Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ.


ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ.

"Нам ли греть потехой муть кабаков? Нам ли тешить сытую спесь? Наше дело - Правда острых углов. Мы, вообще такие, как есть!"
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

"Больная тема" неоязычества: а что говорят источни
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ. -> Друзья от науки
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Рябинка
Великий князь


Репутация: +43/–1    

Зарегистрирован: 16.05.2008
Сообщения: 2197
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Сб Фев 14, 2009 1:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Велеслав-Карнач писал(а):
Рябинка, какой суммирующий вывод по теме "свобода нравов или отсутствие оной в Древней Руси"?

Пока материалов для вывода недостаточно. Да я и не стремлюсь во что бы то ни стало сделать однозначный вывод, эта тема - копилка материалов.
_________________
Лицо волчьей национальности
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5374
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Сб Фев 28, 2009 3:56 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Так, поскольку источники и аргументы кончились, выкладываю свои. Этот пост уже был написан и опубликован на форуме, но непонятным образом – уничтожен, а черновиков не осталось. Ныне переписываю. И если еще раз он исчезнет с форума – битцевские защитники Чернобога дружною толпой отправятся в травмпункт.

Итак, БЫЛИНЫ. Здесь я возьму для примера только те, которых по ряду признаков можно отнести ко временам языческим или близким к оным. Различные похабелки, не имеющие ни имен героев, ни признаков отношения к языческой эпохе, как и целый эпос былин о монахах, я здесь приводить не буду. Только – Русь, только – языческие времена. Различные Амурско-камчатские эпосы, как созданные ближе к современности, нежели к язычеству здесь так же не приводятся.

1) СВЯТОГОР И ИЛЬЯ МУРОМЕЦ

Выставал Илья на резвы ноги,
Спущал коня во чисто поле,
А сам выстал во сырой дуб.
Видит: едет богатырь выше лесу стоячаго,
Головой упирает под облаку ходячую,
На плечах везет хрустальный ларец.
Приехал богатырь к сыру дубу,
Снял с плеч хрустальный ларец,
Отмыкал ларец золотым ключом:
Выходит оттоль жена богатырская.
Такой красавицы на белом свете
не видано и не слыхано:
Ростом она высокая, походка у ней щепливая1)
Очи яснаго сокола, бровушки чернаго соболя,
С платьица тело белое.
Как вышла из того ларца,
Собрала на стол, полагала скатерти браныя,
Ставила на стол ествушки сахарныя,
Вынимала из ларца питьица медвяныя.
Пообедал Святогор-богатырь
И пошел с женою в шатёр проклаждатися,
В разныя забавы заниматися.
Тут богатырь и спать заснул.
А красавица жена его богатырская
Пошла гулять по чисту полю
И высмотрела Илью в сыром дубу.
Говорит она таковы слова:
«Ай же ты, дородний добрый молодец!
Сойди-ка со сыра дуба,
Сойди, любовь со мной сотвори,
Буде не послушаешься,
Разбужу Святогора-богатыря и скажу ему,
Что ты насильно меня в грех ввел».
Нечего делать Илье:
С бабой не сговорить, а с Святогором не сладить;
Слез он с того сыра дуба
И сделал дело повеленое. <…>
Илья ему сказал все по правды по истине.
Тогда Святогор жену свою богатырскую убил,
А с Ильей поменялся крестом
И называл меньшим братом.

2) ИЛЬЯ МУРОМЕЦ И ДОЧЬ ЕГО

– Ты скажи-то, поляница, попроведай-ко,
Ты коёй земли да ты коёй Литвы,
Тоби как мне поляницу именём назвать
И удалую звеличати по отечеству?–
Говорила поляница таковы слова:
– Ты удаленькой дородний добрый молодец,
Ай ты, славныя богатырь святорусьскии!
Когда стал ты у меня да и выспрашивать,
Я про то стану теби высказывать.
Есть я родом из земли да из тальянскою,
У меня есть родна матушка честна вдова,
Да честна вдова она колачница,
Колачи пекла да тым меня воспитала
А й до полнаго да ведь до возрасту;
Тогда стала я иметь в плечах да силушку великую,
Избирала мне-ка матушка добра коня,
А й добра коня да богатырскаго,
Й отпустила меня ехать на святую Русь
Поискать соби да родна батюшка,
Поотведать мне да роду-племени.

3) ПРО ИЛЬЮ И СОКОЛИКА

Вынул нож Илья Муромец,
А рука в локте остоялася.
Говорит он таковы слова:
«Ох ты гой еси, удалый добрый молодец,
Ты чьего нынь роду-племени,
Как тебя именё́м зовут,
Величают по отечеству?»
Отвечает Соколик таковы слова:
«Из того я роду-племени,
Только знаю я свою мать родимую».
(Марьей ли ее звали, как ли — он назвал).
Поднимат его Илья Муромец,
Говорит ему таковы слова:
«Ты сынком мне-ка приходишься».
И пошел старо́й спать во бело̀й шатер.
Тут Сокольник нынь разгневался,
К своей матери он кинулся,
Приезжает, говорит ей таковы слова:
«Видел я старо́го казака Илью Муромца,
Тебя назвал б....ю, меня вы......м».
Тут убил он мать родимую,
Снова едет во чисто́ полё ко заставушке.
Там увидели его опять бога́тыри:
«Не опять ли тот невежа к нам спешит?»
А Соколик привернул ко шатру,
Размахнулся — хотел старо́го убить,
Да попало его копье в чудотворен крест.
Пробудился Илья Муромец,
Разорвал тогда Соколика, в поле выбросил.


4) ИЛЬЯ ЕЗДИЛ С ДОБРЫНЕЮ

На свои он руки богатырския,
Положил ево да на сыру землю,
И стал Илья Муромец спрашивать:
«Ты скажись мне, молодец, свою дядину-вотчину!».
Говорит Збут Борис-королевич млад:
«Кабы у тебя на грудях сидел,
Я спорол бы тебе, старому, груди белыя».
И до тово ево Илья бил, покуда правду сказал.
А и сговорит Збут Борис-королевич млад:
«Я тово короля задонскова».
А втапоры Илья Муромец Иванович,
Гледючи на свое чадо милое,
И заплакал Илья Муромец Иванович:
«Поезжай ты, Збут Борис-королевич млад,
Поезжай ты ко своей, ты ко своей сударыни матушки.
Кабы ты попал на наших русских богатырей,
Не опустили бы тебе оне живова от Киева».
И поехал тут Збут-королевич млад,
И приехал тут Збут-королевич млад
К тому царю задонскому,
Ко своей сударыне-матушке.
Матушке стал свою удачу рассказывать:
«А и гой еси, сударыня-матушка!
Ездил я, Збут-королевич млад,
Ко великому князю Владимеру
На ево потешных лугах,
И наехал я в поле старова,
И стрелял ево во белы груди,
И схватал меня старой в чистом поле,
Меня чуть он не забросил за облако,
И опять подх(в)атил меня на белы груди».
Еще втапоры ево матушка
Тово короля задонскова
Разилася о сыру землю
И не может во слезах слово молвити:
«Гой еси ты, Збут Борис-королевич млад!
Почто ты напущался на старова?
Не надо бы тебе с ним дратися,
Надо бы съехаться в чистом поле
И надо бы тебе ему поклонитися
А праву руку до сырой земли:
Он по роду тебе батюшка!».

5) ИЛЬЯ МУРОМЕЦ И ТАТАРЧЕНОК

Наезжает он в чистом поле диковинку:
Разъездную походную красну девицу.
Не доехавши, он остановится:
– Ох ты гои еси, душа ли красна девица!
Ох ты что одна в чистом поле казакуешь?
Какого ты роду – царского, или барского,
Или сильного роду княженецкого?
Возговорит красна девица:
– Ох ты гои еси, старый казак Илья Муромец!
Я не царского роду, и не барского,
И не сильного роду княжецкого:
Я жила-была у батюшки дочь гостиная,
Я бежала, красна девица, со новых сеней,
От того Олеши Поповича
От насмешника пересмешника
Возговорит старый казак Илья Муромец:
– Ох ты гой еси, душа ли красна девица!
Ох ты что мне давно не сказалася?
Я бы с Олешей переведался,
Я бы снял с Олеши буйну голову.

6) ДОБРЫНЯ ТРИ ГОДА СТОЛЬНИЧАЛ (по Кирше Данилову)

И в те поры Марине за беду стало,
Брала она следы горячия молодецкия,
Набирала Марина беремя дров,
А беремя дров белодубовых,
Клала дровца в печку муравленую
Со темя следы горячими,
Разжигает дрова полящетым огнем
И сама она дровам приговариват:
– Сколь жарко дрова разгораютца
Со темя следы молодецкими,
Разгоралось бы серце молодецкое
Как у молода Добрынюшки Никитьевича! –
А и божья крепко, вражья то лепко.
Взяла Добрыню пуще вострова ножа
По ево по серцу богатырскому:
Он с вечера, Добрыня, хлеба не ест,
Со полуночи Никитичю не уснетца,
Он белова свету дажидаетца,
По ево та щаски великия <…>
А молода Марина Игнатьевна
Она высунолась по пояс в окно
В одной рубашке бес пояса,
А сама она Змея уговаривает:
– Воротись, мил надежа, воротись, друг!
Хошь, я Добрыню оберну клячею водовозною?
Станет де Добрыня на меня и на тебя воду возить,
А еще – хошь, я Добрыню обверну гнедым туром?
Обвернула ево, Добрыню, гнедым туром.
Пустила ево далече во чисто поля,
А где та ходят девять туров,
А девять туров, девять братиников,
Что Добрыня им будет десятой тур,
Всем атаман – золотыя рога! <…>
Добрынина матушка родимая,
Честна вдова Афимья Александровна,
Наливала она чару зелена вина,
Подносила любимой своей кумушке,
А сама она за чарою заплакала:
– Гои еси ты, любимая кумушка,
Молода Анна Ивановна!
А и выпей чару зелена вина,
Поминай ты любимова крестника,
А и молода Добрыню Никитьевича,
Извела ево Марина Игнатьевна,
А и ноне на пиру похваляитца.–
Проговорит Анна Ивановна:
– Я де сама ети речи слышела,
А слышела речи ее похваленыя! –
А и молода Анна Ивановна
Выпила чару зелена вина,
А Марину она по щеке ударила,
Шибла она с резвых ног,
А и топчет ее по белым грудям,
Сама она Марину болно бранит:
– А и сука ты, блядь, еретница блядь!
Я де тебе, хитрея и мудренея,
Сижу я на пиру, не хвастаю,
А и хош ли, я тебя сукой обверну?
А станешь ты, сука, по городу ходить,
А станешь ты, Марина,
Много за собой псов водить! –
А и женское дело прелестивое,
Прелестивое перепадчивое.
Обвернулася Маринка косаточкои,
Полетела далече во чисто поле,
А где та ходят девять туров,
Девять братеников,
Добрыня та ходит десятой тур.
А села она на Добрыню на правой рог,
Сама она Добрыню уговаривает:
– Нагулялся ты, Добрыня, во чистом поле,
Тебе чистое поле наскучала,
И зыбучия болота напрокучили4),
А и хош ли, Добрыня, женитися?
Возмеш ли, Никитичь, меня за себя?
– А, право, возму, ей богу, возму!
А и дам те, Марина, поученьица,
Как мужья жен своих учат! –
Тому она, Марина, не поверила,
Обвернула ево добрым молодцом
По старому – по прежнему,
Как бы силным могучим богатырем,
Сама она обвернулася девицею,
Оне в чистом поле женилися,
Круг ракитова куста венчалися.
Повел он ко городу ко Киеву,
А идет за ним Марина роскорякою.
Пришли оне ко Марине на высок терем,
Говорил Добрынюшка Никитичь млад:
– А и гои еси ты, моя молодая жена,
Молода Марина Игнатьевна!
У тебя в высоких хороших теремах
Нету Спасова образа,
Некому у тя помолитися,
Не за што стенам поклонитися,
А и, чаи, моя вострая сабля заржавела.–
А и стал Добрыня жену свою учить,
Он молоду Марину Игнатьевну,
Еретницу – блядь– безбожницу:
Он первое ученье – ей руку отсек,
Сам приговаривает:
– Ета мне рука не надобна,
Трепала она, рука, Змея Горынчишша! –
А второе ученье – ноги ей отсек:
– А и ета де нога не надобна,
Оплеталася со Змеем Горынчишшем! –
А третье ученье – губы ей обрезал
И с носом прочь:
– А и ети де мне губы не надобны,
Целовали оне Змея Горынчишша! –
Четвертое ученье – голову ей отсек
И с языком прочь:
– А и ета голова не надобна мне,
И етот язык не надобен,
Знал он дела еретическия!

7) ДОБРЫНЯ И МАРИНКА
Cool
Воротился тут Добрыня с широка двора,
А приходит ко Марине ко Кайдальевной,
А и к Кайдальевной да королевичной:
– Ах ты, душенька Маринушка Кайдальевна,
А и Кайдальевна да королевична!
Уж ты сделаем, Маринушка, со мной любовь,
Ах ты с душенькой с Добрынюшкой Микитичем.
– Ах ты, молодой Добрыня сын Никитинич!
Что же надо мной да надсмехаешься?
Давень тебя звала в полюбовнички,–
Ты в меня теперь, Добрыня, не влюблялся ли,
Нунечу зовешь да в полюбовницы! –
Воротила тут она было богатыря
Тым было туром да златорогим,
А спустила тут богатыря в чисто поле; <…>
Молода Авдотья да Ивановна
Повернулась тут она было сорокою,
А летела к суке ко Маринушке Кайдальевной,
А садилась на окошечко косевчато,
Стала тут сорока выщекатывать,
Стала тут сорока выговаривать:
– Ах ту сука нунь, Маринушка Кайдальевна,
А и Кайдальевна да королевична!
А зачем же повернула ты Добрынюшку,
А Добрынюшку да ты Никитича,
Тым же нунь туром да златорогиим,
А спустила тут Добрыню во чисто поле?
Отврати тко ты Добрынюшку Никитича
От того же нунь тура да златорогаго:
Не отворотишь ты Добрынюшки Никитича
От того же от тура да златорогаго,
Оверну тебя, Маринушка, сорокою,
Я спущу тебя, Маришка, во чисто поле,
Век же ты летай да там сорокою!
Обвернулась тут Маришка да сорокою,
А летела тут сорока во чисто поле,
А садиласи к туру да на златы рога.
Стала тут сорока выщекатывать,
Взяла тут сорока выговаривать:
– Ай же тур да златорогий,
Ах ты, душенька Добрыня сын Никитинич!
Сделай с нами заповедь великую,
А принять со мной с Маришкой по злату венцу,
Отвращу я от тура тя златорогаго.
Говорил же тут Добрыня сын Никитинич:
– Ах ты, душенька Маринушка Кайдальевна,
А и Кайдальевна да королевична!
Отврати тко от тура да златорогаго,
Сделаю я заповедь великую,
Я приму с тобой, Марина, по злату венцу.
Отвернула от тура да златорогаго
Молода Добрынюшку Никитича.
Приходили тут ко городу ко Киеву,
К ласкову князю ко Владимиру,
Принял со Мариной по злату венцу.
А проводит он свою да было свадебку,
Отправляется во ложни да во теплыи
Молодой Добрыня сын Никитинич,
Сам же он служаночкам наказыват:
– Ай же слуги мои верныи!
Попрошу у вас же чару зелена вина,
Вы попрежде мни подайте саблю вострую.
Шел же он во ложни да во теплыи;
Обвернула тут его да горносталушком,
Взяла горносталика попуживать,
Взяла горносталика покышкивать,
Приломал же горносталь да свои нёкти прочь.
Обвернула тут она его соколиком,
Взяла тут соколика попуживать,
Взяла тут соколика покышкивать,
Примахал сокол да свои крыльица.
Тут смолился он Маринушки Кайдальевной,
Ай Кайдальевной да королевичной:
– Не могу летать я нунечку соколиком,
Примахал свои я нуньчу крыльица,
Ты позволь ко мне ка выпить чару зелена вина.
Молода Маришка да Кайдальевна,
А и Кайдальевна да королевична,
Отвернула тут Добрыню добрым молодцем;
А скрычал же тут Добрыня сын Никитинич:
– Ай же слуги мои верныи,
Вы подайте тко мне чару зелена вина!
Подавали ему тут слуги верныи,
Поскорешенько тут подавали саблю вострую.
Не пил он тут чары зелена вина,
Смахне он Добрыня саблей вострою
И отнес же он Марине буйну голову,
А за ей было поступки неумильнии.

9) ИВАН ГОДИНОВИЧ

Иванушко Годинович
А и взял-то татарина за шиворот,
А и положил-то своей ведь правой ногой
Татарина по левой ноги.
А и бросал-то его о сыру землю,
А и сел ему на груди на белыя,
А и на белыя на груди на царскии,
На царскии груди татарскии,
А и сам говорит таково слово:
— Ай же ты, Настасья Митриёвична!
Подай ножичищо-кинжалищо
Вырвать сердце со печенью татарское,
Татарское сердце царское,
Добрым людюшкам на сгляжение,
А и старым старухам на роптание,
Черным вороном всё на граяньё,
А и серым волкам всё на военьё.—
Говорит тут царищо Кощерищо:
— А и же ты, Настасья Митриёвична!
Не подай ножичища-кинжалища,
Как за им ведь будешь жить,
Будешь слыть бабой простомывныя,
Будешь старому, малому кланяться,
А и за мной ведь будешь жить,
Будешь слыть царицей вековечноёй,
Будет старый ведь малый те кланяться.-–
А и у бабы волос долог, ум короток.
Выскакиваё Настасья из бела шатра,
А и хватае Иванушка Годиновича за желты кудри,
А и сбивает Иванушко Годиновича о сыру землю.
А и привязали Иванушко Годиновича
Ко тому ли его ко сыру дубу,
А и той ли его все кувыль-травой,
А и сами свалились во бел шатер.
Мало времечко миновалоси,
Прилетело три сизых, три малых три голуба,
А и друг промеж другом спрогуркнули:
— За что эта головушка привязана,
Привязана головушка, прикована?
Ради девки, ради б...., ради сводницы,
Ради сводницы, всё душегубницы.–
Эта речь-то татарину не влюбиласи.
Выскакивает татарин из бела шатра,
Вытягивав у Ивана Годиновича
С колчана у его как ведь тугой лук,
А и берёт у его калену стрелу,
А и тугой лук он натягиват,
Калену стрелу все направливат,
А и хочет стрёлить сизыих малыих голубов.
Иванушко Годинович
У сыра дуба приговаривает:
— Уж ты, батюшка мой, тугой лук,
Уж ты, матушка, калена стрела,
Не пади-ко, стрела, ты ни на воду,
Не пади-ко, стрела, ты ни на гору,
Не пади-ко, стрела, ты ни в сырой дуб,
Не стрели сизыих малыих голубов,
Обвернись, стрела, в груди татарскии,
В татарскии груди во царскии,
А и вырви-ко сердце со печенью,
Добрым людюшкам на сгляжёниё,
А и старым старухам на роптание,
Черным воронам всё на граяньё,
А и серым волкам всё на военьё.–
А и не пала стрела ведь ни на воду,
А и не пала стрела ведь ни на гору,
А и не пала стрела ведь ни в сырой дуб,
Не стрелила сизыих малыих голубов,
Обвернулась стрела в груди татарскии,
А и в татарскии груди во царскии,
А и вырвала сердце со печенью;
Добрым людюшшам на сгляжёниё,
А и старым старухам на роптаниё,
Черным воронам всё на граяньё,
А и серым волкам всё на военьё.
А и тут-то Настасьюшко заплакала:
— Я от бережка откачнуласи,
Я ко другому не прикачнуласи.–
Испроговорит Иванушко Годинович,
— Отвяжи-ка, Настасья Митриёвична,
От того ли меня от сыра дуба.—
Говорит Настасья таково слово:
— А и же ты, Иванушко Годинович!
Отвязала бы я тя от сыра дуба,
А и будешь ты меня ведь всё бити-мучити.—
Говорит тут Иванушко Годинович:
— А и же ты, Настасья Митриёвична!
Я не буду тебя бити-мучити,
Только дам три науки молодецкиих,
Молодецкиих науки, княженецкиих.–
Эта речь-то Настасье не влюбиласи,
А и выскакивает из бела шатра,
А и на тую ль на площадь доброву зеленую,
А и берёт в руки саблю вострую,
А и замах держит на Иванушко Годиновича,
А и хоче у него отсечь прочь буйну голову.
А и богатырско сердце розгорелоси,
Сходилсо Иванушко у сыра дуба,
Сырой дуб к зени приклоняется,
Сам весь в штильци прищербается.
Отходил Иванушко Годинович
На свою волю от сыра дуба,
А и хватае Настасьюшку за желту косу,
Сбивае Настасью о сыру землю,
Отсек у ней губы ведь как с носом прочь:
— Этых мест мне не надобно,
Этыма местамы нещастливым целоваласи.—
Копал глаза со косицами:
— Этых мест мне не надобно,
Этыма местамы нещастливым смотреласи.–
Отсек у ей руки по локотам прочь:
— Этых мест мне не надобно,
Этыма местамы нещастливым обнималаси.–
Отсек у ей ноги по коленам прочь:
— Этых мест мне не надобно,
Этыма местамы несчастливым заплеталаси.–
А и только Иванушко женат бывал,

10) МИХАЙЛО ПОТЫК

Как есть-то есте Марья лебедь белая,
Лебедушка там белая, дочь царская,
А царская там дочка мудреная,
Мудрена она дочка бессмертная.
Как на эту на славушку великую
Приезжает тут этот прекрасный царь Иван Окульевич
А со своей со силою великою
А на тот-то да на Киев-град,
Как на ту пору было на то времечко
Богатырей тут дома не случилоси,
Стольки тут дома да случился
Молодой Михайла Потык сын Иванович.
Как тут-то ведь Михайлушка сряжается,
А тут-то ведь Михайло снаряжается
Во далечо еще во чисто поле,
А драться с той со силою великою.
Подъехал тут Михайло сын Иванов был,
Прибил он эту силу всю в три часу.
Воротился тут Михайлушка домой он во Киев-град,
Да тут-то ведь Михайлушка он спать-то лег,
Как спит он молодец проклаждается,
А над собой незгодушки не ведает.
Опять-то приезжает тот прекрасный царь
Иван Окульевич,
Больше того он со силой с войском был,
А во тот-то во тот да во Киев-град.
А начал он тут Марьюшку подсватывать,
А начал он тут Марью подговаривать:
- Да ай же ты, да Марья лебедь белая!
А ты поди-ко, Марья, за меня замуж,
А за царя ты за Ивана за Окульева.-
Как начал улищать ю, уговаривать:
- А ты поди-поди за меня замуж,
А будешь слыть за мной ты царицею,
А за Михайлом будешь слыть не царицею,
А будешь-станешь слыть портомойница
У стольняго у князя у Владимира.-
Как тут она еще да подумала:
- А что-то мне-ка слыть портомойница,
А лучше буде слыть мне царицею
А за тым за Иваном за Окульевым.-
Как ино тут она еще на то укидаласи,
Позвалась, пошла за его замуж.
Как спит-то тут Михайло проклаждается,
А ничего Михайлушко не ведает.
А тут-то есть его молода жена,
А тая-то ведь было любима семья,
А еще она Марья лебедь белая,
Замуж пошла за прекрасного царя-то за Окульева.
Поехал тут-то царь в свою сторону.
Как ото сну богатырь пробуждается,
Молодой Михайла Потык сын Иванович.
Как тут-то его братьица приехали,
Старый казак да Илья Муромец,
А молодой Добрынюшка Микитиниц.
Как начал он и у их тут доспрашивать,
Начал он у их тут доведывать:
- Да ай же, мои братьица крестовыи,
Крестовыи вы братьица названыи!
А где-то есть моя молода жона,
А тая-то ведь Марья лебедь белая?-
Как тут ему оны воспроговорят:
- Как слышали от князя от Владимира,
Твоя-то там есте молода жена,
Она была ведь нунечку замуж пошла
А за царя-то за Ивана за Окульева.-;
<…>
Застал-то ведь уж их на чистом поли.
Как этая тут Марья лебедь белая
Увидала тут Михайлушку Потыка,
Как тут скоро наливала питей она,
А питей наливала да сонныих,
Подходит тут к Михайлы да к Потыку:
- Ах молод-то ты, Михайла Потык сын Иванович!
Меня силом везет да прекрасный царь Иван Окульевич.
Как выпей-ко ты чару зелена вина
С тоски-досады со великии.-
Как тут этот Михайла сын Иванович
Выпивал он чару зелена вина,
А по другой да тут душа горит,
Другую-то он выпил да ведь третью вслед.
Напился тут Михайла он допьяна,
Пал-то на матушку на сыру-землю.
Как этая тут Марья лебедь белая
А говорит Ивану таково слово:
- Прекрасный ты царь Иван Окульевич!
А отсеки Михайлы ты головушку.-;
Как говорит Иван тут таково слово:
- Да ах же ты, да Марья лебедь белая!
Не честь-то мне хвала молодецкая
А соннаго-то бить что мни мертваго.
А лучше он проспится-протверезится,
Дак буду я бить-то его силою,
Силою я войском великиим.
А будет молодцу мне тут честь-хвала.-
Как тут она еще да скорым-скоро
Приказала-то слугам она верныим
А выкопать что яму глубокую.
Как слуги ей тут да верныи
Копали оны яму глубокую,
Взимала тут Михайлу под пазухи,
Как бросила Михайла во сыру землю,
А приказала-то зарыть его в песочки жолтыи.
<…>
- Поедемте мы братьица с угоною.-
Как говорят оны тут таково слово:
- Не честь-то нам хвала молодецкая
А ехать нам за бабой след с угоною,
А стыдно нам буде да похабно е.
А едь-ко ты один, добрый молодец,
Застанешь-то ведь их ты на чистом поли,
А ничего больше ты не следуй-ко,
А отсеки царю ты буйну голову,
Возьми к себе ты Марью лебедь белую.-
Как тут-то он, Михайлушка, справляется,
Как скоро след с угоной снаряжается.
Застал-то их опять на чистом поли,
А у тых росстанок у крестовскиих,
А у того креста Леванидова.
Увидала тая Марья лебедь белая
Молода Михайлу тут Потыка,
Как говорит она таково слово:
- Ай же ты, прекрасный царь Иван Окульев ты!
А не отсек Михайлы буйной головы,
А отсекет Михайла ти головушку.-
Как тут она опять скорым-скоро
А налила питей еще сонныих,
Подносит-то Михайлушки Потыку,
Подносит-то, сама уговариват:
- А как меженный день не может жив-то быть,
Не может жив-то быть да без краснаго солнышка,
А так я без тобя, молодой Михайла Потык
сын Иванович,
А не могу-то я не есть не пить,
Не есть не пить, не могу больше жива быть
А без тобя, молодой Михайла Потык сын Иванович.
А выпей-ко с тоски нунь с кручинушки,
А выпей-ко ты чару зелена вина.-
Как тут-то ведь Михайлушка на то да укидается,
А выпил-то он чару зелена вина,
А выпил - по другой душа горит,
А третью-то он выпил - сам пьян-то стал,
А пал на матушку на сыру-землю.
Как тая эта Марья лебедь белая
А говорит-промолвит таково слово:
- Прекрасный ты царь Иван Окульевич!
А отсеки Михайлы буйну голову,
Полно тут Михайлы след гонятися.-
А говорит тут он таково слово:
- Ай же ты, Марья лебедь белая!
А соннаго-то бить что мне мертваго.
А пусть-ко он проспится,
прохмелится, протверезится,
А буду ведь я его бить войском-то,
А рать-то я ведь силушкой великою.-
Она ему на то ответ держит:
- Прибьет-то ведь силу-ту великую.-
Опять-то царь на то не слагается,
А поезжат-то царь да вперед опять.
Как этая тут Марья лебедь белая
Взимала тут Михайлушку Потыка,
Как бросила Михайлу через плечо,
А бросила, сама выговариват:
- А где-то был удалой добрый молодец,
А стань-то бел горючии камешок,
А этот камешок пролежи да наверх земли три году,
А через три году проди-ко он скрозь
матушку скрозь сыру землю.-
Поехали оны тут вперед опять,
<…>Как скоро шол Михайло-он Потык-тот,
А приходил в землю Сарацынскую
Идет-то он к полаты ко царскии.
Увидла тая Марья лебедь белая,
Как налила питей она сонныих
А тую эту чару зелена вина,
Сама тут говорит таково слово:
- Прекрасныи ты царь Иван Окульев был!
А не отсек Михайлы буйной головы,
А он-то нонь, Михайлушка, живой-то стал.-
Как тут она подходит близешонько,
А клонится Михайлы понизешонько:
- Ах ты, молодой Михайла Потык сын Иванович!
Силом увез прекрасный царь Иван Окульевич.
Как нунечку еще было топеречку
Меженный день не может жив-то быть
А без того без краснаго без солнышка,
А так я без тобя, молодой Михайла Потык
сын Иванович,
А не могу-то я да ведь жива быть,
А жива быть, не могу-то есть, ни пить.
Топерь твои уста были печальнии,
А ты-то ведь в великой во кручинушки.
А выпей-ко с тоски ты со досадушки
А нунечку как чару зелена вина.-
Как выпил-то он чару - по другой душа горит,
А другу выпил, еще третью след.
Напился тут Михайлушка допьяна,
Пал он тут на матушку на сыру землю.
Как этая тут Марья лебедь белая
А говорит-промолвит таково слово:
- Прекрасныи ты царь Иван Окульевич!
А отсеки Михайлы буйну голову.-
А говорит-то царь таково слово:
- Да ай же ты, да Марья лебедь белая!
Не честь-то мне хвала молодецкая
А бить-то мне-ка соннаго что мертваго,
А лучше пусть проспится, прохмелится, протверезится,
А буду бить его я ведь войском-тым
А силушкой своей я великою.
Как я его побью, а мне-ка будет тут честь-хвала
По всей Орды еще да селенныи.-
Как тут-то эта Марья лебедь белая
Бежала ведь как скоро в кузницу,
Сковала тут ена да ведь пять гвоздов,
Взимала она молот три пуда тут,
Хватила тут Михайлу как под пазухи,
Стащила что к стены-то городовыи,
Роспялила Михайлу она на стену,
Забила ему в ногу да гвозь она,
А в другую забила другой она,
А в руку-то забила ена, в другу так,
А пятой-от гвозд она обронила-то.
Как тут она еще да Михайлушку
Ударила ведь молотом в бело лицо,
Облился-то он кровью тут горючею.
Как ино тут у того прекраснаго царя Ивана
да Окульева
<…>Как тут эта Настасья Окульевна
Скоро она с печки опущаласе.
Как тая эта Марья лебедь белая
А налила питей опять сонныих,
А налила она тут, подходит-то
А ко тому Михайлушки Потыку:
- Ах молодой Михайла Потык сын Иванович!
Топерь-то нуньчу, нуньчу топеречку,
Не может-то меженный день а жить-то быть,
А жить-то быть без краснаго без солнышка,
А так я без тоби, а молодой Михайла сын Иванович,
Не могу-то я ведь жива быть.
Не есть, не пить, не жива быть.
Как топерь твои уста нунь печальнии,
Печальнии уста да кручиннии,
А выпей-ко ты чару зелена вина
Со тыи тоски со досадушки,
А со досады с той со великии.-
А просит-то она во слезах его,
А во тых во слезах во великиих.
Как тут-то ведь Михайлушка Потык-он
Занес-то он праву руку за чару-то,
Как тут эта Настасья Окульевна
А толкнула ена его под руку,-
Улетела тая чара далечохонько.
Как тут молодой Михайла Потык сын Иванович
Наперед отсек-то Марьи буйну голову,
Потом отсек царю да прекрасному Ивану Окульеву.
А только-то ведь им тут славы поют,-;
А придал-то он им да горькую смерть.
А скоро взял Настасью Окульевну,
А взял он взял ведь ю за себе замуж.
Пошлы оны во церковь во божию,
Как приняли оны тут златы венци.
Придался тут Михайлушка на царство-то,
А стал-то тут Михайлушка царить-то жить
А лучше-то он стараго да лучше прежного.

11) АЛЕША ПОПОВИЧ

повары были догадливы
носятъ ества сахарныя
и принесли лебедушку белую.
и ту рушала княгиня
лебедь белую обрезала,
рученку левую завернула,
рукавцомъ подстолъ опустила,
говорила таково слово:
гои вы еси княгини боярыни,
либо мне резать лебедь белова,
либо смотреть намилъ живот
на молода тугарина змеевича
<…>
а княгиня говорила алеши поповичю:
деревеншина ты заселшина,
разлучилъ меня здругомъ милымъ,
с молодымъ змеемъ тугаретинымъ.
отвечаетъ алеша поповичь младъ:
а ты гои еси матушка,
княгиня апраксевна,
чють неназвалъ я тебя сукою,
сукоюту волочаикаю.

12) АЛЕША ПОПОВИЧ И ТАТАРЕ


Какясный сокол на стаю гусей,
налетел Алеша Попович на татар.
Одного - конем стоптал,
второму-голову срубил,
третьего - копьем сколол.
Освободил Алеша красную девицу.
Соскочил Алеша со своего коня, поклонился емунизко.
"Спасибо, -говорит, -тебе, верный конь!
Добыл я себе красную девицу,
обручницу-подвенечницу,
отвезу ее в стольный Киев-град
и там мы с нею обвенчаемся".
Вот едут они в Киев-град.
По пути спрашивает Алеша девушку.
"Акакоготы, красавица, роду-племени,
какого отца, какой матушки?"
Отвечает девица:
"Я не княжеского роду,не боярского,
не купецкого, не крестьянского
Сильный богатырьЯ - дочь своего батюшки,
ростовского попа Алешка ПоповичЛевонтия"

(у Кирши Данилова, кажется, был другой вариант, согласно которому сам Алешка, освободив девушку, решил пустить ее по прямому назначению, но натолкнулся на претензию: “чего роду племени не спрашиваешь?! Я – такая-то!” И сконфуженный Алеша понял, что чуть не переспал с сестрой).

Ну, про покушения на чужую жену еще очень хорошо говорят оба варианта былины о Ставре. Сюжет один: князь Владимир решил воспользоваться “правом сеньора” и взять себе жену своего богатыря Ставра. Концовки былин разнятся: в одном случае жена, переодевшись в мужское платье, спасает Ставра из темницы, в другом – и Ставр и жена гибнут, но не достаются князю.

Итак, что мы имеем?
1) Женская измена карается с особой жестокостью (Святогор, Потык, Иван Годинович). [Так что Радимира из “Круга Семаргла” может умыться.]
2) Свободная любовь женщин – тоже (Добрыня)
3) Даже попытка мыслить о ком-то другом опричь мужа, встречает жесткое осуждение (что показательно – от бабника Алешки Поповича!)
4) Мужские гулянки налево заканчиваются для мужиков весьма нехорошо (Добрыня) [Я специально поставил два варианта былины о Добрыни, чтобы избежать обвинений оной в христианской базе: мать не смиренно ждала блудного сына, а била его любовницу, или, обернувшись сорокой (ГРЕХ КОЛДОВСТВА!!!) грозилась обернуть шалаву птицей.]
5) Прижитые на стороне дети в 2 случаях из 3 пытаются убить своих родителей. Причем причина всегда одна – признание героем своего отцовства автоматически ведет к признанию ОСКОРБИТЕЛЬНОЙ для женщины внебрачной связи. Видимо, у славян было куда почетнее жить без отчества, чем быть признанным зачатым вне брака. [Именно у славян: Сокольник – русское имя. И, если предположить, что это в дальнем зарубежье женщине слыть “блядкою да с выблядком” позорно, то почему мать Соколика навела такое палево – назвала сына чужеземным именем? Можно предположить лишь то, что она сама была русинкой – беженкой или полонянкой, и мыслила русскими категориями. Соответственно ими же мыслил и Сокольник направляя копье в отца. Теория возможно немного натянутая, но и отмахиваться от нее читательской эрегрированной з..ой я не советую.]
6) Излишняя озабоченность чревата, как минимум, осуждением (Алеша и татаре), но очень запросто можно было и лишиться головы даже от руки товарища (Илья и татарченок). Причем товариш мог убить не за родню-подругу, а просто пожаловавшуюся девку.
7) Покушение на чужую жену ничем хорошим не заканчивается (Илья и Святогор, Ставр)

Какой вывод? За женским целомудрием следили особенно тщательно. Даже кобели и бабники, отмахиваясь от претензий к себе, жестко осуждали свободу нравов женского пола. Мужское целомудрие отслеживалось куда менее тщательно, но его нарушения осуждались и наказывались теми же мужиками.
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5374
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Вт Мар 03, 2009 5:09 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Немного спутал, кажись: Ставра переодетая жена выручила, а вот погиб вместе с женой, чтобы князю не попасть Данило Ловчанин
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Сын Ярости
Гость

   




СообщениеДобавлено: Ср Мар 04, 2009 1:41 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Рябинка писал(а):
Богумил писал(а):Была еще и такая проблема деревни, как снохачество.
Это что вообще такое?

Это когда свёкор имел право на половые отношения со своей невесткой. Короче, когда свёкор её трахает.
Вернуться к началу
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5374
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Ср Мар 04, 2009 2:37 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

правильно подмечено - проблема, а не достоинство.
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Сын Ярости
Гость

   




СообщениеДобавлено: Ср Мар 04, 2009 4:14 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Скрытень Волк писал(а):
правильно подмечено - проблема, а не достоинство.

Согласен, хотя уверен, что многие озабоченные смотрят иначе.
Вернуться к началу
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5374
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Ср Мар 04, 2009 4:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Сын Ярости писал(а):
многие озабоченные смотрят иначе.

А это - ИХ ПРОБЛЕМА!
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Рябинка
Великий князь


Репутация: +43/–1    

Зарегистрирован: 16.05.2008
Сообщения: 2197
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Ср Мар 04, 2009 5:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Сын Ярости писал(а):
когда свёкор имел право на половые отношения со своей невесткой.

Закидайте шапками, но как раз этот обычай, как и "право первой ночи", вполне вписывается в расписанную тобой концепцию: если проникновение... гм... во врата иного мира.. такое рискованное дело, кое должно быть сопряжено с кучей охранительных обрядов, то вполне разумно поручить это старшему, опытному и достойному... тем паче твоего же рода.
То, что в современных деревнях, может быть конечно выродившимся и уже действительно "от озабоченности", но изначальный смысл прослеживается и имеет право на жизнь..
_________________
Лицо волчьей национальности
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Рябинка
Великий князь


Репутация: +43/–1    

Зарегистрирован: 16.05.2008
Сообщения: 2197
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Ср Мар 04, 2009 5:26 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Рябинка писал(а):
расписанную тобой

Расписанную Скрытнем в "Азбуке"
_________________
Лицо волчьей национальности
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Сын Ярости
Гость

   




СообщениеДобавлено: Ср Мар 04, 2009 6:11 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Я в свои врата никого пускать бы не стал.
Вернуться к началу
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5374
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Ср Мар 04, 2009 7:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Сын Ярости
На твои врата никто и не покушался! LOL
А если чуть более серьезно (ВАРЯЖСКОЙ ВОЛЬНИЦЕ МОЛЧАТЬ!), то лично у меня отношение простое - я мир душ уважаю достаточно, чтобы не пихать в него нечто через кучу разных врат, но и не боюсь его, так что мне папина помощь в таком деле ненадобна! Так что - старикам у нас почет, но - дорога молодым!
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Сын Ярости
Гость

   




СообщениеДобавлено: Ср Мар 04, 2009 7:41 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Скрытень Волк писал(а):
На твои врата никто и не покушался!

Я о девичьих вратах, противный. Evil or Very Mad
Скрытень Волк писал(а):
Так что - старикам у нас почет, но - дорога молодым!

Именно. Если папочка не кормит меня с ложки, то и с остальными нехитрыми делами уж как нибудь справлюсь.
Я уверен, что эта песня имеет всё те же корни, что и цыганская легенда о пятом гвозде Христа, т.е. желание оправдать собственные пороки.
Вернуться к началу
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5374
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Ср Мар 04, 2009 7:48 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Сын Ярости писал(а):
Я уверен, что эта песня имеет всё те же корни, что и цыганская легенда о пятом гвозде Христа, т.е. желание оправдать собственные пороки

Ох, ребятушки, прочитали бы вы Киршу Данилова - решили бы, наверное, что славяне и лошадей массово е..ли! У него столько похабелок этому посвящено! Да вот беда - окромя половых органов и их совокупности там нет ничего: ни героев, ни описания обстановки, ничего такого, что могла бы указать на то, что это тянется с языческих времен. Хотя... Пару раз там кобылу имели именно попы... Значит все-таки - после крещения.
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Сын Ярости
Гость

   




СообщениеДобавлено: Ср Мар 04, 2009 8:20 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Скрытень Волк писал(а):
Ох, ребятушки, прочитали бы вы Киршу Данилова

Теперь уже точно не почитаю.
Скрытень Волк писал(а):
Пару раз там кобылу имели именно попы...

Так у них постоянно так: с крестом в руке и с членом в жопе. Или наоборот. Смеется
Ладно, оффтоп. Это уже больная тема хрянства. Между прочим у них она больнее.
Вернуться к началу
Рябинка
Великий князь


Репутация: +43/–1    

Зарегистрирован: 16.05.2008
Сообщения: 2197
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Чт Мар 05, 2009 11:15 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Скрытень Волк писал(а):
Какой вывод? За женским целомудрием следили особенно тщательно. Даже кобели и бабники, отмахиваясь от претензий к себе, жестко осуждали свободу нравов женского пола. Мужское целомудрие отслеживалось куда менее тщательно, но его нарушения осуждались и наказывались теми же мужиками.

Что, в общем-то, оптимально и оправданно с экономической и социальной точки зрения. И маловероятно, что в традиционном обществе вообще возможна другая культура.
Семенова, пытаясь доказать поощряемость добрачных половых связей, указывала на культ материнства и ценность рожденных детей. Но, к контраргументу, приведенному Скрытнем в "Азбуке" (переспать-то можно, а забеременеешь ли.. еще вопрос... и кому потом-то будешь нужна: не девственница, а ребенка нету, не иначе бесплодная... тестюшка, вы чего это мне подсунули??? забирайте обратно!!!), можно добавить еще несколько столь же простых и житейских:
1) Да, ребенок - это хорошо. Но это хорошо в семье, которая готова его кормить и собственно, для того и создается и имеет для этого возможности хотя бы в виде рабочих рук отца. А тут? Да, может, конечно, загулявшую дочку и с дитем замуж возьмут, но возбмут или нет это еще пока неизвестно, а ляльку кормить, нянчить и растить надо УЖЕ СЕЙЧАС. Кому? У подросших сыновей свои семьи. А если еще учесть, что дочек в обычной семье чаще всего не одна, а 2-3, а то и больше.А ну-ка каждая по чаду принесет? А замуж еще то ли пойдет то ли нет?
Не забывайте еще и то,что мужиков меньше, чем женщин. Они чаще погибают. Так что конкуренция среди девок ого-го!
И что же? Получается, нахалят кормить - постаревшему уже деду. Не скажу, что катастрофа, но уж точно не повод для бурных восторгов и поощрения ночных прогулок подросших дочерей...
2) Опять же - девок много, парней меньше. Выбор у ребят большой. И возникает резонный вопрос: ребенка делали двое. И отчего же папашка не повел мамашку вкруг ракитова куста? Видать причины-то были. Мож она в постели бревно бревном. Мож храпит во сне Wink Мож глупые вопросы любит задавать в самый неподходящий момент Смеется Но так или иначе - не, пацаны, что-то тут нечисто...
3) И вот еще момент. Матери меня поймут. Даже сейчас, в эпоху памперсов, стиральных машин и детского питания первый год жизни младенца - это почти непрерывное дежурство у кроватки. А значит - прощай, "тусовочная жизнь" того времени - посиделки, супрядки, хороводы. А ведь именно там и выбирали невест. Сидя дома парня не закдришь. Сейчас эта проблема не столь остра, т.к. замуж вообще выходят позже и разброс возраста большой, можно выйти и в 25, и в 30 - не так уж критично. Но тогда брачный возраст наступал практически одновременно с возможностью рожать и длился года 2-3, после чего девка уже считалась перестарком, подрастали более молодые и шансы на замужество снижались очень резко. Так что потерять даже год в уходе за ребенком - было очень и очень большим риском.
И КОМУ ИЗ ДЕВОК ЭТО БЫЛО НАДО?
_________________
Лицо волчьей национальности
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ. -> Друзья от науки Часовой пояс: GMT + 4
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
Страница 5 из 6

Перейти:  

Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах



Powered by phpBB © 2001 phpBB Group
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS

Chronicles phpBB2 theme by Jakob Persson (http://www.eddingschronicles.com). Stone textures by Patty Herford.