Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ.


ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ.

"Нам ли греть потехой муть кабаков? Нам ли тешить сытую спесь? Наше дело - Правда острых углов. Мы, вообще такие, как есть!"
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Язычество Селидора (Белова А.К.)
На страницу 1, 2  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ. -> Чья вера ладнее?
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Велеслав-Карнач
Гость

   




СообщениеДобавлено: Сб Мар 07, 2009 10:16 am    Заголовок сообщения: Язычество Селидора (Белова А.К.) Ответить с цитатой  

По материалам книг и конспекта семинаров Белова А.К.

" …Современная цивилизация существует несколько тысячелетий. Но ведь равный нам по всем показателям, в том числе и интеллектуальным, кроманьонец развивался Десятки тысячелетий! Значит, уровень его достижений должен быть на порядок выше. Я уже говорил: в язычестве знания — привилегия высшей социальной касты. И все таки данные об уровне познания в древности, хотя и косвенные, просочились в «культурное наследие» мировой цивилизации.
Язычники подметили — одни и те же закономерности лежат в организации вселенского равновесия и, например, во взаимоотношениях между мужчиной и женщиной. Как создать идеальную социально политическую структуру? Общество расколото на «согласных» и «несогласных». Кем является князь? Внимание, которое славяне уделяли средней, барьерной величине, трудно переоценить. Это вершина, это и основная идея, которую только усиливают полюса. Не будет Центра, распадается не только человеческое общество, распадается Вселенная, да и сам человек. Не верите? Ну а как мы, например, ходим, сидим, спим, едим?.. Двигательная команда мозга загружает проводящие пути, а те уж, в свою очередь, подключают внешнюю конструкцию тела. Значит, при первоначальном разделении явления на полярные силы всегда возникает и третья величина. Это открытие когда то так потрясло человечество, что оно даже превратило триединство в предмет поклонения.
На карте Европы I века нашей эры, составленной Публием Корнелием Тацитом, отмечены племена триверов и трибогов. Это была первая качественная оценка Мирового Закона. Правда, только в одном его измерении — вертикальном. Она так и называется сейчас: вертикальная структура Мира. Трибожие обрело и свое изначалие — миф. Мифология есть язык ведического познания мира, отразивший в образах и взаимоотношениях те или иные стороны Мирового Закона. Миф о трибожии блистателен, как фантасмагория. Согласно ему первоначально существовали только два царства: Бездна, провалившаяся на дно Мира, и Светожары — царство Огня, распростертое над Бездной. Первым из богов гигантов был Сварог. Он правил Светожарами, но огонь его легко затухал в Бездне. Тогда Сварог разделил Огонь на три части, отковав в своей кузне три великих качества Огня: созидание, управление и разрушение. Нетрудно распознать идею, скрытую за мифологической строкой, — на взаимодействии двух первоначальных сил Вселенной — нагревании и охлаждении создается основной строительный элемент Мира — энергия. Энергия выдвигает понятия материи и духа, разводя и вместе с тем объединяя.
Согласно славянскому ведизму триглав воплотился в понятиях: явь, правь и навь. То есть явном, скрытом и ими управляющем. Таким образом, трибожие обозначило в качестве царственной величины малоприметное явление типа утра или вечера, разводящее куда более значимые день и ночь. Оценочные категории трибожия можно было бы считать всеобъемлющими, если бы не тот факт, что им не подвластно пространство. Пространством управляет горизонтальная структура Мира, уступая трибожию власть над временем. Основная схема здесь: ПРОШЛОЕ НАСТОЯЩЕЕ ГРЯДУЩЕЕ. Конечно, не стоит воспринимать это абсолютно буквально. Просто трибожие — это тот уровень характеристики, где явление рассматривается только с трех проекций.
Например: больше меньше достаточно, начало середина конец, молодость зрелость старость, горячо тепло холодно, добро справедливость зло, жидкое твердое газообразное, вертикаль диагональ горизонталь, мужчина ребенок женщина, длинный средний короткий, вперед в сторону назад и т. д.
Все это выглядело бы отвлеченной философией, если бы не построения типа ХОЧУ ДОЛЖЕН МОГУ, регулирующие поведение.
Вторым, по существу величайшим открытием языческого познания было постижение четырех первостихий, или форм материи, а также и организаторов пространства. Четырехмерность пространства здесь воплощается в горизонтальной схеме: север — юг — восток — запад; вперед — назад — вправо — влево. Человек вывел и потенциалы стихий: ОГОНЬ — ВОДА — НЕБО — ЗЕМЛЯ. Таким образом, целое, первоначально обозначив внутри себя бинарные оппозиции, или попросту, две противоположности, затем воплотившись в триглаве, все таки обнаруживает соединение четырех самостоятельных величин. Любой предмет в мировом пространстве оказался делимым на некие четыре величины. Например, способность человека к интуитивно творческому мышлению, способность к аналитическому мышлению, способность к мышечно силовым нагрузкам и способность к двигательно динамическим нагрузкам. Все это в целом создает триглав: либо мышечный тип, либо уравновешенный, то, что называется гармоничным развитием, либо умственный тип. Любой предмет оказалось возможным охарактеризовать по каким то четырем признакам типа: цвет, форма, вес, объем. И хотя мифотворец дает четкую хронологию раскрываемое™ величин, которую я и привел выше, подчиненность одной характеристики другой сделала их взаимозависимыми и некоторым образом сродненными.
Для примера можно рассмотреть все ту же модель времени: с одной стороны триглав: прошлое настоящее грядущее, с другой — более рассредоточенный квадрат: зима весна лето осень (он же может звучать как смерть перерождение жизнь умирание, то есть более схематично). И все таки мыслитель Древности выразил закон по иному. Триглав должен повториться в каждой нарожденной самостоятельной величине! Более того, именно возможность построить триглав и является изначальным свойством независимой величины. В подтверждение этой формулы человек обозначил на звездной карте двенадцать зодиакальных созвездий, через которые проходит Солнце. Все, круг замкнулся. Теперь четыре характеристики Целого, воплотившись в трех своих состояниях, — составили двенадцать частей круга. Дальше уже — повтор.
Мыслитель теперь мог бы, пожалуй, отдохнуть, но осмысленный им триглав Мирового Закона вновь воззвал к его сознанию. Как же так, мы поняли, что жизнь замкнута в круг, что ею управляет единство вертикальной и горизонтальной плоскостей, но ведь это только две части Мирового Закона, две, а не три?! Нашлась и третья Личина, а точнее — она просто повторилась в новом своем качестве — бинарные оппозиции. Не подумайте, уважаемые читатели, что я нарочито вас запутываю. В мифологии, действительно, и открытие закона Триглава, и открытие бинарных оппозиций повторяется дважды, причем в разных их качествах.
Первоначально существовали Бездна и Светожары, то есть две крайности. Затем Сварог создает Сварожича, или, другими словами, энергию, разделяя его на триединые состояния. Далее, Сварожич освещает Вселенную и будит великана Рода, из частей которого создается Мир. Один из сыновей Рода — Стрибог властвует в космическом пространстве. Он укрощает ветры, скручивает их в рога и преподносит четырехрогий шлем Сварогу. У Стрибога рождается три сына: вероятно, Яровит, Перун и Троян, которые продолжают строить и совершенствовать мир. Они прогоняют под землю часть океана, заворачивают в дугу над землей небо, борются с демонами, поднимают мировое древо, создают светила и, наконец, создают человека. Это и есть повторение закона противоположностей.
Итак, мыслитель язычник обнаруживает все таки третье измерение. Что это такое? Бесконечность повторений в малом и большом. Любое самостоятельное начало, оказывается, может не только повторяться через триглав, то есть в вертикальной плоскости Закона, не только повторяться в квадратуре или горизонтальной плоскости Закона, но и бесконечно уменьшаться и бесконечно расширяться. И здесь основа — деление. Не существует наименьшей величины, как не существует и величины наибольшей. Все относительно. Это формула Закона Мироздания.
Впрочем, моралисты и не смогли бы разглядеть в Природе ничего такого, что подстегнуло бы их сознание к духотворчеству. Но ведь именно Природой организовано все живое, выстроены все связи и отрегулированы все отношения. Разве само это обстоятельство не достойно пытливого ума правдоискателя? И разве возня в износках собственной души большего значит, чем постижения великих смыслов Природы?
Перейдем, однако, от декларирования к изложению. Жизнь - главный мотив Природы. Жизнь, организованная посредством системы внешних и внутренних связей, прочность которых выстраивалась миллионами лет. Мы - только один из элементов этой системы. Можно считать, что Природа провела эксперимент, наделив это звено способностью к самоуправлению.
К сожалению, объективно подобный эксперимент принес природе отрицательный опыт. И все-таки мы есть, и значит, вопрос стоит о причинении хотя бы минимального вреда этой системе, о необходимости затормозить дестабилизирующую функцию человека в Природе. И поэтому первейшее дело - не оценивать Природу с позиции "правильно - неправильно". Природа выше человеческой морали. Это необходимо усвоить раз и навсегда. Стало быть, не подлежат оценке и те требования, которые Природа предъявляет к выживанию свои видов и особей.
За всю историю существования человека только одна позиция познания Мира оказалась сильнее тех законов, которые она породила с помощью человеческого сознания. Это - ПАНТЕИЗМ. То есть обожествление Природы в качестве единственного критерия Истины и мерила жизнедеятельности человека. Природа с построенной ею сложнейшей системой взаимосвязей бесконечно познаваема и одновременно нераскрываема до конца. Человек, возносящий себя и в большом и в малом, человек, поднявший над Природой трансстатичные эго своих богов беспомощен и ничтожен наравне с ними едва только природа вздрогнет одной из своих стихий. Чего стоят эти догматы, эти правдоискания и сами личности против Силы, уничтожавшей цивилизации, континенты, целые народы с их великими культурами, техническими достижениями и тысячелетней историей? Такое очевидное могущество, прикрываемое одномерным понятием "экология". Человек домысливает за Природой, приписывает ей плоды собственных умственных стараний, а иногда подчиняет природу прихотям и Деспотизму божественных персоналий. Однако стоит снять с глаз религиозные шоры, как обнаруживается вся очевидность и несостоятельность человеческих домыслов. Кому бы они ни приписывались, в чьи бы уста ни вкладывались, но повторил их человек, догматизировал человек и обожествил тоже сам человек. В Природе, например, нет понятийности Добра и Зла. Ей неизвестны эти категории в качестве движущих сил. Добро и Зло относительны, каждый делает то, что ему предписано делать и природа не пытается оценить это с помощью подобных измерений. Бытие человека, безусловно, только повторяет природу, но, повторяя, переносит в сферу деятельности и Её законы. Существо человека тем жизнеспособнее, чем ближе к Природе принципы его жизни. Это уже осознано многими, но немногим оказалось под силу провозгласить эти принципы в качестве духовной позиции, религиозной морали. Дальше всех здесь продвинулось язычество, но и на его пути встала все та же преграда - догматизм. Сегодня книжный рынок завален наспех сляпанными ведами, славянскими "мифологиями" и опусами типа "Клубка песен птицы Гамаюн", "Звездной книги Коляды" и т.п. Эксплуатируется с целью подпихнуть что-нибудь от себя и подлинная сага киммерийской эпохи - Велесова книга. Явление это вызвано как амбициозностью самих авторов, что называется нашедших свою общественную нишу, так и отсутствием подлинной информации по данному вопросу. Потенциальным потребителем этой галиматьи является среднеразвитый обыватель, не очень задумывающийся об исторической подлинности представленных текстов в силу своей склонности к упомянутому мной ранее принципу "вижу в явлении не то, что есть на самом деле, а то, что хочу увидеть". Тенденция превращения истины в заложницу чьих-то незрелых умствований склоняет современное язычество к привычному клерикальному деспотизму. Если десять лет назад новоиспеченный язычник тянулся душой к Природе, почитая образы древних богов, как символы Ее состояний и проявлений, то теперь он все больше склоняется к отрыву этих образов от Природы и превращении их в авторитарных душеправителей. Появление же претенциозных трактатов библейского типа уже начинает сдвигать мозги нововеров в сторону ортодоксии языческого святокнижия. "Книги - чужие мысли". Простая и бесспорная истина. Превознося книгу, фактически поклоняются ее автору, а вовсе не Природе, и даже не ее богам.
Пантеизм хорош уже тем, что не называет имен, способных вызывать умиротворение одних и раздражение других, символизирующих не только веру, но и отношение к ней ее противников. Пантеизм не придется черпать из книжных источников, боясь нарваться на идеологический подлог или чью-то авторскую индивидуальность…
…Язычники не молятся. В отличие от христиан они чаще полагаются на собственные силы и способности. Умение управлять ситуацией — это дар божий. Правда, к этому дару подключается еще и Разум, великий Разум Человека, способного понимать суть творений Природы. Если Боги, создавая мир подчинили его строгому порядку, вполне логично будет предположить, что порядок этот прослеживается не только в сменяемости времени года или неизбежности взлетов и падений мировых цивилизаций. Он обнаруживается во всем, в том числе и в отношениях между людьми, в формировании их характеров, склонностей, а также и в том, что является уже следствием склонностей и характеров.
Нужно сказать, что человеческая природа создала незыблемый триглав отношений, так или иначе подчинивший себе направленность взаимных осязаний людей. Это — притяжение равнодушие отторжение. Каждый может оценить ближнего или дальнего своего категоричностью этого триглава. Так уже выпало, что идея противостояния подразумевает наличие двух разностей, полярностей и крайностей. В противном случае, отношения между сторонами не выражены боем. Однако посмотрим на поединок шире.
Философия Трибожия обнаруживает три взаимосвязанных триглава, составляющих ось Мира:
1. Правь, создаваемая в результате конфронтации крайностей.
2. Правь, создаваемая в результате разведения крайностей.
3. Правь, создаваемая в результате удерживания крайностей от каких – либо действий.
Идеальный пример всей модели в целом составляет самый обычный поединок, в котором полевой судья выполняет роль Прави, а бойцы — крайностей. Любые действия судьи и подчиняющихся ему бойцов так или иначе вписываются в один из упомянутых мной Триглавов.
Даже наиболее гармоничный третий Триглав не способен в своем первозданном виде отразить истину. Да, как это ни парадоксально. Ибо подчиняясь ему, мир просто бы замер. Его девиз можно расценить как «Небытие — лучший образ гармонии!» Но идея Мира — Движение, а стало быть, сжатие и расширение, концентрация и рассеивание, конфронтация и отторжение. Посмотрите на всю историю человечества. Разве не факт то, что оно пребывает в создании и преодолении конфликта, где мир является итогом войн, а итогом мира является война? Только динамика процессов создает гармонию. А подчинена гармония, конечно же, третьему Триглаву в вышеизложенном примере. Сам по себе человеческий разум обнаруживает возможность соединения различных явлений сущего, где каждое в отдельности занимает свое исключительное место, но только столкновение и разведение этих явлений создает весь уникум человеческого мышления. Бой и примирение. Столкновение и разведение. Бой уничтожительный и бой научительный. Что может быть целесообразнее и совершеннее самой Гармонии? Говоря о гармонии, я возвращаюсь к язычеству. Почему оно в загоне, почему столь противоречивы мнения о нем? Потому, что оно еще не понято, не раскрыто современниками. Особую роль в «сдерживании» интереса людей к изначальной, природной истине играют идеологические примитивы современных псевдодухотворцев. Современное язычество далеко не украшают амбициозные личности, вроде Добровольского и…, пестующие не величие русского духа, а нечто совершенно иное. Что же, в таком случае, привнес в язычество Белов? Этот вопрос мне приходилось слышать. Думаю, что философия Трибожия, почерпнутая мной из духовных традиций кельто праславянского ведизма, уже немалый вклад в копилку интеллектуальных ценностей национальной культуры...
…Независимо от того, кто мы по вере или по роду, все мы дети Природы. Мы приходим в мир беспомощными, бессловесными, ничего не понимающими существами. Познание мира для нас связано, в первую очередь, с влиянием старшего поколения. А Мировой закон существует сам по себе. Его постижение ограничено набором примитивных откровений типа «будет осень — будет дождик». Когда мы уходим из жизни, Мировой закон остается таким же незыблемым. Он вне человека. Ему всё равно, что делает человек. Даже поглощая своим разрушительным вторжением земной мир и Вселенную, человек никогда, НИКОГДА не изменит сути Мирового закона, никогда не дотянется до вершины, ибо Мир бесконечен. Невозможно поймать то, чего нет. Никогда еще, даже в самые богоугодные времена, человечество не отказывалось от войн, насилия (в том числе и религиозного), как не отказывалось от попытки побольше прибрать к своим рукам. Для церкви — это паства. Для государства — земли и народы. Для промышленников — рынки сырья и сбыта.
Механизм человеческого бытия отрегулирован по самому человеку. Точно также, как и человеческая мораль, являющаяся не более, чем смазкой этого механизма. Оттого при всей лелейности христианского доброусердия, человечество как воевало, так и воюет, как уничтожало само себя, так и уничтожает, как насильничало над миром и Природой, так и насильничает. И дело все в том, что Истина и есть сама Природа. Другой истины в мире нет. То, что создано до человека, то, что создано независимо от человека — истина в первой и последней своей инстанции. Язычество помогает эту истину перевести на язык человеческого сознания, тем самым сберегая самого человека от его необузданных инстинктов..."
Вернуться к началу
Сын Ярости
Гость

   




СообщениеДобавлено: Пн Мар 09, 2009 3:22 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Очень дельная статья. Выгодно отличается от тупого "антропобожия".
Есть над чем поразмыслить.
Вернуться к началу
АЛЕНА
Воевода


Репутация: +20/–1    

Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 1131
Откуда: с берега речки Камышинки

СообщениеДобавлено: Пн Мар 16, 2009 10:29 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Согласна.
_________________
Слава Роду!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
pika
Воевода


Репутация: +29    

Зарегистрирован: 29.08.2008
Сообщения: 1161

СообщениеДобавлено: Пн Мар 16, 2009 1:44 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Вот это как раз то , что должен знать и обьяснять волхв, но не жрец. В таких филосовских рассуждениях и есть разница между первыми и вторыми. Это я применительно к другой теме , но и там актуальность изложенного тут, более чем примечательна , полезна и просто необходима. Во , блин, тоже Триглав получился ! Улыбка .
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Велеслав-Карнач
Гость

   




СообщениеДобавлено: Вс Апр 19, 2009 12:00 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Словарь терминов Теории первичного пространства Селидора.

ДИН — динамический информационный носитель — то же, что и дух. В Теории Первичного пространства — совокупный информационный элемент клеточной деятельности живого организма. «Считывает» особенности поведения живого организма в момент действия той или иной программы жизненной ситуации и вырабатывает опыт биологической особи, влияющий на эволюцию Первичного пространства.

Кварта — динамическое соединение по периметру первоэлементов (стилий) мирового пространства, создающее повторяющуюся бесконечность;

Коловорот, коловрат — символ Кварты, указывающий направление ее динамики (свастика).

Кривь — спец. термин. Элемент древнерусской космогонии. То же, что и Разлад, если рассматривать пару «Правь-Кривь», и считать Правь Ладом (см. Разлад).

Лад — спец. термин. В древнерусской космогонии — элемент Кварты, сторона бесконечности. Соотносим с Правью в Триглаве, но полностью Прави не соответствует (см. Правь). Главное отличие от Прави в том, что Лад — проявленное состояние, а не абстрактная идея. Их разницу можно выразить отношением генеральной идеи (Правь) и генерального воплощения (Лад). В религиозных представлениях древних славян нашел воплощение в образе одноименного Бога, имевшего задачу соединять судьбы людей.

Навь — спец. термин. Элемент Мирового закона. Отражает область прошлого как вид бытия. Противостоит Яви — моменту настоящего. Навь можно назвать колеёй, оставляемой за колесницей жизни. Не случайно, что одна из важнейших задач Нави в структуре Мирового Закона — информация о способе выполнения Прави механизмами сиюминутных ситуаций — Яви. В этой связи тесно связана с понятием Карма. В древнерусской космогонии — область Тридевятого царства. В славянской мифологии — зло разрушения и уничтожения живого.

Правь — спец. термин. Мир Первичности. То же, что и Бог. Элемент Мирового Закона. Область предреченного, генеральная идея судьбы живого существа. Область Первичного пространства. В древнерусской космогонии — Тридесятое государство. Накапливает опыт Нави и на его основании формирует новые формы проживания, приводя в действие закон эволюции видов. Традиционно помещается в небесных сферах, что, видимо, соответствует стихии Неба (Воздуха) и определенному химическому составу газов, входящих в процесс обращения вещества. Основным информационно печатающим компонентом Прави является азот.

Радогора — от «Ра!» относительно «Горо» («Хоро», «Коло»). Мистический Небесный огонь, символ первородной энергии, воплощенный в одноименный стиль славяно-горицкой борьбы.

Разволока — спец. термин. В древнерусской космогонии — элемент Кварты, сторона бесконечности. Соответствует Нави в Триглаве.

Разлад — спец. термин. В древнерусской космогонии — элемент Кварты, сторона бесконечности. Выражен как противоположность Ладу (Правь в Триглаве), но в Триглаве собственной аналогии не имеет. Соответствует формации зимы в годовом цикле, ночи — в суточном цикле, так называемой «загробной» жизни в бесконечности существования живого организма. Является противопоставлением идеи вершины, полного расцвета, наибольшего развития чего-либо. Другая сторона гармонии, необязательно предполагающая плохое, уродливое начало. То же, что и Кривь.

Сублимат — физ. продукт процесса сублимации — перехода твердого вещества в газообразное. В Теории первичного пространства термин, обозначающий дух человека.

Теория первичного пространства — базовая теоретическая разработка, в задачу которой входит соединение системы древних знаний и представлений современной науки.

Триглав — «Явь—Правь—Навь». Философская и духовная категория варваров. Основной закон Мироздания.

Явь — спец. термин. Элемент Основного закона Мироздания. Отражает осуществленное, переживаемое в настоящий момент состояние (явление). Связано с молодостью, началом, точкой отсчета в системах исчисления. Противопоставляется Нави.
Язычество — обобщенное название системы мировоззрения.

Ярь — спец. термин. В древнерусской космогонии — элемент закона Кварты, сторона бесконечности. Соответствует яви в Триглаве.
Вернуться к началу
Сын Ярости
Гость

   




СообщениеДобавлено: Вс Апр 19, 2009 1:12 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

А ты вообще не выложишь список всех его работ, какие читал? потому что я так смотрю, есть такие которые мной не прочитаны. Тема нужная. И автор он сильный.
Вернуться к началу
Ариец
Гость

   




СообщениеДобавлено: Вс Апр 19, 2009 11:55 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Да, глубоко. И самое главное понятно.
Вернуться к началу
Велеслав-Карнач
Гость

   




СообщениеДобавлено: Вс Апр 19, 2009 11:59 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Ярич, о Теории первичного пространства и многом другом можно прочитать в следующей книге:

Белов А.К. Славяно-горицкая борьба.- М.:ОЛМА-ПРЕСС, 2002.(Я её в своё время купил в обычном магазине, а тебе, Ярич, видимо, придёться заказывать через интернет-магазин).

Видео с Беловым: http://vkontakte.ru/video2235780_74588539

Аркона, Гривна Святовита, Мужские рассказы
http://www.litru.ru/index.html?author=d091d0b5d0bbd0bed0b23bd090d0bbd0b5d0bad181d0b0d0bdd0b4d18020d09ad0bed0bdd181d182d0b0d0bdd182d0b8d0bdd0bed0b2d0b8d187

АРКОНА, ГРИВНА СВЯТОВИТА, БОЙ С РОДРИГЕСОМ, ВЕЛИКИЙ ПОХОД
http://www.litportal.ru/all/author5616/

Молот Радогоры
http://goritsfighting.narod.ru/articles/molot.html

Воины на все времена (в 5 частях): Читальня-Язычество-А.Белов - Славяно-горицкая борьба
http://nav-ya.narod.ru/main.html
Вернуться к началу
Сын Ярости
Гость

   




СообщениеДобавлено: Пн Апр 20, 2009 3:26 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Спасибо.
Вернуться к началу
Краслава
Гость

   




СообщениеДобавлено: Вт Апр 21, 2009 12:16 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Велеслав-Карнач
Сын Ярости
Благодарю за наводку на автора.
Скачала всё....пошла читать. Улыбка
Вернуться к началу
Сын Ярости
Гость

   




СообщениеДобавлено: Вт Апр 21, 2009 12:54 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Краслава писал(а):
пошла читать.

Читай, не пожалеешь!
Вернуться к началу
Велеслав-Карнач
Гость

   




СообщениеДобавлено: Пн Апр 27, 2009 7:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО http://rus.irtel.ru/

В последнее время складывается ситуация, когда мне приписывают высказывания, по сути порочащие дело, которому я посвятил свою жизнь - созданию русского Воинского сословия. Высказывания неэтичные по форме и нелепые по содержанию. В связи с этим считаю необходимым дать разъяснение собственной позиции в вопросах идеологии и социальной стратегии Воинского сословия и Корпуса варваров.

1. Что такое воинское сословие

В гражданском обществе мы каждодневно встречаемся с представителями служб, в лице которых обозначено государство: с чиновниками, с человеком в погонах, с соцработником и т.д. Их различает не только профессия, но и собственно профсоциальная среда - сословие (в марксистском варианте - класс). Сословие - это объединение людей на основе их социальной типичности, единой культуры и нравственности, единого образа жизни, единых ценностей и общественных целей, желания выполнять в обществе свою социальную задачу путём совместных действий.

Воинское сословие - это системно организованная воинская общность. В современном обществе все сословия перемешаны. Формально между ними существуют только профессионально-должностные и имущественные различия. Никакой системной организации сословий нет. Точнее, она создаётся стихийно и проявляется кругом общения, системой воспитания детей, организацией их социального будущего ("продолжить дело отца") и т.п. Но задача государства в том и состоит, чтобы поставить каждого в условия необходимости совместного выживания в системе той общественной пользы, которую представляет человек. И поэтому так важна сословная организационная система. Ведь её задача не только разделить людей по общественному полезному принципу, но и наиболее целесообразно использовать их возможности. Эта система создаёт организованные коллективы, занимающие устойчивое положение в балансе общественных сил и социальных отношений.

Теперь вернёмся к Воину. По представлению большинства людей, воин - это человек, несущий военную службу. Ошибочность такого представления заключена в том, что служить может каждый. Добросовестно или недобросовестно, честно или нечестно, профессионально или непрофессионально справляясь с возложенными на него задачами. К Воину же предъявляются совсем иные требования. Воин - это человек, специально предназначенный для ведения военных действий. Практика войн и вооруженных конфликтов показывает, что если военнослужащий и может служить, то воевать он, как правило, не может.

Военнослужащий всегда страдает вопросами: "Почему именно я?" Или "Для каких целей ведётся эта война и почему я должен умирать?" Его поведение в бою является поведение гражданского человека, поставленного в условия необходимости воевать. При любой возможности он стремится избежать этой участи.

Поэтому, говоря о Воине, в первую очередь, следует иметь в виду особый тип личности, менее всего подверженный идее самоспасения и собственной выгоды, более других устойчивый к психическим и физическим перегрузкам и стрессам, самоорганизованный, выдержанный и выносливый. Я всегда говорил, что Воин - не тот, кто стреляет, а тот, кто сознательно идет под пули.

Вполне естественно, что государство заинтересовано в существовании такой общественной среды, которая бы формировала, сохраняла и развивала подлинную воинскую личность.

Государство заинтересовано в том, чтобы воинская личность не перерождалась и всегда соответствовала своему историческому предназначению. Предназначение же это предельно кратко выражается в способности отстоять интересы государства там, где интересы эти нельзя отстоять или защитить никаким иным способом, кроме подавления противоборствующей стороны.

2. Что такое "Корпус варваров"

Занимаясь организацией сословия, я отдаю себе отчёт в том, что не имею право говорить от лица всего неорганизованного воинства (а если быть точным - организованного по принципу вида службы). То есть представлять интересы сразу всех, представлять их социальные и нравственные запросы. Поэтому, развивая идею сословия, я ссылаюсь исключительно на свою социальную среду. Что эта за среда? Тридцать два года практики боевых искусств, практики выживания в условиях таёжного леса, практика воинского быта и обычая (боевые кланы древней Руси), восстановление утраченных знаний Природы (боевая магия). Это создало систему, в основе которой принцип перманентного (непрерывного) выживания. Стыкуясь с моим первичным детищем - славяно-горицкой борьбой, перманентное выживание воплотилось в облик человека северных лесов, воина-одиночку, знающего всё об окружающем его мире и живущего в ладу с ним - в Варвара.

Уверен, что варварство как идею независимого выживания, свободолюбия, неподчинения пришлой традиции и мировому глобализму чужеродных империй - типична для русского духостроя. Именно в такой расшифровке варварства сформировалось это понятие у древних греков, а позже перекочевало к древним римлянам. Самобытность и жизнеспособность североевропейских народов противостояли синтезации нравов, обычаев и культур античных империй.

Военная демократия варваров создана диктатурой обычая. Попытка найти безнравственное в родовом обычае обречена на провал.

Мы - варвары XXI века. Никакой архаичной экзотики вы здесь не найдёте. Самое совершенное оборудование и снаряжение. Наш принцип - не экономить на средствах выживания. В этом вопросе варвар должен быть на один шаг впереди всех. Вы знаете, как спастись при наводнении, пожаре, блокирующем выход из квартиры на 15 этаже, при техногенных катастрофах? Варвар знает. Для него безнравственна любая обречённость и беспомощность.

Возможно и для кого-то экзотическими представляются наши духовные правила, например, "Мёртвые никогда не проигрывают". Но это уже дело вкуса.

3. Идеология системы

Тот, кто знаком с основополагающими принципами Корпуса варваров не по газетным публикациям и не по интернетовским обзорам знает, что мы всегда стоим на стороне укрепления государственной власти. Не случайно, что символ Корпуса - "тригора", трезубец Рюрика - символ первой русской государственности в пространстве документальной истории.

"DURA LEX, SED LEX" - важнейший принцип Корпуса. "Закон каким бы он ни был - это закон". Только в пространстве Закона можно построить сильное, властное государство, а потому мы не имеем право комментировать Закон, а тем более противопоставлять себя ему. Ни одним фактом деятельности Корпус не нарушает российские законы.

Опираясь на известную тезу В. Авдеева: "Для того чтобы победить в политике, из неё нужно выйти", подчеркну, что в политику нас не заманишь никакими калачами. Это поле давно перестало служить интересам народа, поскольку представляет исключительно делёж власти и существует только ради её имущественного и наместнического эквивалента. Мы не хотим работать своими идеями на чей-то карман. Участие клубов славяно-горицкой борьбы или Корпуса варваров в политических кампаниях невозможно.

Мне вменяют в вину термин "укрепления жизненного пространства русских". Эта установка является базовой для корпуса варваров. У русских нет этнического государства, а на межэтническом пространстве России данная идеология нашими оппонентами признаётся фашисткой. И как уже сложилось, критики эти, плохо зная природу и идеи фашизма, причисляют к нему всё, что касается культа этнической самостоятельности или не соответствует их "либеральным ценностям".

В таком случае, к фашистам следует отнести этническую независимость фламандцев в современной Бельгии или каталонцев в Испании. Только потому, что они не хотят сливаться с синтезированной нацией. К фашистам можно отнести курдов, отстаивающих права своей национальной самобытности, иудеев, шотландцев и т.д. Назовите мне хотя бы три признака, которые отличали бы меня как фашиста от иудейского раввина как фашиста. Возможно, наши арбитры спутали укрепление жизненного пространства с "расширением жизненного пространства". Действительно, как не спутать кадило с кочергой? Впрочем, расширение жизненного пространства кавказских народов ими почему-то фашизмом не признаётся. Какой-то избирательный фашизм.

Кстати, о кавказских народах. Не так давно была такая общность - советский народ. Всем хватало места, и Родину, когда было нужно, защищали все сообща. Потому что жили в сильном централизованном государстве. Потеря реальной централизованности, развитие независимости национальных территорий привели к отчуждению народов и захвате ими пространств влияния. Ещё раз повторю - у русских нет этнического государства, в России у русских есть только пространство влияния, пространство традиции. Медленный, но уверенный демографических захват этого пространства другими народами с течением времени заставит русских повторить судьбу иудеев до 1946 года - народа без земли.

"Вы плохо знаете кавказцев, - говорил мой приятель Аслан, честный и порядочный человек, не раз выручавший меня, - у России нет союзников на Кавказе. "Горцы" имеют свои интересы в сотрудничестве. Главный интерес - власть своих кланов, добытая с помощью российских штыков. Но если поменяется ситуация, например, если Россия поссорится с арабским миром, весь Кавказ повернётся против России".

Да, Кавказ - это мина, которую нам пока не удаётся разрядить.

В районе Речного вокзала в Москве есть рынок, кавказских, как все рынки. Мальчишка лет двенадцати продаёт овощи. Слыша грубость в свой адрес, говорит недовольной старухе:

- Скоро мы всех вас почикаем, отрежем головы и на Красной площади положим.

Старуха в шоке.

- Чем же мы тебе не угодили? - вмешиваюсь я. - Ты здесь живёшь, торгуешь ешь наш хлеб ...

Он смущается. Старые кавказцы, торгующие рядом, навострили уши. Они понимают, что мальцу не хватило мудрости. Но он сболтнул то, о чём, видимо, говорят у него дома.

- Тебе лично чего от жизни нужно? - снова спрашиваю я малолетнего торгаша.

Он отвечает с удовольствием:

- Деньги, хорошая жизнь и джихад.

Я подумал о миллионе московских азербайджанцев. Комментируйте сами.

Никто не говорит, что кавказцы - мерзавцы. Среди них, как и среди других народов, есть и порядочные люди и подлецы. Не будем уж говорить о проценте "кавказской" преступности, о том, что угроза национальной безопасности и территориальной целостности России, начиная с 1992 года, исходит почему-то не из Заполярья, а с Кавказа. Не будем говорить об этом. Ведь сейчас в России всякое обобщение вокруг "кавказской проблемы" принято называть фашизмом. Хотелось бы только, чтобы проблемы порядочных людей и подлецов среди кавказцев решалось бы главным образом на местах, то есть на Кавказе, на исторической родине. Может быть, тогда мы сможем вспомнить советские стереотипы этих народов - гордых, красивых, гостеприимных людей?

Россия - многонационально государство. Мы это усвоили ещё со школьной скамьи. Все народы равны перед законом, но русские - государствообразующий народ. Поэтому территория расселения русских - вся Россия. Отторжение русского населения с нац. окраин есть не столько результат межэтнического конфликта, сколько свидетельство борьбы этих окраин с государственностью. И поэтому Чечня - прекрасный урок способности государства к самосохранению.

Правда, законодатель не учёл, что закон не отражает национальных обычаев. А поскольку демократы низложили сильную централизованную власть, выше закона на местах поднялся Обычай. Возник его конфликт с законом. Что такое Обычай? Для Чечни это ислам. Воюющий ислам. Идеологи нашли компромисс - вакхабизм. Считается, что есть и не воюющий ислам. Правда, почему-то воюют и сунниты, и шииты, и исмаилиты. И уж тем более таллибы. Но мы не будем это комментировать, чтобы на Корпус не "повесили" разжигание межрелигиозной розни. С моей точки зрения, проблема воюющего ислама - это проблема слабости закона перед Обычаем. Обычай должен находится в правовом поле государства, но в условиях России, и особенно теперь это сделать крайне сложно. Потому не только закон может встать против обычая, чтобы сохранить народы России от рабства и истребления воинами Джихада, но и обычай встать против обычая. Варварство - лучший тому пример. Варварство - это непокорность завоевателю.


Демократы боятся фашизма как чёрт ладана. Заметьте, не коммунизма, в равной степени воюющего с западными демократиями. Здесь нет никакого парадокса. Объяснение предельно просто. Демократы не верят в коммунистическую реконструкцию, тогда как нарождение фашизма они предсказали сами. И всё делают для того, чтобы приблизить оформление разрозненных националистических явлений в подлинно фашистское движение. Не прямо, разумеется, делают, а косвенно. Обратите внимание, как популярна сейчас в "жёлтой" прессе тема гитлеровского фашизма. Сколько внимания уделяют ей средства массовой информации, буквально смакуя гитлеровские военные операции, оккультные тайны Третьего Рейха, пережёвывая судьбы его высокопоставленных персон, создавая Миф о бегстве Гитлера в Южную Америку и т.п. То есть всячески оживляя эту тему. Они просто не дают ей остыть. А какая борьба идёт за указание нашим националистам ни их идейное сходство с фашизмом! Создаётся впечатление, что руководят этой кампанией люди, далёкие от либеральных убеждений. Да, демократы сами создают себе могильщика. Насколько реально появление в России фашизма?

Прежде всего, что такое фашизм? Faschis - означат "единство", сплочение. Именно в этом смысле и надо понимать фашизм, его истинную природу. Единомыслие, единоподобие, отторжение любых форм инаковерия и различия. На первый взгляд, в многонациональной России появление фашизма невозможно. Оно отторгнет от отдельно взятого этноса все другие народы, составляющие с ним общую нацию. Тем самым сожмёт жизненное пространство этого этноса, окружив его со всех сторон врагами.

Исторически фашизм создавался на итальянской почве и с германским нацизмом его мало что связывало. Итальянцы неоднородны. Только северные провинции Италии сближены с корневой германской этнокультурой. Точно так же, как чехи, считающиеся по крови славянами, хорваты и др.

Борясь за жизненное пространство для немцев, Гитлер в ходе войны понимает, что эта идея не может быть ключевой для фашизма. С какой, например, стати за то же самое бороться итальянцам, румынам, его союзникам - японцам, которых трудно уличить в "истинном арийстве"? Чем, собственно говоря, для немцев японец лучше еврея?

Не случайно, что разрыв идей германского националпревосходства с фашизмом приводит к созданию многонациональных сил СС, к тому, чего изначально никто не мог бы и предположить. Так появляются: 7 дивизия СС "Prinz Eugen", состоящая преимущественно из австрийцев и румын, 11 панзер-гренадер дивизия "Nordland", полностью интернациональная, 13 ваффен-гебиргс и 23 хорватская дивизии СС, 14 украинская дивизия СС, 15 и 19 латышские дивизии СС, 20 эстонская дивизия СС, 21 албанская (мусульманская, вот тебе и арийство!) дивизия СС, 22 дивизия "Maria Teresa", 25 и 26 венгерские дивизии, ещё 23 дивизия - "Nederland", голландская, две русские дивизии СС - 29 "RONA" и 30, также 29 итальянская ваффен-гренадер дивизия СС, 33 французская дивизия СС.

Как это вписывается в идею "чистопородности" войск СС? Дело в том, что цели фашизма в ходе войны меняются. Гитлер фактически отказывается от идеи расового превосходства немцев. Он подразумевает строительство обширного германодеспотического, но многонационального государства. Таким образом и срабатывает "принцип фашины" - римского пучка стрел. Новая деспотическая империя германской нации. От сталинской её отличало только немецкий порядок, газовые камеры и измерение черепов. Всё остальное было таким же.

Так вот фашизм как природное явление есть чрезвычайное объединение людей с целью совместной борьбы и выживания. Если целое не дробится, то и действие центростремительной силы не проявится. Поэтому хочется сказать демократам: "Не дробите Россию - не получите фашизма!"

Корпус варваров же с фашизмом не связан ни теоретически, ни практически. Ещё раз напомню, что организация варваров не подключена к политике ни в одной её форме.

Говорят, религия - душа народа. Как тут не упомянуть наши взгляды на православие. Я не сторонник Ленина, но согласен с ним, что "религия - это форма отношений дикаря с силами окружающего его мира." Форма слабости, воплощённая в поиск покровительства и заступничества. Религия вообще, как таковая. Православие уже много веков традиционно для нашего народа. Оно пропитано чужеродными идеями. Например, "святой землёй" признаёт Иудею, тогда как славяне почитали Руян (Рюген), человеческий род ведёт от ветхозаветных Адама и Евы, хотя нашими мифическими предками были Одинец и Дева.

Язычество - духовное отражение корневой этносистемы. Но дело даже не в этом. А дел в том, что само православие ведёт беспощадную борьбу с инакомыслием. С "вероотступничеством". Насаждавшееся нашему народу "огнём и мечом", оно оставило в истории свой кровавый след. Никто не спрашивал народ, хочет ли он или нет быть православным. Народ крестили насильно. Сейчас же никто никого насильно в язычество не тянет. Выбор духовной ориентации - дело добровольное. Так в чём же проблема? Проблема в том, что идеологическая машина "покаяния" применяет все возможные средства для борьбы с инакомыслием. В ход пущено всё: травля, ложь, передёргивание фактов. Цель - создать широкое общественное мнение против язычества.

В Питере какой-то подросток убил в метро милиционера. В кармане убийцы якобы нашли спички, предназначенные для тренировки укрепления фаланг пальцев. Этого факта (хотя спичка в кармане свидетельствует только о наличии спички в кармане и больше ни о чём) хватило, чтобы журналисты "раскрутили" дело как проявление неоязыческого нацизма. Ни много ни мало! Богатое воображение, или попросту деньги надо отрабатывать.

Что же, в таком случае, говорить о христианстве? О его изуверствах? Чего только стоят фанатики-самоистязатели! А ведь язычество не создаёт фанатика. Не создаёт язычество "помешанного" на истине, считая, что каждая точка зрения в раскрытии Бога по-своему неверна. Не создаёт язычество инквизиций и кровавых расколов.

Спросите старообрядцев о любви к православию. Спросите, отчего это они так далеко забирались своими семьями в непроходимую тайгу?

Православие как пришлая религия разорвала связь народа с его историческими духовными корнями, синтезировала русских в византийскую традицию, навязав нашей духовной природе призрак "Третьего Рима" в качестве поводыря. Вот как об этом сказал В. Авдеев, на которого я уже ссылался: " "Третий Рим" - просто концепция фатальной обречённости. Первый разрушили варвары, второй - турки-сельджуки, третий - большевики. Абсолютная обречённость ..."

Православие приживляет в нас комплекс вины, покаяния, духовного беспокойства и несовершенства. А ведь человек, по замыслу Природы, - самое совершенное в ней, только это совершенство он попирает в себе самом и губит её своим несовершенством.

Вера должна укреплять руку воина, а не мучить его жалостью и "любовью к ближнему". Любить Человека во враге своём для воина безнравственно. Чувство самостоятельного достоинства, священное различие, которое предусмотрела Природа для детей своих, должны воплощаться в нравственную задачу веры. А братство со всеми правыми и неправыми - блажь и пагуба. Истинное добро делает не слабость человеческая, а его жизненная сила.

Но воевать с православием означает то же, что воевать с традиционной культурой. Народ пристроил его под себя, под свои запросы. Однако понимать суть религиозного насилия над человеческим рассудком необходимо.

Как же в этой связи относится к язычеству? Ведь по логике оно представляет ещё более дикую форму человеческого бессилия перед непознанными законами Вселенной. Начнём с того, что язычество как религиозная система существует только в формах шаманизма и политеизма. Подавляющая часть язычества (пантеизм, символизм, ведизм и др.) религией можно назвать весьма условно. Различие состоит в том, что процесс соития с Богом, осуществляемый в православии через молитву, здесь заменяет магический ритуал, мистерия, вовлекающая человека в поток энергии духа. Главную же роль играет принцип познания. В то, что знают одни, верят другие.

Язычество - это энергия. Воплощение в себе природных стихий, слияние с натуралистическими символами живого. Когда-то они составили основы наук. Сегодня наше внедрение в область физики непознанного только едва начинается. Вот то язычество, которое практикую я. Всякий, кто посещает мои тренировки и семинары, это подтвердит. Главная задача - познать природу закрытых пока для физики явлений, чтобы обогатить науку и внедрить эти знания в практику стратегического управления ситуации.

Мне всё время пытаются приписать создание религиозной секты. Они думают, что я с кем-то не поделил Бога. Я давно уступил право разыгрывать спектакль веры другим режиссёрам. Не скрою, мне интересно, в какой тупик они заведут неоязычество.

Я не создаю никаких организованных сообществ по принципу веры. Я - одиночка. Это вовсе не означает, что мне нечего вам сказать. Уже существующая концепция неоязычества - стройная, полнокровная система. Но знания надо завоёвывать. Большинство почему-то думает, что знания придут к ним сами. Приложите хотя бы какое-то усердие к обретению себя в Боге или Бога в себе. Как вы его назовёте, зависит уже от результатов вашего поиска. Лично для меня подлинное имя этого Бога - физика. А "секта" называется "Теория первичного пространства". То, что может в этом направлении может сделать физика, недоступно никакому чудотворцу.

Я не являюсь сторонником религиозного язычества. Этому есть две причины. Первая - в угоду исторической традиции сознание современного человека здесь превращается в сознание дикаря (по Ленину). Вторая - кто берёт на себя право творить обряд? Духовные неучи вроде В. Казакова из Калуги? Все титулы они присвоили себе сами. Жаль только что вместе с титулами не присвоили знания. Нарушена сакральная связь поколений в замкнутой касте избранных. Обряд стал чем-то вроде фольклорного спектакля.

Если вам так нужен идол - создайте его сами. Только помните: чем больше его власть над вами - тем глупее вы выглядите в своих духовных утверждениях.

И последнее. В предыдущих публикациях прозвучал термин "милитаризм", вызвавший учащённое сердцебиение всё у той же взыскательной публики. Поясню. Согласно словарному, то есть наиболее точному определению, милитаризм - это воинственность. От латинского militaris - "воин". Термин этот имеет социальную природу, так же как "пролетарий", "аграрий". Воинственность - социальная черта, близкая к понятию боеспособности. Так если, пролетарий должен быть работоспособным, то милитарий - воинственным. Культура этой воинственности вовсе не связана с тупой агрессивностью или звероподобностью. Воинственность - это подготовленность к выполнению своих общественных задач.

Когда война с исламским экстремизмом прокатилась взрывами по нашим городам, кто только не злословил в адрес спецслужб об их беспомощности и некомпетентности. Так дайте им воевать. Ведь созданная демократами система держит их за руки. Так же точно, как держит за руки солдата, которому ничего нельзя, кроме права погибнуть в бою. Зато бандиту всё можно. С точки зрения демократии.

Селидор.

28 июня 2001 года.
Вернуться к началу
Велеслав-Карнач
Гость

   




СообщениеДобавлено: Пн Апр 27, 2009 7:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

voron_kolovrat - ВЕЛИКАЯ ВАРВАРСКАЯ ИДЕЯ

Помещаю здесь http://voron-kolovrat.livejournal.com/
скан главы из книги А .Белова Славяно-горицкая борьба. М. Олма-пресс, 2002 г.
стр. 67-72

Для того чтобы связать причину и следствие, понять, что отражается в зеркале славяно-го-рицкой борьбы, поговорим о ее духовных основах. О варварстве как о духострое. Мы — последние варвары Европы. Мы — великая цивилизация варваров. Немножко воспитания, немножко собственной спеси, общей интеллгентской наивности и иллюзии, и очень много позы, — вот что такое эстетизм. Эстет старается не замечать мир, в котором он живет, не замечать отвратительную и беспощадную правду этого мира, его несовершенство и противоречия. Ценности его мира не совпадают с «живым мерилом предмета в полезность, простоту и добротность». Варварство для эстета — область панического реализма, сочетание дикости, примитивизма и убожества.
Возьмите для примера новых эстетов — очередное «пропащее» поколение. «Виртуалы». Все та же синтетическая культура, правда, уже состоящая не из саксонского фарфора и прифар-цованных сигарет «Винстон», а из роликовых коньков, ноутбуков и музыки заокеанских негров. И все те же иллюзии относительно жизни. За гранью их мира — дикость, примитивизм, изуверство и убожество. Но ведь это только традиционное представление эстета. И далеко не новое. Эстету варвар нужен как символ мирового зла, как оправдание собственой жизненной декоративности и поддельности. Политический крен этой проблемы в России всегда валил в кучу варваров: русолюбов, славянофилов, почвенников, а к эстетам относил западников. В какой-то мере это проявляется и сейчас.
А что же варвар? Где та точка отсчета, разлучившая его с античной благообразной иллюзией? Природа! Вот камень преткновения. Варвар постигает, что выше красоты и совершенства самой Природы нет ничего и ничего быть не может. Она царствует над эстетическим сознанием человека Севера, полностью подчиняя его себе. Находя для него неотразимое свое совершенство в живом и неживом. Идею же античных эстетов прекрасно выразил Уальд, сказав что При ода — только имитация искусства. Как варвар, могу назвать это бездушным бредом.
Поколения «имитаторов» взялись осваивать мир, боясь отступить хоть на шаг от своего искусства обмана. Подделка — основное их занятие, а инструмент — симметрия. Красота, с точки зрения эстетизма, симметрична. Примитивно симметрична. Художник, например, не может усадить рядом на полотне горячие и холодные тона, композитору нужна определенная тональность, поэту — размер стиха, иначе строки рас-сыпятся, а язык собьется. Симметрия — это то, чего в чистой пропорции в Природе не существует вообще. Симметрия — примитивная форма строительства внешней оболочки бытия. Веками создавал эстет симметрическое сознание прямоугольных жилищ, одинаковых фасонов одежды, однотипного вооружения. «Симметрия — основа гармонии!» — скажет он. «Равновесие — основа гармонии!» — скажет варвар. Для эстета невообразимо, как можно удержать в балансе и взаимном притяжении противоречащие начала. Он не обращает внимание на пример естественной Природы, поскольку моделирует гармонию сам. Смысл его эстетизма — построение монотипичности и единоподобия, например, монотеизма — единобожия. В этом, с его точки зрения, заключено идеальное. Эстет — дитя своего времени и продукт заблуждений этого времени. Его идеальное — одна из форм сиюминутного заблуждения, ставшего традицией. К идеальному эстетизм приковал себя пудовыми цепями. Сколько труда и сколько борьбы! Я думал об этом, стоя в чреве величественного «мастодонта идеального» — миланского собора Дуома. Грандиозно! Осколок исторической сиюминутности эстетов поражал воображение.
Сейчас человек использует другую архитектуру, другие камни отражают его представление о красоте. И даже не камни, а стекло и пластик. А где-то над розовыми скалами Вуоксы, подернутыми дыханием северной зари, сыплет хрусталиками дождь... Миллионами лет здесь ничего не меняется. И даже само разрушение этой красоты силой какой-нибудь разбуженной стихии выглядит в Природе неподражаемо, естественно и великотворно. Каждую секунду Природа дарит свой момент идеального, свой его отпечаток. У эстетов идеальное мертво. Оно выхвачено из движения, из Коловращения. Поклоняться застывшей красоте — то же, что поклоняться трупу.
Предметом святости в эстетизме выступает искусственная мораль искусственных традиций. Взять к примеру заповедь* Не убий!» Кто из святош не убивал животное, растение, любое воплощение жизни? Может быть сам Иисус? Но разве не он завалил голодных рыбой? И разве не он вечерял козлятиной с красным вином?
В Природе убийство регулирует совершенство законов выживания. Разумеется, трудно представить себе хвалителя убийства, пребывающего при этом в полном здравии ума. Но данная область Мирового Закона, неподвластна осудительной морали, поскольку в Природе убийство — фактор биологических, а не нравственных процессов. Попробуйте внушить организму, чтобы он не вырабатывал антитела против вируса, ибо убивать нехорошо. Кто выиграет в этом случае, вполне очевидно. Нравственную же сторону человеческой агрессивности, проявляемой в убийстве "ближнего своего», как и воспитательную, и карательную, регулирует общественный закон. В этом его смысл и задача. Закон и есть тот механизм, который одним позволяет убивать, а другим нет. И делает это в равной степени оправданно для жизни общества. А вынесение морали над законом привело к тому, что святоши, вдохновленные заповедью «Не убий», заживо сожгли на кострах инквизиции в средневековой Европе 300 тысяч человек. Так искусственная «доброта» успешно провоцировала эскалацию насилия.
Построение Храма для эстетов — главный мотив духовности. Он показательно концептуален до-истощения ума. Храма они не видят перед собой и все время его строят. С остервенением стахановских бригад. Для эстетов Храм — это то, что нужно строить. Все остальное считается второстепенным и зависимым от этой «стройки века». Детские сады, больницы, школы. Сперва очередная церковка, ведь она — символ этого Храма. А он — святость, праведность и духовная чистота с их точки зрения. Но разве может быть свята и праведна церковь, построенная в ущерб школе, больнице, детскому саду? Что это за святость такая? Это как спасатель, который во время пожара или наводнения спасает только самого себя, а женщинам и детям дает советы о спасении со стороны. «Все наши законы. -- говорит святая Церковь, — взяты от Иисуса Христа, ибо они основаны на мучении». Вот где собака зарыта! Мучение. То, чего так не хватало русскому народу. Духовный подвиг через мучение. Величие духовной «свободы» через вериги, самоистязательство, психопатическую блажь и самоедство. Как прекрасно сказал В. Б. Авдеев: «Христианство разбудило в России не спящую красавицу, а гадкую юродивую». Вот и вся святость, весь эстетизм. От утонченного до безобразного — один шаг. Как это было в пуританских семьях, породивших хиппи. Как это сейчас есть в российской аристократии, чья маргинальная поросль уже гниет от наркотиков и спида.
Эстетам застило очи на то, что Храм давно воздвигнут, причем, действительно, нерукотворный, подлинный. Когда мы пришли на землю, он уже стоял. Будет стоять и после, несмотря на все усилия человека развалить его до срока. Он будет стоять. Превратит нас и круговорот азота, минерализует в качестве органических веществ. Этот Храм зовется Природой. Ему наплевать на отрыжки человеческой морали, на бетонные кумирни, где люди становятся ближе к Богу, как им кажется. Все это простоит до одного возмущения Природы. А потом ляжет в землю, как уже бывало неоднократно.
Строки японской поэзии воздают ему молитву:
Вздохнула с болью тишина –
Последний лист упал в осеннюю траву.
Земле прибавив ношу.
Ни симметрии, ни нравоучения. Только то, что увидел варвар. И то, что не видят эстеты, поскольку для них нет в этом никакого духовного смысла. Но духовный смысл пропечатан во всех явлениях Природы, повторяющихся и изменяющих мир человека.
Душа варвара — отклик этого голоса. С какой брезгливостью говорят о нем эстеты, странствующие по амфиладам символов и механических откровений. Для них это — животный биологизм. Они друг другу вменяют его как проказу: «Одним из наиболее уязвимых пунктов учения Ниише является именно его биологический натурализм, который в большинстве случаев принижает и извращает его аристократическую идею».* Эвола — это полный провал западного аристократизма, играющего в нордические игры. Хрупкий мир этих «нордиков» напоминает

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
• Эвола Юлиус. Языческий империализм. — Русское слово, 1992, с. 54.

мир ребенка, обставленный иллюзиями и беспомощным эгоцентризмом, суть которого исходит от тезы «Мир начинается с меня». Святая наивность! Мир всегда заканчивается тобой, эстет, каким бы ты ни был: «нордическим» или космополитическим. Мир докажет тебе это, едва только ты останешься с ним один на один. Никаких иллюзий относительно твоего благородства.
В оккультном духонаставничестве Севера, благородство — понятие биологическое. Это отпечаток человека полубожественной формации. Каковы черты этого человека? — Аскетизм, собственный обычай и ритуал, независимая воля, промысел сверхзадачи, управление социальной стадностью, природный архитипический интеллект творца, строительство будущего в настоящем и культ этого будущего. Таков Герой, о котором говорят оккультные мистики-традиционалисты.
Ни одно из озвученных свойств не работает в отношении «западного» продукта человеческого общества. Аскетизм? Куда там, Запад всегда был обществом потребления. Это мы приняли идею: «Тебе принадлежит только то, что ты можешь унести с собой». А с собой варвар носит походный ранец весом не более 12 кг. Собственный обычай? Запад живет по библейским канонам. Обычай для него придумала Иудея, в отличие от варвара, унаследовавшего духострой предков. Независимая воля? Т. е. победа архитипической морали в сложной борьбе мотивов. Но ведь западный мир всегда принимает мораль победителя, мораль господина. После крушения Германии часть Западного мира приняла мораль Америки, часть — мораль Советов. После крушения СССР весь Западный мир стал придатком Америки. Разве это не рабская поза? А у раба нет свободы воли. Мы же говорим так: «Нас можно уничтожить, но изменить — никогда!» Промысел сверхзадачи? В обществе потребления нет никакого промысла сверхзадачи, поскольку единственная сверхзадача здесь -сверхприбыли. Мы же строим воинское сословие, создавая новый социологический уклад. Это и есть сверхзадача, ибо она меняет жизнь общества. И так далее, так во всем. Кто же несет печать мистического благородства традиционализма? Варвар!
Пожалуй, важно остановиться на стремлении человека в то или иное пространство времени. Варварство не только не копирует архаику, даже не подражает ей. Мы создаем технологии выживания завтрашнего дня. Это касается одежды, продуктового пакета, медицинских препаратов, снаряжения и т. п. Варвар не заигрывает с прошлым. Даже техника фехтования, предложенная вниманию читателя на страницах этой книги, обозначена как школа современного клинкового оружия. Прошлое обращено в настоящее. Это — реалистическая беспощадность, низводящая иллюзию истории. История хороша только как приложение к настоящему, а не как вакцина против жизненной неприспособленности. Дегенерат никогда не живет будущим. У него его просто нет. Не живет он и настоящим, оно причиняет ему страдания. Единственное его утешение — прошлое. Дегенерат любит прошлое потому, что может с ним делать все что захочет.
Для того чтобы понять суть варварской идеи, вернемся к истокам нашей великой культуры. Ее основателем, носителем и проводником был варвар. Историки трактуют «варварство» чрезвычайно однобоко. В системе их измерения мирового исторического пространства варварство есть период человеческой отсталости ,и примитивизма общественно-экономических отношений. Потому получается, что варвар сейчас -тот материал истории, крторый давно отработала человеческая цивилизация. Однако в подлинности варварство — это типология отношения человека и внешней среды с множеством причин и следствий.
Если рассмотреть только внешнюю картинку данного явления, то перед нами предстанет непритязательный, выносливый, диковатого вида интеллектуал, предпочитающий естественные ценности, такие, как надежность, добротность, практичность. Он из тех, про которых говорят «сделал себя сам». Он инстинктивен, прост в общении, естественен, не любит условностей и манерничания. Потому не переносит светские манеры, или этикет современных социальных аристократов.
Варвар предпочитает простую и здоровую пищу, простые радости и естественную красоту в большом и малом. Потому варвар свободно чувствует себя на дикой природе и легко переносит внешний дискомфорт бродяжнической жизни. Варвар — человек внутреннего комфорта. У него всегда под рукой то, что оказывается необходимым в данный момент. Он знает все. От проблем магнитного поля в изохронном циклотроне до мистических откровений Мигеля Серрано.
Варвар не просто рационалист. Он концептуал от шерстяных носков до зубной щетки. Все удобно, правильно, все под рукой. Это позволяет ему легко парировать основной драматический вираж жизни — «достаток — нищета». Варвара такая проблема не касается, у него все есть. Все, что ему нужно. Его быт прост, но обустроен, лаже если варвар сбился с пути на экскурсии по тундре и ночует под ее звездами.
Род для варвара — информаторий маленькой самодостаточной культуры с объяснимыми, логическими обычаями, которые он не поменяет никогда. И передаст их сыну, как накопление пользы, как подлинную гуманитарную ценность, в отличие от мнимых достоинств морали, скрывающихся сейчас под этим термином. Почему гитара? - - Пожалуйста, потому что пианино в дорогу не возьмешь, а на трубе играть очень громко, и рот занят. Почему кружка стальная? — Потому что в таком виде она не бьется и не ломается, а по весу равна пластиковой. Почему нож прост? — Потому что он фирмы «Кегспал-», а значит ему не нужно «наворотов», он берет качеством стали. И так дальше.
Варвар всегда был таким. Именно таким. Ему не требовались чины и звания, поскольку они не прибавляли умения, или познания, и собственному авторитету ничего не прибавляли. Ему не нужны лишние вещи, поскольку они бесполезны в его замкнутой системе достатка и жизненных ценностей.
Род для варвара — понятие священное, поскольку род является трафаретом измерения семейно-общественной полезности и занятости. Организован род по принципу звериной стаи: младшие безоговорочно подчиняются старшим, а каждая ступень социального развития отражает истинное достоинство члена коллектива. И как при инициации, изменить уровневое положение в иерархии ребенок должен проявлением самостоятельной воли и собственных сил (уровень школьных успехов как символ первичного трудолюбия и обучаемости, институт как планка необходимости по развитию формального интеллекта, способность заработать общественно полезным трудом, способность к материальной независимости от старшего поколения и т. п.). Ребенок должен проявиться как личность в труде и своих посильных достижениях. В педагогике принято утверждать, что каждый ребенок -- уже изначально личность. Он еше ничем не проявил себя, ни к чему не приспособлен, у него еще нет ни подлинных свойств, ни проявленных способностей к какой-либо деятельности, у него обозначены только задатки. Так как же можно говорить о нем как о личности?! Неслучайно, что столь низкие требования кэтому понятию превратили социальный мир в скопище посредственностей. За личность в человеке надо бороться.
Ребенок должен проявиться как личность именно в механизмах борьбы, в примерах общественно принятых социальных инициации: школа, институт, самостоятельная жизнь. Он должен все сделать сам. Он вообще приучается все делать сам. Инициации эти вовсе не одухотворены только идеей карьеры и достатка. Их смысл в другом. Все перечисленное — ступеньки, по которым способен пройти и не варвар, так в чем же его социальное достоинство, если варвар не способен сделать то социально малое, на которое в обществе нацелен каждый слабак—интеллектуал? Ведь варвар — это сверхпрочный человеческий материал. Да и кроме того, не должно складываться мнение, что он -- придичавший неудачник, убегающий от неосуществимой социальной комфортности в мир романтических иллюзий и пожизненного гитарного туризма. Социальный путь варвара не может быть беднее и менее насыщенным общечеловеческими достижениями, чем у «простого смертного».
Род — понятие особое. И не потому, что он важнейший элемент оккультной практики мистического символизма. Нет. Он — наиболее целесообразная композиция системы человеческих индивидуальностей. Именно системы, поскольку космополитизм (безродие) разрушает в первую очередь системность родовых приоритетов. Род — это накопление и использование биологически и социально полезного. Вот почему он бесценен для варвара, а его истины догматизированы. Например, непререкаемый авторитет старшего. Это -природная норма выживания. Старший — основной добытчик. Конфликт со старшим не только символизирует претензию на его место в стае, но и являет посягательство на часть его добычи. Нормативным поведением старшего в Природе (альфа-доминанта) будет доказательство своей боеспособности, т. е. он вынужден уничтожить конкурента. Альфа-доминант так запрограммирован Природой и потому мягкосердечный и уступчивый диктатор -- плохой диктатор. Его положительность заключена в выполнении природной обязанности добытчика. Стая, живущая в достатке и процветании, — символ хорошего диктатора. Соответственно есть только один повод для ниспровержения авторитета старшего — бедственное положение семьи. Никаких естественных причин для равноправия в стае Природа не знает.
Уравнивание в правах старших и младших для варваров безнравственно, опасно и символизирует один из способов разложения общества. Потому авторитаризм — форма естественного, природного мышления и форма отношений в варварских коллективах.
Время не поглощает варвара. Это мы поглощаем время в мудром круге коловращения. Мы не только сохраняемся, но и несем основной девиз варваров: «Выжить и подчинить!» Жизнеспособность была и остается главной нравственной категорией. Нравственно только то, что делает человека жизнеспособным и жизнестойким. В чем это может проявляться? В непримиримости к обстоятельствам и независимости от них. Если ты варвар, — у тебя есть все для того, чтобы выжить. Единственное исключение — здоровье, но и его потеря для варвара — не повод для духовного разложения. Это может проявляться и в беспощадности к тем, кто вытесняет тебя из твоего жизненного пространства. Это может проявляться в возможности изменить свою жизнь, бросить все и все начать сначала в любой момент, если в этом появится необходимость. Что тебе терять? Все истинно твое лежит в дорожном мешке за плечами. С этим уходишь ты. Остальное уходит само.
Берись за любую работу. Ты — варвар, ты приспособлен ко всему. Ты можешь стать художником, врачом, инженером, если выдавишь из себя сопротивление неполноценности и неприспособленности. Твое поведение разворачивается из простых и лаконичных принципов, которые должны культивироваться как основные нравственные истины:
- Захватывай для своего рода побольше места под солнцем. Все что не достанется тебе — достанется твоему врагу, и тогда его окажется слишком много в жизненном пространстве, которое ты уступил.
- Никогда не надейся на помощь других, научись справляться сам. Люди любят помогать сильным.
- Никогда не оставляй после себя врагов. Уходя, оставляй либо друзей, либо мертвых.
- Никогда никому не прощай. Помни зло, тебе причиненное. Если забудешь, оно само снова напомнит о себе.
- Ищи символы своих убеждений, проявленные другими и в другом. Сложи все вместе. Общее сильнее разделенного. Чем больше общего со сторонниками - • тем сильнее твоя власть над противником.
Это - - логика силы. Нам нужна сила, мы слишком долго пользовались логикой слабости. Она привела нас к упадку, почти к вымиранию. Человека можно сделать рабом только в том случае, если он этого хочет сам. И потому нам внушают покаяние и примирение с врагами, чтобы мы сами сделали свой нравственный выбор, ведь в открытой борьбе нас пока еще никто не победил.
Человека можно сделать рабом, но нельзя сделать господином. Это уже не его нравственный выбор, а выбор Природы. Нас считали рабами немцы, нас хотели бы видеть рабами американцы, нас делают рабами некоторые кавказцы, но до сих пор мы находим, в чем проявлять свое господство над всеми «хозяевами» нашей судьбы. Никогда еще господство не проявляло себя слабостью. Но силе нужна нравственность. Безнравственность силы порождает не меньшее ей сопротивление, чем сопротивление слабости. Таким образом, нравственность — продукт необходимости и результат интеллектуального промысла.
Варварство — не просто «животный» порядок существования. Варварство как интеллектуально-рассудительное начало, как принципиальный рационализм есть интеллектуальный контур новой русской перспективы. И как всякий интеллектуальный продукт должен опираться на принципы регулирования социального сознания. Таких принципов три:
- догматический канон, по которому живет вся западная демократия (библейский принцип, придуманный иудеями);
- доказательный канон, на основе которого формировался этический строй ^советской общественно-политической формации. Слабость его заключалась в том, что он отнимал у народа алкоголь идеалистических иллюзий, суя взамен грубую правду материалистического бытия.
Атеист Наполеон, изменив атеизму как одному из реальных достижений французской революции, говорил: «На небе должен быть Бог, независимо от того, существует он или нет»;
- миф, т. е. свободно излагаемый идейный принцип. Догматический канон не вживляем в варвара. Архетип варвара, его свободоволие, не приемлет психологию раба. Доказательный канон слишком груб и его ошибки, которые неизбежно присутствуют в любом деянии человеческого интеллекта. слишком активно работают против него самого. К этому он приучил окружающих. Его культ -доказательность. Если доказательность начинает работать против него самого — он гибнет. Даже догматический канон оперирует доказательностью весьма осторожно. Материалист, например, с убежденностью говорит: «Бога нет!» Священник говорит: «Недоказательно ни то, что он есть, ни то, что его нет. Смысл религии —в вере в него». Тонко, не правда ли? Материалист натыкается на ряд явлений, природу которых он объяснить не может, и вот мы уже видим его в храме.
Значит, Миф. Религия героя. Миф стал начальной формой духовного рационализма. Он преодолевает аскетическое убожество религиозной догматики, легко обходя доказательность своей неправоты. Например, исторической или биологической. Он просто поправит себя за каждую очередную неточность и все равно останется, будет существовать. Его можно не понимать, критиковать, но нельзя опровергнуть в целом. Не случайно подельщики новых идеолгических штампов так решительно взялись за мифологию. Теперь над нами летают клонированные «Птицы Гамаюн» и шпалами ложатся «новгородские» дощечки Александра Асова.
Миф скрывает информационную базу, фактологическую подводку, выбрасывая на поверхность только вывод. Главное несовершенство мифа состоит в том, что он отражает всего лишь мнение исторического авторского коллектива (в худшем варианте — одного непоправляемого автора), а, стало быть, не застрахован от предвзятости, тенденциозности или просто логической ошибки, в отличие, например, от доказательного канона, на который работает весь научный потенциал общества.
Сила мифа в том, что он — всего лишь заготовка, используемая для дальнейшей интеллектуальной обработки его трактовщиком.
Оперирование мифом — тонкая форма духовной практики, называемая сказанием, которое состоит из мифа, отработанного согласно интеллектуальным потребностям Среды, Сказание пластично по форме и диалектично по содержанию. Оно плохо сочетается с уединенным чтением на диване под торшером, требуя аудитории, риторики, эмоциональных акцентов, оперирования эмоциями слушателей, их доверительностью или сомнением. Потому сказание психологически убедительнее. Подлинный трибун-оратор пользуется именно сказанием, а не записанной на бумажке речью. Наиболее показателен здесь пример Гитлера, умевшего из ничего создать актерскую драму и зажечь ею подвластного слушателя.
Сказание — это форма общения идеологической системы через свои символы с каждым из нас отдельно и со всеми вместе, с коллективным сознанием.
Интеллектуальная стратегия варвара использует мистическое, ибо здесь нет противоречия, мистика не есть форма познания окружающей действительности, это только декоративный шлейф ирреального. А ирреальное — не более чем область физического.
Да, варвар нормативен сточки зрения мышления. Но в этом его сила, а не слабость, как могут считать его противники. Они тут же вспомнят традицию советской единогласности, как особо показательный пример нормативного мышления. Но давайте не будем врать самим себе -единогласное политическое поведение можно считать варварским только в случае реального процветания, достатка и счастья. Единогласное поведение у варваров — признание подлинных заслуг вождя. Варварство — господская система. Тогда как единогласие в виде покорности вождю, независимо от его значения для общественного блага — символ рабства. Нормативность варвара не в его политическом подчинении Системе, а в его сочетаемости с той системой, которая создает и использует его как личность. Нравственость — только норма такой системы. И с присушим варвару духовным рационализмом, он утверждает, что, например, быть честным целесообразнее, чем бесчестным, даже если не рассматривать честность как норму архитипического арийского поведения. Целесообразнее. Почему? Потому что бесчестный чаще становится объектом криминальных действий (шантажа, рэкета, воровского посягательства), потому что бесчестный рано или поздно становится жертвой собственного бесчестия, попадая в ситуацию, в которой честные справедливо наказывают его. Потому что бесчестие -- несмываемое моральное клеймо — любимая кара общества против человека, который «ни в чем другом замечен не был». И еще много разных «потому что».
Таким образом, варварство это система сплетения законов выживания, этнического духост-роя, мифа, природных норм поведения и рационалистического аскетизма.
Славяно-горицкая борьба — один из институтов варварства и его спортивный полигон.
Вернуться к началу
Сын Ярости
Гость

   




СообщениеДобавлено: Вт Апр 28, 2009 6:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Отличные статьи для желающих думать.
Вернуться к началу
Сын Ярости
Гость

   




СообщениеДобавлено: Вт Апр 28, 2009 6:44 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Вот ещё одна статья Селидора о варварстве.

Кто-то сказал: «Не важно, было это ли нет – главное, мы хотим, чтобы это было, и значит, пусть оно будет!»
Этот принцип обкатывают сейчас многие команды «русского стиля», Многие, но не все. Славяно-горицкая борьба куда прагматичнее. Возникшая не на потребу дня и тем паче не ради коммерческой выгоды, воплощенной уже в экзотической новизне очередного всеобщего поветрия, она держится раз и навсегда избранного курса —Североевропейская модель движения, сознания, поединка. Изучение и практика. Остальное – попутные цели.
Однако славяно-горицкая борьба словно бы выпадает из норм бытия родственных боевых искусств. Почему? Она ищет свое измерение времени и не находит его. Кто-то живёт прошлым, кто-то – сегодняшним днем, кто-то опережает его, но мы не можем попасть в ощущение времени так, будто сочетаем две несоизмеримые плоскости бытия. Ведь у каждого время свое. Посмотрите на могучие дубовые стволы, испещренные бороздами столетий. Они смотрят на нас в тягучей медлительности своего размера жизни. А колесо нашей жизни крутится куда быстрее. Но если взять «братьев наших меньших», то их жизнь еще стремительнее нашей.
И ведь все мы, такие разные, проживаем один и тот же порядок вещей: расцвет, зрелость, упадок. И никто не способен изменить это правило.
Время. Часто у нас пытаются украсть прошлое, оболгать настоящее, очернить будущее. Сегодняшний день русских боевых искусств ещё только пробует свой голос в многоголосии мировой состязательной культуры. Будущее его пока лишено четких контуров, но зато прошлое!.. Прошлое не только не беднее, но в чем-то парадоксальнее и краше.
Типичное заблуждение, одурачивающее обывателя, – это поиск следов концептуального боевого искусства в прошлом на ХРИСТИАНСКОЙ ПОЧВЕ. Подвязывается здесь идея религиозных рыцарских орденов Европы. Просится параллель, но не находится, хотя идея свербит сознание.
Впрочем, от обывателя ускользает тот факт, что христианство для рыцарства лишь ширма, за которой – язычество. Показательны здесь тамплиеры, отказавшиеся от Иисуса и поклонявшиеся некоей неоязыческой сущности по имени Бапхамет. Если пристальнее взглянуть на тевтонов, то и здесь обнаружится, что их пангерманистской идеологии очень тесно в скорлупе интернационального христианства. Куда больше ей подходят образы Вотана, Донара, крылатых валькирий…
Идея воплощается в символике. Глобальная идея нуждается в эзотерической поддержке. Ещё один пример —мальтийский орден, госпитальеры. Символ – так называемый «мальтийский крест» – стилизация громовного знака. Вполне осознанное отвержение христианской эзотерики – креста, как символа распятья. Духовное братство под языческой символикой!
Каждый боговерный христианин не менее трех раз в сутки становится неосознанно язычником. Но христианские духовные ордена – это язычество по сути. Почему?
Потому, что воинское духотворчество, созидание собственного духовного я путем истребления себе подобных – это прерогатива богоизбранной касты воинов, освященной языческими дланями воинственных богов. И она, эта каста, тоже вне времени, вне размеченного им бытия.
Опубликовано в газете «Кёкусинкай каратэ в России», . №2, 1993г., стр.8


ВОЛЯ И СИЛА ВАРВАРА
Мы пришли. Мы уже здесь. Нас можно не замечать, не воспринимать, недооценивать, но мы есть. Нас можно преследовать по закону, запрещать, изгонять, единственное, что сделать невозможно – нас невозможно уничтожить. Мы и мертвыми возвращаемся. Чтобы властвующий деляга поперхнулся куском, отнятым у народа. Чтобы напомнить посланцам горных аулов, хозяйничающим на нашей земле, давно забытое ими чувство страха за собственную жизнь. Мы возвращаемся сознанием неуспокоенного теоретика, когда он берется за карандаш и выводит фразу: «Обществом должна править не сильная рука, а сплоченное множество здравых умов, честных сердец и твердых рук…» Мы возвращаемся тогда, когда голодным старикам уже не к кому обратиться с просьбой «Защити!» Тогда, когда политические дрязги загоняют общество в «войну всех против всех», отнимая у народа святое и неделимое единство по Отечеству.
Мы возвращаемся живыми под проклятия либералов, изводящих народ безнравственной свободой, в ненависти торгашей и менял, чьи душонки не стоят и погребальной молитвы. Мы возвращаемся, осознавая себя Воинами. Нас можно запретить, но нельзя уничтожить. Мы возвращаемся.
Они клянут нас за то, что наш социальный порядок воздвигается «ценою человека». Это их мнение. Можно было бы вообще не принимать его в расчет, находя в нем отпечаток их социального лицемерия. Но именно поэтому мы и не обойдем его стороной. Звучит-то как! Ценою человека! Так и хочется спросить: «Какого человека?» Кто тот человек, что становится неизбежной жертвой при наведении социального и нравственного порядка в обществе? Педераст, разложившийся наркоман, национальный предатель, клеветник на свой народ, умственно подвинутый сатанист, вагонный попрошайка, религиозный фанатик или «ясновидящий» плуг, аферист и вымогатель, прикрытый лозунгом свободы предпринимательства? Чья еще свобода зависит от либерализма общественных нравов и неорганизованности порядка?
Возможно, мы по-разному понимаем «свободу». Для нас не существует этого понятия вне нравственности. Мы настойчивы в том, что ублюдок не может быть свободным, что не существует равенства между честным человеком и подонком. Мы настойчивы в том, что свобода есть привилегия достойных. Нет, не избранных, а социально достойных. Вне всякого кивания на политическое или экономическое устройство общества, мы заявляем, что свобода является продуктом социального порядка. Она существует как форма отношения личности и общества, и если личность социальна, то ее интересы не вступают в противоречие с интересами общества. Если же личность антисоциальна, то она разлагает общество как болезнетворный микроб. Питательную среду для этого микроба создает культурный слой либеральной буржуазии.
Либерализм противоречит интересам общества, ибо делает его зависимым от собственной мягкотелости в отношении преступников, нравственных уродов и разложенцев. Что же такое «свобода» в собственном понимании этого слова? Свобода есть наиболее стабильная форма независимости в мыслях, суждениях и поступках. Однако мысли, суждения и поступки человека зависят и от его воспитания, и от его ума. Если нет ни того ни другого, остается только отпущенная на волю животная стихия. Но именно о ее неприкосновенности так заботятся господа либералы, ибо нравственность в их среде понятие весьма призрачное. Мы же считаем свободу наивысшим нравственным поощрением человека. В буржуазном обществе свобода это диагноз. Посмотрите на эти исковерканные свободой физиономии. Попробуйте найти в них признаки здоровья, покоя и счастья. Да по ним можно изучать историю человеческих пороков. Особенно хороши сами мэтры буржуазности и западничества, не сходящие с телевизионных экранов. Здесь уже скрывается нечто зоологическое. Старик Дарвин и не подозревал, что отпущенная нравственность внесет такие поправки в его эволюцию видов.
Что же может сказать о свободе Воин, ведь подчиняемость особым нормам поведения является обязательным условием его социальности? Логично было бы предположить, что Воин в принципе не может быть независимым существом. Однако такой вывод не верен.
Для того чтобы его опровергнуть, вернемся к истокам нашей великой культуры. Ее основателем, носителем и проводником был варвар. Понятие это трактуется историками чрезвычайно однобоко. В их представлении варварство есть некий исторический период человеческой отсталости и дикости. То есть варвар – тот материал истории, который как бы отработала цивилизация. В действительности же варварство есть способ выживания.
Он распространяется как на отдельные личности, так и на тип общественной культуры, на общественную мораль и нравы, и совершенно не зависит от этапа исторического развития общества. Варвар живет и сегодня. Вместо чемодана этот бродяга пользуется дорожной сумкой или вещмешком, в содержимое которых входит только самое необходимое, Он предпочитает простую и здоровую пищу, он свободно себя чувствует на дикой природе, легко переносит дискомфорт и лишения своей бродяжьей жизни. Он их просто не замечает. Вот в чем его важнейшая особенность! Он инстинктивен, естествен, прост, и поэтому не переносит светские манеры или этикет аристократов. Его квартиру не украшает дорогая мебель, поскольку толк в вещах варвар видит в их простоте, надежности, постоянстве и долговечности. Он сам такой.
Варвары существуют либо поодиночке, либо небольшими общинами своих родов, семей. Род для варвара понятие священное. Организован род по принципу звериной стаи: младшие безоговорочно подчиняются старшим, а каждая ступень социального развития требует особой инициации, посвящения, превращенного в некое культовое действие. Причем, совершенно неважно, в какой варварской среде это происходит: у неутомимых романтиков-туристов или в боевом подразделении «краповых беретов». Авторитет старших здесь одинаково непререкаем. Это природная норма выживания. Уравнивание в правах старших и младших для варваров безнравственно, опасно и символизирует один из этапов разложения общества.
Однако история знает и другой тип общественной организации – демократический. Он создавался античными народами в условиях разрушения семейных общин и ликвидации зависимого от них общественного статуса человека. Демократия была нужна для того, чтобы преодолеть родовые противоречия между этнически разнящимися племенами, либо между сословиями. Она ниспровергла родовой паритет общества, создав такую организацию, которая не была предусмотрена Природой. При этом возобладал неизменный принцип демократии: «Каждый имеет право быть таким, какой он есть!» Этот принцип до сих пор отражает демократическое условие свободы. Однако, как и следовало ожидать, в его культе обнаружилось противоречивое лукавство. Каждый, да не каждый! Например, если педерастом при либеральной демократии быть фактически почетно, то фашистом быть никак нельзя. Не везде можно быть и коммунистом.
Российские радикальные демократы открыто призывают передавить всех коммунистов. Так что демократия – вещь весьма однобокая, а главное лживая.
Итак, перед нами два совершенно разных типа общества, соответственно два совершенно разных типа Армий, соответственно два совершенно разных типа Воина. Сравним их на примере галлов и римлян. Римская армия – это объединение чужих друг другу людей, не связанных никакими узами, кроме профессионального партнерства. Они различны с точки зрения происхождения, воспитания, развития, наследственности и еще много чего. Для того чтобы эта масса была функциональна, в военном деле нужна система их уравнивания, единообразия и строгой стандартизации. Так появился на свет легионер. Все его человеческое существо подломлено, переработано и подведено под систему стандарта. Он нормативен, усреднен и не самостоятелен. Он сам по себе ничто.
Легионер – составной элемент такой Системы, такой Армии, где людей объединяет лишь более или менее отработанная общая идея вроде «нового мирового порядка», да абсолютное строевое равенство. Индивидуальных особенностей здесь не существует в принципе. Они всячески подавляются Системой, ибо здесь хорошо только то, что соответствует норме. Легионер не должен быть лучше этой нормы, иначе пострадает взаимодействие элементов Системы. По этой мысли воюет не человек, а Система. Здесь понятие старшего не является священным, поскольку оно достигается каждым равным вам по правам путем выслуги или особых привилегий. Старшинство здесь можно потерять за провинность или по уходу с военной службы. Однако, для того, чтобы данное понятие было безусловным, создается жесточайшая система подчинения, которая, в свою очередь, порождает культ воинских званий. Культ символа. Он закрывает глаза на достоинства человеческой личности, считая единственным достоинством исключительно само звание.
Обратите внимание на современную американскую армию. Она в точности соответствует данной характеристике. Со времен римских легионов ничего не изменилось.
Но не только демократии свойственна подобная социальная организация. В полной мере ее можно перенести на клятые демократами фашизм и коммунизм. Практически отпечатать трафаретом. Каждое слово в этом определении подходит под описание социальной типичности этих режимов. Фашизм и коммунизм представляют особый вид политического социума, созданный вовсе не варваром, а легионером. Варвару нет места в этих Системах.
Теперь рассмотрим военную организацию галлов. Основным боевым звеном здесь является родовая община. Она не столь многочисленна и потому особое значение придается индивидуальности каждого воина. Варвар-галл универсален и вместе с тем особо ценим именно как мастер своего собственного дела. Эти проявления его воинской индивидуальности могут быть не только не типичны для его противника, но и необъяснимы с точки зрения нормативной логики. Так появились берсерки. Люди в зверином обличье, охотящиеся за целым войском. У галлов существовали племена берсерков. Например, секваны, вызвавшие в 385 году до н.э. у римлян панический ужас. Подобное явление нельзя нормировать, нельзя поставить на поток, подчинить стандарту. Неслучайно, что в сознании галла военное дело являлось некой системой магических культов особой, боевой магии. В этой магии парило, с одной стороны, культовое подчинение иерархии коллектива, с другой – инстинкт самообязательного подвига. Этот подвиг повсеместно проявился в воинском духотворчестве варваров. Так, только герой попадал в Рай. У германцев – в Валхаллу, у русов – в Ирий, а у их исторических сородичей ариев – в Сваргу.
Трудно предположить, что демократическая организация вообще рассматривала индивидуальный подвиг в качестве элемента духовного совершенства. Во времена наполеоновских войн, например, легионерство столь преуспело в «демократизации» военного дела, что такие явления человеческой натуры, как героизм или трусость проявлялись в строгом соответствии с уставом (по уставу атаковать противника или отступать следовало только строем и только шагом).
Варварам не нужны были чины и звания. Родовые отношения и так все отрегулировали.
Итак, галлы использовали немногочисленные мобильные, прекрасно слаженные коллективы, где взаимодействие не было результатом палочной дисциплины, жесточайшего подавления своенравия и непокорности. Дисциплина для варвара есть норма существования и способ социального поведения, символ того места, которое варвар занимает в общественной иерархии.
Свободен ли варвар? Безусловно! Он свободен потому, что никем и ничем не принуждаем. Он выполняет ту социальную роль, для которой и был рожден. На эту роль не назначают, не нанимают, с нее не увольняют за провинности. Никто лучше него самого не справится с этой ролью. Вот почему варвару не нужна специальная система принуждения или подчинения, изменяющая его социальный облик. Вот почему варвар свободен. Его свобода социальна, тогда как свобода демократа антисоциальна.
Свободен ли легионер? Никоим образом! Легионерство есть форма социального принуждения, и эта форма тем более жестока, чем «демократичнее» общество.
Легионарную структуру можно вне всякой политической позы считать западной. Легиопарность и западничество – суть одно. Пресловутый немецкий порядок есть следствие того обращения варвара в легионера Священной Римской Империи, которое началось еще при Карле Великом. Чего достиг немец-легионер? Ровным счетом ничего. В отличие от него немец-варвар завоевал и подчинил себе Великий Рим. То есть обломал целую цивилизацию.
Гитлеровское легионерство расшибло себе лоб о русское варварство. Фашизм – одна из наиболее ярких форм легаонарности. Он не выдержал столкновения с варваром. Чем ему проигрывал социал-большевизм? Попыткой загримировать миллионы варваров под образ коммунистических легионеров. Все те же стройные ряды, общеподобные фигуры, абсолютное равенство. Обратите внимание на солдата Вермахта (уж об эсэсовце и речь не идет!) и на красноармейца. Их внешняя разница сопоставима с различием римского легионера и варвара-галла. Чем выиграл социал-большевизм у легионарного фашизма? Варварством! Выполнением того, что с точки зрения легионера сделать невозможно. Той человеческой живучестью, стойкостью и выносливостью, которые не сочетаются с легионарными нормами поведения.
Так кто же мы, и какой образ нам следует культивировать? Ответ очевиден.
Легионарность много раз приходила на Русь и всегда вязла в нашем природном варварстве. Первую попытку предпринял Владимир – креститель. Не получилось. Убивая веру отцов, он не осилил варвара в своем народе. Третий Рим оказался насмешкой над первыми двумя. «Небесный Иерусалим», «Оплот царства Божия на земле» не много стоил. Он утонул в ядреной закваске дремучей души народа. «Дорога к Храму» не стала судьбой варвара. Да и сам он не стал крестоносцем.
Больше преуспел Петр Великий и хлынувшие в Россию благодаря его реформам немцы. Все эти бироны, листоки, голштейнские принцы и гессен-дармшгадгские принцессы. Общество разделилось на «просвещенную», то есть прозападную часть, и «непросвещенную», дремучую, почвенную, народную часть. Россия стала жить как бы по-европейски. У нас даже образовалось двойное столичье: Петербург – западная столица, и Москва – своя, варварская. Русская армия сделалась легионарной. Правда, всегда, в самые решительные минуты сражений, кто-то вдруг вспоминал о «русском» солдате, о том солдате, что отличался от уже привычного европейского типа, о «чудо-богатыре». На этом отличии и выезжали, когда не хватало легионарности.
Потом были большевики с их смешением варварской сути и легионарной формы социального мышления. И снова вывозил варвар. И тогда, когда строили Днепрогэс, и тогда, когда били немца под Москвой. Варвар всегда вывозил Россию.
Но «варвар» – понятие не стихийное, не символическое или условно-нарицательное. Варварство не только продукт беспощадной эпохи, не только форма исторического самосохранения русской нации, ни и ее национальная идея.
Что есть такого в варварстве, отчего бы мы были менее цивилизованны, чем Западная Европа? Экономическая отсталость, нравственное убожество, интеллектуальный провал? Чушь! Это наша экономика создавала скачковый перевес в вооружении в ходе Великой Отечественной войны, поднимала космические программы и содержала полмира нахлебников в лице коммунистических движений. Это наша нравственность создала великую русскую культуру и историческое величие русского человека, отдававшего свою жизнь то за беспомощных болгар, то за китайцев, терзаемых самураями. Это наш интеллект создавал лучшие в мире военные технологии, сделал половину всех мировых открытий в современной науке.
Чего же еще? Уровень жизни! Да, это – притча во языцех. Уровень жизни человека, заставляющий его однозначно и категорично оценивать достоинство государственного устройства. Но ведь уровень жизни варвара вовсе не обязывает его нищенствовать. Пониженная требовательность к быту есть результат не его дикости, а его свободы и выносливости, независимости от опеки цивилизации в том вопросе, который принято называть выживанием.
Разве сам народ отрекся от имуществеиного накопления и достатка? Его принудила к этому политическая система. Коммунизм – социальная религия бедных. Некий элемент психологии убожества. Бедность – это приговор, который вынесли коммунисты своему народу. Обогащение Системы за счет человека. Разве это не идеал легионарности? Коммунальные квартиры, очереди за дефицитом, охота за «нетрудовыми», то есть лишними доходами, «железный занавес», чтобы не видели, как живет весь другой мир, – вот коммунистическое проклятье русскому народу. Вот причина, по которой мы прокляты всеми, кто вкусил того же по нашей воле. Но разве коммунизм – русская идея? Может следует напомнить, кто его придумал? И кто организовал здесь революцию в 1917-ом году?
Нет, варвару не нужны пришлые учителя. И время уже не поглотит варвара. Это мы поглощаем время, изменяясь ровно настолько, чтобы не проиграть ему в главном – в возможности выжить и сохраниться. Выжить и держать за горло цивилизацию западных легионеров.
Так было, и так будет. Мы создадим новых технократических гениев в себе самих, как создавали раньше. Мы низвергнем саму логику западных аналитиков до полной беспомощности. Мы подчиним наших противников своей воле и силе.
Вернуться к началу
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ. -> Чья вера ладнее? Часовой пояс: GMT + 4
На страницу 1, 2  След.
Страница 1 из 2

Перейти:  

Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001 phpBB Group
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS

Chronicles phpBB2 theme by Jakob Persson (http://www.eddingschronicles.com). Stone textures by Patty Herford.