Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ.


ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ.

"Нам ли греть потехой муть кабаков? Нам ли тешить сытую спесь? Наше дело - Правда острых углов. Мы, вообще такие, как есть!"
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Когда завидуют мертвым. Сурен Цормудян
На страницу Пред.  1, 2, 3
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ. -> Ведогоньи сказы
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5374
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Пт Июн 14, 2013 9:26 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

— Я так понял запрашивать подтверждение уже не нужно, — сидящий на полу возле распластанного и скованного наручниками Колмана Мак Милан усмехнулся. — Да теперь и не у кого, наверное… Виолончелисты гребаные…
…война длилась примерно семь часов. Наш самолет был в воздухе двенадцать часов. Мы летели над опустевшим миром. И души наши были опустошены не меньше. Нас не сбили МиГи. Нас не поразил ваши ПВО. И мы летели обратно с опустевшей барабанной установкой, в которой еще вчера покоились ракеты, о применении которых всего каких-нибудь двадцать часов назад никто в здравом уме и помыслить не мог. Мы сделали эту дьявольскую работу. Никто не мог говорить. Только Колман плакал. Плакал, бредил и звал Джессику. Уже рассвело. Небо перестало быть голубым. Оно было каким-то грязно оранжевым с багряными мазками. Будто какой-то художник хотел нарисовать маслом на холсте ад, но не мог представить, как этот ад выглядит, и тогда просто размазал крупными мазками краску. Где была суша, всюду на горизонте виднелись гигантские столбы черного дыма. По этим столбам можно было понять, что еще вчера это был город. Порт. Атомная станция. Военная база. Промышленные объекты. Человечество методично громило в течении семи часов все, что само создавало веками. Стелились огромные площади огня в подожженных ядерными ударами лесах. А в радиоэфире был только треск. Нам казалось, что выжили только мы. Не было больше телешоу и радиопередач. Не было Интернета и кругосветных турне с фотоаппаратами. Только дым и пепел. Когда мы увидели другой самолет в небе, то на какой-то миг нам почудилось, что все это был страшный сон. Никто никого не бомбил и наши ракеты на месте. Но когда мы сблизились, то увидели что это русский «Медведь». Ту-95. Такой же убийца городов, как и наш Б-52. Мы летели встречными курсами. Ни у нас, ни у них не возникло мысли пойти на таран. Правда Мак Милан говорил, что это был бы лучший выход и для нас и для них. Мы просто пролетели в миле друг от друга. Каждый из нас сделал свою дьявольскую работу. Мы смотрели на них, а они наверняка смотрели на нас. Логан пытался с ними связаться, но ничего не удалось. Эфир трещал и скрипел. Так и разминулись. Садились мы на юге Канады на каком-то богом забытом аэродроме, который кое-как нашли среди чадящих руин вчерашнего мира. Он был совсем не рассчитан на такой самолет, и посадка оказалась очень жесткой. Сантана переломал себе все кости. Он умер часов через пять после посадки в муках. Сильные травмы были и у Колмана. Но он не стал ждать, когда смерть придет за ним, и сам пустил себе пулю в лоб. В первом же американском городке, до которого мы добрались, на нас набросилась обезумевшая толпа выживших. Они винили военных во всем. А уж тем более летчиков стратегов. Мы были элитой ВВС, а стали козлами отпущения. Мои ребята погибли от рук тех, кого защищали. Я остался один и решил пробираться на Аляску. Когда-то я здесь жил, в Анкоридже. Но этого города уже не было. И вот я здесь. В Хоуп Сити. — Тиббетс вздохнул, закончив свой рассказ. Лазар закончил переводить.
Николай продолжал лежать зарытый в звериную шкуру, но он больше не спал. Однако не подавал вида. Он не шевелился и лишь легка приоткрыл глаз, глядя сквозь взъерошенную шерсть звериной шкуры на Тиббетс, Варяга и Лазара, сидящих на соседней койке. Рядом на табурете сидел Рэймен. Вячеслав лежал на своей койке, заложив руки за голову и, смотрел на спину Тиббетса.
— Н-да, брат, — вздохнул Варяг, попыхивая трубкой. — Не завидую тебе. Не представляю, как с этим жить. Я вот помню, по молодости завидовал другим летчикам. Кто на Су-27 летал. Тяжелый многоцелевой. А у меня легкий МиГ-29. Я и бомберам завидовал. Особенно тем, что на Ту-160. Особенно когда они на патрулирование заступать стали. Но потом как-то охладел. Да и в самолет свой просто влюбился.
— Быть истребителем благородное ремесло, — кивнул Тиббетс. — Ты те бомбишь мосты и школы. Не утюжишь колонны беженцев и больницы. И не швыряешь ядерные заряды. Ты охотишься на других истребителей. Ты охотишься на таких как я. Ты защищаешь небо, а не испепеляешь землю. Ты дерешься, а не громишь всех с недосягаемой высоты. И иногда дерешься на равных. Ты истребитель, а значит благородный воин, Варяг, а не великий инквизитор…
— Слышь, Варяг, — ухмыльнулся Вячеслав. — Видел бы тебя сейчас наш генерал Басов… Брататься с врагом! Да как вы могли! Да это измена Родине и присяге! — Сквернослов стал подрожать громовому голосу Басова.
— А нам что, глотки друг другу грызть? — Яхонтов обернулся.
— Не знаю, — Вячеслав равнодушно пожал плечами.
— Послушайте, мистер Яхонтов, — вмещался в разговор Рэймен. — А каков все-таки был ваш план? Вы же не планировали с самого начала встретить тут американцев и просить их помочь с уничтожением «Авроры»? Мне кажется, что есть у вас в рукаве какой-то козырь, о котором вы не хотели говорить при Линче и его фракции. Но это ведь не «Последний Иван», Верно? — Он улыбнулся.
— Но вы же против уничтожения ХАРПа, Морган. Разве я не правильно вас понял на совете? — Яхонтов развел руками.
— Знаете, я политик поневоле. Но я выучил одну простую истину. Не всегда надо говорить то, что думаешь. Не всегда надо предлагать то, чего хочешь. Я ведь когда поступил на егерскую службу, то занимался экологическим мониторингом нашей местности. Меня беспокоил H.A.A.R.P. давно.
— Так значит вы…
— Я считаю, что от этой установки надо избавиться. Строго говоря, ее нельзя было и запускать. Неизвестно что послужило началом войны. Но за некоторое время до апокалипсиса, H.A.A.R.P. был запущен на полную мощность. У нас тут были проблемы с некоторыми видами связи. Сильнейшая ионизация. Головные боли. Несколько ничем не мотивированных самоубийств. Это ведь весьма необычно для маленького городка…
— Но ведь сейчас он мощней как никогда. И уж всяко мощнее, чем двадцать лет назад. Почему сейчас вы умудряетесь отправлять радиосигналы? Почему сейчас нет головных болей о которых вы говорите?
— Конечно «Аврора» сейчас на пике своего могущества. Но характер излучения иной. Я не знаю тонкостей работы установки, но мы подозреваем, что работа ХАРПа не статична. Она эволюционирует. Она подстраивается под какие-то неведомые нам и меняющиеся цели. Либо на его работу влияют фазы солнечной активности. И, более того. Теперь Хоуп Сити в мертвой зоне. Есть определенная внутренняя зона вокруг ХАРПа, в которой его работа нулевая, но высоко в атмосфере и далее на больших расстояниях он делает свое дело. И конечно вносит полный хаос в магнитное поле. У нас тут нет двух компасов, которые могли бы показывать одно и то же направление.
— Кстати, — добавил от себя Лазар. — Я могу подтвердить, что в большей степени догадки Моргана верны. Я как ученый немного понимаю суть процесса, который был запущен. И понимаю, что он вышел из под контроля. Причем давно. Едва ли я смогу объяснить вам что-то на понятном языке. Тут язык формул и сложной терминологии. Но, в общем, все опасения верны.
— А как же вы электричество от него получаете?
— Тут есть два высоких пика, — сказал Рэймен. — На обоих были горнолыжные базы. На одном сейчас стоит наша главная радиоантенна, при помощи которой мы шлем свои послания. На другом тоже антенна, но переделанная под прием электричества из ионизированной атмосферы. Потоки энергии колоссальные, которые вырабатывает ХАРП. Но получаем мы мизерную долю из-за несовершенства технологии и технической базы. Мы сделали лишь крохотный шаг в постижении утерянных секретов Николы Тесла. И за это отдельное спасибо Лазару.
Роберт улыбнулся, переводя эту фразу.
— А вы не пробовали найти альтернативный источник электроэнергии? — спросил Яхонтов.
— Это очень сложно. Но я работаю над этим, хотя сколько-нибудь заметного успеха не добился. Меня не сильно в этом вопросе поддерживают, — ответил Лазар.
— Почему?
— Потому что источник энергии уже есть. К чему искать другой?
— Но этот источник опасен.
— А разве когда-то был по-другому? Об этом ведь можно просто не думать. Разве было заметно какое-то рвение, когда весь мир сидел на углеводородах? Человеческий разум так устроен. Сегодня и сейчас хорошо, а завтра будет завтра. Наслаждаемся текущим моментом, если нашли источник этого наслаждения и все. Все знали, что нефть иссякнет, но разве кто-то торопился найти ей альтернативы? Она ведь на тот момент еще не иссякла…
— Значит если ХАРП уничтожить, то…
— То наша община скатиться в дикость и сильную нестабильность…
— Но получит стимул искать другой источник энергии, верно?..
— Да. Как всегда, — Роберт кивнул.
— А почему вы сами не уничтожили ХАРП раньше?
— Все наши опасения и догадки получили весомое подтверждение только с вашим приходом. Это ведь не просто, проделать такой путь как проделали вы. И только потому, что ХАРП занес над миром свой дамоклов меч. Значит все действительно серьезно. Вторая причина кроется в том, что приблизиться к установке невозможно. Там гибнет все живое. Это все равно, что оказаться в микроволновой печи. И так в радиусе десяти миль от антенного поля. — Ответил Рэймен.
— Откуда такая информация, если стражники никого не пускают в долину?
— Хуманимала в клетке помните? Он рассказал. Хуманималы рвутся в долину. Зачем мы пока выяснить не можем. Стражи их убивают. Но бывали редкие случаи, когда хумнаималы проникали в долину и, потом им удавалось уйти от стражей. Единицам за все эти годы. Большая удача, что мы его поймали.
— Но как он рассказал? Он же не говорит? — удивился Яхонтов.
— Это хумнаимал в первом поколении. То есть это деградировавший человек, а не ребенок хуманимала. А у них где-то в подкорке сохранились функции родной речи. Можно гипнозом заставить их говорить. Речь несвязная и фрагментарная, но многое удается понять.
— Вот как. Ну какая еще причина?
— И третья причина. — Рэймен кивнул — Эти самые стражи. И вот эта третья причина заставляет меня снова задать вам вопрос. Какой у вас козырь в рукаве?
Варяг уставился в пол. Надо было что-то решать. Надо было решать сейчас. И Яхонтов решил.
— Ядерная бомба.
Николаю было интересно украдкой наблюдать за реакцией американцев. Рэймен еще как-то держался. Лазар перекосился от ужаса. А Тиббетс вообще казалось, впал в транс.
— Nuclear bomb, — пробормотал он с каким-то трепетом.
— Послушайте, мистер Яхонтов, — вздохнул Рэймен подбирая тщательно слова. — Вы хоть понимаете, что будет, если люди узнают о том, что русские притащили в Америку ядерную бомбу и собираются ее взорвать? Линч и его мнение победят однозначно.
— Я понимаю, — кивнул Варяг. — Я понимаю это. Но даже если мы выживем при уничтожении ХАРПа, нам смертный приговор обеспечен. Однако речь идет не о нас.
— Однако, такое самопожертвование…
Николай не выдержал и отбросил звериную шкуру. Он резко сел на койке и зло посмотрел на американцев.
— А может уже пора людям научиться принимать правильные и ответственные решения?! А?! Нам все равно всем конец, если этого не сделать! Или так и продолжим в первую очередь думать о собственной шкуре, а уже потом обо всем окружающем мире и его участи?!
— Колян, ты не спал что ли? — хмыкнул Сквернослов.
— А может, хватит спать?! Мы проспали весь наш мир, и теперь нельзя проспать все что осталось! А вы, американцы, чего боитесь?! Не вам рисковать! Не вам собою жертвовать! Мы это сделаем! МЫ! Только не мешайте нам, черт возьми!
— Это очень сложно, — вздохнул Рэймен. — Даже рьяные противники ХАРПа не позволят русским применять здесь ядерное оружие.
— Погоди, Морган, — Тиббетс приподнял ладонь. — Какая мощность бомбы?
— Шестьдесят четыре килотонны. — Ответил Варяг.
— А где она? Она в той вашей машине, которую видели наши рейнджеры в лесу во время вашей стычки с хуманималами?
— Так там были ваши люди? Да. Она в той машине.
— А где машина?
— Завалена снегом. Она в расщелину провалилась. Неглубоко. Я могу найти это место.
— Так, — Тиббетс потер подбородок. — Предположим что мы в долине. Предположим ближе, чем на десять миль к установке не подойти. Мощности заряда может не хватить. И с большой вероятностью может не хватить.
— Что ты задумал, Джон? — спросил Морган. — Ты уже знаешь, как убедить людей позволить русским взрывать бомбу? Ты знаешь, как договориться со стражами и попасть в долину с этой бомбой?
— Видишь ли, дорогой Морган, гораздо меньше людей будет противиться тому, чтобы бомбу взорвал американец. И эффективность взрыва возрастет значительно, если взорвать ее на высоте нескольких сот футов. И тогда предварительная и основная ударная волны сметут антенное поле излучателя.
— Джон, что ты задумал? — Рэймен вопросительно уставился на Тиббетса.
— А ты разве забыл? У меня ведь тоже есть козырь в рукаве.
— Что?
— Не зря я выходит, в свое время починил и сберег это «Пайпер Чероки». — И Тиббетс впервые улыбнулся. Только улыбка эта была какая-то пугающая.
— Да, но его скорость, Джон. Очень мало шансов успеть убраться…
— Да их почти нет. Я и не буду пытаться.
— Джон! — Рэймен нахмурился.
— Нет, дорогой Морган. Это достойный конец для последнего «Великого инквизитора». И так я хоть как-то смогу искупить свою вину перед всем человечеством. Это судьба, дорогой Морган. Я столько термоядерного огня обрушил на других, что будет справедливо и мне погибнуть в этом огне…
— Джентльмены, — Варяг развел руки. — Я что-то не понял. Что такое это ваш «Пайпер Чероки»?
— Это самолет, — ответил Тиббетс.
67. Wound
От блокпоста до ангара расположенного на вершине плоского холма тянулся стальной трос, проходивший через отверстия в контрольных столбах сделанных из железнодорожных рельс. В бушующую метель, когда, вытянув руку человек, мог просто не увидеть собственную ладонь, этот трос был единственным, что удерживало переходящих из городских подвалов к ангару и обратно людей от смерти. Раньше была натянута веревка. Однажды отряд дозорных пошел менять старую смену в ангаре. Была сильная вьюга, и они шли, держась за эту веревку, опустив голову от бьющего в лица снега. Надо было пройти около ста метров. Больше этих людей никто не видел. Потом, когда вьюга стихла, начались поиски. Оказалось, что всего в нескольких шагах от ангара веревку кто-то перерезал и протянул ее в другую сторону по склону холма. Раскопали заметенный снегом конец веревки и дальше копали это место. Нашли замерзшие сгустки крови и несколько свежих гильз. И все. Кто подстроил эту западню, в которую ведомые путеводной нитью шли люди, никто до сих пор не знал. А минуло уже почти десять лет. Людям Хоуп Сити стоило большого труда вбить эти обрезки рельс в промерзшую землю и пропустить стальной трос, но с тех пор больше ни один дозор не пропал.
Вот и сейчас мела метель. Стихия то вполголоса ворчала, то орала как исполинское и голодное чудовище, водя хороводы снега вокруг старого ангара на окраине Хоуп Сити. В ангар от внешнего блокпоста, где кончался трос, вела длинная траншея. Внутри тоже был оборудован пост. Поскольку здесь была зона ответственности фракции Рэймена, тот тут дежурили его люди. Снаружи утепленного ангара слышались завывания ветра. Внутри стоял самолет. Тот самый «Пайпер Чероки». Совсем крохотный, по сравнению с великанами Ил-76 и Ту-95, которые встретились им на пути. Он больше походил на легковой автомобиль своими габаритами и красивыми обводами. Белый. Элегантный, с острым носом, от которого расходились подобно усам лопасти винта поршневого двигателя. Варяг медленно ходил вокруг него и улыбался, поглаживая ладонью холодные крылья и корпус, трогая лопасти винта.
— Роберт, спросите Джона, как давно он на нем летал?
Тиббетс задумчиво смотрел в потолок, сидя в старом автомобильном кресле, расположенном у стены и курил сигару.
— Год назад, — перевел Лазар ответ пилота. — Он мог бы делать это чаще, но топливо в огромном дефиците. Оно больше нужно для снегоходов. А полеты на самолете расцениваются не более чем забава.
— Красивая машина, — Яхонтов продолжал улыбаться. Самолет имел лыжные шасси и был установлен на постамент из вращающихся стальных барабанов, которые облегчали выкатывание самолета из ангара. Николай взглянул на висящую у ворот ручную лебедку. Видимо с ее помощью надо выводить самолет из укрытия.
— Замечательный аппарат, да Коля? — Яхонтов взглянул на Васнецова. — Мирный. Не созданный, для того чтобы убивать.
— Однако мы и его готовы превратить в ядерный бомбардировщик. — Усмехнулся мрачно Николай.
— Но ведь это для всеобщего блага. Разве нет?
— Конечно. Всеобщее благо, — с каким-то сомнением в голосе кивнул Васнецов. — А им трудно управлять?
— Да что ты. Это как на велосипеде. — Махнул рукой Варяг.
— Тоже самое ты говорил про Ил-76.
— Да это ни в какое сравнение не идет. Тут вообще все просто. Крейсерская скорость низкая. Значит, разгон большой не нужен. Главное набрать скорость отрыва, а она на нем не высока. И пташка сама начнет рваться в небо. Помнишь, что я тебе говорил про физику взлета? — Яхонтов подмигнул и улыбнулся. — Его даже ты сможешь в небо поднять без чьей-либо помощи.
— Да, — хмыкнул Николай. — Конечно. Только ведь я не умею ездить на велосипеде. Не довелось. — Он потер ладонью лоб и украдкой взглянул на Тиббетса, затем снова обратился к Варягу. — Слушай, так чего мы ждем? Нам осталось вернуться к луноходу, забрать бомбу и все. Уже сегодня можно покончить, наконец, с ХАРПом. Зачем нам идти к этим стражам?
— Ишь ты, шустрый какой, — Яхонтов покачал головой. — Во-первых, вариант со сбросом бомбы с самолета, это билет в один конец. У них тут есть старый парашют и у меня есть стропы, чтобы заменить на нем порванные. Но даже если сбросить бомбу с парашютом, очень мало шансов уйти на таком тихоходном самолете от взрыва. Так что если есть хоть призрачный шанс договориться со стражами… убедить их в том, что они охраняют вселенское зло и потакают гибели планеты, то этот шанс надо использовать, и тогда, быть может, никому не придется жертвовать собой.
— Но как же десятимильная зона вокруг антенного поля? — развел руками Николай.
— Мы же толком ничего не знаем, что там происходит. И, в конце концов, может, есть, чертов выключатель у стражей. Мы должны испробовать все возможности и оставить применение ядерного оружия на самый крайний и безвыходный случай. Разве мало этих бомб в свое время сотрясали землю? Да и пожертвовать из своих запасов топливо для самолета, люди не очень то хотят. Даже те, кто за уничтожение ХАРПа.
— Даже перед лицом всеобщей гибели? — удивился Николай.
Варяг развел руками.
— Так уж люди устроены.
— Вот уж действительно, — Васнецов покачал головой. — Люди… Знаешь, оглядываясь на весь наш путь, я вдруг начинаю понимать, что проще было, когда мы имело дело с пси-волками, морлоками и молохитами… а вот люди… Роберт. Роберт!
— Да юноша. Что вы хотите? — Лазар, присевший на какой-то ящик, взглянул на Васнецова.
— А что, хуманималы на этот ангар не нападают?
— Что вы. Нет, конечно. Они очень боятся открытых пространств. А этот холм не имеет никакой растительности и никаких свойств рельефа, которые могли быть укрытиями. Все на пять миль вокруг пустошью заполнено… или как это правильно сказать… В общем боятся они открытой местности. Это может у них рефлекс такой еще с ядерной войны. При ядерном ударе на открытом пространстве верная смерть. На город со стороны леса они пытались напасть неоднократно. А вот сюда ни разу.
— А кто тогда похитил дозорных ваших много лет назад?
— Так ведь никто не знает. Давно это было. Никаких следов не нашли.
— Ясно. Варяг, ну что?
— Скоро выдвигаемся, — кивнул Яхонтов. — Утром завтра. Надо выспаться. Да и в город надо вернуться дотемна. — Было видно, что ему не очень хочется расставаться с самолетом. Влюбленный в небо летчик, всегда им остается. Даже когда неба этого нет и мир укутан в белый саван мертвеца…
* * *
Николаю не спалось. Завтрашний день тревожил его. Точнее сказать грядущее утро, когда они отправятся к горному хребту, разделяющему долину Лэйк Льюис от зловещей, мерцающей в черном небе всполохами ионизации долины ХАРПа.
Слова спящего сейчас Варяга его не убедили. Николай не ждал ничего хорошего от похода к стражам и по-прежнему считал, что надо воспользоваться самолетом Тиббетса и бомбой Людоеда. Само провидение послало им этот самолет и пилота, готового на отчаянный шаг. Так зачем искушать судьбу? Быть может, на всей земле осталось всего два летчика — Варяг и Джон. Так пусть Тиббетс летит и бросает бомбу. Ему не привыкать. Тем более что он сам возжелал себе такую долю.
Николай окинул взглядом спящих товарищей и, поднявшись с койки, вышел из комнаты. Охранник сидел за столом и спал. Он лишь приоткрыл мутные глаза, и веки его снова захлопнулись.
— Везде спят на посту, — тихо проворчал Васнецов и направился к стульям, на которых днем сидели уродливые дети…
— Что теперь, — вздохнул он, обращаясь в никуда, сев на старый стул и откинувшись на спинку. — Что теперь? Слушать они меня все равно не будут. Ко мне только Людоед прислушивался. Да и тот виду не подавал. Просто пользовался моим чутьем, как люди пользовались компасом… Чертовы компасы… Они, заработают, интересно? Неужели все изменится через день другой? Неужели все?.. Черт возьми, да уже сегодня могло быть все кончено, если бы мы с утра отправились за бомбой…
Он взглянул на пол. Между стульев и ящиков валялась забытая кем-то тряпичная кукла. Полинявшая, жалкая, с пуговицами вместо глаз и в сделанном из каких-то металлических деталей респираторе. Он поднял куклу. Тяжесть стального респиратора заставляла набитую соломой тряпичную голову запрокидываться. Васнецов вспомнил тех детей, и мороз пробежал по коже…
— Я все понимаю, господи, — вздохнул он. — Я понимаю все… Но не могу понять за что детей… За что их так, господи? В чем они провинились? Зачем?..
— Причем здесь я? — запульсировал где-то в мыслях чей-то голос. Можно было подумать, что это все тот же ехидный внутренний голос его второго «я», но ведь откликнулся он сейчас на обращение к всевышнему…
— Кто ты? — мысленно спросил Васнецов, перекладывая куклу из одной руки в другую.
— А с кем ты сейчас пытался говорить? Кому задавал вопрос?
— Понятно… Это ты, мое второе «я»… Очень самоуверенно с твоей стороны брать на себя роль бога.
— А я брал? Ты задавал вопрос, вероятно рассчитывая услышать ответ. Так почему ты считаешь, что ответил тебе не ОН?
— Не морочь мне голову…
— Ты сам ее себе морочишь сомнениями. Ты как себе представляешь бога? Седой старик в белом халате сидящий на облаке? — голос надсмехался.
— Ну, уж всяко, не говорящий червяк в мозгах.
— Говорящего червяка в свой мозг поселил ты, если говоришь что у тебя в мозгах говорящий червяк. Ты не думал о том, что бог это частичка каждого из живущих? Не думал, что в каждом человеке есть Бог?
— И как тогда люди смогли такое допустить?
— Да потому что они не думали, что Бог есть в них. И естественно не находили его.
— Так может, его там и не было, раз уж не находили? Почему он не заявил о себе в людях, когда они дошли до черты?
— Тебе даны руки, чтоб ты мог держать вилку и ложку, а зубы, чтоб ты мог пережевывать пищу. Или кто-то должен пережевывать ее за тебя и вложить тебе эту пищу в рот? Так ведь может статься, что он в итоге и сам проглотит твою пищу, а ты умрешь от голода. И разум вам был дан на то, чтобы вы сами в себе божью суть нашли и хорошее взрастили, а не ждали, что оно само придет. А вы? Так почему с бога спрашиваешь теперь за детей? Разве бог такое с ними сотворил? Разве не люди? Разве не люди повинны? А чего вы вечно виноватых ищите на стороне, а на себя оглянуться не желаете? Даже в писании утверждаете, что это бог людей из рая выгнал. Какая наглость, однако. Нет, конечно там написано что во всем виноваты эти трое… гад ползучий и голые баба с мужиком… да только подтекст-то каков… Изгнал их Бог. Не миловал. Не простил. Изгнал. А дело было совсем не так.
— А как же?
— Никто не изгонял людей из рая. Люди и поныне живут в раю.
— Вот как? — Николая даже перекосило, и он дернулся на стуле от одной этой мысли.
— Именно так, — ответил ему внутренний голос. — Все именно так. Просто это люди изгнали бога из рая. И жили в раю без бога. И таким теперь стал этот ваш рай, из которого вы изгнали бога. Нет, тебя конкретно я не виню. Ты маленький еще был. Но если бог есть в каждом человеке, то не стоило ли задать вопрос о детях каждому человеку? Почему не уберегли детей и не оставили им ничего в наследство кроме мук, холода и голода? Ничего кроме болезней и смерти. И даже игрушки, вон какие… А ты обращаешься непонятно к кому и оплакиваешь детей. Ты всех спроси. Ты всем этот вопрос задай. За что их? В чем они виноваты, дети эти?
Васнецов пристально смотрел на эту куклу, затем положил ее на соседний стул.
— Вам тоже не спиться, Николай?
Он и не заметил в своих размышлениях, как подошел Лазар и присел на один из стульев.
— Совершенно, — кивнул Васнецов. — Наверное, есть такая степень усталости, когда не можешь даже спать. И не физическая это вовсе усталость… Послушайте, Роберт. — Он вдруг пристально посмотрел в загороженные толстыми стеклами очков глаза переводчика. — А вы ведь не хотите, чтобы мы уничтожили ХАРП!
Лазар вздрогнул испуганно, снял очки и, повесив голову, стал сильно тереть стекла.
— Что вы такое говорите, молодой человек, — пробормотал он себе под нос.
— Я же вижу, — Николай усмехнулся. — Если хотите знать, я сам на распутье.
Лазар перестал тереть очки и замер. Затем поднял глаза и, снова вооружив их линзами, кашлянул.
— Почему?
— Я сам понять не могу, — Васнецов пожал плечами. — Но вы, наверное, понимаете обоснование лучше. Так объясните мне.
— Послушайте. Ну… А зачем? Человеческая раса выродилась еще до катастрофы, а война лишь констатировала вырождение. Вы же сами видели, какие дети рождаются. Я старый и далеко не здоровый человек. Мы не остатки человечества. Мы его останки. Надо спокойно дожить свои дни. Уж если мы вписали последнюю главу в историю земли, так надо поставить точку и не разводить кляксы на полях, понимаете? Мы все в умиротворении ждем конца. Мы умиротворены после того хаоса, который был. И уничтожение ХАРПа приведет к новому хаосу. Который лишь отсрочит смерть и продлит агонию. Ну, хватит уже потрясений и неясности. Все. Пора уходить на покой. Пора закрыть занавес, понимаете? А потом… Пройдут миллионы лет. Солнце станет горячее и больше. На спутнике Юпитера — Европе, начнут таять льды глобального океана, и начнется парниковый эффект. Возникнет жизнь. И быть может появиться там цивилизация. И полетят они в космос. Отправят свои зонды. И будут гадать, была на Земле жизнь или нет? Примерно как мы еще пару десятков лет назад гадали так о Марсе. Сфотографируют их зонды нашу пустынную планету с большими песчаными каналами, бывшими некогда реками Колорадо, Амазонка, Нил, Волга, Миссисипи, и будут думать, а может, там когда-то была вода? Сфотографирую их зонды остатки египетских пирамид, и будут думать, а может они рукотворные? Но потом решат, что это всего лишь игра света и тени на скалах… А потом устроят в своем, уже загаженном ростом и развитием собственной цивилизации мире ядерную войну и все. Нет… Жизнь это зараза, ибо ведет она к разуму. Желание уничтожить ХАРП лишь инстинкт самосохранения. Подобно инстинкту волка, попавшего в капкан и отгрызающего себе лапу чтобы освободиться и выжить. Но без лапы он не выживет. Но инстинкт делает свое дело. Инстинкты сродни инстинкту жрать и размножаться. Обычные животные инстинкты. И мы все, всего лишь животные с животными инстинктами. Весь ужас в том, что мы наделены разумом. А способный мыслить зверь приходит к страшным умозаключениям, как мы видим. Разум это болезнь, поразившая саму жизнь… Вы понимаете?
— Конечно, — и Николай улыбнулся. Широко и открыто. И глаза так добро заблестели. — Я понял что вы, Роберт, наделенное разумом животное. А вот я — ЧЕЛОВЕК.
И Васнецов рванулся вперед и, схватив Лазара рукой за волосы на затылке, резко притянул к себе, шипя прямо в лицо:
— И поэтому вашему ХАРПу очень скоро придет полный шандец!
Лазар дернулся и, вырвавшись, вскочил со стула и сделал шаг назад.
— Вы что же, обманули меня?!
— Отчего же, нет, — Вансецов продолжал улыбаться, и пошел к своему жилищу. — Я действительно сомневался. Но теперь понял, что мои сомнения сделают меня похожим на амебу. А я человек. Но вам просто советую разобраться со своей совестью.
— Послушайте, Николай… Вы же…
— Не очкуй, Лазарчук, — усмехнулся, не оборачиваясь, Васнецов. — Я тебя не сдам. У меня есть поважнее дела.
* * *
— Блин, хреново то как, — ворчал недовольно Сквернослов. — Я всю дорогу был в деле, и теперь мне тупо сидеть в этом кресле, пока вы будете ходить к стражам?
— А ты как хотел? — Николай взглянул на него. Он так и не спал ночью и просто лежал на койке до утра, пока не проснулись товарищи, и не вышел куда-то Варяг.
— Я хотел быть в деле до конца. — Вздохнул Вячеслав.
— А разве ты сошел с дистанции? Вовсе нет. Просто ты ранен и идти тебе нельзя. Забыл, как вы меня хотели оставить в Москве, когда я пулю снайпера словил? — Васнецов запустил ладонь за пазуху и нащупал висящую на шее пулю, которую извлекли из него врачи конфедератов.
— Но ведь не оставили же.
— Так и тебя никто не оставляет. Мы же вернемся. Да и чего сокрушаться тебе? Ты жив. Ты дошел. Ты под боком у ХАРПа.
— Ну да… конечно… — Вячеслав кивнул, но слова Николая его совсем не грели.
В комнату вошел Варяг. Он был отчего-то мрачен.
— Что случилось? — Спросил у него Сквернослов.
— Нам оружие не дадут, — проворчал Яхонтов.
— В каком смысле? — нахмурился Николай.
— Да в прямом. Идет Тиббетс. Идет Даладье. Идет Лазар. Идут эти двое… Си Джэй и Томас. Они люди Рэймена. Все будут при оружии. А мы с тобой нет. Так совет решил.
— А в чем дело?
— Да неужели не понятно? Не доверяют они нам. Боятся нас. — Варяг вздохнул. — Неплохо значит, мы повоевали в свое время, если до сих пор боятся. Ладно. Одевайся, Коля. Пора.
Васнецов принялся натягивать на себя теплую одежду.
— Как там погода?
— Скверная, как всегда. Идем на снегоходах. Много шума было из-за топлива. Путь не близкий. Жадничают. Группа Линча хотела даже составить протокол какой-то. Что, дескать, Россия нефть должна будет за то, что из-за нас они горючее для снегоходов будут тратить. Рэймен свои запасы безвозмездно предоставил. Значит уже для самолета топлива меньше. А нам еще к луноходу надо будет… Может быть… за бомбой… — Яхонтов достал из-за пазухи внушительный армейский нож в чехле и протянул его Николаю.
— На вот. Под одеждой спрячь. Хоть что-то.
— Откуда это? — удивился Васнецов, принимая оружие.
— Хорнет дал. Причем сделал это негласно. Тайно от других и вопреки решению совета.
— ЦРУшник? А почему? Он же вроде не горит желанием покончить с ХАРПом.
— Он хитрый. Мне кажется, он что-то там себе замышляет и хочет нас использовать. Не могу понять как именно, но это та еще лиса. Ну что. Ты готов?
Николай осмотрел себя. Теплый комбинезон поверх свитера с горлом и бушлата, да ватных штанов. Валенки. Ушанка. Марлевая повязка и очки с утепленным поролоном бугром для носа. Находиться в такой одежде в помещении было невыносимо жарко.
— Вроде готов, — кивнул он.
— Ну, тогда пошли.
— Ни пуха вам, — грустно вздохнул Сквернослов.
— К черту, — махнул ему рукой Варяг.
Они вышли во внешнее помещение. В стороне стояло много любопытных людей, которые с интересом смотрели на русских гостей. Толпу огораживала вооруженная охрана. Тут же был тепло одетый Лазар. Он с каким-то напряжением посмотрел на Николая, но то предпочел сделать вид, что ночного разговора не было.
— Hi, — снова пропела улыбающаяся девочка в инвалидном кресле. Она обращалась именно к Николаю.
Он взглянул на нее, и сердце защемило. Девочка сжимала ту самую тряпичную игрушку в респираторе.
— Привет, — вздохнул он. — Как зовут-то тебя?
— Tiebya… zovut… privet… — повторила она улыбаясь.
— Это Табита. — Пробормотал Лазар. — Она… Ее тут святой считают. Она… Мы ее чаще не по имени называем. Ее чаще Воунди зовут.
— А что это означает? — Николай посмотрел на переводчика.
— Ну, это… от слова этого… Wound… Рана значит по-русски.
— Рана, — Николая даже качнуло. — Рана… — повторил он.
— Woundy — кивнула девочка, и протянула к Васнецову руку. — Nikolay. — Затем схватила своей худой бледной ладошкой его за рукавицу и притянула к себе. — Savior! — громко шепнула она.
— Она что, ясновидящая? — Спросил Варяг у Лазара.
— Многие считают что да, хотя кто ее знает, — пожал плечами Роберт.
— А что за слово последнее она сказала? — Николай взглянул на Яхонтова.
— Спаситель.
* * *
Кортеж из четырех снегоходов мчался по заснеженной пустыне замерзшего озера. Это уже было что-то. Это снова было привычное уже и успокаивающее душу движение. Это не застой и трата времени впустую. Это действие. Это сокращение пути и времени до того момента, когда все на этой земле получат второй шанс. Вьюга заслонила маячившую впереди гряду невысоких пологих гор, за которой находилась конечная точка их невероятного маршрута. Через бушующую снежную взвесь кое-где проглядывались всполохи красноватого сияния над горной грядой, которой из-за вьюги сейчас не было видно. Однако Николай не смотрел. Он опустил голову, поскольку снег нещадно бил в стекло очков, и он просто устал оттого, что веки рефлекторно вздрагивали. Он сидел на ревущем снегоходе, позади Томаса. Варяг был пассажиром снегохода Си Джэя. Лазар сидел позади Тиббетса. Даладье ехал на своей машине один. Кортеж миновал четырехмильное пространство озера, разделяющее берег Хоуп Сити от противоположного побережья и мчался по заснеженной тундре. Когда-то это был равнинный край больших и малых озер, где кое-где выдавались на небольшую высоту покрытые лишайниками и мхами, невысокими кустарниками и излюбленным лакомством северных оленей — мухоморами. Теперь это была всегда снежная пустыня, как и всюду на земле. Неизменность окружающего пейзажа заставляла думать, что они не продвинулись ни на дюйм в своем движении к цитадели стражей, и только рев двигателей и подпрыгивание на неровностях ландшафта снегоходов успокаивали, напоминая, что они движутся и довольно быстро. Вьюга ревела и била путников наполненными снежной взвесью порывами ледяного ветра, но они, тем не менее, неумолимо приближались к гряде невысоких гор…
Сорок миль были бесконечно долгими, и когда снегоходы остановились на возвышенности, стало легче от возможности размяться. Тиббетс смотрел в бинокль на возвышавшиеся впереди горы. Вьюга здесь поутихла, и был лишь порывистый сильный ветер, который гонял снежную пыль в паре футов над окрепшим настом. Джон медленно водил головой из стороны в сторону, пока, наконец, не остановил на чем-то свой взгляд.
— Go! — Воскликнул вдруг он и путники снова оседлали свои транспортные средства.
На этот раз скорость была не такой высокой. Они карабкались вверх по склону. Впереди ехал Тиббетс, который и остановился первым у большой выступающей из снега скалы. На поверхности скалы были четко видны выдолбленные изображения большого черепа и скрещенных за ним костей.
— Skull and bones. Sign on Guards. — Мрачно проворчал Томас.
Тиббетс развернул белый флаг и поднял над головой. Все замерли и, Васнецов с запозданием понял, почему. Выше по склону, метрах в сорока от них медленной поступью двигались на сближение пять фигур. Они были облачены в панцирные костюмы, выкрашенные белой эмалью, которая местами стерлась, выпуская наружу блеск вороненой стали. У четверых к поясному кронштейну крепились четырехствольные пулеметы с барабанным расположением стволов. Лица скрывали дыхательные маски с панорамным темным стеклом и идущими к массивному ранцу за спиной гофрированными трубками. Снизу того же ранца тянулась к пулемету лента патронов и кабель, питающий мотор пулемета. У пятого не было ранца, и маска была простая, с круглыми фильтрами под скулами. В правой руке он держал пистолет-пулемет МР-5, а левую руку держал поднятой. У всех на левом бедре лямками крепились огромные ножи.
— Варяг, это же рейдеры! — сдавленно воскликнул Николай.
— Похожи. Даже очень. Видать и у них делали такие костюмы, — кивнул Яхонтов.
Стражи остановились шагах в тридцати. Пятый продолжал держать поднятой руку.
— Мы пришли к вам с очень важной информацией! — крикнул Тиббетс. — Речь идет о большой опасности, которую несет нам всем долина, что вы охраняете! Это очень важно и срочно!
Лазар переводил его слова, а сам при этом пятился за скалу.
Пятый страж вдруг резко опустил руку и воскликнул через свои, уродовавшие речь фильтры:
— Fire!!!
Четверо остальных внезапно открыли огонь на поражение. Это было настолько неожиданно. Что какие-то секунды никто из прибывшей делегации не смог понять что произошло. Никто кроме Лазара, тут же занырнувшего в снег за скалой.
Николай краем глаза заметил, что первым пал Тиббетс. Из его груди брызнул фонтан крови. Очередь из пулемета другого стража вспорола стоящего прямо перед Васнецовым Томаса и, его отбросило на Николая. Они рухнули за свой снегоход. Николай почувствовал, как его руку обожгло прошедшей по коже пулей. Томас был уже мертв, и Васнецов стал судорожно водить взглядом в поисках его автомата, упавшего куда-то в снег.
У скалы захрипел длинными очередями М-16 Си Джэя и Филиппа. Си Джэй что-то истошно вопил. Что с Варягом? Где этот чертов автомат?
Снег хрустел под широкими накладками на армированной обуви стража, убившего Томаса. Тот медленно шел к снегоходу, щедро распыляя пули вправо от себя. Огненным шаром вспыхнул изрешеченный снегоход Даладье. Стражи наступали. Убийца Томаса навис громадной бронированной фигурой над телом чернокожего и прижавшегося к снегоходу, зарывшегося в сугроб Николая. Страж стоял вполоборота и не видел, что один из двух людей, в кого он стрелял до этого, еще жив и достает из одежды большой армейский нож.
«Куда, куда бить» — думал Васнецов, сжимая дрожащей рукой, с которой он скинул рукавицу, рукоять ножа. — «Кругом броня». И вдруг его внимание привлекла вздрагивающая пулеметная лента, тянущаяся от ранца. Николай вскочил и вонзил со всей силы лезвие ножа в ленту между поступающих в смертоносное оружие врага патронов. Пулемет заклинило, прижав поступающей лентой, нож и оружие протестующее загудело. Стволы перестали вращаться. Васнецов выдернул одну из гофрированных трубок из ранца, но хуже от этого стражу не стало. Он дернул левой рукой назад, ударив Николая локтем. Васнецов был не против упасть. Ведь стоя на ногах, он был хорошей мишенью. Оказавшись снова за корпусом снегохода, он сорвал с крепления канистру с дополнительным топливом и судорожно стал открывать горловину. Страж выдернул нож и бросил его в снег перед собой. Поднял голову и бросил взгляд, скрытый черным стеклом на безликой маске в сторону Николая. В бронированного монстра уже летел выплеснувшийся из канистры бензин. Топливо попало на разогретый пулемет и бронепластины стража. Разогретые стволы воспламенили горючее и, страж загорелся. Он зарычал что-то в своей маске и повалился в сугроб. Он быстро потушил оружие, но корпус бронекостюма еще горел. Николай схватил гофрированную трубку, которую оторвал до этого и стал выливать остальное содержимое канистры в нее. Затем дернул трубку к огню на броне, и пламя стремительно помчалось прямо в маску. Страж заорал, схватившись руками в армированных перчатках за маску, пытаясь ее снять. Ему это удалось. Лицо стража горело и вонзившийся чуть ниже затылка нож Николая, положил конец его мукам.
Пятый страж с МР-5 обратил внимание на то, что с его подельником что-то произошло как раз в тот момент, когда Николай лег, укрывшись за бронированное тело убитого им врага, и приподнял тяжелый, теперь уже трофейный пулемет. Другой пулеметчик добивал раненного Си Джэя. Закрутились стволы. Загрохотали выстрелы. Пулемет сильно вибрировал в руках Николая. Пули взрывали снег метающейся змейкой беспорядочной очереди и прошили ноги командира стражей. Затем врезались в корпус того, кто только что добил Си Джэя. Не все пули прошили броню, то те, что достигли плоти врага, сделали свое дело и убили его. Раненный командир стражей дал очередь из МР-5 в сторону Васнецова, но попал в мертвое тело своего собрата и по пулемету. Кто-то метнул из-за скалы гранату. Она разорвалась у лежащего пятого стража, оторвав ему голову. Осколки посекли ранец еще одного пулеметчика и видимо повредили источник питания, потому-то пулемет его прекратил свою адскую работу. Тот стал отходить назад, в надежде воспользоваться МР-5 мертвого командира. Четвертый пулеметчик продолжал стрелять куда-то за скалу. Метнулась в сторону фигура Варяга. Он видимо пытался отвлечь стрелка. Тот лишь повернул голову, но стрелял в прежнем направлении. Даладье метнул из-за скалы очередную гранату, но она упала далеко от пулеметчика и не причинила вреда. Теперь Варяг уже мчался непосредственно на врага. Неповоротливый страж в тяжелой броне стал разворачивать оружие, но не успел. Яхонтов врезался в массивную тушу и повалил его в снег. Ударил кулаком по маске, но видимо зря. Он замотал рукой, корчась от боли, затем нащупал ей в области шеи врага уязвимое место и вонзил туда свой нож, начав делать пилящие движения. Из-за скалы выскочил Даладье с М-16. Николай попытался добить последнего стража из пулемета, но тот заклинило. Страж у мертвого командира уже поднял МР-5 и открыл огонь по Филиппу. Тот кубарем полетел в снег. Васнецов, наконец, увидел лежащий в стороне автомат Томаса и бросился к нему. Кувыркнулся в снегу. Нажал на курок. Автомат не стрелял. Черт да где тут предохранитель! Николай проклинал все на свете за то, что у него в руках был не привычный Калашников, а какая-то американская херня. Он прижался к скале и стал разглядывать незнакомое оружие. Очередная порция пуль ударила по камню совсем рядом. Вот предохранитель кажется… Николай попробовал выстрелить. Получилось. Он отпрыгнул от скалы, нырнул в сугроб и, перекатившись, снова оказался за трупом первого убитого стража. Тем временем Варяг дал очередь из автомата Филиппа по последнему живому врагу. Пули забряцали по броне, но не причинили вреда. Страж только завалился на бок от ударов. Тогда Яхонтов стремительно метнулся в его сторону, воспользовавшись заминкой и с размаху врезал прикладом врага по голове. И еще раз… И еще… Страж дергался на снегу и Варяг уже привычным движением разрезал ему горло. Все… Пятеро стражей мертвы. Мертв Томас. Мертв Си Джэй. Мертв Джон Тиббетс, последний «Великий инквизитор». Раненный Даладье стонет в снегу. Варяг жив. Слава богу, Варяг жив. Лазар… Лазар!
Васнецов зашел за скалу. Роберт прятался под эмблемой Стражей выбитой в камне. Николай осмотрелся, затем вдруг ударил ногой Лазара, заставив его распластаться на снегу и, наставил на лицо старика ствол М-16.
— Ну что! Пора опустить занавес и поставить точку, а?! — рявкнул он.
— Вы что, молодой человек! Вы чего?! — испуганно забормотал переводчик.
— Они ждали нас! Они нас ждали! Они знали, что нас будет не много! И они даже не стали нас слушать! Их предупредили! Что все это значит?! Отвечай скотина!
— С ними нельзя договориться! Нельзя, понимаете?! Они зачипованные! У них чипы!
— Какие еще на хрен чипы?!
— Те самые! Я рассказывал!
— Не долби мне мозги своими сказками! Они что, хочешь сказать, киборги?!
— Нет! Но у них чипы! Это частная армия! Охранная корпорация! Они выполняли грязную работу и задания спецслужб по всему миру в те времена! Фирмой владели люди из Пентагона, АНБ и правительства! Они все состояли в закрытом клубе!..
— При чем тут это?!
— Я же работал над этими чипами! Те, кого поставили охранять ХАРП на случай ядерной войны, были зачипованы! Тут целая сеть подземных бункеров! У них электричество от установки! У них склады с провизией, оружием, топливом, медикаментами и боеприпасами! Всего этого там, на миллион лет! Но они не имеют к этим ресурсам единовременного доступа! Только порционно! Автономные системы выдают порции необходимого только тем, у кого есть специальные чипы! На мертвых стражах чипы перестают функционировать! Не будет ХАРПа и все системы перестанут работать! И стражи останутся ни с чем!
— Почему! Почему ты, мразь, не сказал об этом раньше?! ПОЧЕМУ!!! Почему мы теряем драгоценное время! За что погибли Джон, Томас и Си Джэй?!
— Линч! Линч хотел, чтобы стражи вас убили и делу конец!
— Ты работаешь на Линча?! Сука!
— Нет! Хорнет тоже хотел, чтобы стражи атаковали!
— Что?! Почему?! Он же за нас!
— Он за себя! Ему нужен конфликт со стражами! Он давно хотел прибрать к рукам все эти бункеры со складами! Он думает что, воюя со стражами, сможет взять пленных и воспользоваться их чипами! Или что я смогу восстановить работу чипов с мертвых стражей! Стражи сильны! Но они не расстаются со своими костюмами! А в них у них одна тактика, которая хороша против хуманималов! Но с людьми им биться сложнее! Хорнет думает, что одолеет их!
— Твари! Вы все мелочные твари! — заорал, хрипя, Николай. — Вы хоть отдаете себе отчет в том, что уже завтра этих складов, стражей, хуманималов и всех вас может не быть, а?! Надо ХАРП уничтожить, а вы, твари, тут замышляете вону из-за ящиков с консервами, гниды!
— Коля! — Варяг подбежал к Васнецову и схватил его за руку. — Коля надо уходить. Их тут наверняка скоро станет много больше. Филипп ранен серьезно.
— Варяг, ты хоть понимаешь, что нас на куски теперь порвут эти идиоты в Хоуп Сити? Ушли русские и американцы, а вернулись только русские и полумертвый канадец! Да еще начали войну со стражами! Нас там убьют!
— Коля! Там Славик! Нам надо вернуться! И Филиппа спасти! У нас выхода другого нет! Там самолет!
— Черт… Черт! Черт!!! Твою мать!!! Лазар, я тебе мозги вышибу!!!
— Коля оставь его, черт подери!!! — заорал Яхонтов.
Порывы ветра резко прекратились, и явственно слышался вибрирующий гул, наполняющий воздух. Гудели пятнадцать гектаров излучателей ХАРПа находящегося совсем близко. Там, за этой вершиной, в долине… Рваную линию гор очерчивало красноватое сияние, поднимающееся в облака и окрашивающее их в кровавый цвет. И за ближайшей вершиной чудовищным басом завыла сирена.
Николай зажмурился до боли в глазах, гоня от себя отчаяние. Он думал сейчас только о маленькой девочки Воунди-Табите. Она ведь ждет, что он спасет ее и всех людей. И другого выхода нет. Надо возвращаться.
— Они тревогу подняли! — крикнул Варяг. — Валим отсюда живо! Лазар, какого хрена лежишь?! Вставай!
68. War
Ехать обратно по собственным следам было не просто. Они были почти полностью заметены метелью и проглядывались в снегу лишь местами. Варяг придерживал на своем снегоходе раненного Филиппа. Лазар тянул на буксире большое брезентовое полотно, которое имелось в инвентаре снегоходов, чтобы накрывать их в дальних рейдах от непогоды. В брезент были завернуты тела Си Джэя, Томаса и Тиббетса. Замыкал Николай, у которого уже был опыт вождения такого транспорта после Якутии. Двигатель его машины как-то неприятно хрипел. Видимо шальная пуля что-то повредила в двигателе, однако, тем не менее, работал. Они мчались обратно в Хоуп Сити. Это было обидно. Это было больно. Ведь Николай уже чувствовал дыхание проклятого ХАРПа. Он слышал его монотонное урчание. Он чувствовал запах озона. Ему только надо было протянуть руку. Но нет. Обратно. Бежать. Еще ни разу за свое путешествие им не приходилось бежать обратно. Они неумолимо шли к своей цели и вот сейчас, когда она почти достигнута, они бегут, понеся потери. А как быть дальше? Трудно что-то планировать и предполагать, когда не знаешь, как теперь встретят люди в Хоуп Сити. А встретить могут очень плохо…
Ледяной ветер дул в спину, нанося удары тяжелыми порывами. Казалось, что стражи настигают их и, Васнецов то и дело оглядывался. Но их никто не преследовал. Это было даже как-то странно. Оглянувшись в очередной раз и, не обнаружив ни тени намека на преследование, он снова стал смотреть вперед и заметил, что Варяг замедлил ход и остановился. Затем выскочил из седла и стал разглядывать снег, бродя вокруг своего снегохода. Остановился и Лазар, боязливо оглядываясь на Николая. Васнецов притормозил рядом с Варягом.
— Что случилось?! — воскликнул он, перекрикивая ветер.
— Что-то странное! — Яхонтов продолжал рассматривать снег. Под наметенным слоем едва проглядывались следы снегоходов. — Шесть следов!
— Шесть?! — Николай удивился. — Как это?! У нас ведь четыре этих тарахтели было!
— Вот именно! А следов шесть! Но я думаю, что два следа от одной машины! Вот! Посмотри! След в обратную сторону! И совсем недавно! Он ехал за нами, а потом повернул назад!
— А кто это был?!
— Да хрен его знает! Наверное, кто-то из Хоуп Сити! Следил за нами! — Варяг развел руками.
— Так! — Васнецов выскочил из седла и, схватив Лазара за меховой воротник его шубы, с силой швырнул его в снег. — Кто шпионил за нами!!! — заорал Васнецов, срывая с плеча автомат. — Отвечай, живо!!!
— Наверное, кто-то из людей Линча по его указке! — крикнул Роберт. — Прекратите так со мной обращаться!
— Почему ты нас не предупредил, скотина!
— Я сказал, прекратите! Откуда я знал! Я сам только сейчас узнал, что был еще кто-то! Я просто предполагаю, что это человек Линча!
— Коля! Хватит уже наезжать на Боба! — Окрикнул Варяг. — Надо торопиться!
— Ах, какие мы нежные! — Васнецов фыркнул и, отвернувшись, чтобы не смотреть на то, как Яхонтов помогает Лазару встать и отряхнуться, побрел к своему снегоходу.
И вдруг он ощутил тишину. Абсолютная тишина. И тишина эта настала только для того, чтобы вдруг он услышал нарастающий гул. Николай поднял взгляд и, взглянув на горизонт, остолбенел. Отовсюду на них мчалась черная масса каких-то жутких тварей. Они рычали «хаааарп» и издавали звуки перетираемых камней. Он вспомнил их. Он их уже видел во сне. Жуткие кремниевые псы — стражи ХАРПа. Он огляделся. Они неслись со всех сторон, сужая кольцо вокруг трех живых и трех мертвых людей. Николай оскалился в недоброй улыбке, поднимая автомат.
— Ну, наконец-то. А уже волноваться начал. Сейчас вы нюхнете моего гнева, — он бормотал браваду, старясь унять волнение и страх. Хотя какой страх? В данный момент он просто не знал что это. Главное что он услышал, как скрепят качели. Они скрипели все громче, а твари были все ближе.
— Мужики. Валите. Прорывайтесь через их строй. А я ими займусь, — пробормотал Васнецов, медленно прижимая к плечу приклад автомата и пристально глядя в прицел. — Срал я на ваши рычания, уроды. — И он нажал на курок. Автомат как-то медленно задергался в руках, послушно ложась в направление стрельбы после каждой выпущенной пули. И странное дело. Он видел, как эти пули вылетают, и мчаться в кремниевых псов-стражей. А те рассыпаются от первого же попадания как пепельные кучки от порыва ветра. Выстрелы звучали глухо, как издалека. Зато хорошо скрипели качели, которых тут и в помине не было. Как бы медленно не вылетали пули и, как бы лениво не ухал автомат, рожок очень скоро опустел. Николай набрал полные легкие ледяного воздуха и, заорав так, как кричат какие-то исполинские и непобедимые чудовища из самых жутких кошмаров, бросился на встречу приближающейся массе. Приклад М-16 обрушился на голову первой твари. Монстр рассыпался в прах. Следующий… И еще… Он размахивал оружием как секирой и отправлял этих тварей одну за другой обратно в ад, ведь он сейчас защищает свой мир. Рай, из которого они изгнали когда-то бога… Он казался себе сейчас этим самым богом, вернувшимся в покинутый рай, чтобы навести порядок, а эта нескончаемая стая жутких тварей ничего не может ему сделать и ему надо только изящно размахивать автоматом и сносить им безобразные каменные головы… Что за скотина набросилась со спины? Николай рухнул в снег и резко развернувшись, нанес удар ногой. Варяг отлетел.
— Коля! Ты сдурел что ли?! — заорал Яхонтов.
— Варяг! Бегите! Только я смогу с ними справиться! — закричал Васнецов вскакивая.
— Кого?! Кого, Коля?!
Васнецов стал судорожно дергать головой оглядываясь. Никаких кремниевых псов вокруг не было. Снежная пустошь и ветер, гоняющий белую пыль.
— Черт, как же это?! — воскликнул он.
— Коля, что с тобой! Ты куда целый рожок выпустил?!
— Но я же видел!
— Видел кого?!
И снова качели. Они скрипели, отдаваясь пульсацией в голове. Скрип становился все громче и все чаще, пока не слился в пронзительный визг циркулярной пилой разрывающей разум. Он задрожал и, упав на колени, схватился за голову, издавая жуткие вопли, желая перекричать этот визг и слышать только собственный крик.
— Да что с тобой, Коля?!
— Хххххххххааааааааррррррррррпп…… — орал Васнецов, мотая головой и вытряхивая из себя этот скрип. — Ччччеерррртттт!!! Это он!!! Это он со мной делает!!! Ссссуууккка!!!
— Он же сумасшедший! — воскликнул подбежавший Лазар.
Николай промычал что-то и вдруг уставился на Лазара. А он не такой худой. На его мясе можно неделю продержаться… Черт!.. Он снова тряхнул головой. Вскочил и с размаху врезал Роберта по лицу.
— Варяг, да сделайте с ним что-нибудь! — Воскликнул Роберт, в очередной раз, упав в снег.
Следующий удар нанес Яхонтов. Васнецов отлетел в сугроб и, распластавшись в снегу, уставился в затянутое тучами небо, прижимая к болящей скуле снежный ком.
— Спасибо, — вздохнул он, почувствовав, что скрип исчез. — Теперь легче.
— Коля, да что за дьявол в тебя вселился!
— Надо же, а думал наоборот, — проворчал Васнецов поднимаясь. — Торопиться надо. Варяг… Он обратить меня может…
— Чего?! Кто?!
— ХАРП. Он боится. Он чувствует. Я уверен.
— Молодой человек! ХАРП, это сложный технический комплекс! Это груда железа! Он не может думать и чувствовать! — Воскликнул Лазар.
— А люди могут? — Николай усмехнулся.
— Вы о чем?!
— Я о ядерной зиме, черт тебя дери. Поехали уже… Пока я с катушек не съехал… Тебя, Лазарчук, первого в таком случае сожру. У Варяга мускулы. Он жесткий…
— Fucking sick asshole, — проворчал тихо Лазар.
* * *
Всю дальнейшую дорогу он размышлял о том, что с ним произошло. Он как-то совсем не учел что, возможно, ХАРП действительно каким-то образом влияет на мозг. На разум. Только как? Едва ли ХАРП был чем-то мыслящим и действовал осознанно, если только его излучением кто-то не управлял, воздействуя на мировое психополе или делая это локально. Он вспомнил о «генераторах чудес». Вспомнил тот зов, что затащил его и Людоеда в метро Екатеринбурга. Вспомнил проект «Ареал», о котором они вычитали в старых записях Нижнего Аркаима. Все больше думая об этом и сопоставляя какие-то моменты из своих воспоминаний и текущих ощущений, он все четче осознавал то, что все в этом мире взаимосвязано. Что есть это вселенское психополе или мировой разум, о котором что-то говорил тот слепой старик, напророчивший гибель Ильи. Есть что-то непостижимое, необъятное и в то же время такое близкое… Совсем рядом. Вокруг каждого живого существа. В разуме каждого человека. И как чудовищно и противоестественно в таком случае убивать. Воевать. Ненавидеть. Считать, что можно думать о себе, а беды и чаяния других тебя не касаются. Нет. Так не бывает. Просто люди не тратили свое время на постижение истины и тайн мироздания. Не озадачивались эволюцией своего разума. Не рвались вперед все вместе. Люди силой выясняли между собой отношения по всяким надуманным и нелепым поводам. И теперь ему все это расхлебывать. И всем тем детям от этого страдать. Но проклятый джин, которого люди когда-то выпустили из волшебной лампы своего разума, не хочет сдаваться. Да. Очень тяжело исправить то, что сотворено необдуманно. Еще сложней исправить последствия действий спланированных. Люди очень хорошо подготовили свою смерть. Смерть пока у людей получалась лучше всего. Но оттачивать искусство жизни они почему-то не додумались. Глупые, несчастные существа. Видимо очень рано им открылись тайны атомной энергии, пси-полей, генной инженерии и всего того, что стало монолитной надгробной плитой цивилизации… А что до остатков этой цивилизации, так вот они. Они уже ждут. Давно видимо ждут. Нетерпение заставило их выскочить из сугроба и орать проклятия на своем языке, красноречие свое, дополняя направленными на них стволами огнестрельного оружия. А может наброситься на них, как он набросился на воображаемых псов? Нет… Глупо…
Рейнджеры своими криками и угрозами применения оружия заставили их спешиться и бросить оружие. Повалили на снег и связали. Тот, кто следил за ними, видимо поведал своим, что русские дали бой стражам и из-за этого погибли трое американцев. Собственно то, что нужно было Линчу. Иначе, отчего этим рейнджерам Хоуп Сити быть сейчас такими враждебными?
— Филиппу помогите! Ему медик нужен! — орал Варяг, которого сдерживали пять человек.
Силу применили даже в отношении Лазара.
— Окажите помощь Филиппу! Ребят по-людски похороните! — продолжал кричать Яхонтов.
Николай отрешенно слушал его. Смиренно принял веревку на своих запястьях, связываемых за спиной. Он понимал, что сейчас сопротивляться нет смысла. Сейчас их убивать не станут. Это было бы слишком просто. А им ведь нужно шоу. Значит, его час еще не пробил. А когда пробьет, он покажет им это самое шоу.
* * *
И снова та же самая камера. Их снова грубо сюда затолкали. Чуть позже вволокли в камеру и Вячеслава, бросив его на нары. Сквернослов кряхтел и морщился, растирая больную ногу.
— Опять вместе, а это главное, — он улыбнулся сквозь гримасу боли. — Пусть даже и в клетке. Я слышал, что погиб кто-то из группы, что к стражам пошла. Я немного их болтовню стал понимать. Очень за вас боялся. Слава богу, вы в порядке.
— Н-да, надолго ли? — Хмыкнул Яхонтов.
— А что, — Славик хихикнул. — Небось, опять Колян все облажал, да?
Васнецов лишь бросил на него злой взгляд и подошел к решетчатой двери. Просунул руки через прутья и скрестил пальцы, задумчиво глядя на висящее, на клетке напротив грязное полотно. Интересно, тот хуманимал еще там?
За пределами тюремного блока слышался шум и крики. Что там происходило, трудно было вообразить. Что с тало с Лазаром, тоже непонятно. Его связали, как и их, но отвели в другое место. И самое главное, что теперь будет с ними?
— Чувствую, буча нехилая тут назревает, — сказал Вячеслав, обращаясь к Яхонтову.
— Что ты имеешь в виду? — спросил тот.
— За мной пришли незадолго до вашего возвращения. Я так понял, что Рэймен запретил своим бойцам отдавать меня людям Линча. Там до стрельбы дошло. Они, люди Линча, подстрелили кого-то в подвале. Меня когда выволакивали из нашей конуры, я много крови видел на полу, и тело какое-то лежало. А до того пальбы была. Жутко было, они там детей всех перепугали, а те выли. Плакали. Кричали.
— Дети, — прошептал Николай, прислонившись лбом к решетке. — Дети… Дети… Дети… Опять никто о них не думает…
И вдруг он заметил, что на него через приоткрытый угол материи смотрит безумный жуткий глаз хуманимала. Дикарь отодвинул материю и украдкой смотрел на человека лежа на полу своей клетки.
Васнецов уселся на пол, чтобы быть примерно на одном уровне с ним и улыбнулся хуманималу.
— Привет.
Тот моргнул.
— У тебя есть имя?
Хуманимал снова непонимающе моргнул.
Конечно, он не поймет. Пусть это одичавшее существо и не воспринимается людьми как человек. Возможно, он человеком и не является. Но он американец в прошлом. И он не поймет русского языка. Но есть сила мысли. А разум человеческий вне рамок, границ и языковых барьеров, как и язык жестов, мимики и живых эмоций, если общаться не посредством речи, которая тысячелетиями не менялась, лишь обрастая новыми словами, а посредством универсального языка мирового разума… Хотя, откуда у этого существа разум?
Хуманимал медленно отодвинул рукой занавесь еще больше и теперь смотрел на Николая двумя глазами. Их взгляды встретились в одной точке, словно вне осязаемого пространства. В каком-то потустороннем мире. И Васнецов понял, что не ошибся…
* * *
— Джуниор, детка, ну хватит уже играть. Спать давно пора. — Мама потрепала его по русым волосам. Джуниор тем не менее продолжал жужжать губами и водить взад-вперед одной рукой большую игрушечную пожарную машину, а другой придерживая фигурку супермена Росомахи, заставлять ее прыгать вокруг машины. Обе игрушки подарили ему вчера в его шестой день рождения.
— Мам. А папа не придет сегодня? — спросил мальчик, не отрываясь от игры.
— Нет, детка. У него ночная смена. Он завтра придет. Давай спать.
— Мам, ну, — заныл ребенок. — Ну ведь каникулы. Мне ведь не надо утром вставать.
— Ну и что? — мать улыбнулась. — Ты еще маленький. А маленьким детям надо всегда ложиться спать в одно и тоже время.
— Скорей бы взрослым стать, — вздохнул Джуниор. — Тогда я смогу играться сколько захочу.
Мама засмеялась.
— Когда ты станешь взрослым, то играться уже не будешь. У тебя будут взрослые дела и заботы.
— Точно! Я стану спасать мир! Я когда вырасту, то стану Росомахой!
— Глупенький, — она продолжала смеяться. — Ты же хотел стать пожарным, как папа.
— А я вот подумал, лучше быть Росомахой. Он сильный. Он все может. Значит и пожар потушить может. И людей из огня спасти, верно? Так может лучше стать не просто пожарным, а Росомахой пожарным?
Мать залилась звонким смехом, который так любил Джуниор.
— Очень правильный ход мыслей, детка! А ты помнишь, в прошлом году ты хотел стать Халком?
— Мам, — мальчик поморщился. — Он зеленый какой-то. Он меняется. А вот Росомаха не меняется. У него только вот здесь титановые когти вырастают… кхххх!!! — он растопырил пальцы ладоней.
— Ой, боюсь, — произнесла играючи мама и подняла руки.
— Мам, не бойся. Росомаха не причинит вреда. Он добрый. Он даже когда злиться, все равно добрый.
— Детка, — вздохнула, улыбаясь, мать и обняла сына. — Я люблю тебя, Джуниор.
— Я тоже люблю тебя, мам, — прошептал он, щурясь от удовольствия и думая, как же все-таки здорово пахнут мамины русые волосы. Такие же русые как у него. Только длинные до плеч. — Мам…
— Что сынок?
— Мам, а почему когда Халк становится большим и зеленым, то на нем рвется вся одежда, а трусы остаются? Лучше быть Росомахой. Если я стану Халком, то мне придется много работать чтобы все время покупать одежду. Ведь она рвется, когда он злиться и становится большим и зеленым. А вот трусы почему-то остаются. Они у него особенные?
Мать снова залилась звонким смехом.
— Ну, ты даешь, сынок!
— А чего смешного, — обиженно буркнул Джуниор. — Это же серьезный вопрос, мам. Мне не понятно, почему так?
— Детка, это сложный вопрос, — улыбнулась она. — Давай ты сейчас отправишься спать, а я подумаю и завтра тебе отвечу. Окей?
— Ладно, — досадливо протянул Джуниор.
Мать что-то еще хотела ему сказать, но притихла, вслушиваясь в какой-то звук, доносящийся с улицы.
Там пронзительно выла сирена. Потом мимо дома по улице, похоже, промчалась полицейская машина и что-то кричали из ее громкоговорителя. Мать взяла с журнального столика пульт от телевизора и включила его. По всем каналам была одна и та же статичная картинка с мрачной и не предвещающей ничего хорошего надписью «Экстренный бюллетень».
— Внимание! Прослушайте экстренное сообщение управления гражданской обороны округа! Атомная тревога! Атомная тревога! Наша нация подверглась ядерному нападению!
— Атомная тревога! — радостно воскликнул Джуниор, хлопая в ладоши и предвкушая необыкновенные приключения. Он даже подпрыгнул несколько раз. Но азарт покинул его, когда он взглянул на лицо матери. На лице ее застыл ужас…
…они спустились в подвал. Он прижимал к себе игрушечного Росомаху и чувствовал страх. Потому что боялась мама. Он слабо понимал, что происходит там, за пределами их дома. Но если мама боится, значит что-то плохое. Еще страшнее стало, когда мама спохватилась и побежала обратно в дом. Джуниор зажмурился и сел на пол, заставляя себя думать, что все это такая взрослая игра. Мать вернулась быстро. Она принесла в большой корзине продукты из кухни и большую бутылку с питьевой водой. Потом она кругами ходила вокруг сына, о чем-то сосредоточенно думая. Видимо вспомнив, что еще нужно взять с собой в укрытие, она снова бросилась к лестнице ведущей наверх из подвала.
Именно в этот момент последовал ядерный удар.
Вспышку они не видели, поскольку в подвале не было окон. Только моргнули лампы и погасли совсем. Но они слышали гул, который все нарастал. И дрожь земли, превратившаяся в оглушительный барабанный бой. А потом они оказались в коробке, которую тряс в руках злой великан. Весь мир содрогнулся, и все полетело со своих мест. То, что казалось раньше твердью, превратилось в сплошную адскую вибрацию. Все предметы, казавшиеся совсем безопасными, превратились в смертоносные снаряды, слетающие с привычных мест и сметающие все на своем пути. Разум Джуниора сжался в крохотный, но невероятно тяжелый комок, который он не в силах был удержать. Вся пыль, спрятавшаяся в щелях и прочих потаенных уголках подвала, превратилась в сплошной вихрь, наполнивший помещение. А потом все затихло. Мальчик слышал, как мать зовет его, боясь, что он погиб от удара о стену или был зашиблен одним из взбесившихся предметов с сорванных со своих мест стеллажей.
Он слушал ее и хотел ответить, но не мог этого сделать от стыда и страха. И просто молчал, прижимая к себе дрожащими руками игрушечного супергероя Росомаху. Ему было невыносимо стыдно. Стыдно за то, что он обгадился от страха, когда все вокруг завертелось в чудовищном вихре от сотрясающейся земли. Он ведь мечтал вырасти и стать супергероем. Но супергерои не гадили в штаны даже в детстве. Он знал это из комиксов. А он обгадился. Значит, теперь ему не быть уже Росомахой. И соседские мальчики будут потешаться над ним. Он даже как-то не задумался, что все соседские мальчишки уже превратились в кровавый фарш и перемолотые кости… в обуглившиеся трупы или просто в пепел и пыль…
В конце концов, перепуганная мать все-таки нащупала в кромешной тьме своего сына зажавшегося в какой-то угол. Она не стала его ругать за молчание. Она ощупала его, судорожно водя руками, и прижала к себе, очень обрадовавшись, что с ним все в порядке. Оказывается, даже в такой ситуации можно радоваться. Особенно если родное чадо живой и невредимый… Но эта была последняя радость…
Потом были долгие дни в подвале, пока не стала кончаться еда и вода. И догорали последние свечи. И стало невыносимо вонять из того дальнего угла, где они вынуждены были сделать отхожее место. И уже исчезла всякая надежда на то, что вернется со своей смены отец…
Все эти дни Джуниор продолжал обнимать игрушечного Росомаху, в

_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5374
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Пт Июн 14, 2013 9:27 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Все эти дни Джуниор продолжал обнимать игрушечного Росомаху, все надеясь что и он сам вот-вот превратится в супермена. Ведь так всегда бывало в комиксах. В экстремальных ситуациях рождались супергерои. И он настолько сильно верил в то, что теперь и ему суждено стать одним из них, что каждый новый день разочарования его лишь убеждал в том, что если этого не произошло сегодня, то непременно случится завтра. Он обязательно станет суперменом, который спасет себя, маму, и всех кто в этом нуждался теперь. Но этого не происходило. И, в конце концов, случился крах веры, как некий эрзац смерти. Ведь смерть это, наверное, тогда, когда все во что ты верил, оказывается пустотой и ничем, как и надежда на то, что отец остался жив.
Мать долго пыталась разобрать завал и выбраться через запасную дверь, ведущую на задний двор их дома. Внешний мир их встретил ужасающей картиной. Дом был сметен, как впрочем, и все строения вокруг, на которые обрушилась ударная волна. Всюду смрад и копоть от пожарищ. Холодно от того, по небу рассекали гонимые ветром рваные клочья сажи и пепла, дыма и отравленных облаков. И через все это солнце выглядело тусклым зловещим красным оком сатаны. Они долго бродили среди руин в поисках пищи и воды. Но все было тщетно. Магазины, как и все вокруг, перемолото в труху, а продукты из них уже растащили мародеры, крысы и собаки. Они долго искали выживших, но когда увидели живых людей, то решили что это еще опасней, чем быть среди мертвых руин.
По захламленной останками людей, машин и обломками домов, бежала группа молодых парней. Следом, как мог в таких условиях, быстро ехал армейский «ХАММЕР». Из люка на крыше торчал солдат в противогазе и каске, и поливал этих парней свинцом из крупнокалиберного пулемета, убивая одного за другим. Мысль связаться с военными отпала не только после этой сцены, но и после того как они заметили на переднем обвесе другой такой машины, стоящей у большого костра, гирлянду из отрубленных человеческих кистей.
Все желание найти выживших отпало, и они стали наоборот, прятаться от них. А выжившие были. Страшное человеческое существо. Он был совсем обуглившийся. Сидел на чьем-то трупе перед оплавленной детской коляской и бормотал что-то, выпуская из язв на шее кровавые пузыри, при этом медленно раскачиваясь. И от его движения с тела этого человека отваливались куски плоти, отслаивающейся от костей. Они видели большого добермана с вытекшими глазами, который тащил в зубах человеческую руку. Группа молодчиков, похожих на тех, которых расстреливал солдат из «ХАММЕРА», только вооруженных, осматривала свежие трупы людей. Обчищали им карманы. Срывали золотые украшения и выбивали золотые зубы. В квартале от того места на покосившемся светофорном столбе кто-то повесил полицейского…
Всюду было зло, смерть и разрушения. Но нигде не было еды. И питьевой воды. Джуниор уже падал в голодные обмороки, когда его мать решила пойти на отчаянный шаг чтобы спасти своего ребенка. Она вспорола себе осколком стекла руку и поила сына своей кровью. Она готова была на все ради него, даже отдать всю свою кровь, ведь он и был шесть лет назад единым целым с ней. Одна плоть и кровь. Так он продержался еще день, но мать увядала на глазах. Не смотря на то, что она наложила тугую повязку, кровь не сворачивалась и текла. К тому же и ей нужна была пища. Чуть позже Джуниор заметил, что порывами ветра с мамы сдувает клочья ее красивых русых волос, которые еще недавно так сказочно пахли… Они наткнулись на банду подонков с наступлением нового рассвета. Джуниор спрятался в железном остове перевернутой и сгоревшей машины. И он видел что-то невообразимо страшное и нескладывающееся в голове… Он видел, как семеро мразей насилуют его мать. Святое божество. Самое дорогое, что может быть в его жизни… Он не знал что делать. Он был не в силах, что-либо сделать. Он просто смотрел на это и свернул игрушечному Росомахе голову. Он не превратился в супергероя. Он не спас никого, даже мать. Супергероев вообще не бывает. А вот злодеи, даже суперзлодеи, и даже самое отвратительное что может получиться из суперзлодея, почему-то бывают… Разве это справедливо?
Когда довольные собой ублюдки ушли, он, рыдающий и изгрызший ногти до крови, подполз к лежащей истерзанной матери. Он плакал и звал ее, а она не откликалась. Она умерла… Святое божество. Самое дорогое, что может быть в его жизни…
Он лежал на ней и все звал ее, продолжая, надеяться на чудо. Отгонял крыс и собак и возвращался к маме. Ложился к ней и старался уловить запах ее волос, словно это могло вернуть ее к жизни. Но пахло от нее теперь только грязью и кровью. А потом голод снова стал скрести по его телу когтями. И он в полубреду, размотал повязку на руке матери и стал пить ее кровь. Он и сам не заметил, как откусил кусок ее плоти возле раны и съел. Он был у матери, пока его не отогнал жуткий трупный запах, так не похожий на запах ее волос. И она уже была не похожа на то Святое божество. Самое дорогое, что может быть в его жизни… Он шел в никуда, маленький обезумевший мальчик, которому всего было шесть лет… Который мечтал быть пожарным как отец… Или Росомахой… Как Росомаха… Добрый супергерой…
В каком-то разрушенном доме он обнаружил уцелевший унитаз, в горловине которого была вода. И он с жадность пил ее, навалившись всем своим маленьким тельцем на этот самый унитаз. Трещина в этом предмете туалета была достаточной, чтобы от веса шестилетнего худого мальчугана откололся кусок. И когда какой-то человек схватил Джуниора, и стал раздевать, мальчик узнал одного из тех, кто покусился на святое божество… Он просто вонзил этой мрази осколок унитаза в шею и, подождав когда тот перестанет дергаться в агонии, хватаясь за вспоротое горло, стал пить его кровь и объедать шею. Он теперь знал, как добыть еду…
* * *
— Какой ужас… — Николай покачал головой, глядя в безумные глаза Хуманимала. — Какой же ты испытал ужас… Джуниор…
Хуманимал вздрогнул и раскрыл рот.
— Джуниор… — Повторил Васнецов. — Ведь так тебя называла мама…
И это существо заплакало. Слезы потекли по безобразным грязным скулам. Хуманимал завыл, хлопая себя ладонями по лбу. Затем заорал яростно и задернул штору. Он кричал как раненый зверь и метался по своей клетке, прыгая на одной ноге и ковыляя культей второй ноги, скрытый черной грязной материей от чужих глаз и человека вторгшегося в его воспоминания. А потом стали раздаваться звуки, красноречиво говорящие о том, что он разбивает унитаз в своей камере.
— Колян, ты что с этом обмороком сделал? Загипнотизировал? — усмехнулся Вячеслав.
— Побольше почтения! — рыкнул Васнецов, резко обернувшись.
— Чего? Колян, ты чего?! К кому почтение?!
— С ними можно установить контакт!
— С кем? — нахмурился Варяг.
— Да с хуманималами. И… Черт возьми и с морлоками! А люди их просто убивают! Это не правильно!
— Коля ты вообще дурак?! — крикнул Вячеслав. — Они же людей жрут!
— Они тоже люди! Просто у них все забрали, в отличие от нас! Они все потеряли! Абсолютно все! Мы не правильно поступаем! Мы убиваем и уничтожаем все, что нам не понятно и все чего мы боимся! А это не правильно! Надо донести до людей информацию, что можно установить контакт с морлоками и хуманималами!
— Это ведь не тебе, придурок чертов, они ногу палкой проткнули! — Сквернослов совершенно вышел из себя. — А ты вспомни ту девочку, за которой ты поперся в метро, там в Москве. Что они с ней сделали?! А за каким хреном батя твой, или кто там на самом деле лазит в подземке, выкашивает их пулеметом?!
— Да люди сами виноваты…
— Я в чем виноват, сука?! Девчонка та, в чем виновата?!
— Заткнитесь! — заорал Варяг и вскочил со своего места. — Тихо лошары! Заткнитесь и слушайте!
Они притихли. Только хуманимал негромко плакал в своей клетке. Это ясно слышалось. Единственный человеческий звук, который он издавал. Плачь обессилевшего отчаявшегося человека. Плачь потери и тоски. Одиночества и боли…
Но после того как Варяг оборвал спор Николая и Вячеслава, кроме этого плача слышалось и другое. Выстрелы. Одиночные, очередями, кашляющий грохот дробовиков. Где-то среди подвалов Хоуп Сити, совсем рядом с тюрьмой, шла перестрелка. Пальба сопровождалась криками и отборной бранью.
— Стражи пришли? — Васнецов взглянул на Яхонтова.
— Да не похоже. Стреляют из охотничьих ружей, винчестеров и М-16. Пулеметов и МР-5 я не слышу. И ругань идет.
— Ты можешь разобрать, что они кричат?..
— А я говорил вам, что буча будет! — махнул рукой Вячеслав.
— Н-да. Похоже на то. Это местные разборки. — Варяг почесал бороду. — Плохи дела наши. Братцы.
— А в чем дело? — Вячеслав насторожился.
— Сам подумай. Пока у них просто противостояние, мы в плену у Линча были предметом его торга с Хорнетом и Рэйменом. Но если все вылилось в гражданскую войну, то нас просто могут прикончить. Избавиться от нас пока сюда не пришли другие.
— А в чем наша важность?
— Да я понятия не имею. Либо мы предмет манипулирования общественным сознанием. Либо все дело в бомбе. Кому она достанется.
— А им она зачем?
— Ядерная монополия — это абсолютная власть. Погоди-ка… Совсем близко разговаривают двое…
Перестрелка продолжалась. И, тем не менее, было отчетливо слышно, как за правой дверью коридора разговаривают на повышенных тонах двое мужчин.
— О чем они треплются, а Варяг? — спросил Славик.
— Погоди… Кажется один предлагает экономить патроны и убить их ножом. Другой говорит, что в этом случае патронов много не надо, а ножом убивать их опасно, потому что один из них… что-то не пойму… медведь… да. Один из них медведь. И с ножом их можно не одолеть. Ведь они убили… Пять стражей… Твою мать да это же про нас говорят!
— Два бородача вошли, наконец, в коридор. У одного в руках автомат М-16. У второго мачете. Это были люди Линча. Одни из тех, что связали их по возвращении в Хоуп Сити. Сомнений не было. Они шли, чтобы казнить пленников. И явно очень торопились.
Васнецов держался за прутья решетки и пристально смотрел на приближающихся палачей, которые продолжали спорить о выборе орудия убийства. Это было похоже на самую нелепую развязку их миссии, которую только можно было себе вообразить. Он отчаянно рисовал в голове четкую картинку того, как их снова спасает Людоед. Но это невозможно. Это более чем невозможно. Нет сейчас в мире никого, кто мог бы спасти их. А люди Хорнета и Рэймена сюда явно не успеют. Да и неизвестно, что последует после спасения такими людьми. Новый плен?..
Нет, черт возьми, так не должно быть. Так просто не может быть. Их не могут вот так просто взять и убить сейчас… Хотя нет. Могут. Вот именно такое и может произойти. Именно это и происходит постоянно. Просто не с ними. С другими. Но теперь дошла очередь и до них… И нет спасения…
Васнецов вдруг понял, что все, что он сейчас видит, не имеет цветовой гаммы. Что все, что видят его глаза, лишь в черно-белом цвете и с сильным контрастом. А голоса палачей вибрируют скрипом качелей. Он понял что есть шанс…
Джуниор! Джуниор!!!
Палачи встали напротив клетки. Позади них висела грязная черная материя… Тот что с автоматом, снял оружие с предохранителя. Второй что-то ему говорил, показывая мачете. Черная и грязная материя рванулась в сторону, и автоматчику в шею воткнулся острый обломок унитаза. Другой рукой хуманимал выдернул из рук палача М-16 и швырнул его как копье в клетку Николая. Второй палач завопил и вонзил мачете хуманималу в живот, проворачивая широкое лезвие и наматывая на него кишки жертвы.
— Джуниор! Нет!!! — заорал Васнецов, схватив брошенный ему автомат. Он ведь уже снят с предохранителя…
Длинная очередь из автомата вспорола палачу спину и бок. И когда он уже падал, две пули попали ему прямо в лицо. Тот, кому проткнул шею Джуниор, уже умер. Мертв был и сам хуманимал…
— Коля! Ты американца убил! — воскликнул Вячеслав. — Вот теперь нам пи…
Раздался взрыв. Совсем рядом. Послышался звук падающей стальной решетки и падающих обломков камней. Две короткие автоматные очереди.
Из дыма и пыли, которые заволокли коридор после взрыва, показался Боб Лазар. Он гремел ключами и торопливо открывал замок клетки.
— Господа! Этот город сошел с ума! — воскликнул он, распахнув клетку.
— Вы на свободе, Роберт? — спросил выскочивший из камеры Варяг и сразу подобравший окровавленный мачете.
— Да. Большой совет настоял, что я все-таки свой для них.
— А что теперь происходит?
— Война, господа. Гражданская война. Начались беспорядки, когда выяснилось, что по приказу Линча, Филиппу Даладье в нашем госпитале ввели воздух в вену посредством шприца.
— Что?! — Варяг не верил своим ушам. — Они убили Филиппа?! — Зачем?!
— Вы жизнь ему спасли, и он на вашу сторону встал! И постоянно твердил, что надо уничтожить ХАРП раньше, чем стражи пришлют сюда экспедицию. И все твердил, что ему надо выступить перед общественностью и рассказать важную информацию о Линче и его связи со стражами. Вот ему и заткнули рот. Господа, поторопитесь, надо бежать!
В коридоре показалось два вооруженных человека, которые махнули Роберту руками. Тот кивнул и побежал к другому концу коридора, путь от двери которого, вел в убежище Рэймена.
— За мной господа. Люди Хорнета хотят освободить вас, но вам лучше быть у людей Рэймена. Рэймен хочет уничтожить ХАРП, а Хорнету ХАРП нужен будет какое-то время после войны со стражами и захвата их горного комплекса. Без ХАРПа комплекс не будет функционировать и, все что спрятано там, в недрах станет недосягаемым! А там столько всего! Если бы сейчас вся американская армия восстала из мертвых, то ее можно было там всю вооружить и накормить! Хорнет не против взорвать ХАРП но уже после того как он захватит все что там есть! А это долго! Ведь сначала война со стражами! А еще Хорнету нужен я, чтобы восстановить работу чипов от мертвых стражей и разблокировать системы комплекса… Я ведь работал над этим! А Рэймен хочет поскорее покончить с ХАРПом! Он считает, что если мы доберемся до складов комплекса, то будет только хуже, ведь там столько оружия, что полмира можно поработить! Но Хорнет не будет воевать с Рэйменом. Просто их люди друг на друга руки не поднимут, ведь они обоих признают авторитетами! Если Хорнет захочет покончить с Рэйменом, то ему надо будет сначала провести информационную обработку людей… Мозги промыть… А это время. А времени мало. Пара дней и сюда прибудет карательная экспедиция стражей! А если ХАРП уничтожить уже сейчас, они, стражи, останутся ни с чем. Но и Хорнет ничего не получит!..
— Черт возьми! — Воскликнул Бегущий следом Варяг, который помогал плюс ко всему двигаться Вячеславу. — А на чьей вы стороне в этой ситуации?
— Да я просто вам помочь хочу, — пожал плечами Лазар. — Сам не знаю, зачем… Да и с Рэйменом мы добрые друзья…
Николай задержался у клетки хуманимала и смотрел на его труп. Глаза Джуниора были открыты и смотрели в потолок. Странное дело. Сейчас это был не безумный дикий взгляд плотоядного зверя. Теперь это был спокойный и умиротворенный взгляд человека, который выполнил предначертанное.
«Прости Джуниор», — мысленно обратился к нему Николай. — «Я знаю, ты хотел стать супергероем, спасшим мир. Ты им стал. Ведь благодаря тебе, мы живы. А если мы живы, значит, у этого мира есть шанс на спасение»…
Васнецов протянул руку в клетку и осторожно закрыл глаза мертвому Джуниору.
— Прощай Росомаха…
И Николай бросился догонять своих товарищей.
69. H.A.A.R.P
Группа вооруженных рейнджеров выскочила из уже знакомого большого подвала, в котором за ними по-прежнему была закреплена комната. В дальнем конце снова сидели дети на своих местах. Они были напуганы. Их успокаивали женщины и старик с повязкой на глазах. Все посты по дороге в зону ответственности Рэймена были усилены. Уже каждый человек знал, что в Хоуп Сити начались вооруженные столкновения между сторонниками Линча и Хорнета. Рэймен держал пока нейтралитет, хотя не делал секрета из того, что любой боевик Линча будет на его территории арестован, а вот солдаты Хорнета имеют относительную свободу передвижения по данной территории. Симпатии чернокожего лидера были очевидны и никого собственно не удивляли.
Варяг помог Вячеславу зайти в комнату. Следом шел Николай. Лазар крикнул «Я скоро!» и побежал в апартаменты Реймена. В своих раздумьях и от шока после экскурса в воспоминания хуманимала, который погиб, спасая их, Васнецов не заметил, как возле него возникла коляска с Табитой. Девочка схватила его за руку и радостно воскликнула:
— Nicolay! Nicky! Savior!
— Да… Привет Воунди… — Васнецов улыбнулся и почувствовал, как подкатывают слезы, настолько трогательной была эта девочка в своей радости оттого, что он жив и он здесь.
— Privet!
Ему стало больно. Так больно, что ноги подкосились. Они присел перед ней и пристально посмотрел в ее слепые глаза. Но казалось, что она видела без них гораздо лучше зрячих людей. Николай почувствовал пустоту и одиночество. Он вспомнил Славика и его погибшую во время землетрясения Аленку с улицы Советской. Славик порвал с ней, потому что боялся рождения ребенка, который мог быть уродливым… И вот сейчас Николай вдруг понял, что он бы на его месте не стал бояться. Как бы он сейчас хотел, чтобы рядом с ним была спутница. Супруга. И очень хотел, чтобы она подарила ему ребенка. Страшно? Конечно, страшно. Но это жизнь. И дети… Вот что самое главное. Вот ради чего стоит спасти этот мир. Взрослые… Да черт с ними. Они убивают друг друга… Но дети… Даже такие… И пусть бы у него был ребенок. И пусть бы он стал по вине людей таким как Табита… Родился бы с массой изъянов… Как у Артема-Ветра из Вавилона… Как у китайца Дракона из Екатеринбурга… Это больно. Это мучительно больно. Но жизнь не может топтаться на месте и вымирать, потому что человек боится и не хочет испытывать боль, брать на себя ответственность и мучиться с больным ребенком… Нет. Жизнь должна продолжаться. И дети должны рождаться. Дети это и есть сама жизнь. И либо они будут рождаться несмотря ни на что. Либо люди вымрут, и их место займут другие. Те, кто думает о детях. Даже крысы думают о своих крысятах. Даже волки любят своих волчат. А если на это неспособны люди, то пусть будут крысы и волки… Со своими деткам… Жизнь должна продолжаться…
Какая-то женщина подбежала к Табите и стала ее увозить к основной группе детей, что-то приговаривая. Табита помахала Николаю ладошкой и улыбалась.
Он тоже махнул ей рукой, не будучи уверенным, увидит она это или почувствует, и улыбнулся. Войдя в комнату, он увидел, что на лице Варяга странная ухмылка, и он смотрит в низкий потолок. А вот Сквернослов совсем угрюмый и смотрит на Варяга с каким-то укором.
— Вы чего тут? — спросил Николай.
— А ты этого старого дурака послушай. Совсем борода из ума выжил, — громко проворчал Славик.
— Варяг, чего такое?
Яхонтов повернул голову и как-то снисходительно улыбнулся.
— Неужели не понятно, Коля?
— Что? Что именно не понятно?
— А то, что больше летчиков в обозримом мире нет. Только я.
— И что?
— Как что, — Варяг тихо засмеялся. — От судьбы не уйдешь. Мне лететь.
— Нет, Колян, ты слыхал? — воскликнул Сквернослов. — Дядька видно много раз по голове получал. Вот и аукнулось! Симптом на лицо!
— Тише ты, Славик, — досадливо поморщился Варяг. — Я ведь так врежу на прощание…
— Погоди, Варяг, — Васнецов развел руками. — Но ведь это же билет в один конец. Все так решили что это миссия самоубийцы!
— А я разве спорю?
— Но ведь ты погибнешь! Самолет тихоходный! Шансов уйти от взрыва нет!
— А кто просчитывал шансы? Это так, навскидку. Ну а если даже и нет… Не о шансах того кто сбросит бомбу речь. Мы говорим о втором шансе для всего человечества. Для всей земли. Мы ведь за этим шансом сюда шли. Да и не второй это шанс. Первый и единственный. Второго шанса уж точно не будет. А вот этот единственный… Мы за ценой не постоим. На это жизни свои положили ребята из конфедерации. Гвардейцы Старшины. Андрей и Юра. Ильюшка Крест… Судьба просит нового поступка… И я на него пойду…
— Варяг нет!
— Угомонись, Коля. Я стареющий одинокий мужчина. Я пожил свое. А вот у вас, ребятки, должно быть будущее. Оно не будет легким и безоблачным. Но я знаю, что вы справитесь и пройдете свой путь достойно. Главное чтобы у вас этот путь был. И для этого надо полететь и сбросить бомбу.
— А по-другому никак?! — крикнул Вячеслав. Николай с изумлением заметил, что Славик плачет.
— По-другому? Ты посмотри на людей. Если бы они думали об этом… Но они сейчас заняты взаимным истреблением. Все на волоске повисло. Я сам не в восторге именно от такого решения. И дело не в том, что я не хочу умирать. Это даже как-то дико, умирать в ядерном взрыве и это через двадцать-то лет после ядерной войны. Меня гложет, что мне придется привести в действие эту адскую машину. Что никакие другие варианты сами люди, которых спасать надо, задействовать не дадут. Из-за глупости своей, жадности, злобы, недальновидности… Просто нам не надо спрашивать у людей какой вариант для них предпочтительнее. Они утопят все в болоте своей низости. В спорах ненужных. Надо просто ухватиться за ту возможность, которая есть, и сделать свое дело. Если ты тонешь, то, видя ядовитую змею, ухватишься даже за нее, чтобы не пойти на дно. И сказать по чести. Я более не желаю видеть братоубийства. Как они мочат друг друга. Я не желаю видеть, как они схватятся со стражами и кто одержит верх. Я видел столько крови, что иногда мне даже странно, что весь наш мир серо-белый, а не багряно-красный. И ведь ничего не изменится. Люди, получив этот свой шанс, продолжат воевать. Это правильно Славик сказал. Сейчас людей снег и холод заставляет по норам сидеть в основном. А потом? Потом начнутся походы завоевательные. Нет уж. Хватит с меня. Да и вам советую постараться не ввязываться. Это их война. Не наша. Это не Москва. Это не Вавилон. Это не Новая республика. Пусть сами разбираются. Вам выжить надо. И нелегкий путь домой…
В комнату вошел Лазар и Рэймен.
— Рад, что вы в порядке, — кивнул Морган. — Однако мы оплакиваем наших братьев. Си Джэя. Томаса. Джона Тиббетса. И какое это было варварство со стороны Линча, добить несчастного Филиппа Даладье. Мистер Лазар поведал мне о том, как все было там, на рубеже стражей. Я знаю, что вины вашей в том нет, что произошло. Напротив. Вы спасали наших людей. Это благородно.
Васнецов взглянул на переводчика. Что он мог видеть, прячась за тем камнем? Джон и Томас уже были мертвы, когда только остальные спохватились. И ведь Лазар знал, что так, скорее всего и будет, иначе не спрятался бы заблаговременно за камнем. Однако он рассказал какую-то приукрашенную историю и добавил им уважения Рэймена.
— Что у вас сейчас твориться? — спросил Варяг.
— Гражданская война. Я бы сказал, что мы не знали ее со времен Авраама Линкольна, но это не так конечно. Как только в одночасье не стало институтов власти после массированного ядерного удара, эта самая война началась. И вот она через столько лет докатилась до нашего Хоуп Сити. Это скверно…
— Еще бы. Ну а каков теперь расклад?
— Дональд борется за власть без Линча. Соответственно за свою единоличную власть. Или за власть совета, в котором будут лояльные ему люди, вроде меня. Должен признаться, что Хорнет давно вынашивал такие планы. И конфликт имел место быть в латентной, скрытой фазе. Но ваше появление стало тем недостающим звеном его плана, которого не хватало для воплощения.
— Здорово, — поморщился Яхонтов. — Так значит, мы спровоцировали у вас гражданскую войну? Он что, ждал нас?
— Я ведь не это сказал. Так обыграл ваше появление здесь Дональд. Ему нужен был удобный повод. Любой. Им оказались вы. Не вы виноваты в том, что сейчас происходит. Это логическое продолжение многолетнего политического противоборства. На данный момент обе группировки сильны. Сейчас они занимают разные районы убежищ города. Может случиться так, что Линч продержится до прихода сюда стражей. Тогда будет совсем плохо. Особенно вам.
— И это положит конец нашим надеждам на избавление от ХАРПа, — покачал головой Варяг.
— Совершенно верно. — Ответил Рэймен.
— Ну а каков ваш план?
— На самом деле я не желаю потворствовать кровопролитию и ввязываться в начавшуюся гражданскую войну в городе. Это мерзко. Но может статься так, что мне и моим людям придется это сделать. Ведь если придут стражи, то в городе не должно быть их союзников. Иначе нам всем конец, кроме горстки приспешников Линча, которые связаны со стражами. Однако это наши, внутренние дела. А вот что касается ХАРПа… Обстановка очень сложная и медлить нельзя. Джон был готов сделать этот шаг в преисподнюю, который покончит с ХАРПом. Но Джон к несчастью мертв. А вы летчик. Я не знаю, что у вас на уме. Но хочу сказать, что другого выхода, кроме применения вашей бомбы на нашем самолете не вижу. В сложившейся ситуации уже нет места терзаниям по поводу того, кто взорвет на территории Америки эту бомбу, русский или американец. Сейчас все будущее мира на волоске повисло.
— Если вы, дорогой Морган, пришли уговаривать меня сделать это, то напрасно, — Варяг улыбнулся. — Я уже и так понял что кроме меня здесь некому пойти на такой шаг, и я готов поступить именно так. Я полечу на вашем самолете и взорву нашу бомбу.
Рэймен вздохнул и повесил голову.
— Я мог бы сказать, что рад такому вашему решению. Но едва ли это будет уместно. Вы же понимаете, чем это грозит?
— Конечно, — Яхонтов кивнул.
— И я скажу вам честно, — продолжал Морган. — Я не могу обещать вам славу и вечную память. Не могу обещать вам добрую память…
— Не для этого все, — махнул рукой Варяг. — Для того чтобы у этих парней было будущее.
— А ты нас спросил, а?! — рявкнул Вячеслав.
— Да зачем мне у вас спрашивать? — Яхонтов усмехнулся. — Я и так знаю, что скажете. — Затем он повернулся снова к Моргану. — Послушайте, мистер Рэймен. У меня к вам одна лишь просьба.
— Да. Я слушаю вас.
— О парнях моих позаботьтесь. Хотя бы пока они здесь. Защитите их. Дайте им подлечиться и спокойно уйти. Им нелегкий путь домой предстоит.
— Я даю вам слово, что все, что лично от меня зависит для защиты их жизней, я сделаю. И если надо будет, то защищу их ценой своей жизни.
Варяг задумчиво покачал головой.
— Знаете, — сказал, наконец, он. — Для меня большая честь встретить такого человека как вы.
— Как и для меня, — кивнул Морган улыбнувшись.
— Ну что ж. Дело наше не терпит отлагательств. Мне надо отправиться за бомбой. Вы знаете, где нас ваши люди арестовали в первый раз? Какое расстояние отсюда до того места?
— Разумеется. Около двадцати миль. — Ответил Рэймен.
— Около двадцати миль, — Яхонтов задумчиво почесал бороду. — Дайте мне снегоход и оружие.
— Конечно. Однако вынужден сказать, что сложно будет с сопровождением. В данной обстановке мне нужны люди на своих местах. И сейчас жесткая экономия горючего. Максимум могу выделить двух человек…
— Я один пойду, — категорично заявил Варяг.
— Ты чего? — нахмурился Николай.
— Тише Коля, — поморщился Яхонтов.
— Вы уверены? — Рэймен с сомнением посмотрел на искателя.
— Конечно, уверен. Двадцать миль это не много для меня. Только верните мне мой передатчик.
— Хорошо, — Морган поднялся. — Я пойду, отдам соответствующие распоряжения.
Он и Лазар удалились.
— Варяг, да ты совсем я смотрю, рехнулся. — Строго произнес Николай.
— Полегче парень, — Яхонтов показал ему кулак.
— Погоди, но как это ты один пойдешь? Я с тобой иду.
— Нет, Коля. Пойду один. Быстрее будет.
— Да ты хоть понимаешь как это опасно?
— Я в рейды на сотни километров ходил. В одиночные причем тоже. А двадцать миль это легкая и короткая прогулка.
— Но это было там! В России! А тут совсем другой мир!
— Коля, у нас у всех один мир…
— Но почему я не могу с тобой пойти?
— Да потому что тебе со Славкой надо остаться. Он еще ранен и слаб. Тут черт знает, что происходит у них. Ты хоть какое-то подспорье для него. Тем более с твоими-то способностями…
— Да с какими способностями?!
— Все я сказал! — отрезал Варяг. Затем чуть мягче добавил. — Не дрейфь. Я мигом обернусь.
Васнецов удрученно вздохнул и повесил голову. Он был недоволен таким решением. Не говоря уже о том, что Варяг вызвался сам взорвать бомбу, и это было равносильно смертному приговору для него. Но как ни старался Николай придумать другое решение, ничего у него не получалось. Ничего кроме подрыва ХАРПа ядерным зарядом он сейчас не видел. А это означало смерть подрывника…
— Послушай, Варяг… Там… В луноходе, под сидением… Там плюшевый медведь… и дневник дяди… Привези их…
— Конечно, — Яхонтов улыбнулся и вздохнул. — Не вопрос.
Дверь приоткрылась, и показалось лицо Роберта.
— Варяг, пойдемте. — Сказал он.
— Иду…
И Яхонтов вышел.
Николай поднялся со своей койки и стал медленно расхаживать по комнате.
— Чего мельтешишь, — проворчал Сквернослов.
— Не знаю, Славик. Все как-то неправильно…
— Ты вообще в своей жизни много правильного видел? Черт подери… Ну неужели мы и Варяга теперь потеряем, а?
— Я не знаю… Мне никакие идеи в голову не идут…
— Вот в том то и дело! Но это ведь не значит, что он там поджариться должен?
— Не значит… Но его не отговоришь… Ты же знаешь Варяга…
— Баран упрямый. — Зло процедил Вячеслав. — Коля, ну сядь ты уже, наконец! В глазах рябит!
Васнецов сел на койку, уронив голову на ладони и тяжело вздохнув.
Голова пульсировала от безответных попыток его разума, найти альтернативное решение главной проблемы… Он улегся на звериную шкуру и прикрыл глаза ладонью. Вспомнилась гибель капитана Гуслякова. Космонавтов Андрея Макарова и Юры Алексеева. Людоеда… Он проматывал в голове стычку со снежным червем. Убийство дочерью отца. Самоубийство Юры. Отчаянный поступок Ильи. Неужели теперь и Варяг?..
…он и не заметил, как в своих размышлениях оказался в каком-то лесу и брел вдоль берега замерзшей реки. Лед почему-то был совсем свежий и невероятно скользкий. Идти приходилось по кромке, где был снег. Уже светало, и он услышал странный гул в небе. Поднял голову. В облака рвался огромный самолет… Самолет… Самолет?
— Пропади он пропадом, этот мир, если, спасая его надо заплатить такую цену, — услышал Николай сквозь сон бормотания Сквернослова. — У нас никого не осталось, Коля, кроме Варяга. Тогда зачем нам этот мир и без него тоже?
— Самолет… — пробормотал Николай, выходя из полудремы. — Самолет…
— Да, Коля. Самолет. И только Варяг им может управлять.
— Только Варяг может им управлять, — повторил как заклинание Васнецов и вспомнил, как помогал Варягу вести Ил-76. Вспомнил все, что тот рассказал ему об управлении самолетом. О том, что это легко как на велосипеде…
Николай поднялся и сел на край койки как раз в тот момент, когда в комнату вошел Лазар и Хорнет.
— А этот, какого хрена приперся? — зло проворчал Сквернослов.
— Погоди Славик…
— Господа, — Лазар по своему обыкновению кашлянул в кулак и поправил очки. — Дональд Хорнет испросил разрешение у Моргана переговорить с вами. Морган рассчитывает на вашу последовательность и преданность вашей цели. Однако надеется на вашу терпимость, дипломатичность и дальновидность в данном диалоге с господином Хорнетом.
— Ну, что ж. Мы готовы выслушать Дональда. — Николай кивнул.
— Мистер Васнецов. Мистер Сквернослов. Сожалею, что здесь нет вашего старшего товарища. Однако Морган сказал мне, что вы, мистер Васнецов, уполномочены говорить от его имени.
— Ишь ты, — хмыкнул Славик.
— Я представляю себе причину его отсутствия, — Дональд покачал головой. — Я ведь знаю, какова ваша цель. Но спешу прийти к вам с деловым предложением. Мистер Рэймен мой старый друг и дело времени наше единство, так как в вопросе выживания нашей общины Хоуп Сити не может быть противоречий, и нет места торгу. Однако Линч и его банда поставили выживание общины под удар. И должен напомнить вам, что Линч ваш злейший враг здесь.
— Мы этого и не забывали, — кивнул Николай.
— Хорошо. Я предлагаю вам присоединиться к нам. К моей фракции. Вместе мы положим конец заговору Линча и защитим город от стражей. А наша победа над стражами даст нам неограниченные возможности и ресурсы. И опираясь на эти ресурсы, мы сможем, наконец, заняться возрождением человеческой цивилизации.
— Немыслимое количество оружия и боеприпасов. Вот ваша опора в построении цивилизации? Огнем и мечом значит?
— Разве есть выбор? Мир еще полон враждебными элементами…
— Ну конечно, — Васнецов улыбнулся. — Люди ведь еще не все вымерли.
— Вы не понимаете. Дело ведь не только в людях. Есть еще хуманималы…
— Я понимаю. Есть масса живых существ. И конечно надо оружие для возрождения цивилизации. Ну, какая же цивилизация может вырасти, если она растет не на костях? Только нужно ли возрождение той цивилизации? Может надо создать новую?
— Отчего нет. С учетом старых ошибок. Конечно. В свое время мы можем обсудить и это. Но сейчас нам надо выжить в предстоящей схватке. И только объединив усилия…
— В свое время? — Николай нахмурился. — Нет ни у нас, ни у вас этого времени. Я понимаю вашу цель. Наше согласие на сотрудничество автоматически снимает с повестки дня вопрос о ХАРПе. Ведь так?
— Не снимает вопрос, а переносит его. Вы поймите, ХАРП на данном этапе очень нужен. Общество не готово…
— Какой этап тогда вы ждете? Может уже через день будет поздно. Может, стало поздно неделю назад.
— Послушайте. Подумайте о перспективах. Мы начнем наше шествие здесь, из крохотного мира Хоуп Сити. Мы возродим нашу страну. Потом мы поможем вам возродить вашу страну. И покончим с ХАРПом мы уже, после того как возьмем под контроль все ресурсы стражей.
— Они нам помогут Россию возродить, ты слыхал?! — воскликнул Сквернослов. — Чтоб она их колонией стала!
— Славик. Погоди…
— Зачем колонией? Мы с вашей страной объединимся.
— Против кого?! — зарычал Вячеслав. — Против кого мы объединимся?! Все! Все люди должны объединится. И не против кого-то, а жизни ради! И не под одним властелином, а каждый со своими традициями, но объединенные общей целью созидания и развития, но не войны!
— Но это же утопия, — развел руками Хорнет.
— Лучше жить в антиутопии? — усмехнулся Сквернослов.
— Реальность. Реальность, господа. — Дональд невесело улыбнулся.
— А что потом? — Вячеслав привстал на своей койке. — Вы возродите цивилизацию, и кончится все тем, что вы вживите всем идентификационные чипы?
— Не надо передергивать, молодой человек. Нельзя строить сразу все планы и заглядывать так далеко в будущее. Сейчас главное выжить.
— Ну что ж, — сказал вдруг Николай, поднявшись с койки. — В ваших словах есть резон. Но наши сомнения и вы поймите правильно. Хотя, возможно, при определенном стечении обстоятельств ваш план не лишен смысла и нам было бы лучше воспользоваться вашим предложением. Но нам надо подумать.
— Подумать? — Дональд прищурился и покачал головой. — Вы же тянете время.
— Время, это как раз то, чего у нас нет. Какой нам резон его тянуть? Но мы не можем принять окончательного решения без нашего старшего товарища.
— Он ведь за бомбой отправился? — усмехнулся Хорнет. — Я же знаю о бомбе.
Николай бросил недобрый взгляд на Роберта и ответил:
— С чего вы взяли, что он отправился за ней?
— Это же очевидно. Послушайте. Я бы мог отправить на перехват вашего товарища своих людей. Но я этого не сделал. Я не хочу с вами враждовать…
— Это тоже очевидно. Вам каждый человек нужен здесь и при оружии, в ожидании решающей схватки. — Теперь усмехнулся Николай.
— И ваша бомба могла бы нам помочь. Мы бы могли спасти много жизней наших людей, ударив по стражам.
— Резонно. Но это мы можем решить только втроем.
— Я надеюсь, опрометчивых решений вы не примете? Когда мне ждать результат?
— Не раньше возвращения нашего друга.
— Да. Но когда он…
— Вам ведь оперативно сообщат о том, когда он вернется? — усмехнулся Николай, бросив на Лазара мимолетный взгляд.
— Вы очень проницательный молодой человек, — покачал головой улыбающийся Хорнет. — Вы бы заняли достойное место в нашем обществе. И я был бы этому безмерно рад.
— Благодарю вас.
— Ну что ж. Надеюсь до скорой встречи. — Хорнет кивнул и вышел. Лазар последовал за ним.
— Коля, что ты на хрен задумал? — недовольно произнес Вячеслав.
— Как он и сказал. Я тяну время. А он не хочет конфликта с нами. Подозреваю, что он хочет наладить через нас контакт с сильными группировками в России.
— Зачем?
— Обезопасить себя с востока и заручиться определенными союзническими обязательствами. Похоже у него далеко идущие планы. И не только на этом континенте.
— Ты… Это у него мысли прочел?.. — Тихо спросил Вячеслав, пристально уставившись на Васнецова.
— Нет. Зачем же. Просто он человек и этим все сказано.
Николай снова улегся на свою койку и прикрыл ладонью глаза. Он думал о том, сколько он пробыл в полудреме и сколько уже отсутствовал Варяг. Конечно путь не близкий в современных условиях. И Яхонтов еще, скорее всего на пути к луноходу. Но очень хотелось, чтобы он поскорее вернулся. С другой стороны, чем скорее он вернется, тем меньше ему жить… Вот ведь дилемма…
* * *
Спал он на удивление спокойным и крепким сном. Сны оставили его, дав насладиться тишиной, одиночеством и пустотой. Да и что еще ему могло присниться? Он понял главное. Он понял, почему он шел по кромке реки со свежим льдом от того места, где согревался у костра, обтирался пеплом и прогонял волков, привлеченных убитым оленем. Он понял, что все это значило. Понял, почему в небо рвался самолет и он, задрав голову, смотрел на него и улыбался. Ему стало легче от этого. И испытав это самое облегчение, он спал спокойным сном без сновидений и тревог. Но, только проснувшись, он на какое-то мгновение почувствовал, что беспокойство возвращается к нему, однако, поняв, что Варяг здесь, с ними, Васнецов окончательно успокоился.
Яхонтов ковырялся в каком-то черном предмете, из которого лилась музыка. Пел Луи Армстронг свою трогательную песню о прекрасном мире. Николай вспомнил что это. Это магнитофон. Вспомнилась Лера, которая чинила их и торговала ими в Вавилоне…
— Я тебя разбудил? — Тихо спросил Варяг обернувшись.
В дальнем углу безмятежно сопел спящий Вячеслав. Он был еще слаб от ранения и спал много и часто.
— Да нет. Я сам. Как съездил?
— Ты знаешь, как ни странно спокойно и без приключений. Я же говорил, что одному мне будет легче.
— Ты взял, что я просил?
— Да. Вон, рядом с тобой лежит.
Николай взглянул на дневник и плюшевого медведя.
— Бомбу забрал?
— Ну конечно, — усмехнулся Яхонтов. — За каким чертом я тогда туда вообще перся?
— И где она?
— В самолете уже. Все в принципе готово. На рассвете полечу. Сейчас вьюга стихает. Как раз погода в пору будет. — Он уселся на свою койку и сделал звук магнитофона чуть тише. — Я вот подумал, на что потратить последние часы своей жизни? — Варяг невесело улыбнулся. — На сон их тратить глупо перед смертью. Вот попросил у Рэймена магнитофон. Решил музыку послушать. Как у нас говорят — помирать так с музыкой. Морган так и не понял смысла этой русской поговорки, — Яхонтов негромко засмеялся. — Но магнитофон дал. Это Тиббетса магнитофон.
Николай тяжело вздохнул. Он посмотрел на Яхонтова. Тот прислонился спиной к стене, сидя на своей койке и смотрел в потолок улыбаясь. Когда Луи Армстронг перестал петь, заиграла другая музыка. Варяг взглянул на коробку от диска. На этикетке ровным почерком от руки был написан список композиций, хранящихся на диске.
— Бетховен. Седьмая симфония. Алегретто, — тихо произнес Яхонтов. — Красиво.
— Красиво, — задумчиво повторил Николай, вслушиваясь в мелодию. Странно было как-то все это для слуха. Не хруст снега или треск горящих в печке дров. Не завывания вьюги и автоматная стрельба. Просто музыка. И странно было сознавать, что создана она человеком. Им написана. Им исполнена. Им записана на этот диск. В мелодии было столько гармонии, смысла и законченности, что казалось, она создана, как и все, к чему не притрагивалась рука человека, некой высшей силой. Но это не так. Даже если эта сила просто вела волей композитора, то это уже значит, что в человеке есть то, ради чего ему стоит дать этот самый шанс. Но только жизнь Варяга, чрезмерно дорогая цена… Впрочем разве можно оценивать жизни людей? Ведь отданы были во имя спасения людей жизни многих. И не только Андрей, Юра и Илья, если конечно он… Отчего же Варяг решил пойти на такой отчаянный поступок? Отчего он смиренно приготовился к смерти и улыбается сейчас, предвкушая ее. Его ведь не глушили души миллионов испепеленных существ, как это было с Тиббетсом или Людоедом… Хотя не особо что-то было заметно, чтобы Илья как-то сокрушался по этому поводу…
— Реквием… — мрачно вдруг произнес Варяг, когда заиграла следующая композиция. — Моцарт… Реквием… Как в тему… Только не по человечеству бы этому реквиему звучать. Знаешь, Коля, о чем я подумал…
— О чем?
— О шедеврах. О музыке. О произведениях искусства. О том наследии, которое лучшая половина человеческого естества творило и накапливало веками для грядущих поколений. Пройдут еще годы, и уже не останется никаких магнитофонов, МП3-плееров. Дисков, кассет, пластинок, нотных тетрадей, картин, книг. Все это не вечно, но если раньше люди множили и распространяли в своем обществе все это, то теперь такой возможности нет. И все. Все пропадет. Бесценное наследие былого исчезнет. Лучшее, что было в людях, пропадет. Останутся лишь обыденные вещи. Мысли о жрачке, случке, спячке. И убийства ради достижения этих трех вещей… Вот мне за это обидно больше чем за вымирание людей. За Бетховена обидно. За Моцарта. За многих других. За все, что они творили. Они вот старались, запуская свои творения в вечность для сопровождения будущих поколений людей. А эти поколения все профукали. Обидно, Коля. — Он извлек из внутреннего кармана своего бушлата сверток портяночной ткани. Развернул его. Там был тот самый предохранитель атомной бомбы. — И теперь еще в добавок придется снова взрывать… Выпускать чудовищного джина из глубин атома…
Он повертел в руках предохранитель, вздохнул, затем обратил внимание на стеклянный флакон в складках свертка.
— А это что такое? — произнес Яхонтов.
Васнецов узнал пузырек с прозрачной жидкостью. Он вспомнил, как они ехали на инженерной машине БАТ-2 среди руин Екатеринбурга. Он, Крест и Дитрих. Рейдер отдал тогда это пузырек Илье. «Может пригодиться», — сказал тогда он.
Николай прикрыл глаза, сосредоточенно думая о сильнодействующем эфирном снотворном, что было в пузырьке. И реквием Моцарта стал острее врезаться в его разум.
— Может пригодиться… — тихо прошептал он.
— Чего? — Варяг взглянул на него.
— Я говорю, это Ильи. Понятия не имею что это, но это Ильи.
— Понятно, — кивнул Яхонтов, кладя пузырек в протянутую Николаем ладонь. Варяг потерял всякий интерес к этому предмету. Впрочем, интереса и не было. Просто этот флакон был с предохранителем ядерного заряда и теперь узнав, что эти предметы никоим образом не связаны, кроме того факта, что оба принадлежали погибшему Людоеду, он тут же о нем забыл. А вот Николай напротив. Думал теперь только об этой склянке. Вернее, о ее содержимом. И думать ему помогала музыка.
Wonderful World
Варяг не собирался спать. Он хотел остаток жизни провести с музыкой, которой был лишен долгие годы и, мог слушать невероятно редко. Он еще сидел какое-то время, размышляя вслух о судьбе человечества и, видимо ища тем самым для себя самого обоснование того, что это человечество стоит принесения в жертву спасителя людей. Потом он вдруг стал чесать свою бороду и бормотать о том, что возможно ее стоит побрить перед смертью.
— А нет… — добавил он устало после долгих раздумий. — Не буду. Этот мир прекрасен и с бородой…
Данная фраза была последней, которую Николай услышал от Варяга. Тот сразу сник и Васнецов понял, что он уснул. Усталость после похода к луноходу за бомбой сделала свое дело. И Яхонтов поддался ей. Даже не смотря на то, что спать перед смертью глупо…
Из динамиков снова запел Луи Армстронг о прекрасном мире. Видно что-то намудрил с магнитофоном Варяг и зациклил некоторые композиции на диске.
Николай какое-то время разглядывал магнитофон, пытаясь понять, как тут можно изменить громкость звука. Нашел кнопки с плюсом и минусом и решил что это то, что нужно. Так и оказалось. Когда он нажал плюс, звук чуть прибавился. Николай нажал еще несколько раз, постепенно увеличивая звук и наблюдая за реакцией товарищей. Реакции не было. Спали они крепко. Васнецов порылся в вещмешке и извлек оттуда респиратор. Надел на лицо. Затем осторожно открыл пузырек Дитриха и капнул на воротник бушлата Яхонтова. Капля эфира выдохнется минут за десять. Но часть будет вдыхать и Варяг. Он наверняка пару часов не сможет проснуться. Затем Васнецов капнул эфир и возле лица Вячеслава. После этого он присел на койку рядом с братом и осторожно положил ему руку на плечо. Вздохнул, слушая музыку и вспоминая прожитые годы, где его постоянным и неустанным спутником был Славик. Названный брат. Да нет же… Самый настоящий брат. Такой брат, который должен быть непременно. Веселый. Добрый. Старший. Баламут…
Он не помнил, как в их семье появился перепуганный внезапный Армагеддоном девятилетний сирота из детского дома. Но, так вышло, что когда осиротел весь мир, то сам Славик обрел семью. И пусть совсем не надолго, но полноценную. С отцом матерью и младшим братиком. Но вскоре не стало матери, а отец стал уходить в далекие рейды. И остались они вдвоем, и было так всегда…
Он сейчас снова остро ощутил боль оттого, что забыл в своем подвале фотографию отца. И больно было, что он совсем не помнил мать. Он помнил только те жуткие похороны в противогазах. Он думал о матери, вслушиваясь в голос Луи Армстронга и вспоминая шествие людей, идущих закапывать тех, кто умер от черного дождя. Мрачная колонна людей в противогазах идут среди деревьев, усыпанных почерневшими и скрученными листьями. Идут и молчат. Только шипят их маски от дыхания или слез. И тянут они трупы к погребальной яме. А этот человек поет о прекрасном мире…
Он и не заметил, как в его сознании поселилось жуткое откровение. Откуда-то он внезапно стал знать, что умерла не просто его мать. Она ждала ребенка. Она была беременна младшим братом Николая. Или нет… Сестрой… Да! Сестрой. Васнецов почувствовал, как ком подкатывает к горлу, а слезы к глазам. Да. Мать потеряла ребенка из-за страшного стресса и вскоре умерла сама, попав под радиоактивные осадки. Но перед этим родители приютили Славика. Хоть какое-то утешение. Какой бы была его сестра в том случае, если бы родилась на свет? Такой как Рана? Такой как Табита? Ему повезло родиться до ядерных ударов. Но всем, кто пришел в этот мир после дня перечеркнувшего историю всей планеты на «ДО» и «ПОСЛЕ» предстояло пройти страшный отбор в дьявольской лотерее. Одна нога короче другой? Две головы? Отсутствие глаз? Несвертываемость крови? Масса вариантов. Но только один мизерный шанс родиться нормальным… Но ведь настанут времена, когда все измениться? Когда дети будут смеяться и бегать друг за другом, купаясь в лучах теплого солнца под чистым небом. И будут кататься на качелях и их скрип не будет пугать… Качели… Черт возьми, довольно ждать. Чем раньше сделать дело, тем скорее…
Алиллуя всем будущим детям!
Allegretto
Вот и пришло к концу наше долгое путешествие. И я знаю, что я сделал правильный выбор. Если не верить в то, что все не напрасно, то для чего тогда все это нужно было? Я верю, что все не зря. И ни смотря, ни на что, я верю в человека. Верю в бога в человеке. Я верю в вас.
Жив ли мой дядя, начавший писать этот дневник? Жив ли мой отец, отправившийся искать его, своего брата… Мне уже никогда не узнать. Но я знаю одно. Если они погибли, то очень скоро я их встречу. Но если они живы. То у них будет шанс жить и дальше, сколько на роду написано, а не ХАРПом предписано. Мой дядя не знал, каким будет человек будущего, в чьи руки попадут эти строки. Тем более он не мог себе представить, что этим человеком буду я. Николай Васнецов. Сын его брата. Но я дописываю этот блокнот с полной уверенностью в том, что мои строки, обращенные к будущим поколениям, найдут своего читателя, ибо эти поколения будут непременно. Будет солнце и весна. Будет жизнь. Будут дети. И не приведи вас господь забыть о том, что натворили ваши предки. Не забывайте этого! Пусть вам будет страшно! Но только так вы поймете ценность жизни вашей. Ценность вашего хрупкого мира и единственной планеты. Одной на всех. Она одна, как мать. Она дает вам жизнь. Она любит вас. Так помните об этом. Вы, новые поколения будущего, не станьте неразумными великовозрастными чадами, утопающими в своих низменных страстях и комплексах. Не станьте теми, кто убивал себе подобных и воевал с природой, мня себя ее венцом и повелителем. Беря от планеты все и не отдавая ничего взамен. Рано или поздно придется платить по счетам. Наша цивилизация заплатила страшную цену. Так пусть такая цена с лихвой окупиться вашим разумом, способным понять, что у вас всего одна жизнь. Один мир. Одна планета. И посему всего один шанс. ВТОРОГО ШАНСА НЕ БУДЕТ! ПОМНИ ОБ ЭТОМ, ЧЕЛОВЕК!
Я заканчиваю свое короткое обращение к тебе, читатель. Знай. То, что я сделал, я сделал ради тебя. Ради всех вас. Ныне живущих и еще не родившихся. Ради тех, кто погиб уже и стоит на краю гибели. Ради человека и волка, крысы и медведя. Ради той искорки жизни, которая однажды вспыхнула на этой планете и не должна погаснуть только из-за того, что появился в этом мире человек. Заклинаю тебя — ПОМНИ ВОЙНУ!
29.06.20…..г… Николай Николаевич «Блаженный» Васнецов.
* * *
Он вложил химический карандаш между страниц дневника и бережно положил его на койку Варяга.
— Прощай Варяг. Прощай братишка. Не обижайтесь.
* * *
Он знал, что Табита не спит. Часовой спал на своем месте, сгорбившись за столом, а вот девочка сидела в своем кресле и гладила жутковатую куклу по голове. Часовой забормотал что-то. Поднял голову. Но Николай тут же прижал к его лицу кусок материи пропитанной эфиром. Дело сделано. Человек закатил глаза и распластался на своем стуле, рискуя упасть. Васнецов осторожно подхватил его и уложил на стол.
— Nicolay? — прошептала Табита.
— Да. Это я.
Девочка улыбнулась и протянула худые ручки.
— Nicolay. Nicky. Savior.
— Да. Я спасу вас. — Он осторожно взял ее ладошки в свои.
— Save us…
— У меня для тебя есть кое-что.
— What?
И Васнецов вложил в ее руки плюшевого медведя. Того самого. Одинокого и покинутого. Найденного в разбитом поезде. И Людоед дал иголку с ниткой, чтоб пришить бедолаге лапку…
— Это мишка. Он теперь твой.
— Mishka? Russian Mishka?
— Да. Рашшен Мишка. — Коля улыбнулся.
Девочка прижала плюшевого медведя к себе, нежно обнимая и дрожащим, едва не плачущим голосом прошептала:
— Love you, Russian Mishka. Love you, Nicolai…
Поцеловав медвежонка в пропитанный каплей эфира нос, она тут же уснула. Пусть спит. Просто прощания он не вынес бы. А проснется она уже спасенной…
* * *
Он шел в темноте, держась за трос. Была ночь. Где-то вдали мерцало красное зарево ХАРПа. Николай очень надеялся, что мерцает оно последнюю ночь. Завтра мир станет другим. Без этого убийцы созданного человеком для самоубийства. Точнее, для контрольного выстрела после свершившегося много лет назад самоубийства. Подъем на холм был не простым. Ведь он не взял снегоступы. Он просто не подумал, что в том деле, которое он задумал, они ему понадобятся. Ну да ничего. Идти не так много. Можно и потерпеть неудобства связанные с проваливающимися в снег ногами. Он брел, тяжело дыша и глядя вперед. Впереди пост. Там человека два. В ангаре еще двое. Эфира должно хватить. Но вот сложно усыпить сразу двоих. Непросто. Но, черт возьми. На кону сейчас стоит абсолютно ВСЕ! Надо постараться. Надо во что бы то ни стало сделать это.
Он огляделся. Во мраке на склонах холма по обе стороны от натянутого троса проглядывались странные призрачные силуэты. Нет времени разбираться, есть там кто-то или нет. Может это просто видения, одни из тех, что сопровождали его весь этот нелегкий путь. А может это действительно выстроились десятки людей или не людей и молча взирают, как он восходит на холм, к своему главному в его жизни и для всего мира поступку.
— Подождите. Уже скоро, — бормотал он, обращаясь ни к кому конкретно и ко всем сразу. — Скоро. Скоро.
Он шел. Падал. Поднимался. Снова шел. Слышал только свое тяжелое дыхание и старался сосредоточиться на путеводном стальном тросе. А в голове звучала музыка Бетховена, которую он слышал, когда уходил их комнаты. Каждый шаг давался все труднее, но вместо отчаянья Николай чувствовал лишь нарастающую ярость. Чем больше у него на пути будет помех, тем с большим удовольствием и остервенением он разнесет их в пух и прах. Надо идти. Надо рваться вперед. Надо достичь цели. Он сделал так много. И осталось всего ничего. Но, черт возьми, как же тяжело даются эти ничтожные метры…
Внутри блокпоста сделанного из сосновых бревен находись двое. Это были люди Рэймена. Они узнали его, несмотря на респиратор. Что-то между собой заговорили. Николай понял только уже знакомую фразу «Last Ivan». После этого они устало засмеялись. Николай тоже засмеялся, подойдя к ним близко и, прижал к их лицам свои одетые в рукавицы ладони. Их секундное недоумение сменилось гневом. Один обмяк довольно быстро. Второй успел оттолкнуть Васнецова и уже с трудом поднимал свой автомат. Николай снова подошел к нему близко и просто без особого труда вырвал у него оружие. Охранник закатил глаза и, прислонившись к стене, сполз по ней на дощатый и покрытый шкурами пол, теряя сознание. Николай оставил автомат и двинулся в лаз, ведущий к ангару. Всего десяток метров…
В ангаре еще двое. Один спит в автомобильном кресле. Другой колдует у печки. Он взглянул на Николая и что-то сказал, не отрываясь от своего занятия.
Васнецов не ответил, капая на рукавицу, свежую каплю эфира. Последнюю каплю.
Американец повторил вопрос и снова повернул голову. С изумлением заметил, что русский быстро движется к нему.
— What the fuck? — только и успел сказать он. Николай резко зажал ему рот рукавицей.
Тот дернулся несколько раз и потерял сознание. Зато очнулся тот, что спал. Он вскочил с кресла и повторил последнюю фразу своего друга, но громче и злее. Схватился за оружие в тот момент, когда Николай бросился к нему. Васнецов сбил американца с ног и так же прижал к его лицу рукавицу. Они возились и катались по полу почти минуту, пока, наконец, охранник не затих. Николай обессилено перевернулся на спину и уставился в потолок мутнеющим взглядом. Глаза слипались, и веки категорически не хотели разжиматься. Они весили словно тонну. Сознание утопало в какой-то апатии. Он понял, что-либо вдохнул эфир. Либо капля его, попавшая на раку, впиталась через пору в кровь и делает свое дело. Это означал провал того, что он задумал. Из последних сил он нащупал у лежащего рядом в бессознательном состоянии американца нож на поясном ремне. Извлек его из ножен и вонзил себе в ногу, слыша, как залаяла привязанная к самолету сторожевая собака.
Острая боль с трудом вернула его в чувство. Николай зарычал, отбрасывая окровавленный нож, и поднялся на ноги, не обращая внимания на кровотечение. Шатаясь, побрел к самолету. Там по-прежнему захлебывалась лаем собака. Затем вернулся к распластанным на полу телам. С трудом затащил их на кресло и закидал имевшимися здесь звериными шкурами. Ведь когда он уйдет, закрыть ангар будет не кому, и они без теплых шкур могут замерзнуть до своего пробуждения.
Ну… Самолет… Он доковылял до него, морщась от боли и встал на четвереньки, ловя своим взглядом взгляд сторожевого пса.
— Заткнись, — зашипел он. — Ради всего святого, замолкни. Я не боюсь тебя. Не мешай мне. Или я тебя убью. Но я не хочу тебя убивать. Я вообще больше не хочу никого убивать.
Шипение и пристальный взгляд Николая подействовали на собаку удручающе. Пес заскулил и заполз под самолет.
— Так-то лучше. — Васнецов отвязал веревку и потащил упирающегося и испытывающего страх зверя к двери. Привязал к ручке. Постоял, сжимая болящую рану в ноге.
— Не пускай сюда никого, пока я не уйду, — сказал он псу и направился к самолету.
Он открыл дверь кабины. За пилотским креслом на полу лежала бомба. Та самая, так не похожая на бомбу. Стальной ящик рифленого железа окрашенного в защитный цвет. Странно, что тут всего два охранника. Хотя с другой стороны, зачем больше? Ангар далеко от поселения. На холме. Сюда некому, да и не зачем соваться. Основные силы вооруженных людей нужны не здесь…
К бомбе ремнями пристегнут какой-то мешок. От него эластичный шнур зацеплен карабином за ножку пассажирского кресла. Может это парашют, о котором говорил Варяг? Не важно. Главное что ОНА здесь.
Он положил ладонь на корпус бомбы. Холодная. Как всегда. Но скрывающее адское пламя в своих недрах. Этот холод отрезвлял больше чем боль в ноге. Он погладил ее с какой-то благоговейной нежностью и вдруг поцеловал в ледяной безжизненный корпус.
— Внучка Ферми и Оппенгеймера… Любимая девочка Людоеда… Послушай меня, родная. Не подведи, слышишь? — зашептал он. — На тебя теперь вся надежда. Твои сестры уничтожали мир. А тебе его спасти надо. Давай сделаем это. Не подведи детка. Не подведи всех нас.
Ему казалось, что холодное молчание бомбы стало для него положительным ответом.
Николай открыл ворота ангара, подняв большую створку к потолку при помощи лебедки. Перед ним разверзлась бездна ледяной ночи, где в темноте проглядывалось красноватое свечение, отраженная в бесконечных тучах.
— Сейчас… Уже скоро… — бормотал Васнецов шатаясь.
Метрах в сорока перед ангаром с двух сторон торчали стальные столбы и между ними натянута массивная цепь. Она перегораживала путь самолету и, Васнецов не сразу понял, для чего она. Осмотрев ее и с облегчением почувствовав, что кровотечение ослабло на морозе, он вернулся к самолету и стал цеплять вторую лебедку к лыжному шасси. Затем потянул от нее трос к цепи. Накинул крюк. Снова заковылял к самолету и стал крутить лебедку. Вот зачем цепь.
Пришлось повозиться минут пятнадцать. Самолет с трудом, но все же выполз из своего более-менее теплого логова на жгучий холод ночной Аляски. Поколебавшись, какое-то время, он все же решил вернуться в ангар и закрыть воротину. Но тогда из ангара к самолету не выйти. Надо будет идти в обход. Это неприемлемо. Особенно с такой ногой.
Николай подкатил бочку и опустившаяся воротина уперлась в нее. Осталась небольшая щель. Но так все же меньше холода будет проникать внутрь. Васнецов выполз через щель, убрал лебедку. Отстрелил из автомата навесной замок держащий перегородившую дорогу цепь и, наконец, оказался в кабине самолета. Обернулся, взглянув на лежащую в безмятежном спокойствии ядерную бомбу.
— Ну, деточка. Полетели?
Он совсем недолго изучал приборную панель. Единицы измерения на шкалах приборов были в незнакомой ему системе. Но он ощущал полную уверенность, что справится. Главное найти зажигание. Вот оно…
Поршневой двигатель чихнул, заурчал. Пришли в движение лопасти, и вдруг самолет взревел и винт завертелся с такой скоростью, что рисовал перед взором пилота прозрачную пелену. Стальная птица задрожала, предвкушая скорый полет.
— Резвый какой, — усмехнулся Николай. — Ну, покажи, на что ты способен.
Он дал двигателю прогреться некоторое время, затем стал прибавлять обороты двигателя. Самолет качнулся.
— Черт… Закрылки… Как там Варяг рассказывал… Закрылки… Кажется вот эта ручка… Нет? Вот эта… — Он обернулся и взглянул на крыло. — Точно. Закрылки выпущены. Ну… Поехали…
Самолет тронулся с места. Сначала нехотя. Затем его скольжение лыжами по снегу стало стремительно нарастать. С этой стороны холма уклон был практически незаметен. Но по обе стороны от взлетно-посадочной полосы холм круто уходил вниз. Самолет стало вести влево но Васнецов сумел выровнять его на прежний курс, то и дело, поглядывая на прибор показывающий скорость.
— Черт… Какая у него скорость взлета… Когда тянуть штурвал?
Ответ пришел скоро. Николай почувствовал, как самолет уже сам пытается оторваться от снежного покрова. Прав был Варяг. Такая машина сама будет рваться в небо. И он потянул штурвал. «Пайпер Чероки» взмыл над замерзшим миром.
— Я сделал это… Я сделал это!!! — заорал Николай. — Я сам смог это сделать!
Самолет набирал высоту. Однако ХАРП находился в противоположной стороне от направления полета. Набрав приемлемую высоту и выровняв машину, надо разворачиваться. Васнецов осторожно командовал послушной машиной. Но когда дошла очередь до разворота, он вдруг ощутил холод в спине и боль в висках. И скрип… Нет. Это не самолет скрипит. Это качели. Ну что опять…
Он повернул голову. Рядом сидела красивая девушка. Нет. Не красивая. Сказочно красивая. С золотистыми волосами, которые волнами развивались вокруг ее лица и ажурном белом платье. И не холодно же ей…
— Ты на хрен кто еще такая, — пробормотал Васнецов, чувствуя, что какая-то сила заволакивает его сознание.
— Коля, ты хорошо подумал? Ты уверен, что сделал правильный выбор? — пропела она чарующим голосом и на родном для него языке.
— А тебе что? Какое дело? — бормотал он.
— Ты же землю последнего шанса лишаешь.
— Что? Я лишаю землю последнего шанса?
— Конечно. Ты выпустишь людей из их нор. Ты дашь им возможность возродить стертое с лица земли и продолжить их вечную войну. И добить планету. Но на самом деле они должны исчезнуть. Их цивилизация не первая. Но все кто не справился с развитием разума, а уповал лишь на развитие технологий, стирались из истории, и начиналось все сначала. И каждый раз был возможен, пока жива земля. А ты хочешь оставить землю снова наедине с ее убийцами. Одумайся. Что ты хочешь сделать. Взорвать атомную бомбу. Опять. Опять!
— Да кто ты такая?! Ты чертово порождение ХАРПа или сам ХАРП?
— Я? Я судьба твоя.
— Ну да. Конечно. Судьба, — Николай усмехнулся. — Просто я нецелованный пацан в рассвете сил. Вот мне смазливые бабы и мерещатся постоянно. Ты лишь плод моего воображения, порожденного разумом, протестующим против того, чтобы я помер девственником.
И он засмеялся…
— Только плевать мне на это, — продолжал Васнецов. — Сейчас меня на это не купишь. Раньше может быть. Но не сейчас.
— Ты не о том думаешь, Коля. Ты о земле подумай. Оставь все как есть. Дай завершить стерилизацию планеты от людей. Дай земле шанс.
— Нет сладенькая. Идешь ты к чертовой бабушке. Земля — это люди. А я верю в людей. Сволочи они конечно. Но, черт возьми, я верю в бога в людях. В каждом. Только бы им его отыскать в себе. Они поймут. Они все поймут. И встанут на правильный путь. И дети… Ведь никто сволочью не рождается…
— В людей веришь? — В голосе девицы слышался отчаянный протест. — В тех, кто себе подобных в Москве вешал или отрезал им головы? В тех, кто под Москвой грабил беженцев? В каннибалов с их малолетними проститутками? В вандалов, что детей за ноги и об стену головой? В черновиков, что Риту толпой насиловали и людей в рабство угоняли, ставя им клейма на лоб? В гвардейцев и легионеров, истреблявших друг друга? В местных ковбоев, мечтающих только об одном, завладеть огромным арсеналом оружия стражей? Ты в них веришь?!
Черт возьми. А она права. Она чертовски права. И как я мог забыть обо всем том, что видел по пути сюда. Как я мог сбросить со счетов всю эту мерзость порождаемую людьми. Ведь даже пси-волки и молохиты — это всего лишь порождения людей. Чертовы люди. Нет, она права. Надо избавить от них и дать простор хуманималам и морлокам. Они уже не люди и тем лучше для них. И нерационально паломничество хуманималов к ХАРПу, лишь непонятное явление людям. Но у них все понятно. Они идут к своему спасителю, призванному уничтожить людей и дать им шанс построить свой мир. И он быть может, станет лучше. Ведь Джуниор… Он оказался всего лишь изуродованным людьми маленьким мальчиком, но ставшим диким хуманималом не лишенным благородством. Он спас меня чтобы я спас Землю и… И кого? Людей или хуманималов? Нет. Она все-таки права. Надо убраться подальше от людей и от ХАРПа. Надо разбить эту бомбу и лишить людей последнего призрачного шанса… Шанс людей в атомной бомбе… Какая гнусная ирония…
Он так и не развернул самолет и летел прямо. Впереди горная гряда. Он задрал ревущий мотором нос вверх и утонул в облаках…
* * *
Чистое небо разверзлось черной бездной внезапно. Оно было усыпано мириадами сверкающих бесценными бриллиантами звезд. И он увидел полную Луну. Ту самую, которую так и не достигли Андрей, Юра и тот безвестный индус что летел с ними. Он смотрел на нее как завороженный, вдруг ощутив, что ее печальный лик до боли напоминает ему Рану.
Луна… Звезды… А может все-таки дать людям опомниться и выжить? Еще может не поздно? Они смогут возродиться? Ведь еще не истлели последние книги, таящие в себе великие знания цивилизации. Еще звучит где-то музыка гениальных композиторов, что так вдохновляет людей и побуждает в них прекрасные чувства… И они поумнеют. Отстроятся. И полетят в один прекрасный день к этим звездам и на Луну. И ослабят свой нажим на родную планету. Только… Что тогда… Они распространят свою мерзость во всей вселенной? И потом кому-то придется переться уже не на Аляску, а в другую галактику, чтобы все это спасти? Что делать, черт возьми. Рана… Ну где ты… Подскажи.
И Рана заговорила с ним печальным ликом Луны:
— Самое волнующее и беспокойное, чувство охватывает человека, когда он с другим человеком. Самое удивительное чувство. Когда он с другим человеком. В общении, будь то язык жестов, тела, интимной близости и просто слов. Когда вдруг человек начинает осознавать, что тот, другой, при всей их непохожести… будь то разность полов, наций, религий… вдруг находят в себе общие черты, интересы, увлечения, мысли… чувства… И тогда ты понимаешь, что вы все едины… Люди всех наций и религий… Граждане всех стран… Все едины в своем разнообразии. Как разные цвета создают единое великолепие радуги. Как разные буквы создают слова, а слова строки поэмы, захватывающей книги или письма к любимому человеку. Как семь разных нот создают чудесную симфонию, которая будоражит чувства и разум таких разных людей… И в этом сила человека. Его надежда на будущее. Его шанс на бессмертие в единстве жизни на одной, единой живой планете которую создают разные растения и животные, люди и насекомые… Живой океан. Мы все — атомы. Из атомов рождаемся и в них превращаемся. И эти атомы снова превращаются. Или в камень или в живую плоть. В воду и воздух. И мы бессмертны в своем преображении, если только возможна сама жизнь. Так ответь се
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5374
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Пт Июн 14, 2013 9:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

И мы бессмертны в своем преображении, если только возможна сама жизнь. Так ответь себе, надо спасти жизнь и деть ей шанс, или пусть ХАРП воспользуется своим шансом все окончательно уничтожить?..
Все бело и ровный белый свет льется отовсюду. Рана стоит перед ним и ждет ответа. А за ее спиной… Тысячи людей. Вон Андрей. С ним Ульяна-Пчелка и еще какая-то женщина. Он все-таки нашел дочь, и жена признала его? Вон Гусляков. Вон… Кто это? Да это же Джуниор… Он в человеческом облике. Туранчокс со своей девицей. Молоденькая канибалка из кантины олигарха. Вон Юра… Участковый Дыбецкий со своей семьей. Убитые Варягом мародеры из гадовника. Турпо и Вейнард. Тысячи… Тысячи людей… Вандалы, бандиты, черновики, конфедераты, гвардейцы, вавилонцы, Томас и Си Джэй… Тиббетс и Даладье… Они тут все вместе. Все, чьими жизнями был устлан их путь к ХАРПу. А может там, где-то в этой толпе его мать и Илья Крест? Они стоят и смотрят на него. И ждут. Ждут его решения. А значит, и ждут живые. Просто живые еще не знают, какая опасность нависла над ними. Не все еще знают. А мертвые уже давно все поняли. Они извлекли урок, потому что мертвые. Так неужели лишь смерть должна стать уроком для жизни? Смерть… Всего одна. Самопожертвование…
И Николай улыбнулся.
— Очень скоро, Рана, я, наконец, смогу обнять тебя и быть с тобой. И никуда я уже тебя не отпущу.
Была ли девица на соседнем сидении явлением самого ХАРПа, или просто разыгравшимся воображением блаженного, уже не важно.
Он развернулся и побежал навстречу бегущему в его сторону огромному черному на белом фоне кремниевому псу-стражу. Они неслись на встречу друг другу. Пес, чтобы добить жизнь. А Николай… Он ведь морлок. А морлок бросился в пасть вожаку люпусов, чтобы сжать ему челюсти руками и дать своим соплеменникам покончить с тварью. Он пожертвовал собой ради остальных…
* * *
Самолет завалился на правое крыло и стал резко разворачиваться. Только когда перед ним возникло красное сияние ХАРПа, он снова выровнялся и устремился вперед. Он принял решение. И все теперь решали минуты. Только бы хватило топлива и, только бы не подвела любимая девочка Людоеда…
Атомная бомба.
Реквием
Ночь надежно держала в своих объятиях долину, и только всполохи энергии установки часто разрывали ночную мглу, поднимаясь вверх и, окрашивая облака в красный светящийся цвет. Год за годом день сменял ночь, и ночь приходила вовремя на смену унылому сумрачному дню. Но сегодня все было по-другому. Сегодня в долине вспыхнуло солнце. Ярчайшая вспышка белого раскаленного света мгновенно обрела размеры огромного шара и, грохочущий кипящий невероятной температурой удар обрушился на пятнадцать гектаров антенн-излучателей, плавя их за доли секунды и испаряя прямо в ненасытную пасть освобожденной ядерной энергии. Страшный удар обрушился на землю, и всесокрушающая волна вздыбила свинцовые тучи, разгоняя их от себя ровным кругом. Врезавшаяся в землю ударная волна забурлила и со сверхзвуковой скоростью устремилась в разные стороны, взламывая корку иссушенного излучением ХАРПа грунта, огромные массы снега, погибшие в этой адской долине деревья. Нестерпимый жар ударил по окутавшему все холоду и погнал его прочь гигантской стеной клубящейся пыли и водяного пара от испаренного снега. За предварительной ударной волной следовала не менее мощная, вторая, подгоняющая клубящийся ад и срывающая деревья с давно ими узаконенных мест. Но как только волна стала давать слабину, то в образованную ей пустоту тут же хлынул окружающий воздух, увлекая за собой обратно к эпицентру камни, пар, пыль, обломки деревьев и пепел. И в центре всего этого клекотал и переливался яркими огнями адского пламени гриб, вздымающий в очищенное от туч ночное небо исполинскую огненную шапку.
Сегодня в долине ХАРПа, через двадцать лет после атомной войны грянул запоздавший на долгие годы ядерный взрыв…
* * *
Люди были в растерянности. Они стояли на улице и в недоумении смотрели на небо, еще не до конца осознавая, что произошло. Тучи были где-то там, на горизонте. И это было непривычно. Утреннее небо был синим, похожим на разлитую, на белом листе ватмана жидко разведенную водой гуашь. И подобно возникающим на мокрой бумаге волдырям, отбрасывающим тени, небо местами было покрыто мазками небольших и с неясными очертаниями облаков. Серых и черных от свежего пепла.
Ветер дул на север и можно было не опасаться, что радиоактивные осадки от ночного взрыва выпадут в этом крохотном уголке сохранившегося человеческого общества. Горная гряда загораживала восходящее солнце, но вот-вот оно поднимется выше и засияет всем своим позабытым людьми великолепием. И настанет долгожданный настоящий день…
А люди были в растерянности… Они стояли на улице и в недоумении смотрели на небо.… Все кроме двоих…
Вячеслав Сквернослов стоял на коленях в снегу и прижимал ко лбу сжатые кулаки. Он плакал. Он никогда раньше так не плакал. Но сегодня он потерял своего младшего брата. Самого близкого и родного человека.
Варяг стоял рядом и, положив руку на плечо Вячеслава, опустошенным взглядом смотрел в снег. Он не мог понять, как могло так выйти, что не он, единственный оставшийся летчик повел самолет в бездну, а сделал это несмышленый юнец, который даже велосипед водить не умел. Он не понимал, почему ему, стареющему одинокому мужчине придется теперь жить, а молодой, начинающий жизнь Колька Васнецов испарился вместе с ХАРПом…
Рэймен вздохнул и с сочувствием посмотрел на своих убитых горем гостей. Сегодня ведь праздник избавления для всех людей. Но у этих двоих страшное горе и это самое обидное. Обидно, что людям так и не довелось найти другого решения.
— Stupid idiots! — орал направляющийся к ним решительным шагом Хорнет. — Vi dobilis svoego! Fucking assholes!
Рэймен перегородил ему путь и остановил его.
— Зачем ты кричишь, Дональд. Теперь ничего не изменить. Но ты пойми, что они спасли нас всех. Точнее он спас. Тот парень. Николай.
— Ты хоть понимаешь, что будет теперь? Нам нужен был ХАРП!
— Это ты так думаешь, или это внушил тебе сам ХАРП? — Морган усмехнулся.
— Да иди ты…
Варяг растер ладонью по своему лицу скупые слезы.
— Пошел ты на хрен, Дональд. Пошел-ка ты на хрен…
— Мистер Хорнет, сэр, — к Дональду подбежал один из его ополченцев.
— Да, — рявкнул тот в ответ.
— Можно вас на минутку?
Они отошли в сторону.
— В чем дело? — Хорнет продолжал хмуриться.
— В этой суматохе мы взяли Линча и Раковски. Что делать с ними теперь?
Дональд хмыкнул.
— Линча я судить хотел. Но после того как русские уничтожили ХАРП, у Линча прибавится сочувствующих, считающих, что мы позволили русским нанести по Америке очередной ядерный удар и лишить нас электричества. Сделай так, чтоб он был застрелен при попытке к бегству. И по-тихому. Без него его фракция распадется.
— А Мадлен Раковски?
— Живая она бесполезна, но при этом ее надо кормить. Ты будешь делиться с ней своей едой?
— Сэр, но я…
— Вот и делай выбор, — перебил его Дональд.
— Я понял, сэр. А русские? Что с ними будет?
— Рэймен их опекает. — Хорнет задумался. — Вообще дайте им оружие и самый передовой рубеж. Стражи будут скоро здесь. Если русские погибнут как герои, защищая Хоуп Сити, это будет не плохо. Русские герои в Америке… Это символично и удобно для торга с Россией.
— А если они выживут?
— Если выживут… Что ж, живые русские герои облегчат нам контакт с Россией. Тоже не плохо.
Дональд стал уходить обратно в город, но ополченец снова окликнул его.
— Сэр, а зачем нам вообще контакт с этой Россией?
Хорнет остановился и, обернувшись, взглянул на своего бойца.
— Знаешь, Майкл, почему мы с тобой все еще имеем возможность ходить по этой планет и вот так разговаривать?
— Почему, сэр?
— Потому что ни Америка, ни Россия не израсходовали в ту войну и половины своего ядерного арсенала. Они нам нужны. Во всяком случае, на данном этапе.
Эпилога не будет
Берингов пролив трещал по швам. Огромные блины льдин толкались и рычали недовольно, расплескивая вокруг холодные темные волны. Впервые за столько лет шумело море. Оно проснулось. Прошло всего полтора месяца после уничтожения ХАРПа но планета уже просыпалась после долгой спячки в плену у льда и смертельно опасной установки. Планета зевала и потягивалась, ощущая свободу и строя планы на будущее. От ее зевоты дули пронзительные порывы ветра, подгоняющие ворчащий и взламывающийся лед. По небу плыли тучи, но они теперь не были связаны в свое многолетнее мрачное единство. То и дело в них виднелись большие просветы, через которые проглядывалась синева неба, и подмигивало планете яркое солнце.
— И что нам теперь, по льдинам перепрыгивать до самой Чукотки? — недовольно проворчал Сквернослов.
— Дурной? Искать будем другой путь. — Ответил Варяг, поправляя на плече автомат.
— Какой другой? Это самое короткое расстояние до России.
— Самый короткий путь, не самый простой и достижимый. Будем искать. На юг пойдем.
На вершине ближайшей сопки показался белый медведь с желтоватым отливом шерсти. Он увидел людей и стал издали наблюдать за ними, нюхая воздух.
— Глянь, Славик, это не наш старый знакомый, что на крыше лунохода катался?
— Да пойди ж ты разбери. Эти медведи, все на одно лицо.
— Да нет. Он это. Цвета такого шкура у него. Как грязный. — Варяг улыбнулся.
Медведь издал громкий рык и, рядом с ним возникла крупная белоснежная самка.
— Точно он. Узнал нас, — засмеялся Яхонтов.
Вячеслав сдернул с плеча автомат и приготовил его к стрельбе.
— Славик, не надо. Они же сидят там и просто наблюдают.
— Ага, наблюдают, когда мы спиной к ним повернемся.
Возникший с той стороны сопки белый комок промчался между взрослых хищников и пытался вырваться вперед, но мамаша сгребла его лапой и усадила перед собой. Медвежонок почесал ухо, покрутился на месте и занял позу, подражая папаше. Зевнул и уставился на людей. Отец семейства снова издал рык.
— Ты только посмотри, Слава, у них детеныш. Здоровый. Ты понимаешь?
— Что я должен понимать, — мрачно проговорил Сквернослов.
— Жизнь продолжается. Вот что.
— Н-да. Продолжается. Скажи это нашему Николаю блаженному.
Варяг вздохнул.
— Да… Коля, Коля… Но ты пойми, ради этого все и было. Ради жизни.
— Ну ладно, — Вячеслав лишь поморщился в ответ. — Я рад за этих зверушек. Нам то, что теперь делать?
— Как что. Искать дорогу домой. Непросто конечно. Но пока мы будем искать эту самую дорогу, нам будет, чем заняться и на этом континенте. Идем?
— Идем, — кивнул Сквернослов, бросая прощальный взгляд на семейство белых медведей.
И они направились на юг. Теперь два компаса, у Варяга и Вячеслава, показывали одно и тоже направление. И, скорее всего, все компасы теперь показывали один север, а значит один юг, восток и запад.
А Берингов пролив продолжал трещать по швам. И огромные блины льдин все толкались и рычали недовольно, расплескивая вокруг холодные темные волны. Сейчас ведь было лето…
* * *
Генерал Басов снова прислонил бинокль к лицу, глядя единственным глазом на подступающее к Надеждинску буйство зелени, растущей с такой скоростью, словно пыталось наверстать все упущенные годы. Он стоял на втором этаже полуразрушенного здания на окраине города. Подвал и первый этаж были давно затоплены. Здесь, с восточной стороны Надеждинска, было одно из немногих мест, где к городу можно было подобраться без помощи плота или лодки. По суше. А значит, сюда могли подойти и звери. Новые люпусы. Страшная напасть, обрушившаяся на их город с внезапно наступившей весной. И хотя сейчас по календарю была глубокая осень, лето никак не уступало своих позиций. Зелень не желала желтеть, и растительность рвалась из почвы и болота с поразительным упорством.
Со дня, когда в тучах появился первый просвет, открывший взору синее небо, прошло почти полгода. Это были очень не простые полгода. Очень быстро стал таять снег, и начались проливные дожди. За считанные дни были затоплены обжитые подвалы города. Весь привычный уклад жизни был снов разрушен, как и двадцать лет назад ядерной войной. Но в этот раз, очнувшейся природой. Ока вышла из берегов. Это было беспорядочное бегство людей из подвалов на верхние этажи еще стоявших зданий Надеждинска. Тогда еще держались холода, а здания уже долгие годы были не приспособлены для сохранения тепла и согревания людей. И люди гибли. Потом стало тепло. Но не стало легче. Начались эпидемии. И люди гибли.
Казалось, что природа, очнувшись, была неприятно удивлена тем, что люди еще живы. Казалось, что в планах природы и самой жизни людей уже нет. И беды обрушились на людей с невероятной силой. Наводнения, болезни, ураганы… Даже когда снега и лед растаяли, стало труднее с питьевой водой. Раньше ее добывали из снега, который был повсюду. Но теперь в тепле плодились болезнетворные бактерии. Перу месяцев назад уровень воды вокруг стал резко падать. Казалось, что станет легче. Нет. Снова не стало легче. Если до этого можно было передвигаться на лодках, то теперь всюду были топи и болота. Лишь редкие участки были проходимы для человека. Но по болотам могли передвигаться эти твари. Новые люпусы, что пришли с севера. Их широкие лапы, с помощью которых они раньше с легкостью передвигались по снегу, позволяли им проходить и топи. Эти звери отличались от старых видоизмененных волков одиночек. Эти были стайные. Они обладали жутким свойством сводить с ума. Зомбировать. Пока еще Надеждинск окружала вода, было легко справляться с их натиском. Они не плавали. Ядерная зима, в которой они родились, не знала водоемов, в которых они могли плавать. Но рано или поздно мог сработать инстинкт и умение их предков, обычных волков. Или рано или поздно воды сойдут. Ведь уровень воды падал. После того как три группы искателей погибли, больше не было даже той тонкой связи с окружающим миром. Надеждинск жил в осаде, в которой уже не было никакой надежды. Резкое изменение климата и отступление ядерной зимы принесли множество смертей в город. Не холод. Не снежные черви, которые вымерли из-за резко изменившихся условий. Не землетрясения, которые прекратились с приходом весны. Сама весна и пробуждение жизни несли людям смерть. Даже большая община язычников, что пришла в Надеждинск ища спасения от перемен, не могла пополнить те потери, которые понес город.
Генерал понимал, что они обречены. Но он не хотел думать о поражении. Если им осталась неделя, то прожить ее надо в борьбе. И смерть в борьбе и с оружием в руках, никакое не поражение. Он смотрел на окружающий топкий лес и одну из немногих тропу, по которой Новые люпусы могли подойти вплотную к городу и, думал не о том, что смерть неизбежна. Он думал о том, что надо искать выход. То, что случилось вчера, навело его на мысль о том, что этот выход может быть. Вчера вернулась группа охотников, которых уже три дня считали погибшей. Никто не мог долго находиться в лесу. Но они вернулись без потерь. И это люди, которые заблудились и оказались в ловушке и были окружены стаей Новых люпусов. Как такое могло быть? Эти звери не оставляли жертвам никаких шансов…
— Ну что ты молчишь, Малашенко? — проворчал Басов, не отрываясь от бинокля.
— А сколько можно рассказывать? — вздохнул молодой командир охотников. — Все равно никто нам не верит. И вся община смеется над нашей историей.
— Я не вижу ничего смешного. И я стараюсь понять, как вы спаслись. И почему, черт возьми, вы не взяли с собой компас?
— Ты же знаешь, что компасам до сих пор многие не доверяют. Уж за столько лет привыкли что…
— Я знаю про других. Но ты командир группы. Это была твоя обязанность.
— Я забыл, генерал, — Малашенко повесил голову.
— Ладно. Про твою забывчивость в таком важном деле мы после поговорим. Кто спугнул этих тварей, ведь они ни черта не боятся?
— Ну… Они обложили нас. Все. Плотным кольцом. И нас уже плющить начало. Они воют по-своему. Мозги уже накрывает. Мы из последних сил разума сообразили сбиться в кучу и гранаты приготовили, чтобы себя взорвать и им не достаться. В глазах плывет. И тут такой звук… Ну, как сирена воздушная. Рев такой жуткий. И мы понимаем, что это живое существо. И вроде резко отпускать начало. Все поднять голову бояться. Этого рева боятся. А я поднял голову и посмотрел. И смотрю, драпают люпусы. Никогда такого не видел. Уши прижали. Хвосты поджали и тикают кто куда. Я ошалел просто. И вижу, утес на берегу реки. А на самом краю утеса, прям как памятник, огромный зверь. Гигантский люпус стоит. И… И на нем… — Малашенко замолчал.
— Ну. Ну же, — Басов нахмурил единственный глаз.
— Дьявол верхом на люпусе. В черной накидке с капюшоном на голове. И пулемет в руках держит. Ну, просто дьявольски все это выглядит.
— Дьявол с пулеметом верхом на гигантском люпусе. — Хмыкнул стоявший в стороне Эмиль Казанов, который тоже наблюдал в бинокль. — А пулемет какой?
— Слушайте, ну вот на кой черт мне все это рассказывать, если мне не верит никто? Вот и Эмиль стебеться! — взорвался Малашенко.
— Тише! — повысил голос Басов. — Ты уверен в том, что ты рассказываешь?
— Я говорю то, что видел.
— Видел или привиделось? Это ведь разные вещи.
— Да откуда мне знать? Но факт в том, что эта хрень спасла нас. Вольно или не вольно, но спасла. И вообще, если всякую чертовщину отбросить, то думается мне, что это баба была.
— Какая баба?
— Верхом на люпусе. Баба это.
— Почему так считаешь?
— Да по комплекции сужу. Конечно, из-за плаща трудно судить. Но из-под капюшона волосы золотистые свисали. Да и… Люпус тот большой конечно. Но не лошадь ведь. С мужиком на хребте трудно ему пришлось бы.
— Может, все-таки галлюцинация была? — продолжал Басов.
— А твари отчего тогда разбежались?
— Блин. Кажется теперь и у меня галлюцинация, — подал голос Эмиль.
— Что такое? — Басов повернул голову в его сторону.
— Либо в кустах люпус мне мозги полощет, либо я вижу Эрнеста Гевару.
— Кого? — поморщился генерал.
— Че Гевару.
— Где?!
— Вон. Туда смотри. Правее чуть…
Басов снова прильнул к своему биноклю.
— Ага. Вижу. Человек идет. Невероятно. Он же оттуда где все кишит люпусами. Может зомби? Далековато, как ты его разглядел вообще?
— У меня же два глаза, — усмехнулся Казанов.
— Очень смешно, твою мать, — резко ответил Басов. — Гляди-ка. Остановился. Рукой нам машет?!
— Он же не может нас видеть, — пробормотал Эмиль…
Он действительно помахал рукой и продолжил свой путь к Надеждинску. Усталый, прихрамывающий, но с решительной улыбкой на устах. Хромовые ботинки с высоким берцем целеустремленно подминали, свежую траву, а деревянный посох давал ему уверенности в твердости грунта впереди и помогал справиться с хромотой. Он в черном мундире и при оружии. Кобура и меч на портупее. Автомат на плече. Из-под черного берета свисают давно не стриженные, черные волосы, с седыми висками и челкой. Лицо соскучилось по бритве. Он шел вперед. Только еще один раз остановился у развесистого клена уже недалеко от скрытого зарослями полуразрушенного дома, где стояли посты ополчения и сам генерал Басов. Стал разглядывать низко свисающие листья.
— Что он там увидел? — спросил Генерал.
— Он, кажется, гусеницу разглядывает. — Ответил Эмиль.
— Гусеницу? Зачем?
— Не знаю. На ботаника непохож вроде.
— Ботаники растения изучают. А гусениц энтомологи, — поправил Малашенко.
— Не умничай, капитан.
— Товарищ генерал, — послышался голос стрелка передового поста, что был у дальнего окна. — Что делать с ним? Он вооружен.
— Ничего пока. Оружие висит стволом вниз. Сейчас побеседуем. Но на мушке его держите.
Человек в черном улыбнулся греющемуся на кленовом листе тутовому шелкопряду и пошел дальше. Он приблизился, наконец, к дому и, подняв голову, козырнул генералу.
— Я вас приветствую, — сказал незнакомец. — Вы генерал Басов?
— Откуда вы знаете? — строго спросил Басов.
— А у вас внешность узнаваемая. Уж простите за дерзость. — Незнакомец улыбался.
Генерал нахмурился.
— Допустим. Вы кто?
— Ну, коль уж вы генерал авиации без авиации, то я, извольте, адмирал без флота.
Малашенко высунулся из окна.
— Послушайте, адмирал, вы в лесу не видели большого люпуса с бабой верхом на нем?
— Весьма эротичное зрелище, — усмехнулся незнакомец. — Я собственно пришел сюда с парой дел. Первое, это попросить вас не стрелять когда сюда придет этот самый люпус и его наездница. Они друзья.
— Откуда нам знать, что они друзья? — ответил Басов.
— Ну, так ведь ваши молодчики живы благодаря им. Это ли не показатель?
— Допустим. Какое еще дело?
— Я уполномочен доставить вам послание от Старшины сибирской республики. От Вавилонии и Уральского братства. От конфедерации Москвы. На повестке дня вопрос о возрождении Российской державы. Приглашаю к сему процессу присоединиться. Вот только помогу вам со зверьками, что докучают вам разобраться и начнем.
Басов покачал головой. Вон оно как. Они значит, тут погибают в осаде и болотах. А там какие-то республики, конфедерации и прочее, государственность возрождают. Не все так плохо значит?
Тем временем незнакомец огляделся. Развел руками, указывая на бурную растительность вокруг, и произнес:
— А ведь им удалось, а! Плохо ли стало. Хорошо ли. Вопрос другой. Но они это сделали!
— Кто? Что сделали?
— Варяг Яхонтов. Андрей Макаров. Юра Алексеев. Славка Сквернослов. Колька Васнецов. Они сделали это. ХАРПа больше нет!
Басов вытаращил на него свой единственный глаз.
— Кто вы?!
Незнакомец почесал бороду, изображая застенчивую улыбку.
— Вы только не пугайтесь. Но друзья обычно называют меня…
ЛЮДОЕД…
* * *
ЧЕЛОВЕК! ПОМНИ! У ТЕБЯ ОДИН МИР! ОДНА ПЛАНЕТА! ОДНА ЖИЗНЬ! А ЗНАЧИТ ВСЕГО ОДИН ШАНС!
ВТОРОГО ШАНСА НЕ БУДЕТ!
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ. -> Ведогоньи сказы Часовой пояс: GMT + 4
На страницу Пред.  1, 2, 3
Страница 3 из 3

Перейти:  

Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001 phpBB Group
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS

Chronicles phpBB2 theme by Jakob Persson (http://www.eddingschronicles.com). Stone textures by Patty Herford.