XIII в. их количество заметно снижается, но и в начале XIV в. они встречаются в археологических памятниках региона.

Способ оформления концов и место расположения орнамента на обруче хронологического значения не имеют.

Тип 9б. Рубчатые перстни — 33 экз. (рис. 5, 7—12)

Рубчатые перстни выделены нами в отдельный подтип, хотя многие исследователи рас-



****************************
Арциховский А. В., 1930. Курганы вятичей. М. С. 71-88.
Горюнова Е. И., 1961. Этническая история Волго-Окского междуречья // МИА. № 94.
Кочкуркина С. И., 1989. Памятники Юго-Восточного Приладожья и Прионежья X—XIII вв. Петрозаводск.
Материальная культура среднецнинской мордвы VIII—XI вв., 1969. Саранск.
Назаренко В. А., Овсянников О. В., Рябинин Е. А., 1984. Средневековые памятники чуди заволочской // СА. 4. С. 202-205.
Недошивина Н. Г., 1967. Перстни // Очерки по истории русской деревни X—XIII вв. М. Труды ГИМ. Вып. 43. С. 253-274.
Седова М. В., 1981. Ювелирные изделия Древнего Новгорода (X—XV вв. ). М.
Спицын А. А., 1896. Курганы Санкт-Петербургской губернии в раскопках Л. К. Ивановского // MAP. СПб. Т. 20.
Спицын А. А., 1905. Владимирские курганы // ИАК. СПб. Вып. 15.
Ястребов В. Н., 1893. Лядинский и Томниковский могильники Тамбовской губернии // MAP. Т. 10.
Aspelin J. R. Antiquites du Nord Finno-Ougrien. Helsinki. 1878. Vol. 3; 1880. Vol. 4; 1884. Vol. 5.
Kivikoski E., 1963. Kvarnbasken (Ein Graberfeld der jungeren Eisenseit auf Aland). Helsinki.
Kivikoski E., 1973. Die Eisenzeit Finnlands. Helsinki.
Lehtosalo-Hilander P. -L., 1982. Luistari. Helsinki. I— III.


сматривают их в одном ряду с ложновитыми. Получение рубчиков, имитирующих витье, достигалось как при литье, так и при последующей обработке (подпиливании) изделия. Край выпуклости, имитирующей виток, в месте нанесения рубца прямой, а не округлый, как у ложновитых перстней. Кроме того, у последних витки всегда покрывают как наружную (открытую при ношении) поверхность обруча, так, в подавляющем большинстве случаев, и внутреннюю (примыкающую при ношении к пальцу руки). Углубления на рубчатых перстнях за редким исключением нанесены только на наружную поверхность, а внутренняя остается гладкой. Очень часто рубчики украшают только боковые грани изделия.

Концы обруча и расположение орнамента в перстнях этого варианта такое же, как у ложновитых. Поперечное сечение — круглое, треугольное, плоско-выпуклое.

Отметим два экземпляра из Белоозера (БО-93, Запад, Остров; БО-95, Левый берег), украшенных не косыми, а прямыми частыми литыми рубчиками (рис. 5, 12). Очевидно, они имитируют простой проволочный перстень, перевитый более тонкой проволокой.



Все рубчатые перстни получены путем литья в двусторонней жесткой форме. Орнамент в подавляющем большинстве случаев литой.

Рубчатые перстни «в огромном количестве известны среди славянских курганных древностей и почти вовсе не встречены у других племен» [Арциховский, 1930. С. 83; Седова, 1981. С. 122]. В Белозерье подобные перстни бытовали с третьей четверти XI в. до первой половины XIII в. Пик их распространения пришелся на XII в. — время, когда преобладание элементов славянской культуры становится наиболее ощутимым.

С прибалтийским, и прежде всего латвийским кругом древностей связаны перстни с поперечными рубчиками (рис. 5, 12). Аналогичный орнамент встречен на перстнях и фибулах в Латвии [Aspelin, 1878, 1880, 1884. № 2118; Tallgren, 1825. Abb. 135; Archeologija un etnografija, 1957, 1983, 1987. Att. 17, 15], а также в Финляндии [Kivikoski, 1973. № 1093].

Тип 10. Крученые — 3 экз. (рис. 5, 13—14)

Форма их обруча аналогична ложновитым, функция орнамента та же — создать подобие витья, однако техника изготовления и поперечное сечение другие. При изготовлении подобных перстней прут округлого сечения сначала слегка расплющивался ковкой, затем перекручивался. Концы всех экземпляров сужены дополнительной проковкой так, что имеют округлое сечение. Обруч разомкнут.

Малочисленность находок не дает возможности точно датировать этот тип перстней. Два изделия встречены в комплексах третьей четверти XI в., один экземпляр датирован широко - XII в.

Тип редкий. Н. Г. Недошивина отмечала находки подобных перстней в курганах Ленинградской и Псковской областей [Недошивина, 1967. С. 263].

Тип 11. Плетеные — 1 экз. (рис. 5, 15)

Единственный экземпляр этого типа (Тимошкино, курган 13) сплетен из трех прутов, каждый из которых свит из двух проволок (в совокупности — 6 прутов). Заходящие концы дополнительно раскованы в дроты круглого сечения.

Плетеный перстень найден в захоронении, относящемся ко времени не ранее рубежа XII— XIII вв. В Новгороде подобные перстни встречены в слоях середины XII — середины XIV в. [Седова, 1981. С. 127].

Тип 11а. Ложноплетеные — 6 экз. (рис. 5, 16—17)

Ложноплетеные перстни имитируют плетеные, но выполнены в другой технике и отличаются тем, что состоят из одного прута. Обручи двух экземпляров — замкнутые, один перстень имеет заходящие сужающиеся концы (БО-91, Левый берег). Поперечное сечение у пяти экземпляров — круглое. Один предмет (могильник Нефедьево, погр. 60) имеет сечение передней части — круглое, а тыльной (находящейся при ношении со стороны ладони) — овальное заостренное (рис. 5, 16). Орнамент, имитирующий плетение, на всех шести перстнях расположен на передней части обруча.

Один перстень (рис. 5, 16) отлит в двусторонней форме. Остальные, возможно, изготовлены по оттиску готового изделия.

Перстень из могильника Нефедьево (рис. 5, 16) встречен в комплексе второй половины XI — первой четверти XII в. Остальные происходят из размытого слоя Белоозера и, следовательно, не стратифицированы.

Полные аналогии украшению, изображенному на рис. 5, 16, выполненные в золоте, встречены в составе древнейших (до 1200 г. ) латвийских кладов [Urtans, 1977. Att. 4]. Ложноплетеные замкнутые перстни, обнаруженные в волынских и петербургских курганах, опубликованы А. А. Спицыным, отнесены им к "западному типу" и предположительно датированы XIII в. [Спицын, 1905. № 316]. Перстень, идентичный одному из белозерских украшений (рис. 5, 17), происходит из Югославии [Niederle, 1911. Tab. XLI, 4]. Ложноплетеные изделия были широко распространены на территории Белорусского Понеманья и Южной Белоруссии [Сарачева, 1992. Л. 76].

Очевидно, белозерские экземпляры, обязанные своим происхождением западным регионам, можно датировать временем не ранее рубежа XI—XII вв.

КЛАСС II
ЩИТКОВЫЕ ПЕРСТНИ - 74 ЭКЗ.
(рис. 6; 7; 8, 1-3)

Перстни этого класса состоят из двух конструктивных элементов — обруча и щитка. Оформление обручей щитковых перстней не имеет большого значения, форма их только простая — пластинчатая или проволочная (в последнем случае сечение плоско-выпуклое). Все обручи за исключением одного экземпляра (Белоозеро — рис. 6, 1) замкнутые.

Главным конструктивным элементом перстней II класса является щиток. Именно его поперечное сечение и форма служат основны-



**************************
Арциховский А. В., 1930. Курганы вятичей. М. С. 71-88.
Недошивина Н. Г., 1967. Перстни // Очерки по истории русской деревни X—XIII вв. М. Труды ГИМ. Вып. 43. С. 253-274.
Сарачева Т. Г., 1992. Перстни Южной Руси IX— первой половины XIII в. (Дипломная работа. Кафедра археологии МГУ). М.
Седова М. В., 1981. Ювелирные изделия Древнего Новгорода (X—XV вв. ). М.
Спицын А. А., 1905. Владимирские курганы // ИАК. СПб. Вып. 15.
Archeologija un etnografija, 1957. I.; 1983. XIV; 1987. XV. Riga.
Aspelin J. R. Antiquites du Nord Finno-Ougrien. Helsinki. 1878. Vol. 3; 1880. Vol. 4; 1884. Vol. 5.
Kivikoski E., 1973. Die Eisenzeit Finnlands. Helsinki.
Niederle L., 1911. Slovamske starozitnosti. Oddil kulturni. Praha.
Tallgren A. M., 1825. Zur archaologie eestis. Dorpat. II.
Urtans V., 1977. Senakie depositi Latvija. RҐg....


ми критериями для разделения перстней на типы и подтипы. По поперечному сечению щитка выделяются перстни с плоскими (пластинчатыми или объемными) и выпуклыми щитками. Плоские щитки принимают (в развертке) форму круга, овала (в том числе заостренного), квадрата, прямоугольника, ромба, шестиугольника, восьмиугольника, квадрифолия. Выпуклые щитки имеют форму розетки, усеченной пирамиды, цилиндра.

Тип 12. Перстни с плоским пластинчатым или объемным щитком — 70 экз. (рис. 6; 7)

По форме щитка в плоскости выделяются несколько подтипов перстней:

а — с круглым щитком (15 экз. ) — рис. 6, 2—6;
б — с овальным щитком (25 экз. ) — рис. 6, 7—12;
в — с овальным заостренным щитком (6 экз. ) — рис. 6, 13—15;

г — с квадратным щитком (5 экз. ) — рис. 7, 1-3;
д — с прямоугольным щитком (2 экз. ) — рис. 7, 4—5;
е — с ромбическим щитком (13 экз. ) — рис. 7, 6—13;
ж — с шестиугольным щитком (1 экз. ) — рис. 7, 14;
з — с восьмиугольным щитком (1 экз. ) — рис. 7, 15;
и — с квадрифолийным щитком (2 экз. ) — рис. 7, 16.

Перстни с плоскими пластинчатыми щитками морфологически занимают промежуточное положение между пластинчатыми широкосрединными и щитковыми перстнями. В поперечном сечении щитка у них — плоский прямоугольник, как у широкосрединных, однако в передней части обруч резко меняет контур, что сближает их с классом щитковых.

Переходную форму имеют: перстни с овальным ажурным (т. е. прорезным) щитком — 1 экз. (поселение Крутик — рис. 6, 7), с ромбическим сплошным щитком — 2 экз. (Белоозеро — рис. 7, 8; Новинка 1, Бабаевский р-н, курган 12) и с ромбическим ажурным щитком — 5 экз. (поселение Крутик — рис. 7, 6—7; погребальный комплекс Никольское VI — рис. 7, 9; Никольское XI, курган 6; могильник Минино I — рис. 7, 10).

Основная масса щитковых перстней (43 экз. ) декорирована. Орнамент располагается на щитке и иногда дополнительно на передней части в месте перехода обруча к щитку. Два экземпляра имеют декор только на обруче (могильник Шуйгино I, погр. 20 — рис. 6, 15; могильник Торово, погр. 4 — рис. 7, 13).

Плоские щитки часто украшены сложными композициями, составленными из растительных и геометрических элементов, выпуклых линий и точек, насечек. На щитках некоторых экземпляров имеется изображение солярных знаков (БО-95, Восток — рис. 6, 5, 10), креста в обрамлении листьев (БО-93, Восток —

рис. 6, 12) либо человеческой руки (БО-94, Восток — рис. 6, 9). Один экземпляр с круглым щитком имеет гравированный орнамент в виде квадрифолия и дополнительно украшен чернью (Новинка 1, курган 93 — рис. 6, 6). Щитки двух изделий выполнены в виде вертикальных рядов волют, увенчанных выпуклыми полушариями и обрамленных двойным проволочным контуром (рис. 7, 9—10).

Дополнительный орнамент на обруче имеют 9 перстней. Он представлен насечками (рис. 7, 4), растительными элементами (рис. 6, 11; 7, 1), тройными валиками (рис. 6, Cool. Выделяется перстень, на обруче которого с двух сторон от щитка имеются валики, оформленные в виде змеиных голов (рис. 6, 15).

Все перстни этого типа — литые. Подавляющее большинство экземпляров (со щитками различных форм) отлиты в двусторонних разъемных формах: на внутренней и наружной сторонах перстней выделяется хорошо заметный продольный литейный шов. Иногда в одной части формы отливался щиток, а в другой — обруч. У таких изделий литейные швы представляют собой выпуклости на наружной поверхности обруча с двух сторон от щитка (Белоозеро — рис. 7, 12). Некоторые перстни отлиты, вероятно, в трехсторонних формах: в одной ее части — щиток, в двух других — обруч (могильник Шуйгино, погр. 20 — рис. 6, 15).

Орнамент большей части экземпляров — литой: выпуклый (БО-94, Восток — рис. 6, 9; Володино 2, курган 24) или углубленный (БО-93, Восток — рис. 6, 12). Иногда он нанесен дополнительной гравировкой (БО-93, Восток — рис. 18, 22; БО-49 — рис. 6, 13; Белоозеро — рис. 7, 4). Гравированный узор на перстне с чернью (Новинка 1, курган 93) выполнен резцом с треугольным лезвием: контур орнамента представляет собой зигзагообразную линию (рис. 6, 6).

На щитке перстня с изображением свастики (рис. 6, 10) сохранились остатки эмали (?) (БО-95, Восток).

Как отмечалось выше, несколько экземпляров с плоскими пластинчатыми щитками различной формы занимают промежуточное положение между пластинчатыми широкосрединными и щитковыми перстнями. Выделяются они и хронологически: часть из них встречена в комплексах конца IX — третьей четверти X в. (рис. 6, 7; рис. 7, 6-7), другая часть — в комплексах конца X — начала XI в. (рис. 7, 9—10). Только один такой перстень (рис. 7, Cool стратиграфически датируется второй половиной XII в. [Голубева, 1973. С. 142], не противоречат этой дате и новгородские аналогии, обнаруженные в слоях не раньше середины XII в. [Седова, 1981. Рис. 49, 12, 16].

Таким образом, перстни со щитками переходной формы бытовали в Белозерье на довольно ограниченном отрезке времени — с рубежа IX—X вв. по начало XI в. Интересным, на наш взгляд, оформлением отличаются два экземпляра (рис. 7, 9—10) с волютообразным узором на передней части. Данный мотив связан с финно-угорскими традициями, прежде всего поволжско-прикамскими [см., например:, Розенфельдт, 1982. Рис. 10; Новые памятники археологии Волго-Камья, 1984. С. 146], хотя перстни с подобным декором нам неизвестны.

Датировка основной массы белозерских щитковых перстней, к сожалению, затруднена: половина (39) экземпляров происходит из размытого слоя Белоозера и, следовательно, нестратифицирована. Изделия, связанные с комплексами, можно датировать довольно широко — в пределах столетия. В настоящее время нет данных о существовании щитковых перстней в Белозерье в конце XI и в первой половине XII в. Несомненно их бытование во второй половине XII в. На первую половину XIII в. пришелся максимум распространения подобных украшений. Некоторые виды щитковых перстней продолжали бытовать и после рубежа XIII-XIV вв.

Аналогии нескольким перстням этого типа, происходящим прежде всего из размытого слоя Белоозера (рис. 7, 2, 14; рис. 6, 2), можно указать в новгородских материалах 60-х годов XIII в. и 80-90-х годов XIII в. ([Седова, 1981. Рис. 51, 6; 47, 20]; Архив НАЭ 1, Новгород—89, Троицкий X, пласт 1, квадрат 1143, 400 (10) 2. Перстни с изображением человеческой руки на овальном щитке (рис. 6, 9) — один из них найден в слоях Белоозера середины XIII—XIV вв. [Голубева, 1973. С. 142] — встречены в Новгороде в напластованиях рубежа XII—XIII вв. — конца XIV в. [Седова, 1981. С. 135]; в Болгаре «стратиграфически датируются XIV в. » [Полубояринова, 1993. Рис. 6, 2]. Перстни со свастикой на овальном щитке (рис. 6, 10) в Новгороде датируются 80— 90-ми годами XIV в., аналогичные известны в материалах из новгородских курганов XIII-XIV вв. [Седова, 1981. С. 135]. Белозерские перстни с изображением человеческой руки и солярного знака имеют, очевидно, новгородское происхождение.


***************************
1Новгородская археологическая экспедиция.
2Благодарю Е. А. Рыбину за предоставленную возможность публикации материалов из архива Новгородской экспедиции.
Голубева Л. А., 1973. Весь и славяне на Белом озере. М.
Новые памятники археологии Волго-Камья, 1984. Йошкар-Ола.
Полубояринова М. Д., 1993. Русь и Волжская Болгария в X—XV вв. М.
Седова М. В., 1981. Ювелирные изделия Древнего Новгорода (X—XV вв. ). М.

Экземпляр с декором в виде змеиных голов (рис. 6, 15), происходящий из комплекса конца XII — начала XIII в., также имеет аналогии в слоях древнего Новгорода, правда, более позднего времени — 60—80-х годов XIII в. (Новгород—85, Троицкий VIII, пласт 7, квадрат 767, № 318 (43); Новгород—89, Троицкий IX, пласт 1, квадрат 868, № 446 (259) 1. Отметим, что орнамент на обруче перстня из могильника Шуйгино проработан более тщательно.

Перстни с восьмиугольным щитком (рис. 7, 15) известны в средневековой коллекции Суздаля [Седова, 1997. Рис. 65, 5]. Аналогичные украшения обнаружены на Старорязанском городище [Даркевич, Борисевич, 1995. Табл. 93, 4—5] среди подъемного материала, датированного авторами публикации второй половиной XI — первой половиной XIII в. [Даркевич, Борисевич, 1995. С. 210].

С мусульманским миром связана находка в Белоозере перстня с прямоугольным щитком (рис. 7, 4). Подобное украшение, выполненное в золоте, найдено в составе Киевского клада, зарытого между 70-ми годами XII в. и 1240 г. [Даркевич, 1976. Табл. 39, 21].

Часть изделий проникла в Белозерье, очевидно, с территории Среднего Поднепровья. Два экземпляра — квадрифолийный (рис. 7, 16) и перстень с чернью (рис. 6, 6) обнаружены в комплексах XII в. Перстень с изображением процветшего креста (рис. 6, 12) происходит из размытого слоя Белоозера. Украшения с чернью, а также развитие во времени и пространстве композиции процветшего креста подробно изучены Т. И. Макаровой [Макарова, 1986. С. 14, 18, 39-48]. Перстень, показанный на рис. 6, 12, безусловно, подражательный. Его форма и орнамент характерны для изделий с чернью.

Тип 13. Перстни с выпуклым объемным щитком — 4 экз. (рис. 8, 1-3)

По форме щитка выделяются три подтипа перстней: а — со щитком в виде розетки — 2 экз. (рис. 8, 1-2); б — со щитком в форме усеченной пирамиды — 1 экз. (рис. 8, 3); в — со щитком в форме цилиндра — 1 экз. 2.

Декор на выпуклых щитках образуется насечками, рельефными крестами, полушариями, «елочкой». Последняя украшает боковые грани щитка (рис. 8, 3). Один экземпляр данного типа (Нижний Конец, курган 4) имеет дополнительный орнамент на обруче (рис. 8, 2). Аналогичный узор встречен на некоторых пластинчатых прямых перстнях Юго-Западного Белозерья (рис. 2, 4).

Перстни со щитками в виде розетки представляют собой сборные изделия: щитки и обручи таких перстней отлиты по отдельности. У одного экземпляра (Нижний Конец, курган 1) сплошной щиток-розетка напаян на разомкнутый обруч, в этом же месте концы обруча спаяны между собой (рис. 8, 1). Полый щиток-розетка другого (Нижний Конец, курган 4) напаян на переднюю часть разомкнутого обруча (рис. 8, 2). Розетки, вероятно, отлиты по восковой модели.

Серебряный полый щиток в виде усеченной пирамиды (рис. 8, 3) изготовлен тиснением, края его спаяны между собой: шов прослежен по внутренней стороне щитка (Володино 2, курган 21).

Перстни данного типа появляются в Белозерье на рубеже XI—XII вв., т. е. раньше, чем перстни с плоским щитком. Экземпляр из могильника Володино 2 (рис. 8, 3) можно датировать второй половиной XII в. Малочисленность находок не позволяет точно определить верхнюю временную границу для перстней с выпуклым щитком. Поэтому в настоящее время период их бытования ограничивается XII столетием.

КЛАСС III
ПЕРСТНИ СО ВСТАВКАМИ - 21 ЭКЗ.
(рис. 8, 4-10)

Перстни этого класса состоят из обруча, оправы и вставки. Обручи всех перстней замкнутые, форма их простая — пластинчатая или проволочная, поперечное сечение — округлое или плоско-выпуклое. У одного обломанного экземпляра (Новинка 1, курган 20) в поперечном сечении квадрат.

Главными конструктивными элементами являются оправа и вставка. При рассмотрении перстней III класса необходимо учитывать форму оправы, форму вставки и способ ее крепления [Седова, 1981. С. 139-141].

Оправа представляет собой емкость, имеющую в поперечном сечении форму прямоугольника или трапеции (основанием вниз или вверх), а в развертке — форму круга или овала. У всех экземпляров она выступает над уровнем обруча.
**************************************
1Архив Новгородской экспедиции.
2В настоящей статье рисунок сохранившейся части (обломанного щитка) данного экземпляра (БО-94, Восток, участок 13) не приводится.
Даркевич В. П., 1976. Художественный металл Востока. М.
Даркевич В. П., Борисевич Г. В., 1995. Древняя столица Рязанской земли. М.
Макарова Т. И., 1986. Черневое дело Древней Руси. М. С. 39-48.
Седова М. В., 1981. Ювелирные изделия Древнего Новгорода (X—XV вв. ). М.
Седова М. В., 1997. Суздаль в X-XV вв. М.


Вставки сохранились в шести украшениях 1. Еще у одного перстня (рис. 8, 10) в гнезде отмечены следы белой порошкообразной массы (БО-95, Восток). Поверхность вставок выпуклая. Поперечное сечение всех экземпляров — шаровой сегмент, продольное — круг с приблизительным диаметром от 8, 4 до 14 мм. Длина оправ несохранившихся овальных вставок 15, 5 мм, ширина 11, 5 мм.

Четыре перстня этого класса украшены дополнительно. Оправа одного изделия (Новинка 1, курган 20) имела, по всей видимости, форму девятилепестковой розетки (рис. 8, Cool. В другом экземпляре (Новинка 1, курган 20) гнездо для вставки окаймлено рядом ложной зерни (рис. 8, 7). Оправа перстня с поселения Крутик (рис. 8, 5) декорирована по бокам и по краю рядом насечек. В одном случае дополнительному украшению подверглась вставка (Новинка 1, курган 36). Отметим, что из шести сохранившихся вставок две выполнены из стекла синего цвета, 4 — желтого. В отмеченном нами экземпляре желтая вставка покрыта сверху белой непрозрачной блестящей пастой (эмалью ?) со спиральным рисунком черного цвета (рис. 8, 9) 2.

Все перстни этого типа за исключением одного экземпляра — литые. Гнездо оправы отлито, очевидно, вместе с обручем. Одно изделие (рис. 8, 5) изготовлено в двусторонней разъемной форме (поселение Крутик).

Интересен перстень (рис. 8, 6), обруч и оправа которого представляют собой прямые разомкнутые кованые пластины (могильник Нефедьево, погр. 53). Оправа обжимает вставку лишь по бокам, а концы пластины-обруча припаяны прямо к вставке с ее нижней стороны.

Различаются способы крепления: в одних случаях вставка фиксировалась в гнезде с помощью четырех лапок, в других — обжималась краем оправы. По этому признаку выделяются две разновидности перстней III класса.

Тип 14. Перстни со вставками, закрепленными "глухим" способом (обжатием кантом оправы) — 19 экз. (рис. 8, 5-10)

Один самый ранний экземпляр, датирующийся концом IX — третьей четвертью X в. (рис. 8, 5), имеет аналогии в салтовских древностях [Плетнева, 1989. Рис. 61]. Время бытования остальных перстней со вставками — с середины XII в. Верхняя граница не поддается определению вследствие малочисленности твердо датируемых находок.

Тип 15. Перстни со вставками, закрепленными четырьмя "лапками" — 2 экз. (рис. 8, 4)

Четко выделяются хронологически: происходят из слоев поселения Крутик, датирующихся концом IX — третьей четвертью X в. Данные украшения являются характерными элементами салтовской культуры [Плетнева, 1989. Рис. 61].

Таким образом, во второй половине IX—XIII в. на территории Белозерья бытовало 15 типов перстней из металла (таблица). Рассмотренный археологический материал представил неоднородную картину хронологического и географического распространения типов украшений данной вещевой категории.

Средневековая культура региона сформировалась в результате синтеза двух компонентов — славянского и финно-угорского. Памятники раннего периода (второй половины IX — конца X в. ) оставлены, по общему мнению исследователей, белозерской весью — прибалтийско-финским племенным образованием. Однако анализ древностей этого периода не дает возможности говорить о сложении локальных, весских, типов перстней. Так, со второй половины IX в. известны в Белозерье усатые перстни (тип Cool, считающиеся характерным украшением всех финно-угорских племен. В конце IX — середине X в. преобладают изделия, орнаментированные продольным валиком — элементом декора, связанным с кругом поволжско-финских культур. В конце IX в. появляются в Белозерье щитковые перстни (тип 12) так называемых переходных форм, т. е. занимающих промежуточное положение между пластинчатыми широкосрединными и щитковыми. В орнаменте некоторых подобных предметов (рис. 7, 9—10) также прослеживается влияние восточнофинских традиций.

С начала X в. известны в Белозерье пластинчатые широкосрединные перстни (тип 2), представленные двумя вариантами — с замкнутым обручем и с завязанными концами (широкосрединные изделия с разомкнутым обручем в это время практически не встречаются). На протяжении всего столетия перстни обоих вариантов типа 2 наряду с усатыми оставались наиболее распространенными. В археологичес-


********************
1Отметим, что в материалах древнего Белоозера насчитывается 10 стеклянных вставок из раскопок Л. А. Голубевой [Голубева, 1973. С. 183], а также 24 стеклянные и 2 каменные вставки, найденные среди подъемного материала (сообщение С. Д. Захарова).
2По сообщению С. Д. Захарова, из размытого слоя Белоозера происходят две стеклянные вставки синего цвета, также покрытые эмалью.
Плетнева С. А., 1989. На славяно-хазарском пограничье. Дмитриевский археологический комплекс. М.


кой литературе закрепилось мнение о местном происхождении широкосрединных перстней с замкнутым обручем [Голубева, Кочкуркина, 1991. С. 75]. Очевидно, их ареал можно расширить, включив в него территории Прибалтики и скандинавского побережья Балтийского моря. Однако малочисленность находок пока не позволяет выявить центр производства подобных изделий.

Из памятников этого периода происходят единичные находки спиральных перстней, проволочных (тип 6) и пластинчатых (тип 7), причем последние обнаружены в комплексах более раннего времени. Подобные украшения характерны для широкого круга финских древностей середины I — начала II тысячелетия н. э.

В материалах второй половины IX—X вв. прослеживается влияние не только сопредельных финно-угорских, но и отдаленных южных культур. В коллекции ювелирных изделий данного периода представлены перстни, известные в памятниках салтовской культуры — со вставками, закрепленными "глухим" способом (тип 14), и с помощью четырех захватов (тип 15). Любопытно, что древнерусские перстни со вставками, зафиксированными в гнезде обжатием кантом оправы, распространятся в Белозерье спустя почти два столетия.

С начала XI в. набор типов перстней, бытовавших в регионе, меняется. Заканчивается существование широкосрединных замкнутых и щитковых украшений со щитками переходных форм. Появляются пластинчатые прямые перст-
*************************
Голубева Л. А., Кочкуркина С. И., 1991. Белозерская весь (по материалам поселения Крутик IX—Х вв. ). Петрозаводск.


ни (тип 1), в подавляющем большинстве случаев орнаментированные. На XI столетие приходится пик их распространения. Только в 40— 70-х годах XI в. в Белозерье встречаются перстни, выделенные в вариант типа 1 — пластинчатые прямые замкнутые.

На рубеже X—XI вв. появляются также проволочные равномерные перстни (тип 3) и сразу становятся одним из преобладающих типов. Первой половиной XI в. ограничено время бытования варианта типа 3 — проволочных перстней с завязанными концами.

В XI столетии продолжают существовать пластинчатые широкосрединные перстни (тип 2), с середины столетия преобладают экземпляры с разомкнутыми концами. Количество завязанных перстней (вариант 2 типа 2) наоборот, снижается. Основная масса подобных изделий в XI в. утрачивает орнамент. Завязанные перстни прекращают существование в

_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5374
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Пт Дек 14, 2012 3:01 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

В XI столетии продолжают существовать пластинчатые широкосрединные перстни (тип 2), с середины столетия преобладают экземпляры с разомкнутыми концами. Количество завязанных перстней (вариант 2 типа 2) наоборот, снижается. Основная масса подобных изделий в XI в. утрачивает орнамент. Завязанные перстни прекращают существование в Белозерье в последней четверти XI в.

Спиральные проволочные перстни (тип 6) в XI в. представлены большим количеством экземпляров, чем в предшествующее время. На протяжении почти всего столетия продолжают бытовать и усатые перстни (тип Cool. Однако с рубежа XI—XII вв. находки украшений обоих типов неизвестны.

Среди древностей этого периода встречаются ювелирные изделия, характерные для круга прибалтийских и собственно финских древностей (рис. 3, 4; 4, 3, 16). С конца XI в. известны в Белозерье крученые перстни (тип 10), отмеченные и в северо-западных областях Руси. Сходство с материалами Юго-Восточного Приладожья имеют узкопластинчатые прямые перстни (тип 1). Выделяются украшения, распространенные на территории летописных радимичей (рис. 2, 3). Из памятников Белозерья происходит более десяти подобных находок.

Начало XII в. ознаменовалось стремительным распространением рубчатых и ложновитых перстней — характерных элементов славянской культуры. Рубчатые перстни появляются в Белозерье немного раньше, чем ложновитые — в третьей четверти XI в., однако последние переживают их на целое столетие: они бытовали в регионе и в начале XIV в.

В белозерских памятниках XII в. представлены украшения, распространенные на обширной территории Древнерусского государства. На рубеже XI—XII вв. появляются витые перстни (тип 9). Однако просуществовали они чуть больше одного столетия и с рубежа XII—XIII вв. уже не встречаются. Со второй половины XII в. известны в регионе плетеные перстни (тип 11), не получившие, впрочем, широкого распространения. Несколько большим числом экземпляров представлены ложноплетеные украшения (тип 11а), но и они, как показывает анализ, не пользовались популярностью у местного населения.

На рубеже XI—XII вв. в Белозерье появляются перстни с выпуклым объемным щитком (тип 13). Они также быстро вышли из употребления — в конце XII в. Щитковые перстни с плоским щитком (тип 12) появились на полстолетия позже, чем украшения типа 13, но сразу же стали отличаться от них большим разнообразием форм щитков и орнамента.

Со второй половины XII в. получают распространение перстни с круглыми вставками, закрепленными "глухим" способом (тип 14). Они продолжают существовать здесь и в первой половине XIII в.

Из предметов более простых форм, бытовавших в предыдущем столетии, в XII в. в Белозерье встречаются пластинчатые прямые и широкосрединные (типы 1 и 2) и проволочные равномерные (тип 3) перстни, причем количество украшений типов 1 и 3 резко уменьшается к концу века. Пластинчатые широкосрединные изделия, среди которых преобладают экземпляры с узкими заходящими концами, наоборот, переживают максимум своего распространения. Закончившие бытование проволочные равномерные перстни (тип 3) сменились в XII в. изделиями с расширенной передней частью (тип 4). Встречены в XII в. и единичные украшения с усложненной передней частью (тип 5). Основная масса перстней с плоским щитком, часть ложновитых и перстней со вставками датируется XIII веком.

В археологических материалах данного периода представлены ювелирные изделия, характерные для памятников Костромского Поволжья (рис. 3, 7; рис. 6, Cool, а также известные в древностях более отдаленных территорий — Волго-Окского междуречья (рис. 2, 9; рис. 4, 7), и Днепровского бассейна (рис. 6, 6, 12; 7, 16).

Средневековая культура Белозерского края неоднородна. Исследователи выделяют три микрорегиона, различающиеся деталями погребальной обрядности, элементами женского убора и некоторыми другими признаками: Юго-Западное Белозерье, включающее бассейны рек Суды и Колпи; среднее и нижнее течение Шексны; Белозерская округа — территории, непосредственно примыкающие к Белому озеру [Макаров, 1990. С. 125; Башенькин, 1993. С. 7—8; и др. ]. На примере перстней из металла различия указанных районов прослеживаются не столь явно. Однако некоторые их типы ло-
************************
Башенькин А. Н., 1993. Сельское расселение в Белозерье. X—XIII вв. // Сельское расселение на Европейском Севере России. Вологда. С. 3—10.
Макаров Н. А., 1990. Население Русского Севера X-XIII вв. М.


кализуются географически. Так, в памятниках Юго-Западного Белозерья зафиксирована большая часть узкопластинчатых (рис. 2, 1—2) и пластинчатых прямых, орнаментированных "косичкой" (рис. 2, 4) и рядами чередующихся выпуклых полушарий (рис. 2, 3) перстней. На Суде и Колпи встречены три из четырех известных в Белозерье украшений с выпуклыми щитками, причем пластинчатый равномерный обруч одного из них также декорирован узором в виде "косички" (рис. 8, 2). Основная масса витых и крученых перстней, подавляющее большинство колец с плоскими щитками происходят из Белозерской округи.

Металлические перстни Белозерского края обнаружены как на городских и сельских поселениях, так и в различных погребальных памятниках. В могильниках найдено 209 украшений: 143 экземпляра встречены в курганных захоронениях, локализованных в основном в Юго-Западном Белозерье, и 66 — в грунтовых погребениях. На сельских поселениях выявлено 44 предмета. Свыше 200 перстней, отличающихся разнообразием форм и богатством декора, происходят из Белоозера. Среди древностей другого городского поселения — Луковца, аналогичного, по мнению исследователей, Белоозеру [Башенькин, Кудряшов, 1989. С. 20— 22], собрание перстней из металла не превышает десяти экземпляров 1.

Археологические исследования различных древнерусских памятников показывают, что обычно сельские поселения и могильники отличаются от городов сравнительной бедностью материала и простотой форм вещей. В связи с этим небезынтересна коллекция металлических перстней из курганных могильников на р. Колпь — Новинка 1, 2, 3 и Володино 1, 2 (раскопки А. В. Никитина). Анализ приводит к довольно неожиданным результатам — состав находок этих кладбищ типичен для многих городов Древней Руси: в колпинских захоронениях обнаружено 9 перстней со вставками (для сравнения: в Белоозере — Cool, украшения с плоскими и выпуклыми щитками, перстень с чернью (как и данный экземпляр, некоторые изделия из Новинок и Володино сделаны из серебра), квадрифолийный перстень.

Часть ювелирных изделий, встреченных в Белозерье, изготовлена, вероятно, в городских центрах южных областей Руси (рис. 6, 6, 12; рис. 7, 16). Несомненно также поступление украшений из Новгорода (рис. 2, 6—7; 6, 2; рис. 7, 2, 14). Однако основная масса средневековых белозерских древностей является продукцией местных ювелиров. Раскопками Л. А. Голубевой в Белоозере обнаружены свидетельства развитого производства изделий из цветных металлов [Голубева, 1973. С. 132, 135—136]. Большинство украшений, в том числе и перстни, были изготовлены, очевидно, в Белоозере. Местные мастера производили ювелирные изделия, не отличающиеся по качеству от обнаруженных во многих древнерусских городах. Типы перстней, найденных в Белоозере, входят в число наиболее распространенных в слоях домонгольского времени других городских центров Древнерусского государства.

Арциховский А. В., 1930. Курганы вятичей. М. С. 71-88.

Бранденбург Н. Е., 1895. Курганы Южного Приладожья // MAP. СПб. Т. 18.

Башенькин А. Н., 1993. Сельское расселение в Белозерье. X—XIII вв. // Сельское расселение на Европейском Севере России. Вологда. С. 3—10.

Башенькин А. Н., Кудряшов А. В., 1989. Древний Луковец // Новгород и Новгородская земля. История и археология. Тез. конф. Новгород. С. 20—22.

Глазов В. П., 1980. Отчет об археологических раскопках курганной группы "Петушки II" близ г. Петушки Владимирской области. — Архив ИА РАН. Р-1. № 8067.

Горюнова Е. И., 1961. Этническая история Волго-Окского междуречья // МИА. № 94.

Голубева Л. А., 1973. Весь и славяне на Белом озере. М.

Голубева Л. А., Кочкуркина С. И., 1991. Белозерская весь (по материалам поселения Крутик IX—Х вв. ). Петрозаводск.

Даркевич В. П., 1976. Художественный металл Востока. М.

Даркевич В. П., Борисевич Г. В., 1995. Древняя столица Рязанской земли. М.

Колчин Б. А., 1958. Хронология новгородских древностей // СА. 2. С. 92-111.

Колчин Б. А., 1982. Хронология новгородских древностей // Новгородский сборник. 50 лет раскопок Новгорода. М. С. 156—177.

Кочкуркина С. И., 1989. Памятники Юго-Восточного Приладожья и Прионежья X—XIII вв. Петрозаводск.

Кочкуркина С. И., Линевский A. M., 1985. Курганы летописной веси. Петрозаводск.

Кудряшов А. В., 1996. Поселение и могильник Кривец на Нижней Суде // Древности Русского Севера. Вологда. Вып. 1. С. 189—197.

Кухаренко Ю. В., 1959. Распространение латенских вещей на территории Восточной Европы // СА. 1. С. 31-51.

**********************************
1Это объясняется современным состоянием памятника, затопленного водами Рыбинского водохранилища, что не позволяет производить здесь ежегодные полномасштабные археологические раскопки.
Башенькин А. Н., Кудряшов А. В., 1989. Древний Луковец // Новгород и Новгородская земля. История и археология. Тез. конф. Новгород. С. 20—22.
Голубева Л. А., 1973. Весь и славяне на Белом озере. М.

Лесман Ю. М., 1990. Хронология ювелирных изделий Новгорода (X—XIV вв. ) // Материалы по археологии Новгорода. М. С. 29—99.

Лесман Ю. М., 1996. К динамике развития североевропейских традиций в древнерусской культуре: монетовидные подвески, орнаментированные волютами // Ладога и Северная Европа. СПб. С. 66—70.

Макаров Н. А., 1990. Население Русского Севера X-XIII вв. М.

Макаров Н. А., Захаров С. Д., 1998. Отчет о раскопках в 1998 г. — Архив ИА РАН.

Макарова Т. И., 1986. Черневое дело Древней Руси. М. С. 39-48.

Материальная культура среднецнинской мордвы VIII—XI вв., 1969. Саранск.

Назаренко В. А., Овсянников О. В., Рябинин Е. А., 1984. Средневековые памятники чуди заволочской // СА. 4. С. 202-205.

Недошивина Н. Г., 1967. Перстни // Очерки по истории русской деревни X—XIII вв. М. Труды ГИМ. Вып. 43. С. 253-274.

Никольская Т. Н., 1981. Земля вятичей. М. С. 228— 234.

Новые памятники археологии Волго-Камья, 1984. Йошкар-Ола.

Плетнева С. А., 1989. На славяно-хазарском пограничье. Дмитриевский археологический комплекс. М.

Полубояринова М. Д., 1993. Русь и Волжская Болгария в X—XV вв. М.

Розенфельдт И. Г., 1982. Древности западной части Волго-Окского междуречья в VI—IX вв. М.

Рыбакоу Б. А., 1932. Радзiмiчы // Працы сэкцыi археолёгii. Менск. Т. З. С. 81 — 151.

Рындина Н. В., 1963. Технология производства новгородских ювелиров X—XV вв. // МИА. М. № 117. С. 200-268.

Рябинин Е. А., 1986. Костромское Поволжье в эпоху средневековья. Л. С. 66—67.

Сабурова М. А., Седова М. В., 1984. Некрополь Суздаля // Культура и искусство средневекового города. М. С. 91-130.

Сарачева Т. Г., 1992. Перстни Южной Руси IX— первой половины XIII в. (Дипломная работа. Кафедра археологии МГУ). М.

Сарачева Т. Г., 1994. Металлические перстни Днепровского Левобережья (Конец IX — первая по-

ловина XIII в. ) // История и эволюция древних вещей. М. С. 85—100.

Седова М. В., 1959. Ювелирные изделия Древнего Новгорода (X-XV вв. ) // МИА. М. № 65. С. 223-261.

Седова М. В., 1981. Ювелирные изделия Древнего Новгорода (X—XV вв. ). М.

Седова М. В., 1997. Суздаль в X-XV вв. М.

Спицын А. А., 1896. Курганы Санкт-Петербургской губернии в раскопках Л. К. Ивановского // MAP. СПб. Т. 20.

Спицын А. А., 1901. Древности бассейнов Оки и Камы // MAP. СПб. Т. 25.

Спицын А. А., 1905. Владимирские курганы // ИАК. СПб. Вып. 15.

Третьяков П. Н., 1931. Костромские курганы // ИГАИМК. М.; Л. Т. X, вып. 6-7.

Финно-угры и балты в эпоху средневековья, 1987 // Археология СССР. М.

Щапова Ю. Л., Лихтер Ю. А., Столярова Е. К., 1990. Морфология древностей. Киев.

Юшко А. А., 1980. Археологические памятники бассейна реки Пахра // КСИА. Вып. 160. С. 82—87.

Ястребов В. Н., 1893. Лядинский и Томниковский могильники Тамбовской губернии // MAP. Т. 10.

Archeologija un etnografija, 1957. I.; 1983. XIV; 1987. XV. Riga.

Aspelin J. R. Antiquites du Nord Finno-Ougrien. Helsinki. 1878. Vol. 3; 1880. Vol. 4; 1884. Vol. 5.

Czarnecka K., 1989. Ein ring aus Roggendorf in Niederosterreich und seine kaiserzeitlichen parallelen in Barbaricum // Fundberichte aus Osterreich. Wien. S. 11-17.

Kivikoski E., 1963. Kvarnbasken (Ein Graberfeld der jungeren Eisenseit auf Aland). Helsinki.

Kivikoski E., 1973. Die Eisenzeit Finnlands. Helsinki.

Latvijas PSR Archeologija, 1974. RҐg....

Lehtosalo-Hilander P. -L., 1982. Luistari. Helsinki. I— III.

Niederle L., 1911. Slovamske starozitnosti. Oddil kulturni. Praha.

Olands jarnalders-gravfalt, 1987. I—III. Kalmar.

Stenberger M., 1947, 1958. Die Schatzfunde Gotlands der Wikingerzeit. Stockholm. Bd. I-II.

Tallgren A. M., 1825. Zur archaologie eestis. Dorpat. II.

Urtans V., 1977. Senakie depositi Latvija. RҐg...


Рис. 1. Находки перстней на территории Белозерья (памятники второй половины IX—XIII в. ) I — поселения, II — грунтовые могильники, III — курганы; 1 — Левоча, 2 — Кобожа I, 3 — Новинка (Чагодощенский р-н), 4 — Новинка 1, 5 — Новинка 2, 6 — Новинка 3, 7 — Тимошкино, 8 — Степаново, 9 — Володино 1, 10 — Володино 2, 11 — Дудино, 12 — Бабаево, 13 — Нижний Конец, 14 — Никольское V, 15 — Никольское VI, 16 — Никольское XI, 17 — Никольское XIII, 18 — Никольское XVI, 19 — Никольское XVIII, 20 — Пугано, 21 — Кривец II, 22 — Кривец I, 23 — Торово, 24 — Октябрьский мост, 25 — Соборная горка, 26 — Луковец, 27 — Матурино II, 28 — Дом охотника, 29 — Минино I, 30 — Минино V, 31 — Минино II, 32 — Усть-Имая, 33 — Нефёдово, 34 — Крутик, 35 — Крохинские Пески, 36 — Белоозеро, 37 — Белоозеро левобережное, 38 — Усть-Ситское III, 39 — Шуйгино, 40 — Нефедьево, 41 — Волок, 42 — Погостище, 43 — Никольское IX, 44 — Никольское III (Кемский некрополь), 45 — Горка I, 46 — Горка II, 47 — Попово


Рис. 2. Пластинчатые прямые незамкнутые перстни (тип 1) — 1—11, пластинчатые прямые замкнутые (тип 1, вариант 1) — 12—13 1 — Новинка (Чагодощенский р-н), курган 13, 2 — Новинка (Чагодощенский р-н), курган 12, 3 — Нижний Конец, курган 1, 4 — Левоча, курган 5, 5 — Новинка 1 (Бабаевский р-н), курган 39, 6— БО-91, Восток, уч. В, 7, 11 — Белоозеро, 8 — Горка II, 9 — БО-93, Восток, уч. 1, 10 — БО-93, Восток, уч. 11, 12 — Никольское III (Кемский некрополь), курган 10, 13 — Никольское III, курган 16; 1—5, 7—9, 11—13 — бронза, 6 — билон, 10 — свинцово-оловянистый сплав (?)

Рис. 3. Пластинчатые широкосрединные незамкнутые перстни (тип 2) — 1—2, 4—5, 7—9, пластинчатые широкосрединные замкнутые (тип 2, вариант 1) — 10—14, пластинчатые широкосрединные завязанные (тип 2, вариант 2) — 3, 6 1 — БО-94, Восток, уч. 16, 2—3 — Никольское XIII, курган 6, 4 — Нефедьево, погр. 41, 5 — Усть-Ситское III, пласт 7, 6, 11 — Нижний Конец, курган 4, 7, 13 — Белоозеро, 8 — Нефедьево, погр. 73, 9 — Горка I, погр. 17, 10 — Крутик, раскоп II, 12 — Крутик, раскоп I, 14 — Никольское IX, уч. 3; 1-3, 5, 7, 10, 11, 13, 14 - бронза, 4, 8 - бронза (?), 6, 9 - серебро, 12 - билон

Рис. 4. Проволочные равномерные перстни (тип 3) — 1—2, проволочные равномерные завязанные (тип 3, вариант 1) — 3—4, проволочные с расширенной передней частью (тип 4) — 5—6, проволочные с усложненной передней частью (тип 5) — 7, спиральные проволочные (тип 6) — 8, спиральные пластинчатые (тип 7) — 9—10, усатые (тип Cool — 11—16 1 — Нефедьево, погр. 21, 2 — Минино I, погр. 1, 3 — Никольское III, курган 10, 4 — Тимошкино, курган 10, 5 — Нефедьево, погр. 17, 6 — Октябрьский мост, раскоп 1, 7 — Белоозеро, 8 — Нефедьево, погр. 27, 9 — Дом охотника, 10 — Крутик, раскоп I, 11 — Крутик, траншея 1, 12 — Никольское VI, раскоп II, 13 — Нефедьево, погр. 28, 14 — Никольское XVI, 15 — Новинка 2, курган 16, 16 — Попово, погр. 1; 1—15 — бронза

Рис. 5. Витые перстни (тип 9) — 1—3, ложновитые (тип 9а) — 4—6, рубчатые (тип 9б) — 7—12, крученые (тип 10) — 13—14, плетеные (тип 11) — 15, ложноплетеные (тип 11а) — 16—17 1 — Шуйгино, погр. 25, 2, 5, 11 — Белоозеро, 3 — БО-92, Центр, уч. 11, 4 — БО-95, 6 — Нефедьево, погр. 22, 7 — Нефедьево, погр. 74, 8 — Володино, 9 — Бабаево, курган 3, 10 — Бабаево, курган 4, 12 — БО-93, Запад, Остров, 13 — Нефедьево, погр. 6, 14 — Никольское III, курган 1, 15 — Тимошкино, курган 13, 16 — Нефедьево, погр. 60, 17 — БО-91, Левый берег, уч. 7А; 1, 3, 6—8, 11, 16, 17 — бронза, 2, 4, 5, 12, 15 — свинцово-оловянистый сплав, 9, 10 — билон, 13, 14 — серебро

Рис. 6. Щитковые перстни с плоскими щитками (тип 12) 1, 4, 5, 8 — Белоозеро, 2 — БО-93, Запад, уч. 4, 3 — Володино 2, курган 24, 6 — Новинка 1, курган 93, 7 — Крутик, раскоп I, 9 — БО-94, Восток, уч. 13, 10 — БО-95, Восток, уч. 11, 11 — Новинка 1, курган 63, 12, 13 — БО-93, Восток, уч. И, К, Л, 14 — Нефёдове, раскоп 2, 15 — Шуйгино, погр. 20; 1, 3—5, 7, 8, 10, 15 — бронза, 2, 9, 12 — свинцово-оловянистый сплав, 6, 11 — серебро, 13, 14 — билон

Рис. 7. Щитковые перстни с плоскими щитками 1 — Новинка 1, курган 63, 2 — БО-94, Восток, уч. 13, 3, 4, 8, 12, 15 — Белоозеро, 5 — Горка III, погр. 18, 6 — Крутик, раскоп V, 7 — Крутик, раскоп IV, 9 — Никольское VI, 10 — Минино I, раскоп I, 11 — Володино 2, курган 43, 13 — Торово, погр. 4, 14 — БО-95, Центр, уч. 5, 16 — Володино 2, курган 36; 1, 8, 11 — серебро, 2, 3, 5, 12, 14, 16 — свинцово-оловянистый сплав, 4, 6, 7, 9, 10, 13, 15 — бронза

Рис. 8. Перстни с выпуклым объемным щитком (тип 13) — 1—3, со вставками, закрепленными «глухим» способом (тип 14) — 5—10, со вставками, закрепленными четырьмя «лапками» (тип 15) — 4 1 — Нижний Конец, курган 1, 2 — Нижний Конец, курган 4, 3 — Володино 2, курган 21, 4 — Крутик, раскоп I, 5 — Крутик, раскоп VII, 6 — Нефедьево, погр. 53, 7, 8 — Новинка 1, курган 20, 9 — Новинка 1, курган 36, 10 — БО-95, Восток, уч. 19; 1, 2, 5—7, 10 — бронза, 3 — серебро, 4 — билон, 8, 9 — свинцово-оловянистый сплав
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ. -> Сварогова ковальня Часовой пояс: GMT + 4
Страница 1 из 1

Перейти:  

Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах



Powered by phpBB © 2001 phpBB Group
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS

Chronicles phpBB2 theme by Jakob Persson (http://www.eddingschronicles.com). Stone textures by Patty Herford.