Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ.


ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ.

Мнения участников могут оскорбить ваши религиозные чувства.
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Сказки
На страницу 1, 2, 3  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ. -> Ведогоньи сказы
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5439
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Сб Сен 27, 2008 10:11 am    Заголовок сообщения: Сказки Ответить с цитатой  

Взято отсюда
http://www.liveinternet.ru/users/aliestre/post73210510
Ночью я подслушала разговор Денницы и Чернобога. Вот о чём они говорили...

- Чернобог, а почему тебя называют царём неба? Я думал, что царь неба - это солнце или на худой конец, луна.
- А что будет если убрать их оттуда?
- Ммм... ничего. Просто чёрное небо.
- Вот видишь. Оно неизменно. А тебя почему называют Денницей? Ты же появляешься затемно.
- Да. Но я предвещаю новый день, и всякий кто увидит меня, знает: скоро наступит утро.
- Так значит, ты - конец Ночи.
- Нет. Я - начало дня.
- Всегда хотел спросить: почему ты такой стремительный и неумолимый, Несущий Свет? Ведь всем известно что у света своя неизменная скорость...
- Я несу не просто Свет. Солнце передаёт мне его, чтобы я освещал Тьму, но не разгонял её. А как у тебя хватает терпения сидеть всю ночь на своём троне, ведь ты сын Великой Теми?
- Мне некуда идти, малышь. И не за чем рваться. Я всё постиг, пускай же вещие люди ищут во мне мои же открытия, это моё назначение.
- А знаешь... я ведь без тебя просто камушек в небе. Если б не ты, меня бы никто никогда и не увидел...
- Хм. Пожалуй, и ты делаешь время моей власти Ночью, а не чем-то другим. Без вас это не Ночь, и даже не Тьма, а так... темнота. Тьма без её Сияния - пустота.

_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5439
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Сб Сен 27, 2008 8:08 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Как-то сыну сказку перед сном надо было рассказать. А поскольку все сказки русские и карельские он уже слышал, я выдумывал по ходу рассказа. Получилось на удивление складно. И сына впечатлило. Вот - восстановил по-памяти. Не у одного же меня дети будут.

О Хоробре и Чернобоге.
Был во дружине у князя ладожского храбр. Князю долго служил-ратился, земель-поместий не выслужил, но и лаской княжьей обделен не был. Отпустил его князь домой во Пчеву – родню проведать да гостинцев им принести. Собрал храбр гостинцы родне, да иные гостинцы, коими врагов угощают, не позабыл. С тем, да княжьим напутствием, в дорогу пеш и отправился.
Долго идти. Уж накрыла ноченька Землю-мать покрывалом рваным, а ротник все в пути. Задумался он: где б ночлег искать – в лесу костер готовить, аль заимку какую сыскать получится?
Не успел подумать – а тропка мимо дома идет. Не дом – хоромины, да вот незадача – в хлеву скотина не ворохнется, в окне лучина не полыхнется, во сне никто не матернется. Как есть пусто жилище. Помыслил воин так: «во стенах ни волков сторожить не надо, ни людей лихих. Заночую в доме.» Да на том порешив и ночевать в хоромах и остался.
Да не ведал ротник, что не просто в доме остался – на самого Чернобога храм набрел. Прокляли люди бога ночного кровавого, да дорогу к его мольбищу позабыть всем велели. Без ухода людского поосыпались с храма все маковки, все прирубы пообрушились, лишь сруб главный стоять остался. В нем воину ночь и коротать довелось.
Прочуяли то верны чернобожнички – упырь, ведьма да оборотень, что во храме ночами служили хозяину. Порешили, что не увидеть рассвета воину: либо одним из них станет, либо кормом для их братии послужит.
Первым оборотень пошел. Идет волчара – нет волка его больше, во глазах мертвая луна застыла, клыки из пасти - как могильне кости. Вошел в дом оборотень, на ротника оскалился, в горло тому метит. Поднялся ротник – за меч было взялся, да смотрит – у волка-то ступни повернуты не по-волчьи, а по-людски. Усмехнулся ротник, узнав, что за гость к нему пожаловал: «и не таких ловили, да на охабени пускали». Ухватил волка за шкирку да тряхнул со всей силы. Глядь, а в руках лишь волчья шкура осталась, а на полу парень валяется. Упал хоробру в ноги парень, да о пощаде взмолился; рассказал, как некогда завлекла его ведьма да волколаком и обернула. Велел ротник несчастному под печь лезть, а сам стал остальных гостей дожидаться.
Глядь - и ведьма явилась. Колдует подлая, морок наводит: то сквозь крышу звезды западают, то по полу змеи заползают. Усмехнулся ротник: «таким чудесам я тоже обучен!» Ухватил ведьму за косу, да как даст ей по лбу – ведьме всего вдвойне показалось. Вломил в правый глаз – всего в двое уменьшилось. Вломил в левый – вообще видеть перестала. Вырвалась ведьма – да бежать. И вовремя, а то хоробр уже новые чудеса сотворить измыслмил.
Видит упырь – ему лишь идти осталось. Вошел – пена с клыков падает, когти воздух скребут: хочется поскорей ему в теплой крови губы смочить. Увидел хоробр нового гостя, да сказал: «жаль меч о тебя, нежить, поганить», за окном сломил осинку малую – всего во три пяди обхват, да в пасть упырю и вогнал. Подавился упырь, да от несварения желудка и помер во второй раз.
Проведал про то Чернобог – сам явился. Росту – сажень косая. Лицо – бурной тучи мрачнее. Глаза – как огонь пекельный. Во руке - меч ледяный. Ну да что сосульке-то против стали доброй! Разлетелось оружие чернобогово с первого же удара. Зажал ротник врага в угол меч тому к горлу приставил, да молвит: «вот и свиделись наконец! Сколько невинных загубил ты? Сколько товарищей моих под клинки вражие подвел? Сколько раз от гнева перунова уходил? Тперь за все с тобой сочтемся!» А сам на меч налегает. Взмолился Чернобог смертному: «отпусти меня ротник – злата тебе не пожалею!» Отвечает ротник: «злато твое – крадено, татьбой да обманом добытое». А сам сильнее на меч налегает. Видит Чернобог – дело, как при запоре желудочном туго, взмолился второй раз: «отпусти ротник – всех товарищей павших к жизни верну!» Отвечает ротник: «лжешь, вор могильный: лишь под мечи подвести ты сумеешь, а в Навь людей Морана уводит! Не в твоих силах вернуть их, гадина!» Да подналег на меч всем телом. Полилась из раны Чернобога кровь темная. Испугался выродок, как пугался лишь молний перуновых. Взмолился остатками голоса: «отпусти меня ротник – покажу тебе, куда дары божии делись, что Колаксаю подарены были – плуг с ярмом, секира да чаша златые, что в нашествии хунском сгинули!» Отвечал ему воин: «соврешь. Сбежишь.»
- Залог возьми – Чернобог хрипит.
- Какой с тебя залог?
- Руку руби!
Отрубил ротник Чернобогу левую руку, да молвил: «смотри, грешный: слова не сдержишь – век с одной рукой бегать будешь!»
Застонал Чернобог, как пещеры обрушились, побежал во леса темные, да принес воину блюдечко. А на блюдечке том – яблочко катается – во блюдечке все кажет.
Видит он свод небесный, Сварогом из железа кованный, а на своде том – часты звездочки. Пригляделся ротник, да охнул: сложилися звездочки иные в вещи золотые, там ярмо сияет, тут плуг валяется, здесь секира повешена, а в середке самой – ковш-чаша золотая.
Понял воин, что не достать ему тех даров, да порадовался, что не сгинули они совсем, не погублены хунами, а на небе людям сияют, да, может еще и вернуться.
Вернул воин Чернобогу руку, за то, что тот слово сдержал, да молвил: «гляди впредь! Еще услышу, что набедокурил ты где – и из под земли тебя неумытого достану!»
Удрал Чернобог в пещеры глубокие. И хоть и творил зло – до самой смерти воина с оглядкой: все боялся, что тот в его пекло заглянет. А рука его, левая, до сих пор болит.
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Сын Ярости
Гость

   




СообщениеДобавлено: Вс Сен 28, 2008 12:17 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

"Ты смотри: кампазитар!"
Цитата из х/ф "Свадьба в Малиновке".

Молодец!
Вернуться к началу
Рябинка
Великий князь


Репутация: +43/–1    

Зарегистрирован: 16.05.2008
Сообщения: 2197
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Пн Окт 06, 2008 9:03 pm    Заголовок сообщения: Всего отзывов: 1 Ответить с цитатой  

Это не особо "славянское". И даже не претендует на шибко "языческое". Но все же осмелюсь предложить...

Звезда и пепел.

Среди зеленых холмов, оплетенных лентой реки, раскинулась обширная долина, поросшая редкими соснами и высокими, почти в рост человека травами. В траве цвели цветы, зрела земляника, стрекотали кузнечики, по стволам деревьев стучали дятлы и бегали юркие поползни.
Но пришла беда – как всегда, нежданно. То ли молния подожгла высокое дерево, то ли неосторожный путник плохо загасил костер – кто теперь скажет… Вспыхнули порохом подсохшие к середине лета травы, в огне сворачивались нежные лепестки цветов, птенцы пеночки в гнезде напрасно звали мать на помощь… Долина выгорела вся, даже от сосен остались лишь обгоревшие черные стволы.
Потом пришла туча и пролилась на землю теплым летним дождем. Дождю ведь все равно, кто выпьет его влагу: зреющая под солнцем нива, сенокосное разнотравье или эта мертвая черная земля, припорошенная сединой пепла.
И где-то глубоко под землей проснулось семечко – последнее, чудом уцелевшее под натиском пламени. Оно ничего не знало о пожаре – оно просто проснулось, впитав живую воду дождя, потянулось – и начало свой долгий и трудный путь наверх. Огонь выжег почву – но зола от сгоревших трав заново удобрила землю, и росток пил эти соки, лишь немного удивляясь их тревожно-горькому вкусу.
И вот, наконец, упругая зеленая стрелка пробила черную землю. Росток удивленно смотрел вокруг. Проснулись чувства, скрытые до поры, ненужные под землей. Ведь растения тоже могут слышать и видеть, чувствуют запахи и прикосновения, иначе, чем люди и звери, но от того не менее ярко.
Что же открылось растерянному ростку? Легкий, почти незаметный ветерок пах застарелой гарью. Все вокруг было черно и мертво: земля, редкие обугленные стволы, как беспомощные больные руки, напрасно тянущиеся к небу. Ни шелеста листьев, ни птичьего крика – мрачная и торжественная тишина. И ни одного, даже самого крошечного и слабого, живого растения, вообще живого существа. Он был один.
Ростку стало тоскливо, нежные, едва развернувшиеся листочки печально опустились. Совсем иное виделось в долгих снах под теплым одеялом доброй земли: волнующиеся на ветру травы, ароматы цветов и нагретой солнцем сосновой коры, песня кузнечиков и он сам – капелька в этом море красок, запахов и звуков, незаметная, но такая нужная.
Но все же росток был юн и хотел жить. И в этом новом для него мире все же светило солнце, и ласковые лучи его гладили поникшие листочки. Потом солнце стало опускаться все ниже, на край неба, и край этот стал ало-золотым, и черные стволы на его фоне оттеняли буйство красок. Солнце опустилось совсем низко и спряталось, и краски неба постепенно выцвели, и росток было снова загрустил, но пришла роса, одев в бисерные одежды краешки листьев, и прикосновение ее было прохладным и нежным, хотя и совсем не похожим на прикосновение солнца. А когда росток посмотрел вверх, он увидел звезды и подумал, что солнышко специально оставило на небе несколько искр, чтобы он не скучал ночью. А потом он подумал, что, может быть, это такие цветы цветут там, на небе. И потянулся к ним, протянул им робкие листочки. Жажда жизни победила тоску, и росток не мог не радоваться окружающему его миру – так уж устроены цветы. Радость смешивалась с горечью – так чистая вода смешивалась с горьким пеплом. И смешавшись, породили совсем новое чувство, ему было тесно, оно рвалось наружу, наполняя хрупкий юный росток одновременно восторгом и болью. И оно вырвалось. И расцвел цветок.
Была ночь, и лунный свет заливал землю своим призрачным тревожащим сиянием. И новый цветок не был похож ни на один из тех, что прежде цвели на этой земле. Тонкими белыми лепестками –лучиками он был похож на звезду – но сердцевина его светилась иным пламенем, оранжево-алым, видным даже ночью, словно напоминание о том далеком пожаре. И тонкий горьковатый аромат мешался с запахом гари – и побеждал его. И звезды смотрели с небес на маленькую пламенную звездочку – во всяком случае, цветку очень хотелось верить, что они его видят.
…Ветер очень не любил эту горелую пустошь. Обычно он старался облетать ее стороной, отчего почти все время там стояла неправдоподобная тишь. Он помнил эту долину другой, он помнил, как пытался помочь, хотел загасить разгорающееся пламя – а вышло так, что только сильнее раздул его, а пока метался, спешно разыскивая хоть какую-нибудь тучу, огонь уже сделал свое разрушительное дело. И теперь лишь иногда, словно в бессильной ярости, он прилетал туда и носился среди частокола высоких черных пней, заставляя уцелевшие стволы звенеть, точно натянутые струны, и поднимая в воздух тучи пепла. В такие минуты он хотел уничтожить погубленную долину окончательно, повалить остовы деревьев, занести все песком и пылью, чтобы даже напоминания не было – может тогда перестанет так болеть…
В эту ночь он не хотел туда лететь – но как-то так вышло, что оказался рядом. Скользнул меж черных стволов – без обычной тоскливой злости, скорее сам недоумевая, что он здесь делает. Но вид мертвого запустения был слишком гнетущ, и ветер гнал прочь тоску своим обычным способом – разгоняясь все сильнее. И когда он увидел цветок, пронзительно-яркий на черно-седой земле, тот вызвал в нем только новую вспышку досады и ярости. Ветер даже еще не понял, что это такое – просто огненный цвет вновь поднял из глубин души память о пожаре. И он дунул изо всех сил. Пепел поднялся маленьким вихрем и запорошил лепестки цветка, сам же он прогнулся до земли, едва не сломавшись. Когда же черная пыль улеглась, а ветер уже готов был дунуть вновь, он услышал смеющийся голос:
- Здравствуй! Ты кто? Это ты так со мной играешь?!
И столько неподдельной, искренней и чистой радости было в этом наивном голосе, что ветер захлебнулся готовым уже вылететь порывом, и с трудом выдавил, словно что-то мешало ему говорить:
- Э-э… ну… в общем… ну, как бы… да.
И порывисто помчался прочь, словно испугавшись или… А вслед ему несся растерянный вскрик:
- Эй! Почему ты уходишь? Я тебя обидел? Не уходи, пожалуйста…
Роса смыла пепел с лепестков цветка и он снова сиял хрупкой и сильной звездой, даже стал еще красивее. Наверное, он и не заметил грязи: он ведь не мог видеть себя. А ветру было неспокойно, и каждый раз сжималось что-то в душе, когда он вспоминал радость в голосе цветка. Он очень хотел прилететь к нему снова, но было стыдно и неловко. И все же он прилетел. А потом стал прилетать каждую ночь.
- Бедный ты цветочек! – как-то вслух пожалел он цветок. – Ну что за судьба тебе досталась… Такой красивый – и в этом ужасном месте. Эх, если бы я тогда…
Он не договорил, но ему снова стало тоскливо настолько, что он готов был злиться даже на цветок. Что с того, что не он виновник того проклятого пожара. Он мог помочь, а вместо этого лишь навредил! И цветок, растущий на пожарище вместо прекрасной долины – как молчаливый укор ему…
Но цветок лишь улыбнулся и мягко сказал:
- Какой же я бедный? Я очень даже богатый: ведь у меня есть солнышко и звезды, дожди и роса, рассветы и закаты, и ты со мной играешь. И почему ты называешь это место ужасным? Посмотри хорошенько…
Ветер взглянул непонимающе, но цветок продолжал улыбаться – и вдруг ветер увидел знакомую пустошь совсем другими глазами. Луна заливала землю, и в ее свете черные угли отливали глубокой синевой, а белая вуаль пепла, лежащая на всем, казалось, светилась сама, и ветер впервые обратил внимание на то, какие тонкие узоры образует на нехоженой пустоши ее серебро. Обугленные прутья сгоревших кустарников сплетались, точно ажурные кованые решетки, которые ветер видел в городах, но во много раз тоньше и прекраснее. А тонкие стволы погибших сосен возвышались над всем этим не то как черные свечи, не то как агатовые колонны в неведомом храме. И вся эта местность вдруг показалось ему храмом, и цветок – как пламя свечи у алтаря. А над соснами раскинулся темно-фиолетовый платок неба, расшитый звездами… и вновь ветру отчего-то захотелось убежать. Но он остался и тихо кивнул, качнув чашечку цветка.
- Я понял… Но… разве тебе не бывает одиноко?
Цветок лишь вздохнул, и ветер, помолчав, снова повторил:
- Я понял…
А потом вдруг встрепенулся:
- Я придумал! Вот я дурак! Я знаю… ты подожди, ты, главное, цвети, я вернусь, я вернусь обязательно, ты только подожди.
И он умчался, цветок даже не успел ничего сказать. И несколько дней и ночей не появлялся. Цветок загрустил. Он начал чувствовать прежде неведомую усталость, но не мог знать, что она – первый признак близкого увядания.
А ветер носился по свету, по лугам, лесам и полю, везде собирая и подхватывая созревшие семена трав, цветов и деревьев. Наконец, собрав достаточно, он вернулся на пожарище.
Цветок все еще цвел, но цвет его стал тусклее и как-то обычнее, а пара лепестков уже осыпалась и лежала на черно-серебряном бархате земли, словно крылышки мотыльков, что живут всего один день.
- Э-э, ну что ты скис, дружище?! – попытался подбодрить его ветер. Ты смотри, что я принес!
Он развеял семена по мертвой пустоши, потом слетал и приволок мохнатую сизую тучу, которая напоила землю щедрым дождем.
- Ну, теперь осталось только подождать немного! – довольный проделанной работой, сказал ветер. – Ты уж подожди, друг… - и цветок, впервые за последнее время, улыбнулся так же открыто и простодушно-радостно, как тогда, в первые их встречи.
Цветок ждал. Но с каждым днем он чувствовал, что цвести ему остается все меньше. А семена лежали в земле и не торопились вылезти на волю. Цветок был по-прежнему красив, но вряд ли уже кто-то сравнил бы его со звездой. А на бархат у его корней ложились все новые лепестки.
И вот как-то ночью маленький слабый росток пробился наружу. А рядом еще, и еще. Цветок встрепенулся, всей душой потянувшись навстречу этим, новым. И почувствовал: страх, растерянность, беспомощную обиду. Они были другими, эти собранные с цветущих лугов и полей растения, нежнее и слабее духом, и сейчас, ошеломленные безрадостной картиной мира, открывшегося перед ними, едва проклюнувшиеся ростки готовы были увянуть, даже не посмотрев как следует вокруг. И, как назло, ночь была темной, на небе не было луны, и звезды были скрыты за тучами.
У цветка оставалось всего два лепестка – нежных белых лучика, да сердцевина, но она давно не горела оранжевым огнем, и в темноте ночи цветок едва ли вообще был виден. У него почти не осталось сил цвести, он теперь почти все время проводил в полудреме. Но сейчас… сейчас он должен был рассказать им, от должен был показать им красоту, которая их окружает и научить любить ее. Сейчас, иначе будет поздно. И цветок собрал последние силы… Огненная серединка снова вспыхнула, и разогнала тьму, и он услышал вокруг слабенькие голоса, в которых смог различить только одно слово: «Красиво…»
Цветы тоже умеют петь: цветом и запахом. И цветок запел. Песня была красивой и горькой, он спешил рассказать и о свете звезд в вышине, и о влажном прикосновении росы, и о своем друге-ветре, который обязательно придет к ним. Он пел и о тех прекрасных цветах и травах, что погибли здесь когда-то, но сейчас их смерть дает новым цветам силы жить. Он пел, и волны пронзительно-горького аромата разносились по старому пожарищу, а навстречу им из земли поднимались все новые и новые ростки.
…Ветру нескоро удалось вновь навестить старую пустошь. Что поделаешь: у ветра много дел, а вовсе не одни только забавы, как можно подумать. Когда же он все-таки прилетел, то не узнал пожарища: повсюду зеленела молодая трава, тянулась к солнцу поросль юных дубков, ясеней и кленов вперемешку со смешными – в три иголочки – крохотными сосенками. Раскрывались цветы, цветов было много, они, радостно смеясь, тянулись к нему, но своего старого друга он не нашел среди них.
С трудом отыскал ветер место, где рос цветок – уж очень все изменилось в долине. Но отыскав, облегченно вздохнул: среди темных блестящих листьев торчала коробочка с одним-единственным семечком – больше не смогло вызреть, слишком много сил у цветка ушло на последнюю песню.
Ветер бережно подхватил семечко, облетел напоследок долину – и полетел на восток, туда, где земля медленно остывала после недавнего страшного пожара.
_________________
Лицо волчьей национальности
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Сын Ярости
Гость

   




СообщениеДобавлено: Ср Окт 08, 2008 11:02 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Замечательная сказка. Скорее даже сказка-притча. Только-что прочёл. Так тронула!
Вернуться к началу
pika
Воевода


Репутация: +29    

Зарегистрирован: 29.08.2008
Сообщения: 1161

СообщениеДобавлено: Ср Окт 08, 2008 12:01 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Мда, и грустно и радостно одновременно , а чьё это ?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Рябинка
Великий князь


Репутация: +43/–1    

Зарегистрирован: 16.05.2008
Сообщения: 2197
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Ср Окт 08, 2008 12:15 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Мое Embarassed
_________________
Лицо волчьей национальности
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
pika
Воевода


Репутация: +29    

Зарегистрирован: 29.08.2008
Сообщения: 1161

СообщениеДобавлено: Ср Окт 08, 2008 1:10 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

НИФИГА СЕБЕ !?

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
ифрит
Гость

   




СообщениеДобавлено: Ср Окт 08, 2008 2:11 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Улыбка Рябинка, КЛАСС!!!
Вернуться к началу
Рябинка
Великий князь


Репутация: +43/–1    

Зарегистрирован: 16.05.2008
Сообщения: 2197
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Ср Окт 08, 2008 2:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Ну ладно вам Embarassed
_________________
Лицо волчьей национальности
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Рябинка
Великий князь


Репутация: +43/–1    

Зарегистрирован: 16.05.2008
Сообщения: 2197
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Ср Окт 08, 2008 4:53 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Свеженаписанное... Embarassed Извините, если где коряво, после подредактирую.

Чужеславка.

Леля подозвала ее к себе. Вид у нее был лукаво-загадочный… но в то же время где-то в тени пушистых ресниц пряталось что-то тревожащее, виноватое.
- Чужеславушка… Ты знаешь…
Ничего не значашие слова были сказали таким особенным тоном, что каждая, даже самая наивная и неопытная душа сразу догадается: ПОРА!
- Пора????!!!!
- Да, Славушка. Посмотри – Леля поманила ее к себе. Чужеславка наклонилась над блестяшей гладью зеркальца, лежавшего на коленях Богини. – Это твои родители.
- Мама красивая. А папка молоденький совсем… А у него глаза как Ладога в бурную погоду. А у меня такие же будут?… А почему ты не улыбаешься, Леля, почему ты такая… серьезная?
- Видишь ли, Чужеславушка… Так сложилось… То тело, которое вот-вот создадут для тебя мама и папа... оно…
- Я буду больна?
- Не совсем. Просто ты родишься… другой. Ты многого не сможешь, простые вещи: речь, чтение, письмо – будут даваться тебе с трудом. Ты будешь отличаться от других людей внешне, и найдутся те, кто посмеется над тобой, покажет пальцем, будут и те, кто скажет – лучше б такие не рождались!
Я… можно попросить бабушку Мокошь… она сделает… если очень хорошо попросить… та клеточка погибнет, не развившись… ты родишься у других людей, проживешь обычную жизнь… Я сделаю как ты хочешь, Чужеславка. Как захочешь ты.
- Но мама, папа… я не хочу других! – Сердце Чужеславки сжалось. Все представлялось уже совсем не таким радостным… Здесь ей так хорошо, а там – ЧУЖОЙ (еще недавно столь манящий неизвестностью) мир, мир, который вовсе не будет рад ей, мир, который никогда не увидит ее такой, какой видит ее сейчас Леля – юной, прекрасной, изящной, веселой и остроумной… Мир, который будет лепить на нее ярлыки «дурочки» и «уродины».
Или нет? Ведь мама – останется ЕЕ мамой, разве нет? Останутся папа и бабушка, и тетя, и двоюродный братик, которого она хорошо помнит, а он-то, поди, забыл ее, больше года прошло, как они наперегонки носились по дубравам Ирия. Разве они не увидят, не узнают Чужеславку, не поймут? Ну как же можно их оставить? Что с ними будет… без нее?
Последнюю фразу Чужеслава произнесла вслух. Леля подошла к ней и обняла. Они сели рядышком, и Богиня вновь заговорила.
- Твои родители, твои бабушка и дедушка, тетя и дядя – они все… как бы лучше объяснить… они не то, чтобы плохие, но они запутались в жизни. Особенно мама. Она не хочет взрослеть, хотя ребенком давным-давно перестала быть, сохранив лишь изнанку детства – слабость. Ей нравится «плыть по течению», а это течение приведет ее в плохие, гиблые места, откуда нет возврата.
- Надо ей помочь! Всем помочь! Я помогу! Вот только появлюсь на свет!
- Да, ты могла бы помочь… - задумчиво сказала Леля. Но если твои родители и родственники не изменятся… - она помолчала, грустно глядя на Чужеславку, гладя темную прядку ее прекрасных волос, - … тебе придется ОЧЕНЬ тяжело.
Они могут поступить по-разному. Они могут просто бросить тебя, оставить одну, в чужом доме с чужими людьми и такими же брошенными несчастными детьми, никому не нужной, без ласки и тепла… Они могут, Чужеслава, поверь мне! Бросят и предпочтут забыть!
- НЕТ! Они мои папа и мама! Они не бросят!
- Они могут остаться с тобой, но всю жизнь страдать… - продолжала Леля. - …и обвинят тебя в своих несчастьях, хотя на самом деле в их силах быть счастливыми вместе с тобой.
- НЕТ! Они любят меня. Как я могу принести им несчастье? Они поймут. Я помогу, я научу.
- НАУЧИШЬ – прозвучал голос.
- Мама? – испуганно обернулась Леля, на мгновение став обычной юной девушкой. – А мы тут… это…
- Вижу… - усмехнулась Лада. – Только ты дочур, хоть и умница, а не все тебе дано понять, доколе сама матерью не станешь…
- Мама! – Растерянность Лели прошла! – Я не хочу, чтобы Чужеславка страдала из-за того, что ее родители предпочли стать мразью, отправиться к… этому. – Точеные губы брезгливо изогнулись. Она не заслужила. Пусть она родится у достойных ее людей!
- Ты Чужеславку-то сперва спроси! – голос Лады снова стал властным и даже чуточку рассерженным.
- Я уже все решила! – осмелилась вставить слово Чужеславка. – Не надо мне других мамы и папы.
- Эх, дети вы дети… - вздохнула Лада. – Сядьте-ка рядышком да послушайте… да-да доченька, нечего хмуриться, тебе это тоже нужно.
Верно дочка все говорила – нелегко тебе будет. И немногое в той жизни от тебя будет зависеть, больше – от тех, кто будет рядом. Справятся – будут счастливы и они, и ты. Нет – и ты пропадешь, и им счастья не будет. Но все же не с пустыми руками отправлю я тебя в этот путь...
Лада оторвала жемчужинку от своего расшитого убора и подала ее Чужеславке. Та робко, смущаясь, протянула руку. Светящаяся мягким золотистым светом бусинка легла на ладонь… и растаяла. Стало тепло и легко, как никогда прежде. Слезы выступили на глазах Чужеславы – слезы невыразимой любви к миру, богам, людям… все ее мелкие горести забылись в один миг. Чужеславка подняла сияющий взор на стоящих рядом Богинь. Мать и Дочь улыбались.
- Этот дар останется с тобой. И те, кто позволит себе его увидеть, уже не обратят внимания ни на внешность, ни на умственное отставание.
Ты подаришь тем, кто посмеет принять его от тебя, умение радоваться вместе с тобой тому, что для всех остальных людей обыденно. Ты научишь их этому, а они сделают все, чтобы ты могла жить в их мире полноценной жизнью. Вы будете учить друг друга. И счастье, которое подарит им твой первый шаг, твое первое слово, первый рассказанный вслух стишок, первое прочитанное предложение, не сравнится с чувствами других мам и пап, у которых дети – самые обычные. Оно будет стократ сильнее.
Ты сделаешь своих родителей и близких сильней. Научишь их сражаться – с косностью и равнодушием «благополучного» мира, но прежде – с самими собой, своими страхами, нерешительностью, слабостью, ленью и эгоизмом. Не только за тебя – сил, которые ты им дашь, если они сумеют преодолеть страх и чужое влияние, хватит на то, чтобы помочь и другим. И потому… дитя, я не смею ничего требовать от тебя, и если ты откажешься, никто не упрекнет тебя, но все же я прошу… прошу тебя ПОМОЧЬ мне…
Леля, в начале Ладиной речи пытавшаяся что-то возразить, сейчас молчала, опустив глаза.
Чужеславка лишь улыбнулась и еле заметно кивнула.
Лада обняла ее.
- Коли так… Пора, девочка! Еще увидимся…
Чужеславка вздохнула и шагнула к краю обрыва, на котором стояла.

* * *

Две клеточки соединились, рождая новую жизнь.
- А если будет дочка, назовем Ксенией…
И уж конечно никто не видел, как к одной из клеточек сбоку прилип крошечный кусочек – лишняя хромосома…
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
ифрит
Гость

   




СообщениеДобавлено: Ср Окт 08, 2008 5:14 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Рябин, красиво! Только не лишняя хромосомка, а локус (несколько генов) перевернулся на 180 градусов. Если лишняя У хромосома-родится ХХУ (мужеподобная девочка, агрессивная, сильная, но никак не инвалид), если ХХХ, будут ярко выражены женские черты, но, опять же, про убогость нечего и заикаться.А вот при отрыве и перевороте плеча хромосомы возникают как раз уродства. Улыбка
Вернуться к началу
Рябинка
Великий князь


Репутация: +43/–1    

Зарегистрирован: 16.05.2008
Сообщения: 2197
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Ср Окт 08, 2008 8:10 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Это про Синдром Дауна. 47 хромосом вместо 46
_________________
Лицо волчьей национальности
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
ифрит
Гость

   




СообщениеДобавлено: Ср Окт 08, 2008 10:51 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

А, ясно.
Вернуться к началу
Зара
Гость

   




СообщениеДобавлено: Сб Окт 11, 2008 8:27 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Рябинка
последний рассказ просто супер...
пиши побольше таких.
очень мудро ) и просто красиво и правильно.
Вернуться к началу
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ. -> Ведогоньи сказы Часовой пояс: GMT + 4
На страницу 1, 2, 3  След.
Страница 1 из 3

Перейти:  

Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах



Powered by phpBB © 2001 phpBB Group
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS

Chronicles phpBB2 theme by Jakob Persson (http://www.eddingschronicles.com). Stone textures by Patty Herford.