Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ.


ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ.

"Нам ли греть потехой муть кабаков? Нам ли тешить сытую спесь? Наше дело - Правда острых углов. Мы, вообще такие, как есть!"
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Отрывки из исландских саг

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ. -> Дела давно минувших дней
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5057
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Пт Май 19, 2017 12:17 pm    Заголовок сообщения: Отрывки из исландских саг Ответить с цитатой  

Интересная родословная.

Жену Гудмунда Могучего звали Торлауг. Она была дочерью Атли Сильного, сын Эйлива Орла, внука Барда с Рукава, правнука Кетиля Лисицы, праправнука Скида Старого. Мать Торлауг звали Хердис. Она была дочерью Торда с Мыса, сына Бьёрна Жир в Корыте, внука Хроальда. А Хроальд был сыном Бьёрна Железный Бок, внуком Рагнара Кожаные Штаны, правнуком Сигурда Кольцо, праправнуком Рандвера, прапраправнуком Радбарда. (Сага о Ньяле).
Учитывая, что Сигурд Кольцо - это сын легендарного правителя Ладоги Рандвера (иногда его именуют Ратмиром), а тот был сыном Ратбарда (Ратмира?) (взято из "Саги о конунгах"), дело принимает интересный оборот... Получается, что знаменитый гроза морей Рагнар Кожанные Штаны, насадивший сыновей чуть ли не на все королевства Европы, имел неслабую примесь крови от поладожских славян.

_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5057
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Пт Май 19, 2017 12:17 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Сам Гуннар был дважды ранен, но все говорили, что он не думал ни о ранах, ни о смерти.
Он сказал Халльгерд:
— Дай мне две пряди из своих волос и сплетите с матерью из них тетиву.
— А это тебе очень нужно? — говорит она.
— Иначе я погиб, — говорит он, — потому что им не одолеть меня, пока я могу стрелять из лука.
— Тогда я припомню тебе твою пощечину, — говорит она. — Мне все равно, сколько ты еще продержишься.
— Всякий по-своему хочет прославиться, — говорит Гуннар. — Больше я тебя просить не буду.
А Раннвейг сказала:
— Подло ты поступаешь, и не скоро забудется твой позорный поступок.

Сага о Ньяле
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5057
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Пт Май 19, 2017 12:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Там по приглашению Вигдис собрались люди из соседних дворов. Их было там не менее двадцати человек. И когда Ингьяльд и его люди явились туда, он призвал Торда к себе и сказал ему:
– Нечестно ты поступил с нами, Торд, ибо нам доподлинно известно, что ты помог этому человеку бежать.
Торд сказал, что это обвинение несправедливо. Тут весь их сговор, Иигьяльда и Торда, вышел наружу. Ингьяльд теперь захотел получить обратно свои деньги, которые он дал Торду. Вигдис присутствовала при их разговоре и сказала, что они получили по заслугам. Она потребовала, чтобы Торд отдал эти деньги.
– Потому что ты, Торд, – сказала она, – получил эти деньги нечестным путем.
Торд сказал, что пусть будет по ее воле.
После этого Вигдис вошла в дом и подошла к ларю, который был у Торда, и нашла на дне его тяжелый кошелек с деньгами. Она взяла кошелек и вышла с ним туда, где был Ингьяльд, и попросила его взять деньги обратно. При виде кошелька глаза у Ингьяльда засверкали от удовольствия, и он протянул за ним руку. Вигдис подняла кошелек и ударила им его по носу так, что сразу же на землю потекла кровь. При этом она сказала ему много презрительных слов, а также, что он никогда больше не получит этих денег, и велела ему убираться. Ингьяльд увидел, что для него лучше всего как можно скорее убраться, и так он и сделал и не останавливался на своем пути, пока не достиг дома, и был не очень-то доволен своим путешествием.

Сага о людях с Лаксдаля
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5057
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Пт Май 19, 2017 12:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Во время этого похода произошло много событий. В Бьярмаланде была большая битва у реки Двины. Эйрик одержал здесь победу, как об этом рассказывается в песнях, сложенных в его честь.

Сага о Эгиле
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5057
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Пт Май 19, 2017 12:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Колдуны и колдовство древней Исландии.
Сага об Эгиле

1) Тогда Бард пошел к жене конунга и сказал ей, что там сидит человек, который их позорит сколько бы он ни пил, он все говорит, что
не напился. Гуннхильд и Бард смешали тогда яд с брагой и внесли этот напиток. Бард осенил его знамением Тора и дал служанке,
разносившей брагу. Она поднесла рог Эгилю и предложила ему выпить.
Но Эгиль взял нож и воткнул себе в ладонь. Потом он принял рог, вырезал на нем руны и окрасил их своей кровью. Он сказал:
Руны на роге режу,
Кровь их моя окрасит.
Рунами каждое слово
Врезано будет крепко.
Брагу девы веселой
Выпью, коль захочу я,
Только на пользу ль будет
Брага, что Бард мне налил?
Рог разлетелся на куски, а напиток пролился на солому

2) Когда Эгиль и его люди сели за еду, Эгиль заметил, что на поперечной скамье лежит больная женщина. Он спросил Торфинна, кто эта женщина, которая так страдает. Торфинн ответил, что ее зовут Хельга и что она его дочь:
— Она уже давно болеет. У неё сильная лихорадка. Она не спит по ночам и стала как помешанная.
— И вы ничего не пробовали, — сказал Эгиль, — против ее болезни?
Торфинн ответил:
— Были вырезаны руны. Здесь неподалеку живет сын одного бонда, он и сделал это. Но с тех пор ей стало много хуже, чем раньше. Может быть, ты, Эгиль, можешь помочь чем-нибудь в такой беде?
Эгиль сказал:
— Пожалуй, хуже не станет, если я возьмусь за это.
И когда Эгиль насытился, он подошел к больной и поговорил с ней. Он попросил приподнять ее со скамьи и подстелить ей чистые одежды. Так и было сделано. Тогда он обшарил то место, на котором она лежала, и нашел там китовый ус, на котором были вырезаны руны. Эгиль прочел их, соскоблил и бросил в огонь. Эгиль сжег весь китовый ус и велел вынести на воздух те одежды, которые были у нее раньше. Тогда он сказал:
Рун не должен резать
Тот, кто в них не смыслит.
В непонятных знаках
Всякий может сбиться.
Десять знаков тайных
Я прочел и знаю,
Что они причина
Хвори этой долгой.
Эгиль вырезал руны и положил их под подушку на ее ложе. Ей показалось, будто она проснулась ото сна, и она сказала, что теперь здорова, хотя и совсем без сил.

Сага о людях с Лаксдаля
3) Жил человек по имени Коткель. Он недавно приехал в Исландию Жену его звали Грима. Их сыновьями были Халльбьярн Дырка в Точильном
Камне и Стиганди. Эти люди происходили с Гебридских островов. Все они были весьма сведущи в колдовстве и искусны в чародействе. Годи
Халльстейн взял их под свое покровительство и поселил их в Урдире на Скальмарфьорде, но их пребывание там вызывало недовольство.

4)Вскоре после этого они отправились в путь, Коткель, Грима и их сыновья. Это было ночью. Они приехали ко двору Хрута и приступили
там к великому колдовству. И когда понеслись колдовские звуки, то люди, которые находились в доме, не могли понять, что это означает.
Но пение их дивно было слушать. Один только Хрут знал, что это за звуки, и запретил всем выглядывать из дома этой ночью.
– Пусть каждый бодрствует, – сказал он, – сколько сможет, тогда нам не будет вреда, если это будет продолжаться.
Но все же все они уснули. Хрут дольше всех не спал, но и он в конце концов уснул. Одного из сыновей Хрута звали Кари, ему тогда было
двенадцать лет, и он был лучшим из сыновей Хрута. Хрут очень его любил. Кари почти совсем не спал, потому что колдовство было
направлено против него. Он не находил себе покоя. Он вскочил и выглянул. Он пошел к тому месту, где происходило колдовство, и тут же
упал мертвым. Хрут утром проснулся со своими людьми и не доискался своего сына. Его нашли недалеко от дверей. Хрут счел это
величайшей утратой и велел насыпать курган над телом Кари.
Затем он поехал к Олаву, сыну Хаскульда, сообщил ему, что случилось, и рассказал, как все это было. Олав был вне себя от гнева,
услышав, что случилось, и сказал, что было величайшим безрассудством разрешить таким скверным людям, как Коткель и его родичи,
селиться рядом с ними. Он сказал, что Торлейк плохо поступил по отношению к Хруту, но что произошли еще более серьезные дела, чем он
хотел. Олав сказал, что они сейчас же убьют Коткеля, его жену и сыновей.
– И это уже давно нужно было сделать, – добавил он.
Олав и Хрут выехали с пятнадцатью людьми. И когда Коткель и его домочадцы увидели, что приближаются всадники, они бежали в горы. Тут
поймали Халльбьярна Дырку в Точильном Камне и на голову ему накинули мешок.[28]
Сразу же были выделены люди, чтобы сторожить его, а другие отправились преследовать Коткеля, Гриму и Стиганди в горах. Коткеля и
Гриму настигли на горном кряже между Хаукадалем и Лаксдалем. Там их убили камнями,[29] и над ними насыпали груду камней, остатки
которой еще можно видеть, и место это называется Скраттаварди (Колдовские камни). Стиганди бежал с горного кряжа вниз к югу, в
Хаукадаль, и там они его потеряли из виду. Хрут и его сыновья повели Халльбьярна с собой на берег. Они спустили на воду лодку и
вместе с ним отплыли от берега. Затем они сняли с его головы мешок и привязали ему камень на шею. Тут Халльбьярн посмотрел на берег,
и его взгляд не обещал ничего хорошего. Халльбьярн сказал:
– Плохой это был для нас день, когда наша семья явилась в Камбснес и встретилась с Торлейком. Пусть, – сказал он, – у Торлейка с этих
пор не будет ни одного радостного дня, и всех, кто поселится в его жилье, должно постигнуть несчастье.
Это проклятье, по-видимому, подействовало.

5)В тот же день она отправилась к своему стаду. Туда явился Стиганди, чтобы увидеться с ней. Она встретила его приветливо и
предложила поискать у него в голове. Он положил свою голову к ней на колени и вскоре уснул. Тогда она высвободилась из-под его головы
и отправилась к Олаву и сказала ему, что произошло. Они отправились к Стиганди и договорились между собой, что с ним не будет так,
как с его братом, – что он не должен увидеть столько, чтобы успеть навести порчу своим глазом. Они взяли мешок и набросили ему на
голову. Стиганди при этом проснулся и сначала не пытался сопротивляться, потому что их было много против одного. Но в мешке была
дырка, и Стиганди удалось бросить взгляд на склон горы. Тут была тучная земля и росла густая трава. Но сделалось так, как будто
налетел вихрь. Земля была взрыта, так что никогда с тех пор здесь не росла трава. Это место с тех пор называется Бренна (Пожар).
Затем они убили Стиганди камнями и набросали над ним кучу камней. Олав хорошо заплатил служанке и дал ей свободу, и она вернулась
вместе с ним в Хьярдархольт.
Прилив выбросил на берег тело Халльбьярна Дырки в Точильном Камне вскоре после того, как его утопили. Его погребли под грудой камней
на месте, которое называется Кнаррарнес. Он потом часто являлся.

Сага о Ньяле

6) Жил человек по имени Хедин Колдун. Его двор стоял в Старухиной Долине. Язычники заплатили ему за то, чтобы он убил Тангбранда и
перебил его спутников. Он отправился на Орлиную Пустошь и совершил там большое жертвоприношение. Когда Тангбранд поехал с востока, то
под его конем разверзлась земля18, но он успел соскочить с коня и прыгнуть на край пропасти. Земля поглотила коня со всем, что на нем
было, и больше его не видели. Тут Тангбранд возблагодарил Бога.

Гудлейв искал Хедина Колдуна и нашел его на Орлиной Пустоши. Он преследовал его до Старухиной Долины, и когда приблизился к нему,
метнул в него копье и пронзил насквозь.
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5057
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Пт Май 19, 2017 12:19 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Языческие сюжеты, традиции и поверья древней Исландии.

Сага об Эгиле
1) Жил в Халогаланде, на острове Торгар, человек по имени Бьёргольв. Он был лендрманн, могущественный и богатый, а по силе, росту и
происхождению — полувеликан.

2) Квельдульв говорит:
— Это хорошо, потому что, по словам старых людей, тот, кто падает ничком, бывает отомщен, и месть настигает того, кто стоял ближе
всех, когда убитый упал. Но не похоже, чтобы нам выпало такое счастье.

3) В тот самый вечер, когда Эгиль уехал из дому, Скаллагрим велел оседлать коня, и когда все легли спать, он уехал из дому. Выезжая,
он держал перед собой довольно большой сундук, а под мышкою — медный котел. Люди рассказывали потом, что сундук или котел, а
возможно, и то и другое, он утопил в болоте Крумскельде (Топи Сутулого), а сверху навалил большой плоский камень.
К полуночи Скаллагрим вернулся домой, пошел в свою каморку и лег, не раздеваясь, в постель. А наутро, когда рассвело и люди встали,
Скаллагрим сидел мертвый, прислонясь к столбу. Он так закоченел, что люди не смогли разогнуть его, сколько ни старались.
Тогда один из людей сел на коня и помчался во весь опор в Ламбастадир. Там он пошел к Эгилю и рассказал ему, что случилось. Эгиль
оделся, взял оружие и в тот же вечер поехал домой, в Борг. Сойдя с коня, он направился в дом. Эгиль вошел в каморку, взял Скаллагрима
за плечи и разогнул его. Он положил его на скамью и сделал все, что было надо. Потом он приказал взять ломы и проломить южную стену
дома. Когда это сделали, Эгиль взял Скаллагрима под голову, другие — за ноги, и они вынесли его из дому через пролом в стене. Не
останавливаясь, они несли его до мыса Наустанеса (Мыс Корабельных Сараев). На ночь над ним разбили шатер. Рано утром, в прилив,
Скаллагрима внесли на корабль и отплыли к мысу Дигранес. Эгиль велел насыпать могильный холм на самом мысу. Туда положили
Скаллагрима, его оружие, коня, кузнечные орудия. Положили ли с ним его добро — об этом ничего не рассказывают.

4) В Мосфелле к востоку от двора есть в горе овраг. При внезапной оттепели оттуда низвергается водопад. И вот после спада воды в
этом овраге стали часто находить английские монеты. Некоторые высказывают догадку, что Эгиль спрятал там свое серебро. Ниже Мосфелля
есть большие и очень глубокие болота. Многие думают, что Эгиль утопил там свое серебро. К югу от реки есть горячие источники и возле
них большие ямы, и некоторые предполагают, что Эгиль спрятал свое серебро в них, потому что именно там часто видны блуждающие огни.
Эгиль сказал, что убил рабов Грима, а серебро спрятал. Но где он его спрятал, этого он не сказал никому.
Осенью Эгиль заболел, и болезнь свела его в могилу. Когда он умер, Грим велел одеть его в лучшие одежды. Потом он велел отнести его
на мыс Тьяльданес (Палаточный Мыс) и насыпать там могильный холм. В этом холме Эгиля похоронили вместе с его оружием и одеянием.

5) Этот рассказ подтверждается тем, что когда в Мосфелле построили новую церковь, а ту, которую Грим
поставил когда-то в Хрисбру (Хворостяной Мост), снесли, под тем местом, где был алтарь, откопали скелет человека. Кости были гораздо
больше, чем у обыкновенных людей, и все решили, что, судя по рассказам стариков, это должны быть кости Эгиля.
Жил тогда там священник Скафти, сын Торарина. Он был умный человек. Он взял череп Эгиля и отнес его на кладбище. Череп был необычайно
велик, но еще необычайнее была его тяжесть. Снаружи череп был весь изборожден, как раковина. Скафти решил испытать его прочность. Он
взял довольно большой топор, замахнулся им со всей силы и ударил обухом по черепу, думая проломить его. Череп побелел в том месте,
куда пришелся удар, но ни вмятины, ни трещины не осталось. Отсюда видно, что этому черепу удары обыкновенных людей не приносили вреда
и тогда, когда он был одет плотью и кожей.

Сага о Людях с Лаксдаля

6) О Храппе рассказывают, что он совершал все больше насилий. Он так часто нападал на своих соседей, что они едва могли спастись от
него. Но Храпп не мог причинить никакого зла Торду с тех пор, как Олав стал на ноги. Храпп остался таким же, однако силы его
убавлялись, потому что старость начала сказываться, так что он в конце концов слег.
Тогда Храпп призвал к себе свою жену Вигдис и сказал:
– Никогда я раньше не болел, поэтому мне кажется, что эта болезнь положит конец нашей совместной жизни. И когда я умру, то такова моя
воля, чтобы мне вырыли могилу в дверях дома и чтобы я был погребен стоя в дверях. Так я смогу лучше следить за моим хозяйством.
После этого Храпп умер. Было сделано все, как он сказал, так как жена не осмелилась сделать иначе. Но если с ним худо было иметь
дело, когда он был жив, то еще хуже стало, когда он был мертв, потому что он часто вставал из могилы. Рассказывают, что он убил
большинство своих домочадцев во время своих появлений. Он причинял много беспокойства и большинству из тех, кто жил по соседству, и
Храппсстадир запустел. Вигдис, вдова Храппа, отправилась на запад к своему брату Торстейну Сурту. Тот взял ее к себе вместе с ее
имуществом. Повторилось то же, что было прежде: люди явились к Хаскульду и пожаловались ему на те беспокойства, которые Храпп им
причинял, и они попросили Хаскульда что-нибудь предпринять. Хаскульд сказал, что он уладит это. Он поехал вместе с несколькими людьми
в Храппсстадир, велел выкопать Храппа и отнести его в такое место, где реже всего проходил скот на пастбище или люди. После этого
Храпп почти перестал появляться.

7) Этот рассказ распространялся Торкелем и его людьми. Однако перед тем Гудмунд рассказывал по-другому. Родичам Торарина этот рассказ
показался неправдоподобным, и они сказали, что не поверят ему без доказательств, и стали притязать на имущество пополам с Торкелем.
Но Торкель потребовал все для себя одного и предложил им очистительное испытание, согласно обычаю. Это очистительное испытание
состояло тогда в том, что нужно было пройти под полоской дерна, отделенной от земли.[10] Оба конца этой полоски дерна были закреплены
в земле, и тот человек, который подвергался испытанию, должен был пройти под этой полоской.
Торкель Бахрома, вероятно, сомневался, происходила ли гибель людей так, как они с Гудмундом это утверждали, когда он рассказывал
второй раз. Язычники чувствовали не меньшую ответственность, когда им приходилось подвергаться этому обряду, чем теперь христиане,
когда они проходят через очистительное испытание. Тот считался чистым, который проходил под полоской дерна так, что она не
обрушивалась на него. Торкель сговорился с двумя людьми, что они сделают вид, будто о чем-то поспорили, и при этом близко подойдут к
тому месту, когда начнется очистительное испытание, и настолько приблизятся к этой полоске дерна, что каждый сможет увидеть, что это
они заставили ее упасть.
После этого начались приготовления, чтобы произвести очистительное испытание, и сразу же после того, как Он оказался под полоской
дерна, эти двое людей, которые были к тому предназначены, прибежали туда же с оружием в руках. Они столкнулись около этой полоски
дерна и упали на землю, и полоска дерна, конечно, обрушилась. Тогда люди бросились к ним и разняли их. Это было нетрудно, так как они
сражались не по-настоящему, Торкель Бахрома потребовал тогда решения об очистительном испытании. Тут все его люди закричали, что оно
было бы удачным, если бы ему не помешали. Тогда Торкель забрал себе все движимое имущество, а земли в Храппсстадире были заброшены.

Cool Однажды вечером к Олаву пришел человек, который смотрел за нетелями, и попросил его найти другого человека для этой работы.
– А я хотел бы заняться другой работой, – сказал он.
Олав ответил:
– Я хочу, чтобы у тебя была та же работа, что и прежде.
Тот сказал, что он лучше вообще уйдет.
– Наверно, там что-нибудь неладно, – говорит Олав. – Вот я пойду сегодня вечером с тобой, когда ты будешь привязывать скот в стойлах,
и если я найду, что ты не виноват, то я не стану тебя укорять. В противном случае тебе придется поплатиться.
Олав взял в руку свое отделанное золотом копье, сокровище короля, и отправился из дому вместе с работником. На земле кое-где лежал
снег. Они подошли к хлеву. Он был открыт. Олав велел работнику войти в хлев.
– Я буду гнать тебе нетелей, а ты будешь их привязывать, – сказал он.
Работник направился к двери хлева.
Не успел Олав опомниться, как работник бросился обратно и очутился в его объятиях. Олав спросил, что его так испугало.
Тот ответил:
– Храпп стоит в дверях хлева и хочет схватить меня, по я сыт по горло схватками с ним.
Тогда Олав подошел к дверям и направил на Храппа свое копье. Тот обеими руками ухватился за наконечник копья и повернул его в
сторону, так что древко тотчас сломалось. Олав хотел броситься на Храппа, но тот провалился сквозь землю, откуда он пришел. Так они
расстались: у Олава осталось древко копья, а у Храппа – его наконечник. После этого Олав с работником привязали в стойле нетелей и
отправились домой. Олав сказал теперь работнику, что он не будет упрекать его за его слова.
На следующее утро Олав отправился из дому туда, где Храпп был похоронен под грудой камней, и велел раскопать могилу. Храпп лежал там,
еще не разложившийся. Олав нашел там также наконечник своего копья. Затем он приказал разжечь костер, и Храппа сожгли на костре, а
его пепел бросили в море. С тех пор ни одному человеку Храпп не причинял вреда своим появлением.

9)Кьяртан оставался до четвертого дня пасхи в Холе. Там было много забав и веселья. Ночью после этого Ан стонал во сне, и его
разбудили. Его спросили, что он видел во сне. Он отвечал:
– Ко мне явилась страшная женщина и сорвала меня с постели. В одной руке у нее был большой нож, а в другой корыто. Она приставила нож
к моему животу, вспорола его, вынула внутренности и вместо них сунула туда хворост. После этого она вышла.
Кьяртан и другие много смеялись над этим сном и сказали, что теперь они будут называть его Ан Хворост в Животе. Они схватили его и
сказали, что хотят пощупать, есть ли у него хворост в животе. Тут Ауд сказала:
– Нехорошо так смеяться над этим. Мой совет – попросить Кьяртана, пусть он либо останется здесь подольше, либо, если он все же хочет
ехать, пусть едет не вдвоем, как он приехал сюда, а с большим числом людей. <...>Ночью после того дня, когда произошел бой в Селингсдальстунге, случилось так, что Ан поднялся, в то время как все думали, что он
умер. Люди, которые были около трупов, испугались, так как им казалось, что произошло великое чудо. Тут Ан сказал им:
– Прошу вас именем бога, не бойтесь меня, потому что я жил и был в полном сознании до того мгновения, когда меня охватило забытье.
Тут мне приснилась та самая женщина, что и прежде, и будто она вынула у меня из живота хворост и вложила туда внутренности, и при
этой перемене я почувствовал себя хорошо.
После этого ему перевязали раны, и он излечился, и с тех пор его звали Ан Хворост в Животе.

10) Тем летом Торгильс отправился на тинг, и когда они подъезжали к лавовому полю у места тинга, они увидели женщину, которая
приближалась к ним. Она была очень высокого роста. Торгильс подъехал к ней, но она отпрянула от него и сказала следующее:
Всем начеку
Надобно быть,
Козни врага
Рушить. Но всех
Ждет западня:
Снорри умен.
После этого она пошла своей дорогой. Тут Торгильс сказал:
– Редко случалось так, когда судьба была ко мне благосклоннее, чтобы ты уезжала с тинга, когда я ехал на тинг.[42]
Тут Торгильс отправился на тинг, к своей палатке, и первое время на тинге все было спокойно. Однажды на тинге случилось так, что
одежды были развешаны для просушки. У Торгильса был синий плащ. Он был повешен на стене палатки. Люди слышали, как плащ сказал
следующее:
Он висит и сохнет
На стене. Он знает
Замысел коварный, —
Не один, а два их.[43]
Всем это показалось большим чудом.
На следующий день после этого Торгильс отправился на западный берег реки, чтобы уплатить виру сыновьям Хельги. Он присел на лавовом
поле над палаткой. С ним был Халльдор, его названый брат, и, кроме того, здесь были другие люди. Туда пришли сыновья Хельги. Торгильс
начал тогда отсчитывать серебро. Аудгисль, сын Торарина, проходил при этом мимо, и в то мгновенье, когда Торгильс сказал «десять»,
Аудгисль нанес ему удар, и всем показалось, что они услышали, как голова произнесла «одиннадцать», когда она отлетала от шеи.
Аудгисль побежал к палатке людей из Ватнсфьорда, но Халльдор тотчас же устремился за ним и нанес ему смертельный удар у дверей
палатки.

11) Вечером того самого дня, когда Торкель и его спутники утонули, в Хельгафелле случилось так, что Гудрун пошла в церковь, когда люди
уже лежали в постелях, и когда она подошла к воротам церковного кладбища, то увидела перед собой призрак. Он склонился перед ней и
произнес:
– Великое событие, Гудрун!
Гудрун отвечала:
– Тогда молчи о нем, несчастный!
Гудрун отправилась в церковь, как она намеревалась, и когда она подошла к церкви, то ей показалось, что она видит, как Торкель со
своими спутниками вернулся домой и стоит снаружи перед церковью. Она видела, как морская вода стекала с их одежды. Гудрун не
заговорила с ними, и вошла в церковь, и оставалась там так долго, как ей казалось нужным. Затем она отправилась в дом, потому что
полагала, что Торкель со своими спутниками прошел туда. И когда она вошла в дом, то там не было никого. Тут Гудрун стало тяжело на
сердце от всего этого.
В страстную пятницу она послала своих людей, некоторых вдоль берега, а других на острова, чтобы они разузнали о Торкеле и его
спутниках. К этому времени бревна, которые были на корабле, прибило к островам и к обоим берегам фьорда.

12)Гудрун была тяжело поражена смертью Торкеля, однако она перенесла ее мужественно. От леса, предназначенного на постройку церкви,
сохранилось совсем немного. Геллиру было тогда четырнадцать лет. Он взял на себя заботы о хозяйстве вместе со своей матерью и также
стал годи. Вскоре стало очевидно, что он очень подходит для того, чтобы главенствовать. Гудрун стала очень набожной. Она была первой
женщиной в Исландии, которая выучила псалтырь. Она подолгу оставалась в церкви по ночам и молилась. Хердис, дочь Болли, сопровождала
ее по ночам. Гудрун очень любила Хердис.
Рассказывают, что однажды ночью молодой Хердис привиделся сон, будто к ней явилась женщина. Она была в шерстяном плаще, а вокруг
головы у нее был платок, и женщина на вид не показалась ей красивой. Та произнесла следующие слова:
– Скажи своей бабушке, что мне очень не по нраву, когда она все ночи лежит распростертая надо мной и проливает такие жгучие капли,
что я от них сгораю. И это я говорю тебе потому, что ты нравишься мне несколько больше, хотя и в тебе есть что-то странное. Все же я
бы примирилась с тобой, если бы только нашла покой от Гудрун.
Тут Хердис проснулась и рассказала Гудрун свой сон. Гудрун сочла это хорошим предзнаменованием.
На другое утро после этого Гудрун велела поднять доски, которые покрывали пол церкви, там, где она привыкла стоять на коленях во
время молитвы. Она велела разрыть там землю. Там были найдены кости, они были черные и страшные. Там нашли также нагрудное украшение
и большой колдовской жезл. Из этого заключили, что там была погребена какая-то колдунья. Эти кости унесли прочь, в такое место, где
всего меньше бывали люди.
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5057
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Пт Май 19, 2017 12:19 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Сага о Ньяле

13) Теперь надо рассказать о спутниках Торвальда. Им пришлось ждать, пока к острову не подошли лодки. Они рассказали об убийстве
Торвальда и попросили дать им для переезда лодку. Им немедля дали лодку, и они поплыли к Мысу Дымов. Там они пошли к Освивру и
рассказали ему обо всем, что произошло. Он сказал:
— Что посеешь, то и пожнешь. Я понимаю теперь, как все произошло. Халльгерд, должно быть отправила Тьостольва на Медвежий Фьорд, а
сама уехала домой к отцу. Мы должны теперь собрать людей и ехать в погоню за ним на север.
Так они и сделали. Они стали собирать людей и собрали много народу. Потом они поехали к Стейнгримову Фьорду и дальше, через Долины
Льотовой и Летовьей Рек, и приехали к Медвежьему Фьорду.
Тут на Свана напала зевота, и он сказал:
— Вот приближается дух-двойник Освивра.
Тьостольв вскочил и схватился было за секиру. Сван сказал:
— Выйди со мной. Здесь много народу не нужно.
Затем они оба вышли из дому. Сван взял козью шкуру, обвязал ею голову3 и сказал:
— Встань, туман, нагрянь слепота и морока, на всех, кто тебя преследует.
Теперь надо рассказать, что Освивр и его люди достигли в это время гребня. Там им навстречу поднялся густой туман. Освивр сказал:
— Это, наверно, Сван накликал на нас туман, и мы еще дешево отделаемся, если не случится ничего худшего.
Вскоре такой густой мрак застлал им глаза, что они ничего не видели вокруг. Они спешились, порастеряли коней, а сами забрели кто в
болото, а кто в лес, так что чуть было не перекалечились. Не стало у них и оружия. Тогда Освивр сказал:
— Найди я сейчас своего коня и оружие, я повернул бы обратно.
Едва он произнес эти слова, как они все прозрели и нашли своих коней и оружие. Тогда многие стали настаивать на том, чтобы ехать
дальше. Только они попытались это сделать, как на них снова напала та же морока. Так повторялось три раза кряду. Тогда Освивр сказал:
— Пусть наш поход будет неудачным, но придется нам повернуть назад. Попытаем счастья иным путем. Мне приходит в голову, что лучше
поехать к Хёскульду и попросить у него виру за сына, потому что можно ждать чести лишь от того, у кого она есть.

14) Насыпали курган, и в нем похоронили Гуннара сидя. Раннвейг не захотела, чтобы копье Гуннара положили в курган. Она сказала, что
пусть лишь тот возьмет его в руки, кто захочет отомстить за Гунинара. К копью Гуннара поэтому никто не притронулся. Раннвейг была так
зла на Халльгерд, что едва сдерживалась, чтобы не убить ее. Она говорила, что сын погиб из-за нее. Тогда Халльгерд переселилась на
Каменную Реку со своим сыном Грани. Они поделили имущество: Хёгни получил землю в Конце Склона и все хозяйство там, а Грани получил
земли, которые сдавались внаем.
Как-то раз случилось в Конце Склона, что пастух и работница гнали скот мимо Гуннарова кургана, и им почудилось, будто Гуннар
веселится и поет в кургане. Они пошли домой и рассказали об этом матери Гуннара Раннвейг, а она велела передать это Ньялю. Они
отправились на Бергторов Пригорок и рассказали о случившемся Ньялю. Он попросил их повторить рассказ три раза. После этого он долго
вполголоса разговаривал со Скарпхедином. Тот взял свою секиру и отправился в Конец Склона. Хёгни и Раннвейг приняли его очень хорошо
и очень обрадовались ему. Раннвейг попросила его погостить у них подольше, и он согласился. Он и Хёгни всегда были вместе. Хёгни был
человек отважный и во всем искусный, но недоверчивый, и поэтому они не решились рассказать ему о том, что случилось.
Однажды Скарпхедин и Хёгни были на южной стороне Гуннарова кургана. Ярко светила луна, но иногда набегало облако. Им показалось, что
курган раскрылся и что Гуннар повернулся в нем и смотрит на луну. Им почудилось, будто в кургане горят четыре огня, и в нем очень
светло, и будто Гуннар весел, и лицо у него радостное. Он сказал вису, притом так громко, что его было бы слышно, даже если бы они
стояли дальше:
Молвил отец Хёгни,
Посох богини павших10,
Тот, чье сердце не знало
Страха на поле брани:
Вовек шлемоносный воин
В вихре дротов не дрогнет,
Скорее умрет, чем отступит,
Скорее умрет, чем отступит.
После этого курган закрылся.
— Ты бы поверил, если бы рассказали тебе такое? — спросил Скарпхедин.
— Поверил бы, — говорит тот, — если бы мне это рассказал Ньяль, потому что я слышал, что он никогда не говорит неправды.
— Неспроста, — говорит Скарпхедин, — Гуннар сам явился нам и сказал, что скорее бы умер, чем уступил врагам. Это он дает нам совет.
— Мне ничего не сделать, — говорит Хёгни, — без твоей помощи.
— Я не забыл, — говорит Скарпхедин, — как поступил Гуннар после убийства вашего родича Сигмунда. Сделаю все, что в моих силах. Ведь
мой отец обещал Гуннару, что мы поможем тебе или его матери.

15) Ночью Храпп Убийца прокрался к капищу ярла и Гудбранда и вошел в него. Там он увидел сидящую Торгерд, Жену Хёльги. Она была ростом
со взрослого мужчину. На руке к нее было большое золотое запястье, а на голове — убор из полотна. Он сорвал с нее убор и снял золотое
запястье. Тут он увидел Тора на колеснице и снял с него другое золотое запястье. Третье он снял с Ирпы. Затем он вытащил всех богов
из капища и снял с них все убранство. Потом поджег капище и спалил его. После этого он ушел. В это время уже начало светать.
Вот он идет по полю. Вдруг выскакивают шесть вооруженных людей и бросаются на него. Он храбро защищается. Дело кончается тем, что он
убивает троих и смертельно ранит Транда, а двое убегают в лес, и поэтому не могут рассказать ярлу о том, что случилось. Затем он
подошел к Транду и сказал:
— Я мог бы сейчас убить тебя, однако не сделаю этого. Я окажу тебе, моему шурину, больше чести, чем вы с отцом оказали мне.
Тут Храпп хочет вернуться обратно в лес, но видит, что между ним и лесом появились люди. Он не решается идти в лес, а ложится в
кустах в затаивается.
Ярл Хакон и Гудбранд пошли в тот день рано утром в капище и увидели, что оно сожжено, а боги стоят на дворе, и все убранство с них
снято. Тогда Гудбранд сказал:
— Великая сила дана нашим богам, раз они сами вышли из огня.
— Не вышли боги сами, — сказал ярл. — Это, верно, какой-то человек сжег капище и вынес богов. Но боги мстят не сразу. Человека,
который сделал это, изгонят из Вальгаллы, и ему будет не вернуться туда.
В этот миг к ним подбежали четверо из людей ярла и рассказали о несчастье, которое приключилось: они нашли в поле трех человек
убитыми и Транда смертельно раненным.
— Чьих рук это дело? — спросил ярл.
— Храппа Убийцы, — сказали они.
— Значит, и капище сжег он, — сказал ярл. Они сказали, что похоже на то.
— Где бы он мог теперь быть? — спросил ярл. Они ответили, что, по словам Транда, Храпп спрятался где-то в кустах.

16) А восточнее побережья Балагардссиды Торкель однажды вечером отправился за водой для своих. Там он встретил морское чудище и долго
бился с ним. Дело кончилось тем, что он убил чудище. Оттуда он поехал на восток, в Адальсюслу. Там он убил летающего дракона. Затем
он вернулся обратно в Швецию, оттуда — в Норвегию, а потом поехал в Исландию. Он велел вырезать эти подвиги над своей постелью и
перед своим почетным сиденьем,

17) В ночь на воскресенье, за двенадцать недель до зимы, Хильдиглум вышел из дому и услышал сильный грохот. Ему показалось, что земля
и небо трясутся. Хильдиглум посмотрел на запад и увидел там огненный круг и в нем человека на сером коне. Этот человек скакал во весь
опор и быстро пронесся мимо. В руках у него была пылающая головня. Он проехал так близко от Хильдиглума, что тот мог хорошо
рассмотреть его. Он был черен как смола. Он сказал громким голосом такую вису:
Скачет мой конь —
Влажная челка,
Иней на гриве,
Зло я несу.
Горит головня,
Отравы полна.
Козни Флоси —
Огонь на ветру.
Козни Флоси —
Огонь на ветру.
Хильдиглуму показалось, что он бросил головню на восток, в горы, и там вспыхнул такой большой пожар, что гор не стало видно.
Хильдиглуму показалось затем, что он поскакал на восток, в огонь, и там исчез. Затем Хильдиглум вошел обратно в дом и долго лежал без
чувств, прежде чем снова пришел в себя. Он помнил все, что увидел, и рассказал своему отцу, а тот велел ему рассказать Хьяльти, сыну
Скегги. Хильдиглум поехал и рассказал ему.
— Ты видел призрак, — сказал Хьяльти. — Это не к добру.

1Cool — Приснилось мне, — говорит Флоси, — будто я у Гагарьей Горы. Я выхожу из дома, смотрю на гору, и она открывается. Из нее вышел
человек в одежде из козьих шкур и с железным посохом в руке. Он шел и звал моих людей, сначала одних, потом других, и звал их по
именам. Первым он позвал Грима Рыжего и Арни, сына Коля. Мне это показалось странным. И будто он потом позвал Эйольва, сына
Бёльверка, Льота, сына Халля с Побережья, и еще каких-то людей. Потом он помолчал. А затем он позвал пятерых из наших людей — сыновей
Сигфуса, твоих братьев. После этого он позвал других пятерых — среди них Ламби, Модольва и Глума. Потом он позвал еще троих. Под
конец он позвал Гуннара, сына Ламби, и Коля, сына Торстейна. После этого он подошел ко мне. Я спросил у него, что нового. Он сказал,
что мог бы рассказать кое-какие новости. Тогда я спросил, как его зовут, и он назвался Железным Гримом. Я спросил его, куда он держит
путь, и он ответил, что держит путь на альтинг.
— Что ты будешь там делать? — спросил я. Он ответил:
— Сначала я отведу соседей, потом судей, а затем я приготовлю поле боя.
И тогда он сказал:
Срок исполнится: встанет
Ратной стали властитель,
Скоро опоры шлемов
С плеч полетят на землю,
Слышу, сюда все ближе
Черного лязг железа.
Смертной росою кровь
Многим покроет ноги.
Он ударил посохом, и раздался сильный грохот. После этого он вошел в гору, а меня охватил страх. И вот мне хочется, чтобы ты сказал,
что, по-твоему, означает мой сон.
— Мне думается, — сказал Кетиль, — что все, кто был назван, скоро погибнут. А раз это так, мне думается, что нам не следует никому
говорить об этом сне.
Флоси сказал, что так и сделает.
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5057
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Пт Май 19, 2017 12:20 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Поверья, связанные с берсерками в Исландских сагах.

1) Гуннлауг рассказал конунгу, что между ними произошло. Тот сказал:
— Дело твое теперь плохо, потому что этот человек может сделать тупым любое оружие. Ты должен сделать, как я тебя научу, Гуннлауг. Вот тебе меч, который я подарю тебе. Сражайся им, а этому человеку покажи тот меч, что у тебя был раньше.

Сага о Гуннлауге змеинном языке

2) на корабле конунга не было никого, кто стоял бы перед передней мачтой и не был ранен, кроме тех, кого железо не брало, а это были берсерки.

3) Рассказывают, что Ульв был хорошим хозяином. Он обычно рано вставал и обходил работы, или шел к своим ремесленникам, или же осматривал стада и поля. А иногда он беседовал с людьми, которые спрашивали его совета. Он мог дать добрый совет в любом деле, потому что отличался большим умом. Но каждый раз, когда вечерело, он начинал избегать людей, так что лишь немногим удавалось завести с ним беседу. К вечеру он делался сонливым. Поговаривали, что он оборотень, и прозвали его Квельдульвом (Вечерним Волком).

4) Про берсерков рассказывают, что пока они буйствовали, они были такими сильными, что их никто не мог одолеть, но как только буйство проходило, они становились слабее, чем бывали обычно. То же самое случилось с Квельдульвом. Когда его боевое бешенство прошло, он почувствовал большую усталость от битвы и так обессилел, что слег.

Сага об Эгиле
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5057
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Пт Май 19, 2017 12:20 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Драгоценное и волшебное оружие исландских саг.

1) У Торольва было такое вооружение: большой и толстый шит, на голове — прочный шлем, у пояса — меч. Он называл этот меч — Длинный (Lang). Это было славное оружие. В руке Торольв держал копье. Наконечник копья был длиной в два локтя, и сверху у него было четырехгранное острие. Верхняя часть наконечника была широкой, а втулка — длинная и толстая. Древко было такой длины, что стоя можно было рукой достать до втулки. Оно было очень толстое и оковано железом. Железный шип скреплял втулку с древком. Такие копья назывались «кол в броне».
Эгиль вооружился так же, как Торольв. У его пояса висел меч, который он называл Ехидна (Naðr - Гадюка). Эгиль добыл его в Курляндии. Это было отличное оружие.Ни один из них не надел брони.

Сага об Эгиле

2) Гейрмунд чаше всего не обращал ни на кого никакого внимания, был со всеми недружелюбен. Он всегда был одет в пурпурное одеяние, и сверху на нем был серый меховой плащ, на голове — шапка из медвежьего меха, а в руке — меч. Это было мощное и хорошее оружие. Рукоятка у него была из моржового клыка. На нем не было серебряных украшений, однако клинок его был острый и не ржавел. Меч этот он назвал Фотбит (Fótbít - Ногорез) и никогда не выпускал его из рук.

3) Затем она велела высадить себя на берег. Девочку свою она держала на руках. Это было во время восхода солнца. Она прошла по сходням и взошла на корабль Гейрмунда. Все люди спали. Она подошла к кожаному мешку, в котором спал Гейрмунд. Его меч Фотбит висел рядом с ним на деревянном крючке. Турид посадила тогда девочку на кожаный мешок, взяла меч и унесла его с собой. Затем она сошла с корабля и присоединилась к своим спутникам. Тут девочка начала плакать. Гейрмунд проснулся, приподнялся и узнал ребенка, и быстро понял, в чем дело. Он вскакивает и хочет выхватить меч, но не находит его там, где он должен был быть. Он подбегает к борту корабля и видит, как люди гребут прочь от корабля. Гейрмунд зовет своих людей и велит им прыгнуть в лодку и грести за теми. Они делают это, но как только они немного отплыли, они видят, что черная, как уголь, вода вливается к ним в лодку. Тут они вернулись на корабль.
Тогда Гейрмунд позвал Турид и попросил ее вернуться на корабль и отдать ему меч Фотбит.
— И возьми свою девочку, — сказал он, — а с нею вместе столько добра, сколько хочешь.
Турид сказала:
— Значит, тебе очень дорог этот меч?
Гейрмунд отвечал:
— Много добра я бы согласился отдать, прежде чем решился бы расстаться со своим мечом.
Она сказала:
— Тогда ты никогда его не получишь. Ты очень нечестно поступил с нами. Теперь между нами все кончено.
Тогда Гейрмунд сказал:
— Не будет тебе счастья, если ты увезешь с собой меч.
Она сказала, что готова на это.
— Тогда пусть этот меч, — сказал Гейрмунд, — отнимет жизнь у того мужа в вашей семье, чья смерть будет для вас самой тяжкой утратой и причиной самых больших несчастий.
После этого Турид отправилась домой, в Хьярдархольт. К этому времени Олав тоже успел вернуться домой и был недоволен тем, что она сделала. Но так оно и осталось. Турид дала своему родичу Болли меч Фотбит, потому что она любила его не меньше, чем своих братьев. Болли всегда с тех пор носил этот меч.

4) Болли нанес ему удар мечом Фотбит, отрубил край щита и рассек Ану голову до самых плеч.

5) Он был в тех дорогих одеждах, которые ему подарил король Миклагарда. Кроме того, на нем был пурпурный плащ, а за поясом у него был меч Фотбит. Его крестовина и навершие были украшены золотой резьбой, а рукоятка была обвита золотой нитью. На голове у него был золоченый шлем, а на боку красный щит, на котором был изображен золотой рыцарь. В руке у него была пика, как это принято в других странах

Сага о людях с Лаксдаля

7) Это корабли двух братьев. Одного зовут Халльгрим, а другого Кольскегг. Оба лихие воины, и у них очень хорошее оружие. У Халльгрима есть заколдованное копье с широким наконечником, и ничем другим его не убить. Есть у этого копья еще одно свойство: перед смертельным ударом, оно издает тонкий звон. Такая в нем чудодейственная сила. А у Кольскегга есть меч, лучше которого не сыскать.

Cool огда ярл приехал на Страумей, они поделили добычу. Потом он поплыл на север, на остров Лошадиный, и с ним были сыновья Ньяля и Кари. Ярл устроил большой пир, и на этом пиру он подарил Кари добрый меч и золоченое копье, Хельги — золотое запястье и плащ, а Гриму — щит и меч.

9) — У него был меч Усыпитель Жизни (Fjörsváfni), — говорит Гейрмунд. — Лезвие его посинело, и мы сказали, что оно, наверно, потеряло закал, но он ответил на это, что закалит снова его в крови сыновей Сигфуса или других участников сожжения Ньяля.

10) Тут мечи выскочили из ножен, а секиры и копья взлетели в воздух и начали сражаться. Оружие с такой силой нападало на людей, что им пришлось прикрываться щитами, и все же многие были ранены и на каждом корабле погибло по человеку. Это чудо продолжалось до утра.

Сага о Ньяле

11) – Это кажется мне не очень-то достойным, – сказал Торкель, – выезжать с целым отрядом против одного человека, но я прошу тебя дать мне на время твой меч Скавнунг (), и тогда я полагаю, что одержу победу над одиноким бродягой, каким бы он ни был хорошим воином.
– Делай как хочешь, – сказал Эйд, – но меня не удивит, если ты раскаешься в своем упрямстве. Поскольку, однако, ты предполагаешь сделать это ради меня, то я не буду тебе отказывать в том, о чем ты меня просишь, так как я полагаю, что Скавнунг будет в хороших руках, если он будет у тебя, Но такова природа этого меча, что солнце не должно освещать его рукоятку и что его нельзя обнажать в присутствии женщин. Если кто-нибудь будет ранен этим мечом, то рана не может зажить, если ее не коснуться чудодейственным камнем, который есть при мече.
Торкель сказал, что будет точно следовать этим указаниям, и взял меч.
( Этот меч был добыт Скегги, отцом Эйда, из могилы легендарного датского конунга Хрольва Краки.)

12) Тут они оба встали и пошли к хижине. Торкель увидел, что Грим ослабел от потери крови. Он тогда взял камень от меча Скафнунг и потер им руку Грима и перевязал ее, и сейчас же боль и опухоль от раны прошли.

13) У Торкеля с собой был его меч Скафнунг, он был спрятан в ящике. Торкель со своими спутниками продолжал идти под парусами, пока не приблизились к острову Бьёрна. С обоих берегов было видно, как они плыли. Но когда они доплыли туда, сильный шквал закрутил парус и опрокинул корабль. Тут Торкель и все люди, которые были с ним, утонули. Бревна прибило далеко к островам, а угловые столбы прибило к острову, который с тех пор называется Ставей (Столбовой Остров). Меч Скафнунг застрял во внутренних досках корабля. Он был найден на острове Скафнунгсей (Остров Скафнунга).

14) Олав взял в руку свое отделанное золотом копье, сокровище короля, и отправился из дому вместе с работником. На земле кое-где лежал снег. Они подошли к хлеву. Он был открыт. Олав велел работнику войти в хлев.
– Я буду гнать тебе нетелей, а ты будешь их привязывать, – сказал он.
Работник направился к двери хлева.
Не успел Олав опомниться, как работник бросился обратно и очутился в его объятиях. Олав спросил, что его так испугало.
Тот ответил:
– Храпп стоит в дверях хлева и хочет схватить меня, по я сыт по горло схватками с ним.
Тогда Олав подошел к дверям и направил на Храппа свое копье. Тот обеими руками ухватился за наконечник копья и повернул его в сторону, так что древко тотчас сломалось. Олав хотел броситься на Храппа, но тот провалился сквозь землю, откуда он пришел. Так они расстались: у Олава осталось древко копья, а у Храппа – его наконечник. После этого Олав с работником привязали в стойле нетелей и отправились домой. Олав сказал теперь работнику, что он не будет упрекать его за его слова.
На следующее утро Олав отправился из дому туда, где Храпп был похоронен под грудой камней, и велел раскопать могилу. Храпп лежал там, еще не разложившийся. Олав нашел там также наконечник своего копья.
Сага о людях с Лаксдаля.

15) И вот случилось, что, когда Гуннар с братом подъезжали к Кривой Реке, на его копье выступила кровь. Кольскегг спросил, что это означает. Гуннар ответил, что в других странах это называют кровавым дождем, и прибавил:
— Эльвир говорил мне, что это бывает перед жестокими боями.

16) Насыпали курган, и в нем похоронили Гуннара сидя. Раннвейг не захотела, чтобы копье Гуннара положили в курган. Она сказала, что пусть лишь тот возьмет его в руки, кто захочет отомстить за Гунинара. К копью Гуннара поэтому никто не притронулся. Раннвейг была так зла на Халльгерд, что едва сдерживалась, чтобы не убить ее. Она говорила, что сын погиб из-за нее.

17) Траин только собрался надеть шлем. Но Скарпхедии подоспел раньше, ударил его по голове секирой, которая называлась Риммугюг (Rimmugýgi) Великанша Битвы, и разрубил ему голову до зубов, так что они упали на лед

1Cool Среди них был человек в пурпурном плаще, накинутом на плечи, с золотой повязкой на голове и с секирой, увитой серебряной нитью, в руке.

Сага о Ньяле
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ. -> Дела давно минувших дней Часовой пояс: GMT + 4
Страница 1 из 1

Перейти:  

Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах



Powered by phpBB © 2001 phpBB Group
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS

Chronicles phpBB2 theme by Jakob Persson (http://www.eddingschronicles.com). Stone textures by Patty Herford.