Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ.


ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ.

"Нам ли греть потехой муть кабаков? Нам ли тешить сытую спесь? Наше дело - Правда острых углов. Мы, вообще такие, как есть!"
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Стеблин-Каменский о родовом строе

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ. -> Чья вера ладнее?
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5374
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Пт Май 19, 2017 12:28 pm    Заголовок сообщения: Стеблин-Каменский о родовом строе Ответить с цитатой  

Возникновение государства, то есть машины для угнетения одного класса другим, на развалинах родового строя было узаконением насилия, неравенства и несправедливости. Возникновение государства означало уничтожение общества, все члены которого были свободными людьми, обладающими равными правами и одинаково участвующими в решении общих дел. Родовое общество обходилось 'без военной силы, противопоставленной народу, без канцелярий и чиновников, без полиции и тюрем, без каких-либо способов принуждения, кроме общественного мнения. Человек пользовался в нем почетом и авторитетом в соответствии со своими действительными достоинствами, а не в соответствии со своим чином или должностью. В родовом обществе не было почвы ни для подобострастия, ни для высокомерия, и его культура была едина и общенародна. В силу всего этого родовое общество воспитывало людей, которые поражают нас цельностью своей натуры, силой своего характера, чувством собственного достоинства, мужеством и свободолюбием. Однако на той ступени развития экономической основы общества, которая тогда была достигнута в Скандинавии, возникновение государства было неизбежно. Родовой строй отжил свой век. Государство должно было возникнуть, и оно возникло повсюду в Скандинавии в эту эпоху в результате перерастания власти военного вождя - «конунга» - в государственную власть. Задержать возникновение государства на некоторое время могли только исключительные условия, и такие исключительные условия действительно создались на время в одной скандинавской стране, а именно в Исландии, в первые века после ее заселения. В Исландии военный вождь был вообще не нужен, потому что страна была заселена выходцами из Норвегии в результате мирного освоения девственных земель, а не в результате завоевания, и в первые века самостоятельного существования исландского общества никакие нападения извне ему не угрожали. В Исландии поэтому сложилась в эту эпоху своеобразная форма общества, представляющая собой переход от родового строя к государству. Исландские историки-марксисты называют эту гIюрму общества «тьоудвельди», буквально «народовластие». Экономическая основа родового строя - общественная собственность на землю - в этом обществе была уже разрушена. В нем господствовала частная собственность на землю. Во владении общины оставались только более отдаленные выгоны, леса и воды. В силу этого имущественное неравенство было уже довольно значительным. Однако землей владели свободные общинники - "бонды», составлявшие основную массу населения и сами управлявшие своими делами на своих сходках - «тингах». Выделявшаяся из среды бондов родовая знать - так называемые «хавдинги» - не противостояла бондам как правящий класс. Хавдинги работали в своих хозяйствах так же, как и остальная масса бондов. Всякий хавдинг был в то же время бондом, и рядовые боиды не были экономически зависимы от хавдингов. Из хавдингов выбирался родовой жрец - «годи», власть которого была основана на доверии к нему и его авторитете. Годи содержал капище, в котором происходили жертвенные пиры, и предводитольствовал на местном тинге. Но он не имел в своем распоряжении никаких средств принуждения. Если он не оправдывал цикория бондов, он мог быть смещен. В то же время община годи - тип называемый «годорд» - не была связана с определенной территорией, так что каждый бонд мог сам выбирать, к общине какого Годи ои принадлежит. Правда, не все население было свободным. Уже первые переселенцы в Исландии имели рабов. Однако возникшее в недрах родового строя патриархальное рабство не играло существенной роли в жизни общества. С первых дней заселения Исландии количество рабов постепенно уменьшалось, и к концу XI века рабовладение в Исландии совсем исчезло. Древнеислаидские источники сообщают, что в 930 году в Исландии был принят закон, согласно которому раз в год должен был собираться так называемый «альтинг», общеисландский тинг. Альтинг собирался на юго-западе Исландии, в относительно наиболее населенной ее части, на берегу расположенного в глубокой котловине озера - самого большого озера в Исландии. На две недели в середине лета сюда съезжались бонды со всех концов Исландии. Для многих из них это было довольно далекой поездкой. Так, у жителей восточных фьордов Исландии поездка туда и обратно вместе с пребыванием на альтииге занимала около семи недель. Поэтому те, кто не хотел ехать на альтинг, оплачивали путевые издержки тем, кто ехал. На альтинге принимались законы и производился суд по всем делам, которые не могли быть решены на местных тингах. Тогда же собиралась «лагретта» - законодательный и судебный совет, состоявший из всех годи, которых первоначально было тридцать девять. Лагретта выбирала «законоговорителя» -всеисландского старейшину, обязанностью которого было знать и помнить законы и возвещать их со Скалы закона на Поле альтинга. 3аконоговоритель избирался сроком на три года, и многие законоговорители выбирались по нескольку раз. Однако вне альтинга законоговоритель никакой власти не имел. Вне тех двух недель, в продолжение которых происходил альтинг, в Исландии не было никакого органа, общего для всей страны, или органа, который следил бы за выполнением решений альтинга. Выполнение этих решений было исключительно делом самих истцов, то есть тех, кто был заинтересован в их выполнении. Несмотря на это, или, может быть, именно поэтому, законы, действсвавшие в исландском обществе, были исключительно обстоятельны как в отношении предусматриваемых в них преступлений и наказаний, так и в отношении самой судебной процедуры. С современной точки зрения обстоятельность эта подчас граничит с формализмом. Существенно, однако, иметь в виду, что юридический формализм древнеисландского общества является в сущности пережитком характерной для родового общества тенденции к мелочной обрядовой регламентации и не имеет ничего общего с формализмом государственных канцелярий. Понятия «закон» и «общество» для исландца той эпохи совпадали. Для обозначения исландского общества как целого в исландском языке не было никакого другого слова, кроме слова, которое одновременно обозначало и «закон» и «общество», тогда как для обозначения норвежского, шведского или любого другого общества, в котором существовало государство, в исландском языке употреблялось слово, которое одновременно означало и «королевство» или «государство» и «насилие». Роль альтинга в народной жизни Исландии была очень велика. Историки нередко сравнивали влияние альтиига иа древнеисландскую культуру с влиянием столичного города, в котором сосредоточена культурная жизнь страны, на культуру народа. Не случайно такую большую роль играет альтинг в саге, которая всегда была самой популярной среди исландского народа, - «Саге о Ньяле». В такой обширной и сравнительно редко заселенной стране, какой была тогда Исландия, именно альтинг обеспечивал единство куль туры. Он был подлинным центром народной жизни. На нем собирались «все самые умные люди страны», как неоднократно говорится в сагах. На альтинге передавались последние новости и обсуждались события, произошедшие в течение года как внутри страны, так и в соседних странах, особенно - в Норвегии. На альтииге рассказывались саги и исполнялись стихи. Несомненно, именно на альтинге выработался повествовательный стиль исландских саг, настолько живой и непосредственный, что он кажется записью разговорной речи, и вместе с тем настолько общенародный и общеисландский, что он был образцом для исландской прозаической литера- туры на всем протяжении ее истории. Исландия не была в то время изолирована от остального мира. Многие исландцы бывали в Норвегии и других странах северной Европы, торговали там, участвовали в военных походах норвежских и других конуигов, а также слагали им хвалебные песни, за что нонунги щедро платили. В качестве так называемых «викингов» исландцы нередко совершали морские набеги («винингские походы») и на свой собственный риск. 930 год, когда был учрежден альтинг, считается вместе с тем концом «поры занятия земли», то есть заселения Исландии, и началом так называемого «века саг» (930-1030). «Век саг» был веком всестороннего хозяйственного прогресса для исландского народа. Пастбища в Исландии еще не были истощены, и скотоводство, которое было основой хозяйственной жизни исландских бондов, процветало. К тому же у исландцев еще было достаточно кораблей для подвоза из Норвегии всего, чего им не хватало в Исландии, -хлеба, леса и т. д. По подсчетам историков, в течение «века саг" население Исландии удвоилось. Исландские бонды жили в течение этого века мирной трудовой жизнью на земле, которой они сами владели, не подчиненные власти каких-либо государственных органов, находящихся в руках правящего класса, и связанные одинством выросшей на народной почве культуры. 0 людях «века саг» и их жизни и рассказывают собранные в этой книге исландские саги. Конечно, исландец «века саг» еще во многом варвар. Для него высший долг - это месть за родича, притом месть кровавая и жестокая. Исполнению этого долга подчинены все его помыслы,. Родовая месть занимает большое место в его жизни. Она занимает большое место и в собранных в этой книге сагах. По-варварски смотрит исландец «века саг» на своего ребенка. Он считает его своей собственностью, которой ои имеет право распоряжаться по своему усмотрению. В частности он имеет право убить своего ребенка (о6 атом праве говорится, например, в (<Саге о Гунилауге», стр. 26). По-варварски смотрит исландец «века саг» и на чужестранцев. Грабеж и убийства вне своей страны («викингские походы», о которых говорилось выше) он считает делом законным и почетным. Впрочем, в некоторых случаях убийство считалось законным и в пределах страны. Так, законным считалось убийство человека, осужденного на изгнание, или убийство из мести за насилие над женщиной. Наконец, нельзя забывать и того, что с точки зрения исландца «века саг» рабы стоят как бы вне общества и цена жизни раба не равна цене жизни бонда, т. е. свободного. Но, конечно, не эти черты варварства привлекают нас в людях «века саг», а те положительные качества, которые воспитал в них родовой строй: готовность к взаимной помощи, гостепр-имство, свободолюбие, самоотверженность, мужество. В сагах сохранилась память о сотнях людей этого века. Это были люди разного склада, разной судьбы и разного масштаба. Но одно было общим для всех них: внутренняя цельность. Именно «век саг» породил таких людей, как неистовый скальд Эгиль («Сага о6 Эгиле»), мудрый и миролюбивый Ньяль, его сын - бесстрашный, самотверженный и насмешливый Скарпхедии («Сага о Ньяле»), гордая Гудрун («Сага о людях из Лаксдаля») и многие другие. В «век саг» в Исландии еще господствовало язычество. Правда, в конце этого века (в 1000 году) христианство стало в Исландии официальной религией. Однако введение христианства произошло в Исландии совершенно не так, как оно обычно происходило в Европе. Христианство в Исландии не было орудием, используемым правящим классом для разрушения родового строя и установления государственной власти: Поэтому христианство и язычество не противостояла в Исландии друг другу как идеологии борющихся классов, и введение христианства в Исландии не сопровождалось классовой борьбой. Христианство было принято в Исландии на альтинге в результате полюбовного соглашения между язычниками в христианами. О том, как это произошло, рассказывается, в ча-стности, в «Саге о Ньяле» (стр. 616-624). В первое время после введения христианства идеология католической церкви и, в частности, аскетизм и нетерпимость не получили никакого распространения в Исландии. В сущности введение христианства сказалось в первое время только в изживании некоторых варварских обычаев. Оно не вызвало и каких-либо изменений в общественном строе Исландии. Годи были теперь священниками. Епископ выбирался на альтинге. Но господствующей силой попрежнему оставались бонды. Естественно поэтому, но и народная литературная традиция не была прервана в Ислиидии в результате принятия христианства, она полностью сохранилась и продолжала свое самобытное развитие. Только с конца XI века в Исландии начало складываться государство. В XII и особенно в первой половине XIII веха в Исландии шла ожесточенная борьба за власть между крупными хавдингами. Экономическое неравенство стало резко увеличиваться. Средние бонды беднели и попадали в экономическую зависимость от крупных хавдингов. К концу XIII века в Исландии уже было больше батраков, чем самостоятельных бондов. Введенная в 1096 г. церковная десятина - первый налог в Исландии - усилила власть крупных хавдиигов. Должность годи стала доходной, и крупные хавдинги стали собирать эти должности в свои руки. Со второй половины XII века начались и попытки норвежского конунга подчинить Исландию. С 1153 г. исландская церковь стала подчиняться норвежскому архиепископу в Нидаросе (до 1153 г. она подчинялась гораздо более далекому архиепископу в Лунде, а до 1104 г. - еще более далекому архиепископу в Бремене). Таким образом, норвежский конунг получил возможность использовать в Исландии влияние церкви и архиепископа в своих политических интересах. Христианство начало становиться в Исландии орудием угнетения. Еще бльшую опору для своей политики норвежсквй ноиуиг находил во враждующих между собой исландских крупных хавдингах, которые в эту эпоху нередко фактически становились предателями своей родины. В XIII веке эти крупные хавдинги обычно уже содержали свои постоянные дружины. Таким образом в стране появилась и военная сила, не подчиненная народу. Номинально исландское народовластие просуществовало до 1262 г., когда Исландия была присоединена к Норвегии. Но фактически уже с начала XIII века исландское народовластие превратилось в государство крупных хавдиигов. Не будучи в состоянии создать достаточно сильную государственную власть, эти крупные хавдинги уступили власть норвежскому конунгу, за что поплатились и сами: они совсем исчезли как класс немного позднее. Таким образом, XIII век был черным веком в истории Исландии. то был вех жестоких междоусобиц, век крушения демократии и свободы, век потери независимости.
М.И. Стеблин-Каменский, книга "Исландские саги" 1956 года, в более поздних изданиях таких похвал родовому строю и язычеству статьи этого автора уже не содержат)

_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ. -> Чья вера ладнее? Часовой пояс: GMT + 4
Страница 1 из 1

Перейти:  

Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах



Powered by phpBB © 2001 phpBB Group
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS

Chronicles phpBB2 theme by Jakob Persson (http://www.eddingschronicles.com). Stone textures by Patty Herford.