Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ.


ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ.

Мнения участников могут оскорбить ваши религиозные чувства.
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Русская церковь в политической борьбе XIV-XV век
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ. -> Друзья от науки
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5442
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Сб Фев 04, 2017 1:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Помимо чисто материального вознаграждения митрополичья кафедра требовала от московских князей права полного контроля
за всеми сторонами духовной жизни московских земель. И здесь Калита и его сыновья шли навстречу пожеланиям митрополитов.
При крайней скудости данных о духовной жизни московсковских земель в этот период можно все же заметить одну особенность -
глубокое проникновение церковной идеологии и обрядности в жизнь московского княжеского дома.

Сам Калита всячески демонстрировал свою приверженность православию. Это выражалось не только в мероприятиях о общерусского
значения и резонанса - постройке в московском Кремле храмов, посвященных центральным образам русского православия,
редактировании и переписке кормчих, борьбе с ересями. Даже в мелочах Калита последовательно играл роль истого служителя в
том символически-величественном храме Богоматери, о котором так патетически писал в конце XIV в. митрополит Киприан в
"Житии Петра». Показное «нищелюбие» Калиты запечатлелось в самом его прозвище (он постоянно носил денежную суму - "калиту»
- для раздачи милостыни). Основание монастыря близ княжеского дворца, разумеется наложившее отпечаток на весь характер
придворной жизни, логически связано с предсмертным пострижением в монахи самого великого князя 76. Проявлением
демонстративного благочестия было и то, что в своих жалованных грамотах Иван Калита ввел богословскую преамбулу77.

Едва ли случайно, что московская придворная хроника этого времени не знает такого распространенного в княжеской среде
обряда, как «постриг» сыновей. Этот обряд, уходивший корнями в дохристианские времена, мог вызвать осуждение строгих
ревнителей православия.

Еще одна интересная деталь, до сих пор не привлекавшая внимание исследователей, - знаменательные перемены в составе
княжеских имен. В первой половине XIV в. в семье московских князей совершенно не употребляются славянские, языческие имена
как мужские, так и женские. Перелом в этой области произошел уже во второй половине XIII в. и коснулся почти всех княжеских
семей Северо-Восточной Руси. Однако московские князья и здесь отличалисьи особым религиозным пуризмом. Если, например,
рязанские князья в XIV в. все еще давали сыновьям такие имена как Олег, Владимир, Ярослав, Родослав, а тверские князья
предпочитали особые «воинские» имена - Михаил, Александр, Дмитрий, то потомки Даниила Московского получали в XIV в. в
основном сугубо церковные имена.

Есть основания полагать, что великий князь Семен Иванович, как и его отец, был подчеркнуто привержен церковной обрядности и
риторике. На это указывает, в частности, известная, но до сих пор по-настоящему не объясненная фраза в духовной Семена
Гордого - «и свеча бы не угасла» 78. Присутствие в княжеской духовной грамоте этого «лирического отступления» - случай
соввершенно уникальный. Духовные грамоты по самой своей природе не допускали отвлеченных рассуждений. «Свеча» в завещании
Семена Гордого - совершенно конкретный богословский символ, а не образное воплощение преемственности московской династии. В
церковных текстах Богоматерь часто сравнивается со свечой. "Светоприемную свещу, сущим во тме явльшуюся, зрим святую Деву",
- поется в акафисте. В некоторых рукописях этот текст сопровождается изображением Богоматери и стоящей перед ней свечи.
Такое изображение мы находим в псалтири Томича середины XIV в. и в миниатюрах греческого акафиста ХV в. из Синодальной
Библиотеки (ГИМ). Изображение Богоматери со свечой имеется также в сцене «Благовещения» в росписи церкви Федора Стратилата
в Новгороде»79. Под «свечой» князь Семен разумел тот самый культ Богородицы, который укоренился в московской земле с 20-х
годов XIV в. и благодаря его связям с традициями Киевской и Владимиро-Суздальской Руси стал своеобразным религиозно-
политическим знаменем московских князей, подтверждением законности их верховной власти.

Говоря о6 особенностях отношений между московской великокняжеской властью и митрополичьей кафедрой во второй четверти XIV
в. недьзя оставить в стороне вопрос о контактах с Византией. Известно, что митрополит Феогност, родиной которого был
Константинополь, имел большие связи при дворе императора и патриарха, и неизменно получал там поддержку. Ему трижды - в
1327, 1331 и 1347 гг. - удавалось добиться ликвидации самостоятельной галицкой митрополии. При этом Феогност не
останавливался перед отлучением и высылкой в Северо-Восточную Русь епископов-сепаратистов 80.

Свой престиж в Константинополе Феогност умел подкрепить за чужой счет: около 1347 г. русские князья во главе с великим
князем Семеном Ивановичем собрали и отправили императору и патриарху богатое пожертвование на ремонт храма св. Софии.
Деньги эти были истрачены императором совсем на другие цели, однако несомненно, что закрытие галицкой митрополии в 1347 г.
имело определенную связь с этим пожертвованием.

#РПЦ #Русская_православная_церковь #клерикализм #антиклерикализм #наука #история #политология #Русь #Древняя_Русь #клерикальные_мифы #провиденциализм #феодализм #РПЦ_феодал #церковное_имущество #симония #орда #иго #монголо_татары

_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5442
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Сб Фев 04, 2017 8:20 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

На существование прочных, налаженных контактов русской митрополии с Константинополем указывает и появление в Москве в 40-е
годы артели греческих живописцев, выполнявших по заказу митрополита роспись Успенского собора в московском Кремле.


Последовательно отстаивая интересы константинопольского патриархата на Руси, Феогност не мог мириться с любыми тенденциями,
направленными на укрепление самостоятельной русской церкви. О существовании таких тенденций в эпоху Ивана Калиты
свидетельствует, в частности, известная запись в Сийском евангелии 81.

Наиболее распространенной формой проявления антивизантийских, "русофильских», настроений в церковной жизни было стремление
наиболее патриотически настроенных представителей феодальных верхов увеличить число русских святых в месяцеслове. Со своей
стороны константинопольский патриарх весьма неохотно шел на признание новых русских святых, хорошо понимая политическую
подоплеку этой тенденции.

Позиция митрополита Феогноста в этом вопросе, на наш взгляд, отчетливо отразилась в составе месяцеслова «Евангелия Симеона
Гордого». Рукопись была создана в начале 40-х годов XIV в. и в 1343 г. украшена великолепным окладом. Среди исследователей
нет единства в определении художественных особенностей этого оклада. Общая оценка его как «произведения византийской
культуры» сочетается с предположением, что непосредственнымным исполнителем был русский мастер 82.

Для более глубокого понимания истории создания это замечательного памятника раннемосковской культуры следует обратиться к
анализу наиболее оригинальной части самой рукописи - месяцеслову. По наблюдению первого исследователя архимандрита Леонида,
«это древнейший и полнейший месяцеслов московского письма» 83. Интересная особенность этого месяцеслова состоит в том, что
он, несмотря на полноту «греческой» части, не содержит упоминания ни одного русского святого или праздника, которых к этому
времени накопилось не так уж мало. Отсутствуют такие общерусские праздники, как Покров (1 октября) 84, осенний «Юрьев день»
(26 ноября) 85, освящение Софии Киевской (4 ноября) 88. Не упомянуты и такие известные на Руси «памяти", как князя
Владимира (15 июля) 87, князя Михаила Черниговского (20 сентября) 88, Леонтия Ростовского (23 мая) 89, Андрея Юродивого (2
октября) 90. Нет и памяти митрополита Петра 21 декабря) 91. Из нескольких дней памяти Бориса и Глеба лишь под 24 июля
другим почерком вписано: «в той же день успенье Бориса и Глеба» 92. Видимо, это поздняя вставка.

Отсутствие «памятей», характерных для наиболее ра спространенных в то время монастырских уставов - Студийского и
Иерусалимского, указывает на то, что рукопись с самого начала не была предназначена для монастырского обихода 93.

Месяцеслов «Евангелия Симеона Гордого», по-видимому, является переводом какого-то греческого месяцеслова. На это
указывают, например, «память» основания Константинополя под 11 мая - «въспоминание богоявленьем божием духов сделания сего
богохранимаго Царяграда» - и некоторые другие «памяти», носящие сугубо константинопольский характер94.

Заказчиком этого евангелия был, по нашему мнению, сам митрополит Феогност. Евангелие могло использоваться, например, на
обиходе митрополичьего Успенского собора в Москве 95. Тогда становится понятной забота великого князя об украшении именно
этого евангелия. Это был жест подчеркнутого дружелюбия Семена Гордого по отношению к митрополиту. В условиях острейшей
внутриполитической борьбы начала 40-х годов XIV в. поддержка митрополита была крайне необходима молодому московскому князю.

Одновременно забота об украшении напрестольного евангелия Успенского собора была частью и началом широкой
программы оформления интерьеров московского Кремля, которая осуществлялась великим князем и митрополитом в 1343-1345 гг.

Из ризницы Успенского собора евангелие в эпоху смут и безвластия на митрополии было взято в великокняжеский дворец.
Дальнейшая его история была убедительно реконструирована Т. В. Николаевой 96.

Подводя итоги, необходимо прежде всего отметить следующее. Принятая в литературе со времен М. Н. Покровского точка зрения,
что "между церковью великокняжеской властью существовали отношения союза, а неподчинения» 97, применительно ко второй
четверти XIV в.нуждается если не в пересмотре; то, во всяком случае в серьезных уточнениях. Источники не дают основания
говорить не только о подчинении, но и о союзе как систематических целенаправленных совместных действиях между московским
великим князем и митрополитом. Тот факт, что митрополит Феогност имел резиденцию в Москве как стольном городе великого
князя владимирского, еще далеко не означал союза между этими двумя политическими силами. Все прочие проявления
предполагаемого союза на проверку оказываются лишь естественной реакцией митрополита на те или иные политические события.

Отсутствие надежной, постоянной поддержки объединительных усилий московских князей со стороны митрополичьей кафедры во
второй четверти XIV в. отчетливо проявилось в области идеологии. Уже при Иване Калите в Москве ведется большая работа по
выработке религиозно-политических теорий, обосновывающих политическое и церковное главенство Москвы в русских землях.
Митрополичья кафедра в целом осталась в стороне от этой работы, проводившейся под руководством московских великих князей
Ивана Даниловича и Смена Ивановича. Непосредственными исполнителями выступали, как правило, великокняжеские мастера, а
теоретическую базу этой деятельности разрабатывали придворные книжники, ученые монахи московских монастырей.

Существенные перемены в политической обстановке в Восточной Европе в конце 40-х - начале 50-х годов XIV в. ставят митро
поличью кафедру перед необходимостью более четкого определения своей политической линии, более активного участия во
внутриполитической жизни.

#РПЦ #Русская_православная_церковь #клерикализм #антиклерикализм #наука #история #политология #Русь #Древняя_Русь #клерикальные_мифы #провиденциализм #феодализм #РПЦ_феодал #церковное_имущество #симония #орда #иго #монголо_татары
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5442
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Пт Фев 10, 2017 5:33 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

1. Пресняков А.Е. Образование Великорусского государства. Пт., 1918, с. 117.
2. ПСРЛ, т. VII, с 187; т. ХV, ч. 1, с. 60, 409, 413-414; т. XVIII, с. 88-89; Православный собеседник, 1859, ч. 1, с. 372.
3. ПСРЛ, т. XVIII, с 86, 88.
4. НПЛ, с 339; ПСРЛ, т XVIII с. 89.
5. ПСРЛ, т. XI, с 128.
6.Пресняков А.Е.Указ. соч., с. 159.
7. Воронин Н.Н. Древняя Русь: история - искусство. - Вопросы истории, 1967,№2, с 53.
8. ПСРЛ, т. XVIII, с. 80; Федоров В. Н., Шеляпина Н. С. Древнейшая история Благовещенского собора московского Кремля. - Советская археология, 1972, №4; Шеляпина Н. С.

К истории изучения Успенского собора московского Кремля. -- Советская археология, 1972, N 1, с. 200-214.
9. Воронин Н. Н. Зодчество Северо-Восточной Руси, т. 2, М., 1962, с 150.
10. В дореволюционной литературе бытовало представление о постройке в 1272 г. каменного собора в московском Даниловом монастыре (Красовский М. Очерки истории

московского периода древнерусского церковного зодчества. М. 1911, с. 2, 10; Павлинов А. М. История русской архитектуры. М., 1984, с 11). Однако это мнение не имеет под

собой серьезных оснований (Воронин Н.Н Зодчество Северо-Восточной Руси, т. 2, с. 151).
11 ПСРЛ, т. XVIII, с. 89. Дни закладки и освящения храмов, построенных в моссковском Кремле Иваном Калитой, по-видимому, были зафиксированы "семейной хроникой

московских Даниловичей», которая либо через промежуточные памятники («Летописец великий русский»), либо непосредственно послужила одним из источников свода 1408 г.

(Лурье Я. С. Общерусские лето XIV - XV вв. Л., 1976, с. б4).
12 Семь спящих отроков эфесских, М., 1914.
13 Большинство сохранившихся до начала нашего времени нагрудных икон с семью отроками исследователи связывают с Новгородом (Николаева Т. В. Древнерусская мелкая

пластика из камня XI—XV вв. — Свод археологических источников, EI-60. М., 1983, с. 64, 80-83, 90-91, 96; Рындина А.В. Древнерусская мелкая пластика. Новгород и

Центральная Русь ХIV - XV веков. М., 1978, с. 21-29). Однако не приходится сомневаться, что первоисточником данного сюжета была византийская традиция, утвердившая

сначала в Киеве, а затем и в Северо-Восточной Руси. Показательно, что древнейшая известная иконка с изображением семи отроков, датируемая XII в., найдена в Киеве

(Николаева Т. В. Указ. соч., с. 51, Ne 15). Из Владимира на Клязьме культ семи отроков либо через Тверь, либо напрямую был в XIII занесен в Новгород. Гораздо ранее,

чем в Новгороде, чествование семи отроков должно было начаться в Москве, расположенной в зоне прямого влияния Владимира. Распространению культа семи отроков в Северо-

Восточной Руси способствовало его актуальное звучание в условиях постоянных ордынских погромов второй половины XIII в. На широкую известностность легенды о семи

отроках в Северо-Восточной Руси указывают такие памятники мелкой пластики, как иконка «Богоматерь Умиление и семь отроков» XIII в. (ГИМ), «Святой Андрей и семь

отроков» из Казани предположительно XIII в. "Никола и семь отроков» конца XIV в. (ГИМ). (Николаева Т. В. Указ соч. с. 119-120, Ns 277, с. 148, с. 118-119, М 275).

Следует отметить, что целый ряд иконок с семью отроками отнесен к новгородским изделиям лишь предположительно. Археологические материалы и письменные источники не дают

бесспорных доказательств этой атрибуции. Найденные при раскопках в Новгороде нагрудные иконки и обереги имеют совершенно иные композиции (Седова М. В. Ювелирные

изделия древнего Новгорода (Х—ХVвв.), М. 1981, с. 62-69).
14 Зонова О. В. Ранние фрески Успенского собора московского Кремля, как памятник русской культуры 80-х годов ХV в. — В кн.: Куликовская битва в истории и культуре

нашей Родины. М., 1983, с. 178-179.
15 Мнееа Н. Е. Стенопись Благовещенского собора московского Кремля - в кн.: Древнерусское искусство. Художественная культура Москвы и прилежащих к ней княжеств. XIV—

XVI вв. М., 1970, с. 200.
16 Московский летописный свод конца ХV в. датирует освящение Успенского собора 4 августа 1327 г. (ПСРЛ, т. ХХV, с. 168). Эта датировка 6ылы бы весьма привлекательной

как подтверждение особого значения культа "семи спящих отроков». Однако свидетельство более древнего источника —Рогожского летописца (ПСРЛ, т. ХV, ч. 1, с. 44), а

также данные церковного устава 1398 г. заставляют признать днем освящения Успенского собора 14 августа. Освящение храма на престольный праздник было в традициях дреней

Руси.17 Борисов Н. С. Куликовская битва и некоторые вопросы духовной жизни Руси XIV—XV вв. — Вести. Моск. ун-та, сер. История, 1980, N5, с.63-63
18 Борисов Н. С. Социально-политическое содержание литературной деятельности митрополита Киприана.—Вестн. Моск. ум-та, . сер. История, 1975, стр 69-70.
19 Веселовский С. Б. Феодальное землевладение в Северо-Восточной Руси, т. I М.—Л., 1947, с. 332.
20 ПСРЛ, т.XI, с 128.
21. Кучкин В. А. Из истории генеалогических и политических связей московского княжеского дома XIV в - исторические записки, вып. 94. М., 1974, с 365-378
22 Плано Карпини Джиованни дель. История монгалов. Рубрук Гильом де. Путешествие в восточные страны, м. 1957, с. 66, 89, 98.
23 Черепнин л. В. Образование централизованного государства в XIV-XV веках. М.1960, с 509, 518. Кучкин В. А. Земельные приобретения московских князей в Ростовском

княжестве XIV в. — В кн.: Восточная Европа в древности и средневековье, М. 1978, с. 185-192.
24 Мещерский Н. А. К изучению ранней московской письменности. — В кн.: Изучение русского языка и источниковедение. М., 1969, с. 95-97; Щапов Я.Н. Древнеримский

календарь на Руси — В кн.: Восточная Европа в древности и средневековье М. 1978, с 336 - 346 .
24 . Воронин Н.Н. Зодчество Северо-Восточной Руси, т. 2, с. 439. ,
25. ПСРЛ, т.XV, с 1, сиб. 45; т. XVIII с.91
26. В литературе нет единого мненияпо вопросу о том, какой святой считался небесным покровителем Ивана Калиты. М. Н. Тихомиров и Б. А. Рыбаков считают, что Иоанн

Лествичник (Тихомиров М. Н. Средневековая Москва в XIV—XV в., М. 1957 г, с. 1
27. Рыбаков Б. А. Русские датированные надписи XI—XIV веков - Свод археологичесих источников. Е-44. М., 1964, с. 42). Однако В. Л. Янин, Г. А. Федоров-Давыдов, Л. В.

Бетин высказываются за Иоанна Предтечу (Янин В. Л. Актовые печати Древней Руси Х—XV вв., т. 2. М., 1970,, с.28; Федоров-Давыдов Г. А. Монеты Московской Руси. М., 1981,

с. 138; Бетин Л.В. Исторические основы древнерусского высокого иконостаса. — В кн.: Древнерусское искусство. Художественная культура Москвы и прилегающих к ней

княжеств XIV-XVI вв, М., 1970, с. 61) . Полагаем, что история раннего московского зодчества позволяет решить решить спор в пользу Лествичника.
28. Воронин Н.Н. Зодчество Северо-Восточной Руси, т. 2, с. 158. В 1346 г. в Москве были отлиты "три колоколы великие, а два малые» (ПСРЛ, т. XVIII, с. 95) По видимому,

они предназначались для церкви Иоанна Лествичника.
29 ПСРЛ, т XVIII, с 89.
30 ПСРЛ, т XV, ч 1, стб 45; Т. XVIII, с. 91.
31 Гольберг А. Л. Историко-политические идеи русской книжности XV-XVII веков - История СССР, 1975, № 4 с. 68; Чичуров И. С. К вопросу о формировании идеологии

господствующего класса древней Руси в конце ХV—XVI вв. - В кн.:Общество и государство феодальной России. М., 1975, с 125-132.
32 На это указывает и многократное упоминание «правого суда» как важнейшей заслуги Калиты в записи писцов Мелентия и Прокоши в Сийском евангелии (Мещерский А.Н. Указ.

соч, с. 94-96).
33 ПСРЛ, т. XV, ч.1., СТБ 46.
34 ПСРЛ, т. XXV, с. 169 Встречающееся в литературе название придела — Спадение вериг с апостола Петра вместо Поклонения веригам апостола Петра более точно передает его

амысел — стать памятником торжества московского митрополита над врагами, равно как церковь Иоанна Лествичника была памятником торжества московских князей (Косолапов И.

Месяцеслов православной католической церкви. Симбирск, 1880, с. 35; Красовский М. Указ. соч, стр 10-11)
35 О том, что в этот день праздновалась память именно Максима свидетельствует летопись (ПСРЛ, т. XVIII, с. 117). Память эта известна в рукописи второй четверти XVв.

(Щапов Я. Н.) Календарь в псковских рукописях ХV—ХVIвв.— ТОДРЛ, т. XXXVII, Л. 1983, с. 178). Изображение Максима встречается в живописи XV века (Герасимов Н. Н.

Фрески церкви Симеона Богоприимца в Новгородском Зверином монастыре. — В кн.: Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник. 1978. Л., 1979, с. 261).
36 Аналогично действовали московские князья и в середине ХV в.: желая привлечь к Москве симпатии новгородцев, они демонстративно установили в своей столице культ

новгородского святого Варлаама Хутынского.
37 ПСРЛ, т. XVIII, 91; т. ХХV, с. 169. О близости Протасия к митрополиту сообщается уже в ранней редакции «Житиямитрополита Петра».
38 Воронин Н.Н. Зодчество Северо-Восточной Руси, т. 2, с. 164.
39 ПСРЛ, т. ХХ, с. 19,, т. XXIII, с. 112.
40 По мнению Е. Е. Голубинского, Феогност покинул Москву в марте-апреле 1330 г. (Голубинский Е. Е. История русской церкви, т. 2, ч 1, м, 1900. с. 153-154).
41 НПЛ, с. 342; ГIСРЛ, т. XXIII, с. 103.
42 ПСРЛ, т. Х, с. 201-203.
43 Тигу А. А. На земле древнего Галича. М., 1971, с. 11.
44 ПСРЛ, т. ХV, ч. 1, стб. 45-46.
45 Муравьева Л. Л. Летописание Северо-Восточной Руси конца XIII ХМ века. М., 1983, с. 143-144.
46 ПСРЛ, т. IV, ч. 1, вып. 1, с. 257.
47 Воронин Н. Н. Тверской Кремль в ХV в. — КСИИМК, вып. 24. М.- K/ 1940 с.91.
48 Мастера не успели расписать церковь за один сезон «величества ради церкви тоя» (Приселков М. Д. Троицкая летопись. Реконструкция текста. М. - Л. 1950, с. 366-367).
49 Тихомирова К. Г. Героическое сказание в древнерусской живописи Древнерусское искусство. - В кн: Художественная культура Москвы и прилежащих к ней княжеств. XIV—XVI

вв. М., 1970, с. 7.
50 ПСРЛ, т. ХV, ч. 1, стб. 47; т. XVI1I, с. 92.
51 Показательно, что «Житие Михаила Черниговского» послужило одним из главных источников составленной в 1319-1320 гг. в Твери «Повести о гибели в Орде князя Михаила

Тверского» — произведения «яркой антиордынской направленности» (Кучкин В. А. Повести о Михаиле Тверском. Историко-текстологическое исследование. М., 1974, с. 238-239,

273).
52 Почитание памяти Михаила Черниговского в ростовской земле связано с деятельностью княгини Марьи Ростовской, дочери Михаила Черниговского и вдовы убитого татарами в

1238 г. князя Василька Ростовского. В середине XIII в. в Ростове было составлено краткое проложное житие Михаила, которое легло в основу последующих пространных

редакций памятника. Самая ранняя из пространных редакций была создана в конце XIII — начале XIVв. неким священником Андреем. Как отмечает Л. А. Дмитриев, уже в своем

кратком проложном виде «Житие Михаила Черниговского» «было не отвлеченным повествованием о страдании святого за веру, а рассказом о гибели за свои религиозные

убеждения русского князя в Орде. Гибель за веру в эти имела характер политического протеста. Культ Михаила Черниговского имел огромное патриотическое значение: он

призывал быть непримиримым с монголо-татарскими захватчиками, прославлял, возводя в сан святых тех, кто не шел на компромисс с ними» (Дмитриев Л. А. Литература второй

четверти XIII — конца XIII в.— В кн.: История русской литературы Х—XVII в., М. 1980, с. 178). Есть сведения, что уже в середине XIII в. в Ростове существовала церковь,

посвященная новым святым. Вероятно, именно о ней упоминает Никоновская летопись под 1288 г.: «В Ростове сгорела церковь от грому святого Михаила, месяца июня в 14

день» (ПСРЛ, т. Х, с. 167). Пожар деревянной церкви — дело весьма обычное и редко упоминаемое летописью. Однако в данном случае летописец счел нужным отметить это

событие как значительное, достойное внимания. Возможно, речь идет именно о церкви, посвященной Михаилу Черниговскому. Другим очагом культа Михаила Черниговского в

Северо-Восточной Руси мог быть Суздальский Ризоположенский монастырь, в котором с 1227 по 1250 г. жила другая дочь князя Михаила Всеволодовича Евфросинья. Уже в XVI в.

было составлено житие Евфросиньи Суздальской, согласно которому именно она своим посланием вдохновила отца на подвиг в Орде. По описи 1628 г. в Ризоположенском

монастыре существовал придел в честь Михаила Черниговского и его боярина Федора (Колобанов В. А. К вопросу о происхождении Евфросиньи Суздальской. — В кн.: Памят рии и

культуры, вып. I. Ярославль, 1976, с. 56-62). Культ Михаила Черниговского в Северской земле, помимо прочих причин, стимулировался и чисто династическим фактором. Во

второй половине XIII в. в чернигово-брянской земле, столицей которой стал Брянск, правил князь Роман Михайлович Старый (1263-1288), родной брат Марьи Ростовской и

Евфросиньи Суздальской. Его братья и племянники сидели в Глухове, Новосиле, Карачеве и других более мелких уделах. В начале XIV века брянским столом завладели князья

из смоленского дома (Мавродин В. В. Левобережная Украина под властью татаро-монголов. - Уч. зап. Ленинград. ун-та. сер. исторических наук, Ns 32, Л., 1939, с 51-55). В

1341 г. сын Калиты женился на дочери князя Дмитрия Брянского (ПСРЛ, т. XV. ч1, стб 54).
53. Среди бояр, выехавших в Москву изчерниговских земель в конце XIII - начале XIV вв особо выделялся Федор Бяконт, отец будущего митрополита Алексия, который, по

некоторым сведениям, был ближайшим доверенным лицом московских князей (Пресняков А. Е. Указ. соч., с. 290).
54. Интересна композиционная деталь этой росписи: композиция «Чудо Георгия о змие", символизировавшая победу над вековым врагом Руси — Золотой Ордой, зрительно как бы

опирается на фигуры Михаила Черниговского и его боярина Федора. (См. схему росписи Благовещенского собора 1508 г: в работе: Мнева. Н. Е. Указ. соч. с 200). Это

сочетание самостоятельных композиций создает своеобразный живописный диптих, выражающий мысль о подвиге и самопожертвовании, как основе торжества Руси над врагом. о3

—•-504.
55. Черепнин Л. В. Указ соч. с.503-504.
56. ПСРЛ, т. XV, ч.1, стб 45.
57 ПСРЛ, т. IV, ч 2, с 248.
Голубинский Е. Е. Указ. соч. Т. 2, ч. 1, с. 153.
58.Кучкин В. А. "Сказание о смерти митрополита Петра». — ТОДРЛ, т. XVIII, М.-Л. 1962, с 59-79.
59.ПСРЛ, т.XV, ч. 1, стб 55-57, т X, с 216
60 ПСРЛ, т.XV, ч.1, стб 57.
61 ПСРЛ, т.X, с 211, т. XV, ч.1,стб 52
62. Пресняков а. Е. Указ. соч. , с.162.
63. Черепнин Л. В. Указ соч. с .538.
64. Там же., с 539, 542.
65 ПСРЛ, т. 10, с 207.
66. Пресняков А. Е. Указ соч. стр 155.
67. ПСРЛ, т. XV,ч 1.стб 57
68 Приселков М.Д Ханские ярлыки русским митрополитам. Пт., 1916, с. 78.
69. Там же, с 79-81.
70 НПЛ, с.353
71 Там же, с 363
72 Веселовский С. Б. Указ. соч. с 333.
73 Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси конца XIV—начала XVI века, т3, М.., 1964, с. 34 (далее — АСЭИ).
74 Там же, с 340. О Червленом Яре см.: Пресняков А. Е. Указ. соч., с. 226.
75 Епископ Антоний Ростовский занимал кафедру до 1336 г., Даниил Суздзльский был сведен с кафедры Феогностом в 1347 г. и вновь занял ее лишь в 1341 г., АСЭИ, т.3, 340

-341).
76 Если принять мнение А. Е. Преснякова, относившего кончину Калиты к марту 1341, то необходимо признать, что под именем чернеца Анании он прожил не менее года

(Пресняков А. Е. Указ,. соч., с. 160; ср.: Щапов Я. Н. Указ.соч, с 336 - 346).
77. Каштанов С. М. Богословская преамбула жалованных грамот. В кн.: Вспомогательные исторические дисциплины, вып. 5. Л., 1973, с. 82-83.
78. Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV—XVI вв. М.-Л. 1950., с 28
79 Лившиц Л. И. Икона «Донской Богоматери». — В кн. Древнерусская живопись. Художественная культура Москвы и прилежащих к ней княжеств.XIV - XVI вв., М. с. 97-98.
80 Голубинский Е. Е Указ. соч., т. 2, ч. 1, с. 157-160. 81 Весьма интересно содержащееся в этой записи упоминание «первозванного апостола Андрея". Легенда о посещении

восточнославянских земель апостолом Андреем, возникшая еще в домонгольской Руси, неизменно служила обоснованию равноправия русской церкви среди других христианских

церквей,
82. Николаева Т. В. Прикладное искусство Московской Руси. М., 1976, с. 129-134.
83. Леонид, архим Славянские рукописи, хранящиеся в ризнице Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, — ЧОИДР, 1880, кн. 4, с. 3.
84 Праздник Покрова был учрежден Андреем Боголюбским без санкций митрополита и патриарха с целью укрепить церковный суверенитет Северо-Восточной Руси. Летописи

свидетельствуют о широком распространении культа Покрова в XIV в. (ПСРЛ, т. XI, с. 22; НПЛ, с. 394). К этому празднику было приурочено торжественное возведение Семена

Гордого на великокняжеский престол в 1340 г. (ПСРЛ, т. ХУ, ч. 1, с. 53; т. XVIII, с. 93).
85 Осенний «Юрьев день» был учрежден Ярославом Мудрым в середине XI в. (день освящения выстроенной Ярославом церкви св. Георгия в Киеве. Этот праздник известен в

рукописях уже с конца XI в. (Сергий, архиеп. Полный месяцеслов Востока, т. 1. Владимир, 1901, с. 213). Известен он и в рукописях XIV в. (Чичеров В. В. Зимний период

русского земледельческого календаря XVI—XIX веков. М., 1957, с. 225).
86 Храмовый праздник Софии Киевской встречается уже в месяцеслове "Мстиславова Евангелия» XII в. (Сергий, архиеп. Указ. соч., т. 1, с. 123,158)
87 Голубинский Е. Е. История канонизации святых в русской церкви М., 1903, с. 63-64. Факты свидетельствуют о популярности культа князя Владимира в XIV в. В «Евангелии

Федора Кошки» 1392 г. в месяцеслове на 15 июля содержится запись: «Успение великаго самодръжца Владимира иж крещении нареченнаго Василиа» (Леонид, архим. Указ. соч.,

с.21) Родившийся 15 июля 1354 г., князь Владимир Андреевич Серпуховской, племянник Семена Гордого, был назван в честь «великого самодержца» Владимира Киевского.
88 Помимо известия о6 освящении Архангельского собора в Москве в 1333 г. в день памяти Михаила Черниговского интересно содержащееся в Никоновской летописи под 1377 г.

пояснение летописца, что князь Святослав Корчевский — «правнук блаженнаго Михаила Черниговского великомученика, его же убил за православную веру нечестивый царь Батый

(ПСРЛ,т XIс.26)
89 Праздновалась с конца XII в. (Голубинский Е. Е. История канонизации святых, с. 60). Память Леонтия под этим днем — в месяцеслове пергаменногго евангелия начала XIV

в. из ризницы Троице-Сергиева монастыря (Леонид, архим. Указ. соч., с. 16).
90. Культ Андрея Юродивого, связанный с культом Покрова, был известен на Руси в XIV в. Изображение Андрея Юродивого встречается в росписях церкви Спаса на Ильине в

Новгороде, выполненных Феофаном Греком в 1378 г. (Вздорков Г. В. Фрески Феофана Грека в церкви Спаса Преображения в Новгороде, М., 1976, с. 69).
91 Сергий, архиеп. Указ. соч., т. 2, ч. 2, с. 513. Память Петра под этим днем в декабрьской минее конца XIV в. (Прохоров Г. М. Древнейшая рукопись с произведениями

митрополита Киприана. — В кн.: Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник. 1978. Л., 1979, с. 27-29).
92 Леонид, архим. Указ. соч., с. 14, 16. Память Бориса и Глеба под 24 июля встречается, например, в месяцеслове пергаменного евангелия начала XIV в. из ризницы

Троице-Сергиева монастыря.
93 Так, под 11 ноября отсутствует память Феодора Студита, создателя Студийского монастырского устава (Сергий, архиеп. Указ. соч., т. 1, с. 153). Нет памяти этого

святого и под 26 января — днем перенесения его мощей (там же с. 210). Нет характерного для Иерусалимского монастырского устава праздника Происхождения честных древ

честного креста под 1 августа (Там же,т. 2, ч. 2, с. 296).
94 Леонид, архим. Указ. соч., с. 11.
95 На принадлежность «Евангелия Симеона Гордого» митрополичьему дому косвенно указывает и то, что месяцеслов евангелия почти точно повторен в одной псковской рукописи

второй четверти ХV в. (Щапов Я. Н. Календарь в псковских рукописях XV—XVI вв. — ТОДРЛ, т. XXXVII, Л., 1983, стр 171 - 183). Между тем известно, что на рубеже XIV—XV

вв. митрополит Киприан в ответ на запрос псковичей посылал им в качестве образцов различные церковные книги (Акты исторические, собранные Археографической комиссией т.

I. СПб., 1847, с. 17).
96 Николаева Т. В. Прикладное искусство Московской Руси, с. 137—138.
97 Покровский М. Н. Русская история с древнейших времен, т. I. М., 1933 г с. 132-133. См. также: Сахаров А. М. Церковь и образование русского централизованного

государства. — Вопросы истории, 1966, № 1, с 49.
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5442
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Пт Фев 10, 2017 8:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Глава третья. МИТРОПОЛИЧЬЯ КАФЕДРА И ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА (третья четверть XIV в.)

В третьей четверти XIV в. характер отношений между митрополитом и московскими князьями резко изменяется. Митрополит
Алексий, занимавший кафедру с 1354 по 1378 г., становится фактическим главой московского боярского правительства, открыто
использует свое положение главы русской церкви для оказания давления на князей, враждебно настроенных по отношению к
Москве.

В дореволюционной литературе анализ конкретных фактов, относящихся к деятельности Алексея, как правило, подменялся
безудержными славословиями в его адрес. По словам Е. Е. Голубинского, митрополит Алексий «оказал Москве величайшие
услуги"1. Алексия принято было рассматривать как прямого продолжателя политики мирополитов Петра и Феогноста. В
действительности дело обстояло гораздо сложнее. Собственная политическая линия Алексия, которая окончательно определилась к
началу 60-х годов, в корне отличалась от позиции его предшественников. Обратимся к анализу взаимоотношений великокняжеской
власти и митрополии во второй половине 50-х — начале 60-х годов XIV в.

С большим трудом удалось представителям московского великого князя добиться посвящения Алексея в сан «митрополита Киевского
и всея Руси". Целый год провел будущий митрополит в патриархии, прежде чем в июне 1354 г. патриарх Филофей рукоположил его
в сан. Алексей был первым в истории русской церкви митрополитом - ставленником северо-восточных князей. Зная чрезвычайную
запутаность политических и междукняжеских отношений в этой части Руси, византийцы резонно опасались, что "свой" митрополит
тотчас же окажется на самом острие политической борьбы и не сумеет сохранить положения «духовного отца» всех русских
князей.
Пребывание Алексия в Константинополе затянулось в связи с тем, что в результате государственного переворота в январе 1355
г. император Константин Кантакузинн, а вслед за ним и патриарх Филофей были низложены. Новый патриарх Каллист медлил с
подтверждением избрания Алексея. Лишь осенью 1355 г., проведя в Константинополе около двух лет, Алексей вернулся на Русь 2.

Первые годы своего управления русской церковью Алексей провел весьма бурно, постоянно находясь в движении. Он дважды, в
1356 и 1357 гг., побывал в Орде, где заручился поддержкой самых влиятельных лиц ханского двора. В эти же годы Алексей ведет
напряженную борьбу за воссоединение со своей митрополией православных епархий, находившихся на территориях, захваченных
польским королем Казимиром и литовским великим князем Ольгердом. В ходе этой борьбы Алексей вынужден был еще раз в 1356 г.,
совершить путешествие в Константинополь 3. В начале 1358 г. митрополит решил «явочным порядком» утвердиться в Киеве,
который уже с 1321 г. находился под властью Литвы. К моменту появления Алексея в Киеве уже был свой иерарх - ставленник
Ольгерда митрополит Роман. Смелая акция московского митрополита едва не кончилась для него трагически. Схваченный по
приказу Ольгерда, Алексей около двух лет провел в темнице. Лишь в 1360 г. с помощью своих местных приверженцев он бежал из
заключения и вернулся в Москву 4.

За первые пять лет своего митрополичества Алексей в сущности не оказал московскому великому князю никаких особенных услуг.
Подобно своему предшественнику Феогносту, он энергично ратовал за целостность русской митрополии, апеллируя к патриарху как
к высшей инстанции. По-видимому в этот период, следуя заветам Феогноста и наставлениям патриарха, Алексей не оказывает
особого предпочтения Москве, стремится не терять связь с юго-западными епархиями и Константинополем.

Единственный относящийся ко второй половине 50-х годов факт вмешательства митрополита в междукняжеские распри - неудачное
посредничество в споре между тверским князе Василием Михайловичем и его племянником Всеволодом Холмским в 1357 г. Оба князя
ездили к митрополиту во Владимир «и много быша межи их глаголаниа, но, конечный мир и любовь не сотворися» 5.

Вернувшись в Москву из литовского плена, Алексей оказался перед лицом совершенно иной, чем в середине 50-х годов,
политической обстановки. Прежде всего стало совершенно ясно, Литва, ни Польша не признают прав московского митрополита даже
в том случае, если он не будет открыто проявлять свои политические симпатии. Восстановление власти Алексея над юго-западой
частью митрополии могло стать реальностью лишь в результате крутого подъема военно-политического могущества русских
княжеств, и в первую очередь Москвы.

Вместе с тем именно к концу 50-х годов возникла реальная возможность быстрого роста политического значения московского
великого княжения. Традиционная ордынская политика разобщения и «сваживания» русских князей была одним из главных
препятствий на пути объединения страны. Длительная ожесточенная усобица (или, как говорили русские летописцы, «замятня
великая") в Орде, начавшаяся в 1357 г., резко ослабила ордынское влияние на Руси.

Для реализации открывшейся возможности быстрого усиления Москвы необходимы были единовластие и авторитетный, общепризнанный
руководитель. Уже в правление Ивана Ивановича, престиж московского князя заметно упал. Однако еще более тяжелая ситуация
сложилась после его кончины в ноябре 1359 г. На московском княжеском престоле оказался девятилетний сын Ивана Дмитрий.
Нижегородский князь Дмитрий Константинович в июле 1360 г., получив ярлык на великое княжение от одного из ордынских
правителей, сел во Владимире б.

В новых условиях резко возрастала политическая роль московского боярства. «Время Дмитрия Донского можно назвать «золотым
веком боярства», - отмечал С. Б. Веселовский 7. Политическую биографию митрополита Алексея можно рассматривать лишь на
общем фоне истории московского боярства. И возвышение Алексея в 40-50-е годы, и его превращение в главу московского
правительства в начале 60-х годов были основаны на тесных связях митрополита с наиболее влиятельной придворной
группировкой, которую Л. В. Черепнин определил как группировку «старых бояр"8. Представители этой группировки, среди
которых был по всей вероятности и отец Алексея Федор Бяконт 9, стояли за сохранение верноподданнических отношений с Ордой.

Другая придворная боярская коалиция, во главе которой стоял Алексей Петрович Хвост, требовала более активной внешней
политики.

Политические разногласия бояр сочетались с острым соперничеством на почве чисто местнической. При московском дворе выходцы
из юго-западных русских земель соседствовали с бывшими ростовскими боярами, коренные москвичи - с недавними тверичами,
выезжие ордынские «царевичи» - с опальными литовскими князьями. Каждый боярский род стремился занять при дворе положение не
менее видное, чем то, которое он занимал до выезда в Москву.

Соперничество между представителями различных по политической ориентации и по происхождению боярских группировок в
правление Ивана Ивановича привело к открытому конфликту. В начале февраля 1357 г. был убит неизвестными тысяцкий Алексей
Петрович Хвост. В ту же зиму некоторые московские «большие бояре» бежали в Рязань, а оттуда отправились в Орду. Однако уже
вследующем, 1358 г. они были прощены великим князем и возвратились в Москву

Кончина великого князя неминуемо должна была вызвать новую вспышку вражды среди московских бояр. Вернувшись в Москву в
первой половине 1360 г., митрополит Алексей оказался перед выбором: либо, следуя заветам Феогноста, отстраниться от
политичекой борьбы и ждать ее исхода, либо всецело перейти насторону одной из сторон.

#РПЦ #Русская_православная_церковь #клерикализм #антиклерикализм #наука #история #политология #Русь #Древняя_Русь #феодализм #РПЦ_феодал #церковное_имущество #клерикальные_мифы #провиденциализм #орда #иго #монголо_татары #симония
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5442
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Сб Фев 18, 2017 10:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Первый путь был для Алексея, пожалуй,
даже более опасным, чем второй. И утверждение во Владимире суздальского князя Дмитрия Константиновича, и победа враждебной
боярской группировки грозили лично ему как ставленнику московского князя и выходцу из рода Бяконтовичей 6ольшими
осложнениями. Потеряв незадолго перед тем одну половину своей митрополии, он теперь легко мог потерять все.

Несомненно, сильное давление на Алексея в этот период оказыывали его давние единомышленники «старые бояре», а так же
многочисленные земляки и родственники - влиятельный клан киево-чернигово-брянских выходцев, обосновавшихся при дворе
московского князя 11. Вполне возможно, что отец Алексея, служивший при Калите в должности московского наместника, был
главой этого «землячества».

Именно поддержка «старых бояр» и «бояр-земляков» позволила Алексею занять положение неофициального главы московского
правительства. Говоря о причинах, толкнувших митрополита в водоворот политической борьбы, нельзя сбрасывать со счета и те
черты характера Алексея, которые отчетливо проявились уже в первые годы еого митрополичества, - властолюбие, решительность,
смелость, умение привлекать к себе людей. Случай, редкое стечение политических обстоятельств давали возможность митрополиту
сыграть совершенно особую роль в истории русской церкви и государства. И Алексей не упустил этой возможности.

Стремясь прикрыть от посторонних глаз далеко не христианские причины своего прихода к «мирской» власти, Алексей создает
летенду о том, что князь Иван Иванович перед смертью якобы просил его стать опекуном малолетнего Дмитрия, регентом и главой
правительства. В действительности этого быть не могло. В момент кончины Ивана митрополит находился в плену у Ольгерда и
никто не мог сказать, когда он выйдет оттуда, да и выйдет ли вообще. Легенду о своем призвании митрополит усиленно
распространял, стремясь объяснить и оправдать свое превращение в признанного главу московского боярского правительства.

Едва ли можно найти хотя бы одну значительную акцию московского правительства в 60-е годы XIV в., в которой не заметно
участия митрополита Алексея. Помимо общего руководства московской политикой Алексей лично участвовал в борьбе:
«иерархическая власть служила в его руках интересам светской политики» 12.

Уже первая крупная победа московского правительства - овладение великим княжением и подчинение суздальско-нижегородских
князей - не обошлась без прямого участия митрополита. В 1363 г. вспыхнула усобица между суздальским князе Дмитрием
Константиновичем и его младшим братом Борисом. Московское правительство немедленно использовало возможность сыграть на
удельных распрях Константиновичей и добиться сближения с одним из них. «Тое же осени приехаша в Новъгород Нижний от
митрополита Алексея архимандрит Павел да игумен Герасим, зовучи князя Бориса на Москву, он же не поеха, они же церкви
затвориша, он же посла бояр своих на Москву», - сообщает летопись 13.

Убедившись в эффективности применения «меча духовного», митрополит в 1365 г. вновь отправляет в Нижний Новгород своего
представителя, на этот раз - игумена Сергия Радонежского. Столкнувшись с отказом князя Бориса выполнить требование
московского правительства, Сергий вновь, именем митрополита, прекращает церковную службу во всем городе. Одновременно на
помощь Дмитрию Константиновичу была послана московская рать. Оказавшись под двойным ударом, князь Борис принужден был
отступить. Он оставил старшему брату Нижний Новгород, а сам уехал жить в Городец 14.

Вероятно, в качестве поощрения за проявленное смирение, князь Борис был удостоен особой чести: митрополит лично, буду в
Нижнем Новгороде, окрестил его сына Ивана 15.

В ходе этой усобицы около 1365 г. митрополит лишил большего части епархии суздальского владыку Алексея и взял нижегородские
и городецкие земли в личное церковное управление. В качестве своего опорного пункта митрополит избрал в Нижнем Новгороде
Благовещенский монастырь.

В результате активного вмешательства московского правительва и его главы митрополита Алексея в суздальско-нижегородские
дела удельный порядок был восстановлен, старший из братьев князь Дмитрий Константинович утвердился в столице княжества
Нижнем Новгороде, а в Суздале посадил сына Василия. Понимая, кому он обязан своей победой, Дмитрий Константинович навсегда
отказался от притязаний на великое княжение и установил прочные союзнические отношения с Москвой. Этот союз был скреплен в
январе 1366 г. браком князя Дмитрия Ивановича и дочери Дмитрия Константиновича Евдокии. Отныне Нижегородское княжество
входит в состав политической системы, во главе которой стоит московский князь Дмитрий Иванович.

Другим направлением политической деятельности Алексея был Ростов. В начале 60-х годов XIV в. митрополит с помощью того же
Сергия Радонежского стремился воздействовать на недовольных усилением Москвы ростовских князей. Около 1363 г. Сергий
посетил Ростов 16. В ходе этой миссии он основал вблизи Ростова Борисоглебский монастырь. По-видимому, это объяснялось
стремлением митрополита Алексея иметь церковный оплот в княжестве, которое в 1360-1364 гг. пыталось выйти из-под
московского контроля.

Источники крайне слабо освещают историю Ростова в этот период, однако есть основания полагать, что московскому
правительству удалось добиться лояльности ростовских князей 17.

#РПЦ #Русская_православная_церковь #клерикализм #антиклерикализм #наука #история #политология #Русь #Древняя_Русь #феодализм #РПЦ_феодал #церковное_имущество #клерикальные_мифы #провиденциализм #орда #иго #монголо_татары #симония
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5442
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Сб Фев 18, 2017 10:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Имя митрополита Алексея часто встречается и в истории московско-тверских отношений в 60-е годы XIV в. В первой половине
десятилетия, когда все внимание московского правительства было поглощено нижегородскими и ростовскими делами, а тверское
княжество сотрясалось от внутренних усобиц и не представляло для Москвы серьезной опасности, митрополит держался
относительно Твери весьма нейтрально, а в «нейтральных» вопросах - подчеркнуто дружелюбно. Так в 1361 г. он лично приезжал
в Тверь на поставление нового епископа Василия, в 1364 г. окрестил в Твери «литвинку» - дочь князя Ольгерда. В 1366 г
Алексий поручил тверскому епископу Василию выступить посредником в удельном споре между князем Михаилом Александровичем и
его двоюродными братьями Василием и Еремеем 18.

Отношения с Тверью резко обострились в 1367-1368 гг., когда завершив длительную борьбу с нижегородскими князьями, выстроив
каменную крепость, московские правители, по словам тверского летописца, «надеяся на свою на великую силу, князи Русьскыи
начаша приводити в свою волю, а который почал не повиноватися их воле, на тых почали посягати злобою» 19. Стремясь
расправиться с главным внутренним врагом Москвы - энергичным молодым тверским князем Михаилом Александровичем, митрополит в
1368 г. решился на откровенное вероломство. "Того же лета князь великии Дмитрие Иванович да Олексеи митрополит позвали
князя великаго Михаила Александровича на Москву по целованию любовию, а съдумав на него съвет зол, - сообщает Рогожский
летописец. - Князь же великии Михаило, положа упование на бога и на крестное целование, приехав к ним на Москву и они черес
целование яша и да дръжали в ыстоме и Городок отьняли и чясть отчины княжи Семеновы. А что были боколо его, тех всех
поимали и разно разведоша, и быша вси в нятьи и дръжаша их в истоме» 2О. Лишь после подписания выгодного Москве
«докончания» Михаил был выпущен из «нятия". Тверской летописец объясняет освобождение князя известием о приближении
ордынского посла.

Московское пленение страшно озлобило Михаила. Вернувшись в Тверь, он вскоре начинает войну с Дмитрием Ивановичем. Михаил
Тверской понимал, кто является истинным виновником его злоключений. «Паче же на митрополита жаловашеся, к нему же веру имел
паче всех, яко по истине святителю», - добавляет летописец 21. Спасаясь от московского «посяжения», князь Михаил
Александрович бежал в Литву. Его удельные кашинские соперники тем временем с помощью митрополита решили отомстить епископу
Василию, державшему сторону Михаила. «А князь Василеи и сын его князь Михаило и князь Еремеи приставом митрополичим позвали
на Москву на суд перед митрополита владыку Василия, что их судил о чясти о княже о Семенове, и тако на Москве про тот суд
владьще Василию бышеть истома и протор велик, а во Тфери сотворишется изгыбель велика людем про часть княжю Семенову».
Однако политическая ориентация епископа не изменилась. Кашинские князья и впоследствии жаловались на него митрополиту 22.

Московское заточение Михаила послужило прелюдией к московско-литовской войне, которая, то разгораясь, то затихая,
продолжалась с 1368 до конца 1370 г. Во время «первой литовщины" - нашетвия Ольгерда и Михаила Тверского на Москву в 1368
г. митрополит вместе с князьями Дмитрием и Владимиром находился в осажденной крепости. Литовцы, не взяв каменной крепости
на Бороровицком холме, подвергли московскую землю страшному разорению. «Олгерд же се входя в пределы области Московьскыя
начат прежде всех воевати порубежнаа места жещи, сечи, грабити, палити, пленити». Отступая от Москвы, он вновь "волости
повоева, села и дворы огнем пожже, много христиан посече и иных в полон поведе, а имение их пограбиша». По убежнию
летописца, такого зла и от татар не бывало 23.

В ходе этих событий источники не раз упоминают митрополита то как инициатора постройки московской крепости, то как
официального представителя московского правительства на переговорах с Литвой. В 1369 г. Алексей вновь использовал в
политических целях «меч духовный», отлучив от церкви союзников Ольгерда, участников его похода на Москву князей Михаила
Тверского пи Святослава Смоленского, а заодно и тверского епископа Василия 24.

В 1371 г Михаил Тверской получил в Орде ярлык на великое княжение. Желая нейтрализовать происки Михаила в Орде, туда и
отправился московский князь Дмитрий Иванович. Митрополит демонстративно «проводил князя великаго до Окы и благословив его
молитву сътворив, отъпусти его с миром и его бояр, и его воя, и всех благословив, и сам възвратися въспять» 25.

#РПЦ #Русская_православная_церковь #клерикализм #антиклерикализм #наука #история #политология #Русь #Древняя_Русь #феодализм #РПЦ_феодал #церковное_имущество #клерикальные_мифы #провиденциализм #орда #иго #монголо_татары #симония
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5442
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Сб Фев 18, 2017 10:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

В Литературе встречается мнение, будто отношения великого князя Дмитрия Ивановича и митрополита Алексея были безоблачными
от начала до конца. Так, Н. М. Никольский считал, что Алексий «верно служил московскому князю» 26. Ту же мысль несколько
иначе формулировал С. Б. Веселовский: «В отношениях церковной власти к светской Алексей достиг такого согласия и такого
мирного сотрудничества, которое после него уже не повторялось в истории русской церкви, если не считать соправительства
патриарха Филарета Никитича и его сына - царя Михаила» 27.

Однако уже А. Е. Пресняков тонко почувствовал, что для Алексея «элементы московского политического строительства неотделимы
от задач и интересов митрополичьей власти» 28. В реальной жизни интересы митрополии могли далеко разойтись с задачами
"московского политического строительства». Именно этот процесс расхождения интересов проходил в 70-е годы XIV в., когда ряд
блестящих побед московского оружия высоко поднял авторитет молодого князя Дмитрия. В этот героический период в истории
Московской Руси вопросы политического устройства решались в открытом бою, с оружием в руках.

В новых условиях значение митрополичьей кафедры резко упало. К тому же и сам князь Дмитрий уже вполне осознавал свое
могущество. Он не желал разделять великокняжескую власть с митрополитом. Теократические притязания властолюбивого старика
могли вызывать у него лишь раздражение и гнев.

На политических позициях Алексея не могли не сказаться такие события 70-х годов, как политический крах Вельяминовых, давних
союзников митрополичьего дома 29, а также позорное поведение родного брата митрополита воеводы Александра Плещея в бою с
ушкуйниками в 1375 г. 30. Косвенным показателем ослабления позиций митрополита в 70-е годы служит почти полное отсутствие в
летописях известий о его деятельности.

На отношения великого князя и митрополита должен был повлиять и тот факт, что правительственная деятельность сопровождалась
приобретением крупных земельных владений в московских землях. Затраты на содержание митрополии все возрастали. Именно в
правление митрополита Алексея происходит образование митрополичьего двора и его владений, определяется их правовое
положение по отношению к великокняжеской власти. Формальным основанием для этого послужило утверждение патриархом в 1354 г.
перенесения кафедры «митрополита Киевской и всея Руси» из Киева во Владимир на Клязьме.

По наблюдению С. Б. Веселовского, «Алексей обеспечил кафедру материально большими земельными владениями и привлек к себе на
службу большой двор. В своих крупных владениях... митрополиты пользовались правами удельных князей. Соответственно этому и
двор митрополитов был организован по образцу княжеских дворов. У митрополитов были свои бояре, дворецкий, казначей, дьяки и
слуги, дети боярские разныхв"31.

Перемены в отнощениях между великим князем и митрополитом ярко проявились в вопросе о наречении наследника митрополичьего
престола. Вопреки желанию самого Алексея великий князь наметил ему в преемники своего духовника Митяя. Несмотря на уверения
«Жития Сергия Радонежского», будто «великодръжавнии князи» всегда желали видеть троицкого игумена на митрополитом 32, есть
основания полагать, что кандидатура Сергия, которую выдвинул Алексей, с самого начала не встретила поддержки великого князя
33.

Превратив митрополичью кафедру в своего рода политический штаб московского великого княжения, Алексей и в своей узко
церковной деятельности откровенно проводил промосковскую линию. Он круто расправлялся с епископами, осмелившимися
поддержать своих князей в ущерб интересам Москвы. Так, в 1365 г. он преследовал суздальского епископа Алексея, в 1367г.
вызвал в Москву и подверг суровому взысканию тверского владыку Василия, сочувствовавшего антимосковским наетроениям34. С
помощью патриарха митрополит добился покорности новгородского архиепископа Алексея 35.

В области внешних церковных отношений Алексей в 60-е-79-е годы предстает исключительным «домоседом». Он не ездил ни
вКонстантинополь, ни в Киев, ни в Орду 36. Отношения Алексея с патриархией сводились к обмену посланиями. Не имея никаких
надежд получить реальную власть над юго-западными епархиями, Алексей мало заботился о том, признает или не признает
патриарх очередного галицкого или литовского кандидата в митрополиты. Пользуясь расположением патриарха Филофея, Алексей
долгое время представлял дело так, будто все, что он делает на Руси, соответствует интересам патриархата 37. Однако в
начале 70-х годов настоятельные жалобы Ольгерда и тверского князя Михаила Александровича заставили патриарха отправить на
Русь одну за другой две миссии, целью которых была проверка жалоб и знакомство с пастырской деятельностью Алексея на месте.
Первая из этих миссий прошла для московского митрополита благополучно 38. Вторая, во главе которой стоял Киприан, имела
несколько неожиданный для Алексея результат. Вскоре после возвращения в Константинополь в декабре 1375 г. Киприан был
назначен митрополитом на Литву с местопребыванием в Киеве. Едва ли престарелый Алексей был сильно огорчен, потеряв
формальные право на то, что в действительности давно уже ему не принадлежало.

В решении патриаршего собора о поставлении Киприана указывалось, что после смерти Алексея он должен стать главой
объединенной московско-литовской митрополии. Однако в Москве вынашивали планы церковного обособления от Константинополя и
смотрели на будущее совершенно иначе.


Деятельность Алексея как главы церкви отличал глубокий практицизм. Считая политическое усиление Москвы главным условием
благосостояния и могущества митрополии, он мало внимания уделял собственно церковным вопросам. Известно лишь три его
учительных послания, и все они имеют сугубо практическую цель - утвердить различные организационные перемены в епархиях 39.

Алексей, насколько известно, не стремился к исправлению церковных книг, о которых так заботился его преемник митрополит
Киприан 40.

В области религиозных культов -особой сфере идейной борьбы - Алексей был таким же прагматиком, как и в других областях
церковной жизни. Он много содействовал укреплению культа московского «первосвятителя» митрополита Петра, добился
канонизации "трех литовских мучеников» - христиан, замученных Ольгердом в 1347 г. 41

Митрополит Алексей вошел в историю русской церкви как организатор и вдохновитель монастырской реформы, имевшей большое
политическое значение. Последовательно проводя принцип использования своей иерархической власти для укрепления политических
позиций митрополичьей кафедры и московского великого княжения, Алексей неизбежно должен был задуматься над повышением
общественной роли монастырей. Старые московские монастыри - Данилов, Богоявленский, Спасский - участвовали в политической
жизни, содействуя идейному обоснованию возвышения Москвы. Однако в условиях обострения борьбы за объединение русских земель
в середине ХIV в. перед монастырями ставились значительно более масштабные политические задачи. По мысли Алексея,
количество монастырей должно было резко возрасти, а их политический и экономический потенциал -увеличиться. Монастыри
должны были стать опорными пунктами московского влияния в масштабах всей страны. Для этого требовалась существенная
перестройка основных норм иноческой жизни.

#РПЦ #Русская_православная_церковь #клерикализм #антиклерикализм #наука #история #политология #Русь #Древняя_Русь #феодализм #РПЦ_феодал #церковное_имущество #клерикальные_мифы #провиденциализм #орда #иго #монголо_татары #симония
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5442
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Сб Фев 18, 2017 10:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

С древнейших времен в восточной церкви были известны два уклада монашеской жизни - киновия и «особное житие». Киновия в
идеале представляла собой монашескую общину, построенную на началах равенства и корпоративности. Иноки практически не имели
личной собственности, питались за общим столом в одинаковых помещениях. «Особное житие» было высшей формой монашеской
аскезы. Поселившись в пустынной, безлюднодной местности, отшельник должен был в одиночку преодолевать все тяготы и лишения.

В византийском монашестве XII-XIII вв. господсподствовала киновия. Немногочисленные приверженцы «особного жития",
ограничившие весь мир стенами своей кельи (келиоты), оставались лишь в афонских скитах и в других отдаленных местностях.

На Руси вскоре после принятия христианства стали появляться и первые монастыри. Поначалу русские монахи пытались устроить
свои обители на принципах киновии. Так в Киево-Печерском монастыре был принят общежительный устав константинопольского
Студийского монастыря 42. Однако отсутствие прочной, устоявшейся христианской традиции, а также тесная связь монастырей с
«миром» - городами, княжескими и боярскими династиями - помешали распространению общежительных порядков. Подавляющее
большинство монастырей в домонгольской Руси устраивала свой обиход на основе своеобразной интерпретации византийской
традиции: сохранив форму «особного жития», ее лишили аскетического содержания. Монахи жили отдельно, по кельям, имели
содержание в зависимости от своего достатка. Удалившийся от дел князь, боярин или богатый горожанин мог устроиться в
монастыре с привычными удобствами, окружить себя многочисленной прислугой.

Основателями и содержателями (ктиторами) таких монастырей, как правило, выступали представители феодальных верхов, желавшие
иметь собственное «богомолье», тихое пристанище под старость и достойное место для родовой усыпальницы.

Весьма близкими по характеру к ктиторским были митрополичьи домовые монастыри, хозяйство которых было главным образом
потребительским. В деятельности этих «тихих обителей" совершенно нельзя заметить стремления к освоению новых территорий и
созданию монастырей -филиалов.

Ктиторские келиотские монастыри всех видов, как правило, не имели большого экономического и политического значения.
Территориально они тяготели к городам и боярским вотчинным центрам. Прикрываясь покровительством влиятельного лица -
ктитора, монастыри такого типа часто были весьма самостоятельны по отношению к своему епархиальному архиерею. Упадку
престижа и корпоративной сплоченности монашества способствовало и принятое в начале XIV в. правило митрополита Петра,
согласно которому, овдовевшие приходские священники обязаны были постригаться в монахи. Эти невольные иноки, приняв постриг
и облачившись в монашеское одеяние, как правило, оставались жить в миру, исполняя обязанности исповедника или даже
приходского священника. «Ангельский образ» не мешал им вести вполне светский образ жизни.

В XIII -XIV вв. в Западной Европе монашество быстро превращалось в главную полицейскую силу церковных верхов, в их
важнейшую опору в борьбе с различного рода оппозиционными настроениями и движениями. Русские церковные иерархи также
стремились использовать «непогребенных мертвецов» как надежный инструмент своей политики. Однако для этого требовалась
коренная перестройка сложившихся норм монастырской жизни. Такого рода реформа неизбежно должна была вызвать сопротивление
не только самих монахов, но и светских властей, не желавших чрезмерного усиления церкви и перемен в социальном статусе
монастырей. Ни один из руководителей русской церкви XIII - первой половины XIV в. не имел достаточно средств и влияния,
чтобы провести в жизнь монастырскую реформу.

#РПЦ #Русская_православная_церковь #клерикализм #антиклерикализм #наука #история #политология #Русь #Древняя_Русь #феодализм #РПЦ_феодал #церковное_имущество #клерикальные_мифы #провиденциализм #орда #иго #монголо_татары #симония
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5442
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Сб Фев 18, 2017 10:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Реальная возможность осуществления давно назревшей реформы возникла в середине XIV в., когда митрополит Алексей
сосредоточил в своих руках не только духовную, но и светскую власть. Чтобы не обострять сопротивления новым порядкам
Алексей не стал перестраивать уклад жизни уже существовавших городских монастырей. Следуя евангельскому изречению, он решил
молодое вино влить в новые мехи: общежительный устав поначалу вводился лишь в новых монастырях, большое количество которых
возникло во второй половине XIV в. в различных уголках Северо-Восточной Руси, главным образом на территории Московского
княжества и зависимых от него земель.

Идея перестройки монастырской жизни должна была по многим причинам заинтересовать и московских князей. Замена
индивидуального стяжания монахов коллективным стяжанием монастыря, превращение монастырей в корпоративных землевладельцев в
будущем сулила им несомненно выгоды. В этот период развитие церковного и монастырского землевладения «являлось одним
существенных факторов политической централизации, ибо это развитие не считалось с наличием внутри страны политических
перегородок» 43. Монастыри нового типа, как правило, не зависели от местых князей и были подвластны лишь епископу или
самому митролиту. В связи с этим они могли служить активными проводниками московского влияния в различных районах Руси.

Впоследствии верхушка московского монашества стала опорой митрополита Алексея. Ограничив в начале 60-х годов сферу своей
деятельности лишь собственно русскими княжествами и землями, он взял новый курс и в области церковной. Если поначалу
Алексей, как и Феогност, действовал, опираясь на авторитет патриарха и стремясь найти компромисс между интересами различных
политическик центров Восточной Европы, то возглавив московское боярское правительство, он делает ставку прежде всего на
союз с верхушкой московского духовенства.

Следует заметить, что в период правления Феогноста московские «старцы», по-видимому, были настроены весьма оппозиционно по
отношению к митрополиту. На это указывает и слабый интерес к его деятельности со стороны московских летописцев.

Опираясь на московские монастыри, Алексей, естественно, пожелал увеличить их число. По его инициативе в Москве возникли
четыре новых монастыря - Чудов, Андроников, Алексеевский и Симонов.

Результатом союза митрополичьей кафедры с московскими монастырями стала реформа монашеского быта. За реформой последовала и
монастырская колонизация - продвижение общежительных монастырей в слабо освоенные районы Севера и Заволжья, в бассейны
Шексны, Костромы и Сухоны.

Поиски новых путей развития монашества заметны уже в период правления Семена Гордого. В середине 40-х годов инок
московского Богоявленского монастыря Стефан вместе со своим братом Варфоломеем, принявшим в монашестве имя Сергия, основали
небольшой монастырь в Радонежском уделе - наименее освоенной части московского княжества 44. Вскоре, не выдержав тягот
«пустынной» жизни, Стефан вернулся в Москву, Сергий продолжал подвизаться в своей лесной келье на холме Маковец.

В условиях господства ктиторских городских и вотчинных монастырей и связанных с ними представлений о монастырской жизни,
подвижничество Сергия было новостью, своего рода «экспериментом на выживание». Уединенная жизнь Сергия, его борьба природой
и собственными слабостями с самого начала привлекли внимание московских церковных верхов, а также великого князя Семена
Ивановича, духовным отцом которого был брат Сергия Стефан. Слухи об удивительном подвижнике будоражили монашескую среду.
Вскоре уединение Сергия было нарушено. Вокруг него сплотилась небольшая, состоявшая поначалу всего из 12 иноков монашеская
община.

Сергиева пустынь долгое время жила по привычным келиотским нормам. Однако в середине 50-х годов в обители начались большие
перемены. Осенью 1355 г. на Маковце было получено послание из Константинополя. Патриарх Филофей выражал удовлетворение
подвижническими трудами Сергия и рекомендовал ему «составить общее житие». В знак особого расположения Филофей прислал
троицкому игумену золотой нагрудный крест-мощевик. Смущенный Сергий обратился за разъяснениями к митрополиту. Тот
присоединился к совету патриарха. «И от того времени убо съставляется в обители святого общежитие» 45.

Совершенно очевидно, что патриаршья грамота и крест были присланы Сергию по инициативе Алексея, только что вернувшегося
на Русь после двухлетнего пребывания в Константинополе. Митрополит жеелал освятить задуманную реформу авторитетом
патриарха, который, в свою очередь, мог только приветствовать намерение Алексея привести русскую монашескую жизнь в
соответствии с византийскими нормами. Вмешательство патриарха требовалось еще и потому, что Сергиев монастырь, который
Алексей хотел превратить в очаг распространения новых монастырских порядков, уже имел свой устав, близкий к келиотскому.
Перемена устава в монастыре строго воспрещалась древними «отцами монашества». На это могли ссылаться троицкие монахи,
недовольные введением новых, более строгих порядков, да и сам Сергий, едва ли поначалу желавший стать во главе такого
«многомятежного» дела, как реформа монастырской жизни. Заручившись поддержкой патриарха, Алксий мог действовать более
уверенно.

Над изменением устава в русских монастырях под общим руководством митрополита Алексея одновременно трудилась целая плеяда
энергичных деятелей. Это Стефан Махрищский, Иван Петровский, Пахомий Нерекотский, Авраамий Чухломский, Дмитрий Прилуцкий,
Мефодий Пешношский и другие. Однако в церковной традиции фигура Сергия, тесно связанного с московскими княжеско-боярскими и
церковными верхами, заслонила собой других "пустынников», подвизавшихся одновременно с ним 46.

По замыслу митрополита Алексея Троицкий монастырь со временем стал главным рассадником новых идей в области монашеской
жизни, своего рода «монашеским университетом», готовившим деятелей реформы. Из его стен вышли более 20 организаторов новых
монастырей 47. Все это позволило игумену Троицкого монастыря занять совершенно особое место среди тогдашних церковных
иерархов 48. Показательно, что со временем поняв, какая выдающаяся роль выпала на долю Троицкого монастыря, брат Сергия
Стефан попытался вернуться на Маковец и занять место игумена. Однако решительное вмешательство митрополита помешало ему
осуществить свои намерения 49.

На прямую связь реформы с интересами московской княжеско-боярской верхушки указывает и тот факт, что поначалу общежительные
монастыри возникали или на собственно московских землях, или там, где сильно ощущалось московское влияние - в Ростовской и
Костромской землях, в Вологодско-Белозерском крае. Рано появляются общежительные монастыри во Пскове, духовенство которого
имело прямые контакты с митрополитом 50. В Новгороде, напротив, общежительная монастырская реформа была проведена только в
1528 г. Почти не сохранилось известий о распостранении «общего жития» в Тверской, Рязанской и Смоленской землях.

Очень рано, уже в 40-е годы XIV в., движение за обновление монашеской жизни началось в Суздальско-Нижегородском княжестве.
Здесь главным деятелем реформы стал выходец из Киево-Печерского монастыря Дионисий. Он основал общежительный Печерский
монастырь в Нижнем Новгороде, воспитал несколько учеников, основателей новых монастырей 51. Наиболее известными среди них
были Евфимий Суздальский и Макарий Унженский.

Деятельность Дионисия поощрялась суздальско-нижегородскими князьями 52. В 70-е годы произошло сближение Дионисия с
московскими церковными верхами, прочным основанием для которого послужил военно-политический союз между московским князем
Дмитрием Ивановичем и Дмитрием Константиновичем Суздальским. В 1374 г. митрополит Алексей восстанавливает суздальско-
нижегородскую епархию, закрытую им в 1365 г. по политическим мотивам. Новым епископом, в лояльности которо Алексей, по-
видимому, не сомневался, становится Дионисий. На связь Дионисия с московскими «старцами» указывает и поддержка, оказанная
ему Сергием Радонежским в период «смуты на митрополии».

Особо следует коснуться вопроса о связи монастырской реформы с исихазмом — религиозным течением, зародившимся в Византии в
первой половине XIV в.53 Исследователи по-разному оценивают его общественно-политическое значение и степень воздействия на
духовную жизнь Руси XIV—XV вв.54 Вполне возможно, хотя прямо и не засвидетельствовано источниками, что идея исихазма были
известны на Руси, обсуждались и проводилась в жизнь в стенах русских монастырей, в кельях лесных отшельников. Однако нет
никаких оснований полагать, что монастырская реформа на Руси была подготовлена «мощной жизнеспособной международной
организацией», религиозно-политическим братством монахов-исихастов 55.

В действительности монастырская реформа явилась результатом теоретической и практической деятельности верхушки московского
духовенства, близкой к великокняжескому двору. Особое положение митрополита Алексея как «управляющего делами Московского
княжества в 60-е годы позволило ему максимально активизировать это движение, отвечавшее интересам не только церкви, но и
московского боярского правительства. Церковный и политический деятель сугубо практического склада, митрополит Алексей был
далек от поисков «фаворского света». Буду много лет «правой рукой» митрополита Феогноста, отвергавшего учение Григория
Паламы 56, Алексей едва ли искренне верил в исихазм. К тому же призывы исихастов к отшельничеству, к уединенной жизни вдали
от людей плохо согласовывались с идеалам монастырского общежития. Тонкий политик, хорошо умевший скрывать свои мысли,
долгое время державший патриарха в неведении относительно своих подлинных целей, Алексей мог, конечно,сделать вид, что
ревностно служит распространению исихазмана Руси, поддерживает мечты Филофея о «крестовом походе православных народов
против надвигавшихся на них мусульман»57. Однако на деле это была бы не более чем политическая игра. Ни летописи, ни житие
Алексея не дают основания считать его «политическим исихастом». То же самое можно сказать и о других деятелях, стоявших у
истоков монастырской реформы, — Сергии Радонежском, Дионисии Суздальском, Стефане Махрищском. Нет никаких оснований искать
истоки их церковной деятельности, равно как и их политических акций, за тридевять земель от Руси, в какой-нибудь
"поднебесной скальной пещере» над Эгейским морем.

#РПЦ #Русская_православная_церковь #клерикализм #антиклерикализм #наука #история #политология #Русь #Древняя_Русь #феодализм #РПЦ_феодал #церковное_имущество #клерикальные_мифы #провиденциализм #орда #иго #монголо_татары #симония
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5442
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Пт Мар 03, 2017 10:13 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Не следует также преувеличивать роли морально-нравственного фактора в качестве предпосылки реформы, идеализировать ее
деятелей. Эта тенденция, идущая от клерикальной историографии,проявилась и в трудах крупнейшего представителя русской
исторической науки конца XIX в. В. О. Ключевского. В юбилейной речи, посвященной 500-летию со дня смерти Сергия
Радонежского, произнесенной в стенах Московской духовной академии, Ключевский пытался научно обосновать исключительную роль
«преподобного" в русской истории. Юбилейные восхваления Сергия, так же как и речь, произнесенная Ключевским в память
императора: Александра III, не являются лучшими образцами научного и публицистического наследия историка. В обоих случаях
он выступал как официальный оратор: в первом — как профессор, читавший курс русской истории в Московской духовной академии,
во втором - как председатель «Императорского» Общества истории и древностей российских.

Намеченная Ключевским тенденция «научного» обоснования церковного прославления Сергия получила развитие в небольшой по
объему, но весьма броской по форме работе известного религиозного философа П. Флоренского «Троице-Сергиева лавра и
Россия"58. По словам Флоренского, Сергий Радонежский — "Основоположник, Строитель и Ангел России». Итогом его идейно-
политической деятельности стало Куликово поле, «вдохновленное и подготовленное у Троицы».

Почти одновременно с Флоренским прямо противоположную оценку личности и деятельности Сергия дал публицист М. Горев в своей
книге «Троицкая лавра и Сергий Радонежский» 59. Он отметил, что Сергий Радонежский «при критическом рассмотрении его
биографии оказывается умело приспособлявшейся личностью и политическим деятелем, всегда шедшим на поводу представителей
близого к великому князю аристократического, служилого, или боярского класса, а также высшего духовенства» 60. По мнению
Горева, Сергий не имел своей собственной политической линии. Его «робкая, пассивно-смиренная натура» всецело подчинялась
влиянию митрополита Алексея и Дмитрия Донского.

В научной литературе и по сей день не сложилось устоявшейся, общепринятой оценки деятельности Сергия Радонежского. Подчас
можно встретить нарочито героизированные характеристики Сергия и других церковных деятелей второй половины XIV в. 61. Такое
пожение во многом объясняется ограниченностью источковой базы: исследователи пользуются главным образом материалами «Жития
Сергия Радонежского» — источника в высшей степени тенденциозного и избирательного. Автор «Жития» инок Епифаний Премудрый
сознательно исключал из своего повествования факты активного вмешательства троицкого игумена в политические дела, его
дипломатические миссии к различным князьям, о которых сообщает летопись.

Разумеется, нет оснований сомневаться в том, что необходимость создания общезначимых духовных ценностей для воодушевления
людей на борьбу против иноземного ига остро ощушалась наиболее чуткими, патриотически настроенными представпредставителями
русского монашества второй половины XIV в., служила стимулом их практической деятельности. Однако было бы ошибкой полемики
с вульгарно-атеистической тенденцией впадать в другую крайность и в оценках морально-этического характера принимать на веру
традиционные житийные штампы.


Особого внимания заслуживает вопрос о хронологических рамках монастырской реформы, до сих пор совершенно не изученный в
литературе. Источники позволяют наметить три этапа преобразований. Впервые общежительный устав упоминается в летописных
известиях XIV в. лишь под 1376 г. в сообщении об основании Сергием Радонежским Высоцкого монастыря в Серпухове. Еще раньше,
в 1365 г. митрополитом Алексеем был основан монастырь в московском Кремле б2. Однако лишь под 1378 г встречаем указание
летописца на то, что в монастыре с самого начала существовало «общее житие» 83. Очевидно, лишь к середине 70-х годов
перемены в монастырской жизни становятся заметными, привлекают внимание летописцев. С этого времени летописи в помещают
известия об основании общежительных монастрыей. Таким образом, есть основания полагать, что к концу 70-х годов XIV в.
завершается первый этап монастырской реформы, этап, когда немногочисленные, но крепко спаянные строгой дисциплиной и духом
подвижничества монастырские общины выработали новые традиции обихода, новые формы ведения хозяйства. У этих бедных,
зачастую живущих лишь благодаря по московских князей и митрополита обителей 64 было большо будущее.

Второй этап проведения реформы следует ограничить концом 70-х-80-ми годами XIV в. Внутриполитическая обстановка, отношения
междувеликокняжеской властью и церковью были в этот период весьма сложными. Мощный подъем общенародной осводительной борьбы
сопровождался успехами в деле централизации. Ответом на эти успехи была активизация всякого рода антимосковских тенденций.
Со смертью митрополита Алексея (1378) митрополичья кафедра надолго теряет свое политическое значение. «Смута на
митрополии», продолжавшаяся до 1390 г., резко усилила политическое значение Сергия Радонежского и других выдвинувшихся
благодаря реформе церковных деятелей. Московское правительство стремилось умиротворить, задобрить раздраженную действиями
великокняжеской власти верхушку монашества. Известно, что в 80-е годы XIV в. Дмитрий Донской щедро одаривает Симонов
монастырь, игумен которого Федор был виднейшим учеником и близким родственником Сергияб5. Есть основания полагать, что
тогда же и Троицкий монастырь получает крупные земельные пожалования 68.

Третий период монастырской реформы охватывает 90-е годы XIV - первую треть ХV в. В этот период завершается процесс
«первоначального накопления» у ведущих московских и подмосковных общежительных монастырей. Они становятся крепкими,
экономически устойчивыми феодальными хозяйствами, имеющими тенденденцию к быстрому росту б7. Стабилизация митрополичьей
власти позволила на этом этапе приступить к «теоретической» части реформы - переходу на Иерусалимский богослужебный устав,
сверке церковных книг.

Монастырская реформа создала для великокняжеской власти не только новые преимущества, но и новые проблемы. Одна из них =
появление во второй половине XIV в. большого числа энергичных монахов-политиков. Вмешательство монахов в политическую жизнь
было известно и в домонгольской Руси. Так, монахи Киево-Печерского монастыря активно поддержали своего покровителя князя
Изяслава Ярославича в его борьбе с братьями 68. Активно участвовали в политической жизни новгородские монастыри 69. Однако
если прежде политические акции монахов в Северо-Восточной Руси были редкими, носили эпизодический характер, то во второй
половине XIV в. их участие в политической борьбе становится нормой.

Наиболее известным монахом-политиком второй половины XIV в. был Сергий Радонежский. Общежительная реформа способствовала
превращению возглавляемого им монастыря во внутренне сильную, независящую от частных лиц корпорацию. Это определяло
самостоятельную политическую позицию монастыря и его игумена. Другим крупнейшим монахом-политиком второй половины XIV в.
был племянник Сергия Федор Симоновский. Как и его отец, брат Сергия, Стефан, он занимал пост великокняжеского духовника,
неоднократно выполнял различные дипломатические поручения Дмитрия Донского. Свои поездки в Константинополь Федор умело
использовал в собственных интересах. Возглавляемый им московский Симонов монастырь получил ставропигию — право подчиняться
непосредственно константинопольскому патриарху. Позднее, став епископом ростовским, Федор добился утверждения за собой сана
архиепископа. В первой половине XV в. на поприще политических обличении выступали игумены Кирилл Белозерский, Григорий
Пельшемский, Пафнутий Боровский.

Существенной чертой деятельности всех монахов-политиков была их борьба за укрепление общественных позиций церкви, за
упрочнение ее престижа. Знаменательно, что и сам Сергий, и его ученики выполняли только те поручения великого князя,
которые не противоречили интересам церкви. Онн были убежденными сторонниками сильной, не зависящей от московских князей или
же других светских властей церковной организации, способной оказывать влияние на все стороны государственной жизни.

Большое, общественно значимое дело - монастырская реформа - сплотило монахов-политиков. В результате этого деятели реформы
выступили единой когортой в период 12-летней "смуты на митрополии», начавшейся со смертью митрополита Алексея.

ж ж ж

В третьей четверти XIV в. шло одновременное быстрок усиление и великокняжеской власти, и митрополичьей кафедры. Паралельный рост и усиление этих двух феодальных институтов таил в себе зародыш их будущего острого противоборства.

Экономический и политический потенциал митрополичьей кафедры в этот период значительно вырос и за счет ее союза со старыми московскими монастырями. Результатом этого союз явился быстрый рост новых общежительных монастырей, которые вскоре стали значительной социально-политической силой.

Поддерживая митрополичью кафедру и монастыри постольку поскольку они действовали в интересах московского княжеско-боярского правительства, великокняжеская власть в то же время стремилась «держать в узде» новую политическую силу. Желая избежать тягостной опеки со стороны церкви, князь Дмитрий Иванович в 70-е моды вынашивает планы создания «управляемой" митрополичьей кафедры. Со своей стороны церковные верхи ищут пути усиления своих политических позиций, отнюдь не собираясь идти в услужение к светской власти.
Уже в середине 70-х годов становится очевидным назревание острого конфликта между великокняжеской властью и воинствующими церковниками.

#РПЦ #Русская_православная_церковь #клерикализм #антиклерикализм #наука #история #политология #Русь #Древняя_Русь #феодализм #РПЦ_феодал #церковное_имущество #клерикальные_мифы #провиденциализм #орда #иго #монголо_татары #симония
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5442
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Пт Мар 03, 2017 10:15 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

1 Голубинский В. Е. История русской церкви, т. 2, ч. 1. М., 1900,с 223.
2 Там же, с. 187. По мнению П. Соколова, Алексей выехал из Константинополя осенью 1354 г. (Соколов Л. Русский архиерей из
Византии и право его значения до начала ХV века. Киев, 1913, с. 351).
3 ПСРЛ, т. Х, с. 228-229; Голубинский Е. Е. Указ. соч.,, т. 2, ч. 1, с. 195-196, Соколов П. Указ. соч., с. 372-379.
4 Датировка событий второй половины 50-х годов XIV в. в летописях крайне сбивчива. П. Соколов относил арест Алексея ко
времени его первого объезда юго-западных епархий — 1355 г. (Соколов П. Указ. соч., с. 378) трудно допустить, что Алексей,
уже испытав «гостеприимство» литовского князя Ольгерда в 1355 г., вновь добровольно отправился к нему в руки в 1358 г.
5 ПСРЛ, т. Х, с. 229.
6 ПСРЛ, т. ХХ, ч. 1, с. 189-190.
7 Веселовский С. Б. Исследования по истории класса служилых землевладельцев, М., 1969, с. 503.
8 Черепнин Л. В. Образование русского централизованного государства в XIV - XV веках. М., 1960, с. 545-546.
9 На близость Федора Бяконта с одним из лидеров «старых бояр Василием Вельяминовым указывает и то, что Алексей принял
постриг в московском богоявленском монастыре, который, как полагают, был ктиторским монастырем Вельяминовых (Ивана Л. И.
Крупная вотчина Северо-Восточной Руси конца XIV — первой половины XVI в. Л., 1979, с.- 34). В 1357 г., после убийства
Алексея Хвоста, Василий Вельяминов вместе с другими боярами отъезжал в Рязань, но вскоре был возвращен великим князем
Иваном Ивановичем и вновь занял постмосковского тысяцкого, который и сохранял до 1373 г.
10 ПСРЛ, т. X с. 228-230; т. ХV, стб. 66; Черепнин Л. В. Указ.: соч., с. 545—546? 550-551/
11 Помимо Алексея (в миру Елевферия) Федор Бяконт имел еще четырех сыновей, занимавших видные места при дворе (Веселовский
С. Б. Указ. соч.,с 487). Митрополит Алексей придавал большое значение родственным связям. На это указывает хотя 6ы тот
факт, что племянник Алексея, виднейший московский боярин Данила Феофанович, умерший в 1392 г., как сообщает летопись, был
похоронен в домовом митрополичьем монастыре «у Михаилова Чюда, близ гроба дяди его Алексия митрополита» (ПСРЛ, т. VIII, с.
62-63). Показательно и то, что другой племянник Алексея, Степан Феофанович, был со всем своим родом определен великим
князем в митрополичьи бояре (Веселовский С. Б. Указ. соч., с. 249).
12 Пресняков А. Е. Образование Великорусского государства. Пг., 1918, с. 307.
13 ПСРЛ, т.ХV, ч. 1, стб. 74-75.
14 ПСРЛ,т. XVIII, с. 103; т. ХХУ, с. 183; т. XXVII, с. 243, 328. В источниках "изложение, относящееся к событиям 1363-1365
гг., полно недомолвок, а местами и спутано в компилировании текста летописных сводов по разным источникам (Пресняков А. Е.
Указ. соч., с. 268). Однако наиболее вероятная дата посольства Сергия — 1365 г. (Муравьева Л. Л. Летописание Северо-
Восточной Руси конца XIII — начала ХV века. М., 1983, с. 173-174).
15 ПСРЛ, т V с. 231.
16 Кудрявцев М. История православного монашества в Северо-Восточной России со времен преп. Сергия Радонежского, ч. 1. М.,
1881, с. 187-192; Случевский К. Государственное значение св. Сергия и Троице-Сергиевой лавры. М., 1889, с. 37.
17 Черепнин Л. В. Указ. соч., с. 554.
18 ПСРЛ, т.ХV, ч. 1, стб. 72, 76, 81.
19 Там же. стб. 84. ,
20 Там же,стб. 87.
21 Там же
22 Там же. ст6. 84, 91.
23 Там же. стб. 89, 90.
24 ГолубинскийЕ. Е. Указ. соч., т. 2, ч. 1, с. 200, 203; ДДГ, с. 21-22; Соклов П. Указ. соч., с. 406.
25 ПСРЛ, т. XV ч. 1, стб. 96. б К. М. 26 Никольский Н. М. История русской церкви. М., 1983, с. 110.
27 Веселовскийй С. Б. Феодальное землевладение в Северо-Восточной Руси, т. 1. 17, М.-Л. 1947 с. 335.
28 Пресняков А. Е. Указ. соч., с. 293.
29 Родоначальником Вельяминовых был московский тысяцкий Протасий Вениамин Федорович, душеприказчик митрополита Петра.
30 ПСРЛ, т. XVIII,с. 116.
31 Веселовский С. Б. Феодальное землевладение в Северо-Восточной Руси, т. 1, с 414.
32 Памятники литературы Древней Руси. XIV — середина ХV века. М., 1981, о. 392-394.
33 Рассказ об отказе Сергия от митрополии, помещенный в его житии, носит весьма общий характер и явно составлен без каких-
либо документальных оснований. Он не содержит сведений о том, том, Сергия уговаривал стать митрополитом князь Дмитрий
Иванович.
34 ПСРЛ, т.ХV, ч. 1, стб. 84; Голубинский Е. Е. Указ. соч., т. 2, ч. 1, с. 205—206, Соколов Л. Указ. соч., с. 425-426.
35 Хорошев А.С. Церковь в социально-политической системе Новгородской феодальной республики. М., 1980, с. 76-77. г.
36 Рогожский летописец сообщает: «Того же лета Алексей митрополит...поехал в Литву, а со Тфери поехала княгини Настасиа в
Литву же. Того же лета митрополит Алексеи приехал из Литвы да поставил Парфениа владыкою в Брянеск» (ПСРЛ, т. ХУ, ч. 1,
стб. 75). Судя по характеру летописиого известия, эта поездка митрополита была кратковременной и имела целью восстановление
черниговско-брянской епископской кафедры, о которой нет никаких известий с середины XIII в. (Строев Л. Списки иерархов и
настоятелей монастырей российской церкви. СПб. 1877, стб. 509).
37 Голубинский Е. Е. Указ. соч., т. 2, ч. 1, с. 203-207.
38 Соколов П. Указ. соч., с. 406-418.
39 Первое послание написано Алексеем по случаю прихода на митрополичью кафедру. Второе адресовано духовенству и мирянам
нижегородского края и, вероятно, было написано в связи с переходом этих земель под непосредственное управление митрополита
в 1365 г. Третье послание обращено области Червленый Яр и содержит требование подчиняться рязанскому, а не сарайскому
епископу.
40 Алексей заново перевел евангелие с греческого на русский язык, однако отсутствие списков этого перевода говорит о том,
что он не стремился к унификации богослужебных книг (Голубинский Е. Е. Указ. соч., т. 2, ч.1, стр 220 - 221).
41 Соколов Л. Указ. соч., с. 335-358. При нем неоднократно совершались у гро6а Петра различные «чудеса» (ПСРЛ, т. ХV, ч. 2,
стб. 423)42 Иеценко Д. С. «Устав Студийский» по списку XII в. — В кн.: Источники по истории русского языка. М., 1976, с.
109-131. 43 Черепнин Л. В. Указ. соч., с. 184.
44 «Житие Сергия Радонежского» епифаниевской редакции весьма сбивчиво передает историю основания монастыря. Сообщение жития
о том, что Стефан ушел на Маковец из хотьковского Покровского монастыря, в котором принял постриг после смерти жены, не
соответствует действительности, так как ниже Епифаний прямо говорит о том, что в московском Богоявленском монастыре Стефан
жил одновременно с будущим митрополитом Алексеем (Памятники литературы древней Руси. XIV — середина ХV век, с 298). В 1340
г. Алексей покинул Богоявленский монастырь и занял пост митрополичьего наместника (Пресняков А. Е. Указ. соч., с. 291).
Стефан и Сергий поселились на горе Маковец в 1345 г. (Бурейченко И. И. К истории основания Троице-Сергиева монастыря. —
Сообщения Загорского гос. историко-художественного музея-заповедника, вып. 3. Загорск, 1960, с. 11). Несомненно Стефан
отправился в Радонежские леса уже будучи известной фигурой среди московского монашества.
45 Памятники литературы Древней Руси. XIV — середина ХV века, c 366, Белоброва О. А. Посольство константинопольского
патриарха Филофея к Сергию Радонежсскому. — Сообщения Загорского гос. историко-художественного музея-заповедника, вып. 2.
Загорск, 1958, с. 14-18.
46 В дореволюционной литературе было своего рода традицией объявлять почти всех основателей монастырей второй половины XIV
— начала ХV в "учениками Сергия». В действительности многие из них действовали волне саммостоятельно.
47 Бурейченко И. И. Указ. соч., с. 39.
48 Летопись сообщала под 1375 г. даже о таком факте, как болезнь Сергия (ПСРЛ, т. ХV, ч. 1, стб. 109).
49 Памятники литературы Древней Руси. XIV — середина ХV века, с. 370-375
50 Акты исторические, собранные Археологической комиссией, т. I, СПб, 1884, с. 17; Никитский А. И. Очерки внутренней
истории Пскова. СПб, 1873 с. 238.
51 По мнению Г. М. Прохорова, «Печерский Вознесенский монастырь Дионисия приобрел известность в Нижнем Новгороде уже в
конце 20 — начале 30-х гг. (Прохоров Г. М. Повесть о Митяе. (Русь и Византия в эпоху Куликовской битвы). Л., 1978, с. 70).
В таком случае следует, что Дионисий стал игуменом в весьма молодом возрасте, а между тем устав запрещал игумену быть
моложе 33 лет (Голубинский Е. Е. Указ. соч., т. 1, ч. 2. М:, 1881, стр586). Если же «состарить» Дионисия и отнести дату его
рождения к рубежу XIII- XIV вв., то придется признать, что он в начале 80-х годов, будучи уже восьмидесяти с лишним лет,
без устали колесил по всей Восточной Европе, исполняя поручения патриарха, и сгорая от честолюбивых надежд занять
московскую митрополию.
52 Прохоров Г. М. Указ. соч., с. 70.
53 Мейенорф И. Ф. О византийском исихазме и его роли в культурном и политическом развитии Восточной Европы в XIV в. —
ТОДРЛ, т. XXIX. Л.,1974 С. 291-305.
54 Клибанов А. И. К характеристике мировоззрения Андрея Рублева. — В кн.: Андрей Рублев и его эпоха. М., 1971, с. 79-92;
Ильин М. А. Указ. соч., стр 19-20.
55 Прохоров Г. М. Указ. соч., с. 8.
56 Соколов П. Указ. соч., с. 266-267; Г. М. Прохоров без достаточных оснований пололностью отметает свидетельство
византийского писателя (Прохоров Г. М. Исихазм и общественная мысль в Восточной Европе в XIV в. —ТОДРЛ, т. XXIII. Л., 1968,
с. 104-105). Как справедливо отмечал М. А. Ильин "в выступлениях русских иерархов мы не найдем ничего похожего на гения
исихастов» (Ильин М. А. Указ. соч., с. 47). В. А. Грихин на литературном материале показал, что «исихазм паламитского
толка» не пользовался сколько-нибудь широкой популярностью на Руси в конце XIV — ХV вв. (Грихин В. А. Проблемы стиля
древнерусской агиографии XIV—XV в, М., 1974, с. 16-25).
57 Прохоров Т. М. Повесть о Митяе, с. 23.
58 Флоренский Л. Троице-Сергиева лавра и Россия. — В кн.: Троице-Сергиева лавра. Сергиев Посад, 1919, с. 3-30.
59 Горев М. Троицкая лавра и Сергий Радонежский (Опыт историко-критического исследования). М., 1920.
60 Там же,с.1.
61 См.например: Ильин М. А. Указ. соч., с. 22.
62 ПСРЛ т. ХV, ч.1 д, стб. 108; т. XI, с. 22-23.
63 ПСРЛ, т. ХV, ч. I, стб. 121.
64 "Житие Сергия» сообщает, что монахи не раз спасались от голода благодаря целым обозам со всякой снедью, присылаемой
неведомыми доброжелателями (Памятники литературы Древней Руси. XIV — середина ХV в., с. 346-350).
65 Ивлина Л. И. Крупная вотчина Северо-Восточной Руси конца XIV — первой половины XVI в. Л., 1979, с. 41-44.
66 Будовниц И. У. Монастыри на Руси и борьба с ними крестьян в XIV—XVI вв М., 1966, с. 104-111; Черкасова М. С. Акты
Троице-Сергиева монастыря XIV—XVI вв. как источник по истории его землевладения. — Вести, Моск. ун-та, сер. История, 1981,
Ns 4, с. 74.
67 По наблюдениям М. С. Черкасовой, Троице-Сергиев монастырь в конце XIV—четверти ХV в. получил по вкладам и купил не менее
16 сел (Черкасова М. С. Землевладение Троице-Сергиева монастыря в XV—XVI вв. Автореф. кандд. дис. М., 1982, с. 7). Быстро
богатеет в этот период и Симонов монастырь (Ивлина Л. И. Указ. соч., с. 44-4Cool.
68 Памятники литературы Древней Руси. XI — начало XII в., с. 376-383.
69 Хорошев А. С. Указ. соч., с. 118-120.
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5442
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Пт Мар 03, 2017 10:16 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Глава четвертая. КРИЗИС В ОТНОШЕНИЯХ ВЕЛИКОКНЯЖЕСКОЙ ВЛАСТИ И ЦЕРКВИ (конец 70-х— 80-е годы XIV в.)

Отношения между московскими княжеско-боярскими кругами и митрополией в последние годы жизни митрополита Алекся скрыты
завесой молчания летописей. Даже при беглом обзоре событий этих лет возникает целый ряд вопросов. Прежде всего, совершенно
непонятно, почему митрополит Алексей, который сам начал путь к митрополичьей кафедре более чем за 10 лет до того, как она
стала вакантной1, не заботился о своевременном избрании наследника. Призвание Сергия Радонежского и предложение ему
кафедры, по-видимому, имело место незадолго до смерти Алексея. Этот шаг выглядит как крайняя мера. Митрополит отнюдь не был
уверен в его успехе. Показательно, что предложение 6ыло сделано митрополитом в весьма театральной форме, с расчет ошеломить
Сергия возложением на него драгоценных митрополичьих регалий и вынудить согласие у растерявшегося от неожиданности игумена.
Однако, несмотря на все старания Алексея, Сергий врезкой форме дал отказ 2. Позиция Сергия вполне понятна. Он имел веские
основания отвергнуть предложенный ему епископский сан и положение объявленного наследника митрополичьей кафедры. Главным
препятствием было то, что в этот момент уже был вполне официальный преемник Алексея — спасский архимандрит Михаил.

Удивительная судьба Михаила (до пострижения — Дмитрия, а в просторечии — Митяя) проливает некоторый свет на замалчиваемую
летописями борьбу между великим князем Дмитрием Ивановичем и его «воспитателем» и «опекуном» митрополитом Алексием. Простой
коломенский священник («саном беаше поп, един коломенскых поп»), он привлек внимание великого князя своими незаурядными
личными качествами: «возрастом не мал, телом высок, плечист, рожаист, браду имея плоску и велику и свершену, словесы
речист, глас имея доброгласен износящь, грамоте горазд, пети горазд, чести горазд, книгами говорити горазд, всеми делы
поповьскими изящен и по всему нарочит бе»3. Однако главное достоинство Митяя в глазах великого князя состояло, по-видимому
в том, что он не был связан с какими-либо придворными группировками. Во всех вопросах для него законом было лишь мнение
великого князя. «И того ради, — продолжает летописец, — избран бысть изволением великого князя во отчьство и в печатникы, и
бысть Митяй отец духовныи князю великому и всем боярам старейшим, но и печатник, юже на собе ношаше печать князя великаго".
В этих чинах Митяй «пребысть... многа лета» 4.

Несомненно, митрополит Алексей был раздражен внезапным вторжением в плотные ряды верхушки московского духовенства
самоуверенного новичка, сразу занявшего одно из самых видных мест. Однако, помешать возвышению Митяя Алексей не смог.
Головокружительная карьера коломенского попа могла иметь место лишь в 70-е годы, в период ослабления влияния Алексея при
дворе.

В начале 1376 г. освободилось — или было намеренно освобождено место архимандрита Спасского монастыря в московском Кремле
5. С этого поста открывалась прямая проторенная дорога к епископской кафедре. Настало время Митяю, подчиняясь «высшим"
интересам, принять монашеское обличие. Неохотно, «аки нужею" шел Митяй на пострижение в Спасский монастырь. Об участии
Алексея в этом акте летописи умалчивают. Для пострижения Митяя и поставления его в архимандриты «призван бысть" архимандрит
митрополичьего Чудова монастыря Елисей Чечетка 6. Этому не смог воспрепятствовать бывший полновластный правитель
Московского княжества.

Чудесные превращения Митяя поразили современников. «Бяше видети дива плъно: иже до обеда белец сыи, а по обеде архимандрит,
иже до обеда белец сыи и мирянин, а по обеде мнихом начальник и старцем старейшина и наставник и учитель и вожь и пастух"7.
Человек легкий и веселый, но притом самолюбивый изапальчивый, Митяй, несомненно, раздражал «маститых» иерархов. Чтобы
глубже понять характер конфликта, необходимо представить саму атмосферу, царившую тогда в высших церковных кругах. Здесь
господствовали косность и неподвижность, преклонение перед традицией и авторитетами. Как справедливо отмечал М. А. Ильин,
«большинство высших представителей русской церкви было более консервативным, чем византийские иерархи... Русская церковь в
своей борьбе со стригольниками, в противоположность исихазму, ничего не разрабатывала, ничего не совершенствовала, ничего
нового не предлагала. Она лишь выступала за неукоснительное соблюдение церковных догматов» 8. В 70-е годы, когда ход
событий заметно ускорился, когда зрели грандиозные перемены в политической жизни Восточной Европы, когда церковное здание
сотрясалось под ударами еретиков-стригольников, а изнутри закачавшиеся стены спешили укрепить фанатики-монахи, —
консерватизм «князей церкви» принимал все более воинствующий характер.

Можно лишь догадываться, кого в действительности митрополит желал видеть своим преемником. Вполне подходящей кандидатурой
мог быть, например, игумен Герасим, который в 1363 г.успешно выполнил роль митрополичьего посланника к нижегородскому князю
Борису Константиновичу. Вероятно, именно он в 1375 г. был поставлен коломенским епископом и занимал более близкую Москве
кафедру до своей смерти в 1388 г.9. Однако, фигура Митяя смешала митрополиту все карты.

Князь Дмитрий Иванович долго и упорно домогался у Алексея признания прав Митяя на наследование митрополичьей кафедры.
«Князь же великии много нуди о сем Алексея митрополита, дабы благословил, овогда бояр старейших посылая, овогда сам
приходя». Однако согласия он так и не получил. Самое большее, чего смогли добиться от Алексея, - неопределенной ссылки на
волю патриарха. «Алексей же митрополит, умолен быв и принужден, не посули быти прошению его, но известуя святительскы и
старческы, лаки же пророчьскы рече: «Аз не доволен благословити его, но оже дасть ему бог и святая Богородица и
пресвященный патриарх и вселеньскыи збор» 10.

Вопрос о том, благословил ли митрополит Алексей Митяя на митрополию, рядом исследователей решался положительно 11. Однако
этому противоречит послание митрополита Киприана написанное им 23 июня 1378 г. Обширными рассуждениями о противозаконности
передачи церковной власти «по наследству» от уходящего иерарха к новому кандидату, минуя утверждение патриархией, Киприан
явно имеет целью убедить своих корреспондентов - Сергия Радонежского и Федора Симоновского в том, что «брат наш митрополит
Алексей ни в коем случае не мог благословить Митяя и что слухи, распускаемые об этом сторонниками Митяя, полностью лживы.
Закончив обоснование этой мысли длинным рядом цитат, митрополит говорит, наконец, прямо: " А что клеплють митрополита,
брата нашего, что он благословил есть его на та вся дела, то есть лжа» 12.

Действительно, если бы Митяй получил благословление Алексея, он, несомненно, обставил 6ы этот акт присутствием авторитетных
свидетелей, сделав его тем самым не подлежащим сомнению. Интересна и ссылка Киприана на предсмертную грамоту Алексея,
которую он «видел», но содержание которой он не пересказывает, считая его и без того известным Сергию и Федору. Эту грамоту
Киприан собирался представить в Константинополе доказательства незаконности притязаний Митяя. Очеидно, существовало лишь
одно завещание Алексея о владенияхмитрополии, представленное в публикации М. Н. Тихомирова 13.

Распространив слух о благословении Митяя умирающим Алексеем, великий князь сразу же после кончины митрополита,
последовавшей 12 февраля 1378 г., приступил к осуществлению своего плана. Митяй «покинул архимандритью по великаго князя
слову и на преболшии сан устремися и на превысокыи степень стареишиньства, на двор митрополичь взыде и ту живяше, пребываше
с всякой областию, елико довлеет и достоить митрополиту владети, то тем вем владеяше Митяи» 14.

Совершенно очевидно, что за Митяем, «в конце концов, стояла только настойчивая воля великого князя» . Уверенность, с
которой действует Митяй, показывает, сколь далеко простиралось вмешательство московского князя Дмитрия Ивановича в
церковные дела. Наречеденный митрополит «хожаше в всем сану митрополичем и казну и ризницю митрополичю взя, и бояре
митрополичи служахут ему". Чувствуя глухое сопротивление своей власти, Митяй "нача воружатися на мнихы и на игумены.
Епископи же и прозвитери въздыхаху от него» 16.

Для утверждения Митяя на митрополии великий князь действовал тем же способом, каким в свое время Семен Гордый добивался
поставления Алексея. Из Москвы в Константинополь было отправлено посольство для согласования вопроса. Патриарх Макарий в
ринципе не возражал против принятия московского кандидата, однако потребовал, чтобы тот лично явился в патриархию.

Предвидя большие расходы в Константинополе, Митяй, по свидетельству летописи, «по всей митрополии с попов дань сбираше,
сборное, и рожественое и урокы и оброкы и пошлины митрополичи, то все взымаше, готовляшеся на митрополию и тщашеся и
наряжащеся ити к Царю-городу на поставление» 17. Характер этого сообщения позволяет думать, что сбор даней с духовенства
проводился в более решительной и жесткой форме, чем обычно. Возможно, и размеры податей были увеличены.

Прежде чем отправиться в Царьград, Митяй решил поправить свое довольно скромное иерархическое положение. По его совету
великий князь задумал небывалое в истории русской церкви предприятие: собор русских епископов должен был утвердить Митяя в
сане епископа. Несомненно, речь шла о передаче ему владимирско кафедры, подобно тому, как в свое время получил ее наследник
Феогноста Алексей. Победы московского оружия и дипломатии в 70-е годы привели к тому, что против планов великого князя
относительно Митяя не выступил ни новгородский, ни тверской, ни рязанский епископы, от которых можно было прежде всего
ожидать сопротивления. Лишь один иерарх отказался принять участие в возведении Митяя на епископию. То был суздальский
владыка Дионисий, один из «начальников» монастырского «общего жития" на Руси. В ответ на это великий князь распорядился
арестовать Дионисия. Ожесточение борьбы нарастало. Благодаря вмешательству Сергия Радонежского, обратившего на сей раз свою
силу убеждения против московского князя, Дионисий был освобожден из-под ареста. С него было взято клятвенное обязательство
ни в чем не препятствовать Митяю. Однако получив желанную свободу, Дионисий из Нижнего Новгорода поспешил в Константиополь,
стремясь помешать утверждению Митяя на митрополии.

Теперь последние маски были сброшены. Митяй, убедившись, что за спиной Дионисия стоят московские «старцы" во главе с
Сергием, «начат же и на святого въоружатися»18. Со своей стороны Сергий с удивительной «прозорливостью» предсказал скорую
гибель Митяя. В сентябре 1379 г., находясь вместе с большой свитой на корабле, подплывавшем к Константинополю, Митяй
внезапно скончался. Трудно поверить, что этого энергичного, и кажется, далеко не старого годами человека сгубили трудности
дальнего пути. Гораздо больше похоже на правду известие Никоновской летописи о том, что Митяя задушили, «понеже и епископи
вси, и архимандриты, и игумены, и священницы, и иноци, и вси бояре и людие не хотяху Митяа видети в мтрополитех, но един
князь велики хотяше»19. Политические убийства были известны при московском великокняжеском дворе 20. В деле Митяя слишком
много было поставлено на карту. На насильственную кончину Митяя косвенно указывает и то, что он скончался, когда вдалеке
уже виден был Царьград. Логично предположить, что убийцы долго не могли выбрать подходящего момента для расправы с
почуявшим опасность Митяем и лишь близость конца пути заставила их действовать решительнее.

Смерть Митяя поставила светских и духовных вельмож его свиты перед альтернативой: возвратиться с пустыми руками от самых
стен Царьграда, либо избрать нового кандидата на митрополию из своей среды и добиваться его утверждения в Константинополе.
Если верить автору «Повести о Митяе», никто из видных лиц посольства не требовал немедленного возвращения. Однако острые
споры начались при обсуждении кандидатуры нового митрополита. Наиболее авторитетным духовным лицом в свите Митяя был Иоанн,
архимандрит московского Петровского монастыря 21. Автор «Повести» явно благоволит к Иоанну, дважды отмечает, что он «бысть
пръвыи общему житию началник на Москве», «московьский киновиарх, начальник общему житию"

Духовные чины преобладали численно в составе посольства, однако центральными фигурами были все же бояре митрополичьи и
великого князя. Митрополичьи бояре часто были не более чем доверенными лицами великого князя при митрополичьем дворе 22. Во
главе московского посольства стоял боярин великого князя Юрий Васильевич Кочевин Алешинский 23.

Спор о наследнике Митяя носил весьма острый характер; «бысть в них замятня и недоумение», послы «много думавши про межи
собою». Видимо, стороны разделились примерно поровну. Однако исход дела решило мнение бояр: «яшася бояре за Пимена».

Решение бояр весьма примечательно. Несомненно, они исходили прежде всего из желания угодить своим выбором великому князю. В
момент отъезда посольства — в июне 1379 г. - отношения Дмитрия Ивановича с группировкой «воинстующих церковников»,
корифеев «общего жития» были крайне неприязненными. Поэтому фигура «московского киновиарха» Иоанна, одого из
единомышленников Сергия Радонежского, казалась боярам весьма сомнительной. Более приемлемой кандидатурой казался Пимен,
архимандрит переяславского Успенского Горицкого монастыря. По представлению московских послов он был утвержден патриархом в
качестве «митрополита Киевского и Великой Руси" в июне 1380 г.

Великокняжеские бояре, конечно, не случайно «яшася за Пимена". Летопись умалчивают о его политической ориентации. Однако,
основываясь на косвенных данных, можно высказать некоторые предположения на сей счет. Переяславль-Залесский, откуда
происходил Пимен, был своего рода «второй столицей» московского княжения и московской митрополии. В 50-е годы XIV в. здесь
жил епископ Афанасий Волынский, выполнявший обязанноти митрополичьего наместника в отсутствие Алексея на Руси 25. Весьма
вероятно, что и Митяй, около полутора лет выполнявший обязанности митрополита, подолгу жил в Переяславле. В литературе было
высказано мнение, что именно в Переяславле, на княжеском съезде 1374 г. решился вопрос о выдвижении Митяя на митрополию 26.

Митяй не мог не обратить внимания на главный монастырь Переяславля, основанный Иваном Калитой 27. Уже в 40-е годы XIV в его
игумен имел звание архимандрита 28. Готовясь к борьбе за митрополию, великий князь и его ставленник Митяй должны были
позаботиться о том, чтобы пост переяславского архимандрита занимал их единомышленник. Вероятно, именно близость Пимена к
Митяю и определила выбор посольских бояр. Как показали последующие события, Пимен действительно не имел прочных связей с
Сергием Радонежским и его окружением.

Весьма примечательно и поведение «киновиарха» Иоанна во Иоанна во время "замятни", последовавшей за смертью Митяя. Узнав о
решении великокняжеских бояр выставить кандидатуру Пимена, он впал в ярость. Автор «Повести о Митяе» объясняет неистовство
Иоанна его оскорбленным честолюбием: «виде себе тако небрегома от них отъреновена». Однако не исключено, что именно
постановление Иоанна в митрополиты было конечной целью той церковно-политической интриги, жертвой которой стал Митяй.
Столкнувшись с ожесточенным сопротивлением «киновиарха», угрожавшего разоблачением их замысла в Константинополе, московские
бояре "сковаша нозе его в железа, смириша в оковахнозе его" 29. О дальнейшей судьбе Иоанна автор умалчивает. Вероятно он,
как истинный монах-политик, не стал «жертвой идеи» и примирился с боярами. В противном случае автор «Повести», равно
враждебный как Митяю, так и Пимену, не преминул бы упомянуть о новом преступлении единомышленников Пимена.

#РПЦ #Русская_православная_церковь #клерикализм #антиклерикализм #наука #история #политология #Русь #Древняя_Русь #феодализм #РПЦ_феодал #церковное_имущество #клерикальные_мифы #провиденциализм #орда #иго #монголо_татары #симония
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5442
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Пт Мар 03, 2017 10:16 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Борьба между великокняжеской властью и верхушкой московского духовенства привлекла пристальное внимание византийской, а так
же, вероятно, ордынской дипломатии. Стремясь восстановить единство русской митрополии, ее обособленность от московской
княжеской власти и тесную связь с патриархом, в Константинополе, как мы помним, еще в 1375 г. патриарх Филофей поставил
общерусского митрополита Киприана, который был признан в Литве н обосновался в Киеве. Актигвный участник «смуты на
митрополии», политический и церковный деятель, фигура которого в последнее время вызывает острый интерес исследовател,
Киприан, безусловно, заслуживает особого внимания.

Забегая вперед, заметим, что, на наш взгляд, «загадочность" Киприана объясняется главным образом оригинальным сочетанием
редкой для Руси того времени яркой интеллектуальности и политической беспринципности, позволявшей Киприану в разных
ситуациях выступать в различных политических амплуа. Такие дореволюционные историки, как В. Вальденберг, А. Е. Пресняков
подчеркивали в политике Киприана «стремление поставить церковную иерархию вполне самостоятельно» 30, «намеренное
обособление отношений митрополии от политических действий княжеской власти» 31.

Среди советских историков наиболее четкую характристику политики Киприана как «независимой» дает А. М. Сахаров. По его
мнению, «вряд ли можно недооценивать это обстоятельство, анализируя причины, по которым объединение русских земель вокруг
Москвы и централизация государственной власти, достигшие столь заметных успехов в третьей четверти XIV в. и приведшие к
великой победе в Куликовской битве, замедлились в дальнейшем» 32.

Однако существует и другая точка зрения. Болгарский историк И. Снегаров считает, что Киприан «относился к московскому
великому князю как к покровителю церкви, сознавая, что она... должна содействовать усилению власти государя, поставленного
от бога» 33. Положительная оценка роли Киприана в деле образования единого Русского государства дается и в статье Л.
А.Дмитриева 34.

Политическая деятельность Киприана и ее отражение в литературе занимают большое место в исследованиях И. Б. Грекова. По его
мнению, с Киприаном связана наметившаяся в начале 80-х годов XIV в. «резкая активизация духовной жизни феодальной Руси на
общерусской основе при ведущей роли Москвы". В то же время И. Б. Греков отмечает и отсутствие у Киприана твердых
политических убеждений, стремление «сохранить свой пост при любых переменах в политической и церковной жизни Восточной
Европы» 35.

Еще категоричнее высказался В. В. Мавродин. Киприан - "по политическим симпатиям «литвин», который в угоду церковному
единству не прочь был продать интересы Русского государства." 36

Иначе подходит к вопросу Г. М. Прохоров. По его мнению Киприан — виднейший представитель византийского «политического
исихазма», всю жизнь боровшийся за единение русской церкви в интересах «церковного православного возрождения». Едва ли не
первый в древнерусской дитературепублицист, Киприан, по мнению Г. М. Прохорова, всеми своими произведениями стремился
"наставлять князя, воздействовать на светскую власть" 38.

Анализу литературных трудов Киприана посвящена работа болгарской исследовательници Н. Дончевой-Панайотовой. Помимо большого
вклада митрополита в развитие русской культуры автор положнтельно оценивает и его политическую деятельность З8.

По разному характеризуются в литературе и личные качества Киприана. Диапазон оценок весьма широк. Если Н. М. Никольский,
например, склонен был видеть в Киприане лишь одного из многочисленных «проходимцев», прибывших на Русь из Визании 39, то
для Г. М. Прохорова это «бродячий интеллигент», «человек исключительных личных и интеллектуальных качеств». Ему под стать
лишь такие же «яркие, сильные и смелые по своей жизни людии», как Сергий Радонежский и Дионисий Суздальский» 40

#РПЦ #Русская_православная_церковь #клерикализм #антиклерикализм #наука #история #политология #Русь #Древняя_Русь #феодализм #РПЦ_феодал #церковное_имущество #клерикальные_мифы #провиденциализм #орда #иго #монголо_татары #симония
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5442
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Пт Мар 03, 2017 10:17 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Второе появление Киприана на московской политической сцене было весьма эффектным. Летом 1378 г., когда на митрополичьем
дворе рьяно хозяйничал Митяй, а монастырские «старцы» "взъдыхаху от него»41, Киприан решил, как некогда его предшественник
Алексей, «явочным порядком» осуществить свое формально-юридическое право на северо-восточную часть общерусской митрополии.
Обсояельства настойчиво подталкивали Киприана на это рискованное предприятие. В 1376 г. умер покровитель Киприана патриарх
Филофей. В патриархии пришли к власти новые люди. Акции Киприана в Царьграде резко упали. Новый патриарх Макарий по просьбе
московских послов весной 1378 г утвердил Митяя митрополичьим наместником и пригласил его для окончательного утверждения на
кафедре прибыть лично.

Из-под власти Киприана ускользали не только северо-восточные епархии. Само его положение как митрополита литовского
оказалось под угрозой. В 1377 г. закончил свой жизненный путь великий князь литовский Ольгерд, которому Киприан был обязан
митрополией. В Литве после его смерти наступает время смут и внутреннего ослабления. Многие литовские князья Ольгердовичи
ищут союза с великим князем московским Дмитрием Ивановичем. В воздухе запахло большой московско-литовской войной. Киприан,
всегда тонко чувствовавший перемены политической погоды, решил опередить события и без обиняков предложить свои услуги
московскому князю.

Поездке Киприана в Москву летом 1378 г., несомненно, предшествовали его переговоры с московскими «старцами». Они начались
еще во время первого приезда будущего митрополита на Русь в 1374 г. в качестве патриаршего апокресиария, когда Киприан лишь
зондировал почву, вынашивая планы захвата митрополичьего престола. Став митрополитом Киевским в декабре 1375 г. Киприан,
несомненно, продолжал искать контакты с влиятельными московскими игуменами. Однако лишь после прихода к власти Митяя эти
сношения стали на прочное основание общих интересов по многим коренным вопросам тогдашней церковной политики.

#РПЦ #Русская_православная_церковь #клерикализм #антиклерикализм #наука #история #политология #Русь #Древняя_Русь #феодализм #РПЦ_феодал #церковное_имущество #клерикальные_мифы #провиденциализм #орда #иго #монголо_татары #симония
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5442
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Пт Мар 03, 2017 10:17 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

На существование предварительной договоренности между Киприаном и московскими «старцами» указывает и характер первого из
сохранившихся посланий Киприана Сергию и Федор Симоновскому 42. Оно написано 3 июня 1378 г, в Любутске, недалеко от
московской границы. В целом послание производит впечатление краткого извещения о начале заранее подготовленной «операции».
После двух-трех приветственных фраз Киприан сразу переходит к делу: «Слышу о вас и о вашей добродетели, како мирьская вся
мудрования преобидите и о единой воли божией печетеся. И о том велми благодарю бога и молюся ему, да сподобить нас видети
друг друга и насладитися духовных словес». "Мирское мудрование» — это, несомненно, попытки «мирской» великокняжеской власти
утвердить на митрополии Митяя. Под "волей божией» Киприан разумеет возведение на митрополию "божьего избранника», то есть
ставленника патриархата. Таким "божьим избранником» Киприан выставлял, несомненно, самого себя. Позднее он подробно
развивает эту мысль в «Житии митрополита Петра». Судя по краткости ее выражения в данном послании, Киприан имеет целью лишь
напомнить то, о чем подробнее рассуждал в более ранних, не дошедших до нас посланиях к Сергию и Федору. «Буди же вам
сведомо, — сообщает Киприан, - приехал есмь в Любутеск в четверг месяца июня 3 день. А еду к сыну своему, ко князю к
великому на Москву. Иду же, якоже иногда Иосиф от отца послан к своей братии, мир и благословение нося» 43.

Уподобление себя Иосифу необходимо было Киприану для того, чтобы еще раз подчеркнуть мирный, «богоугодный» характер своей
миссии и в то же время дать понять своим адресатам, что в случае их нерешительности может произойти ужасное преступление,
подобное тому, что совершили братья Иосифа. В конце послания митрополит вновь настойчиво, дважды требует, чтобы Сергий и
Федор присоединились к нему, где сочтут удобным. Очевидно, Киприан понимал всю опасность своего предприятия и не был
полностью уверен в преданности своих московских единомышленников.

Второе послание написано Киприаном после выдворения из Москвы, 23 июня 1378 г. Митрополит в сильных выражениях описывает
свои злоключения в Москве. Великий князь, узнав что Киприан едет в Москву, задержал послов Сергия и Федора, выехавших
навстречу Киприану, и поставил на всех дорога крепкие заставы, чтобы задержать и убить митрополита. Киприан извещенный
кем-то о заставах, «иным путем проидох» 44. В Москве он был ночью арестован и подвергнут одиночному заключения. Свита его
была разделена на слуги «чернецов», причем первые были дочиста ограблены и «на клячах хлибивых, 'без с седел, во обротех
лычных» выпровожены из Москвы. Относительно "чернецов» Киприан умалчивает. Очевидно, с ними обошлись более почтительно. На
следующую ночь Киприан был вывезен из Москвы, причем стража была в одеждах, снятых с митрополичьих слуг, и на их лошадях.
Лошади эти по приказу великого князя были оставлены Киприану, хотя раздосадованные стражники изрядно их загоняли.
Отпущенному на свободу Киприану ничего другого не оставалось, как, отправив гневное и укоризненное послание своим
собщникам, вернуться в Киев.

Изложение событии во втором послании, безусловно, соответствует действительности, так как Сергий и Федор знали дело
достаточно хорошо. Бросается в глаза нежелание Дмитрия Донского допустить Киприана в Москву и столь же упорное стремление
митрополита обойти все заставы. Вызывает недоумение и известная почтительность в отношении Киприана, выразившаяся в отказе
от физической расправы, в скором освобождении, в возвращении ему коней. Едва ли эти факты можно объяснить опасениями
великого князя вызвать гнев Литвы дурным обхождением с Киприаном. Москва в этот момент отнюдь не стремилась к миру с
Литвой, где после смерти Ольгерда началась длительная смута, и в следующем году открыто испытала крепость литовских рубежей
45. Нельзя объяснить дела и митрополичьим саном Киприана. Последующие события ясно показали, сколь мало почтения питал
Дмитрий Иванович к неугодным ему духовным особам любого ранга.

События становятся понятными лишь в одном случае: если предположить, что великий князь опасался какого-то движения впользу
Киприана в самой Москве. Сигналом к выступлению единомышленников митрополита мог послужить его приезд в столицу. За это
предположение говорит и определенная таинственность ночного строго одиночного заключения Киприана и ночного же выдворения
его. По-видимому, и упоминание Киприаном каких-то "мирян», которые не выступили против князя, опасаясь за свое "стяжание и
богатство», — не просто риторическая фраза, но намек на реальных лиц, сочувствовавших «антимитяевской» группировке.


Значительная часть второго послания Киприана посвящена обоснованию его прав на московскую митрополию. Обширные, пространные
рассуждения как догматического, так и сугубо политического характера служат доказательствами центрального тезиса: "Аще брат
мой преставился, аз есмь святитель на его место"46. По верному наблюдению Л. А. Дмитриева, послание «рассчитано на то,
чтобы произвести большое впечатление на читателя, кем бы он ни был» 47. Хорошо владея литературными приемами, Киприан тоном
несправедливо обиженного человека перечисляет свои заслуги перед великим князем и русской церковью. За этим простодушием,
рассчитанным на неискушенного читателя, проглядывает трезвый политик, настойчиво предлагающий великому князю выгодное
сотрудничество, которое, впрочем, имеет свои пределы. Киприан обещает «жить» с Дмитрием Ивановичем "как и моя братия с
отцем его и з дедом с князьми великими» 48, не вспоминая при этом об отношениях самого Дмитрия с митрополитом Алексеем. Это
умолчание вызвано не столько нежеланием Киприана касаться «больного вопроса» - своего отношения к Алексею, сколько тем, что
полное слияние политики митрополии и московской великокняжеской власти, имевшее место при Алексее, было глубоко чуждо
политической линии Киприана.

Следует отметить и еще одну тему, красной нитью проходящую через второе послание Киприана: действия великого князя есть
покушение на престиж церкви, которому следует дать отпор. И если формы протеста, предлагаемые Киприаном, сводятся к
пожеланию «Растерзали бы есте одежи своя, глаголали бы есте перед князи, не стыдяся!» 49, то это определяется самим
временем написания, когда предлагать какие-то практические действия было уже не только бесполезно, но и вредно для
Киприана.

В заключении послания Киприан объявляет отлученными от церкви всех, причастных к его аресту, в том числе, конечно, Дмитрия
Ивановича и Митяя.

Поездка в Москву по существу оказалась политическим простом Киприана: московские единомышленники, на которых он делал
ставку, не решились открыто вступить в конфликт с великим князем. Вероятно, и в самой Литве неудачная авантюра Киприана не
прибавила ему уважения и авторитета. Следующий акт борьбы за митрополию должен был разыграться в Константинополе. Туда и
устремились оба соперника - Киприан в октябре 1378, а Митяй в июне 1379 г.

#РПЦ #Русская_православная_церковь #клерикализм #антиклерикализм #наука #история #политология #Русь #Древняя_Русь #феодализм #РПЦ_феодал #церковное_имущество #клерикальные_мифы #провиденциализм #орда #иго #монголо_татары #симония
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ. -> Друзья от науки Часовой пояс: GMT + 4
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
Страница 4 из 8

Перейти:  

Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах



Powered by phpBB © 2001 phpBB Group
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS

Chronicles phpBB2 theme by Jakob Persson (http://www.eddingschronicles.com). Stone textures by Patty Herford.