Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ.


ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ.

"Нам ли греть потехой муть кабаков? Нам ли тешить сытую спесь? Наше дело - Правда острых углов. Мы, вообще такие, как есть!"
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Презумпция невиновности истории.
На страницу 1, 2  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ. -> Ложь или правда?
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5329
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Чт Авг 13, 2009 8:00 am    Заголовок сообщения: Презумпция невиновности истории. Ответить с цитатой  

"Нет, в заголовке все правильно - не "исследователь", а имено "и следователь".
Здесь я собираюсь провести некоторые аналогии между историком и следователем - впрочем, если работа историка мне знакома из первых рук, то со следовательским делом я знаком, увы, всего лишь по расплодившимся криминальным сериалам. Так что читающих мой журнал следователей прошу сильно не хихикать, если что.
Историк и следователь находятся в очень схожей ситуации.
Оба должны расследовать какое-то событие, уже бывшее, произошедшее. Оба прибегают к показаниям свидетелей (у историка это называется "источники") и изучению места преступления и вещдоков (у историков это называется "археологические памятники"). Дело само по себе непростое. Ведь свидетель - человек, он может ошибаться, он может врать. А заменить его некем. Машины времени нет. Историку, пожалуй, и похуже. Его свидетелей не переспросишь, не пригласишь на очную ставку с другим свидетелем.
К сожалению, этим сходство не исчерпывается. И историк, и следователь - отнюдь не вольные пташки. Оба они состоят в своих корпорациях, чьи ценности и интересы не учитывать весьма рисковано. У обоих есть начальство, от благорасположения коего зависит их карьера и их не слишком-то хлебное место. Постоянный мотив криминальных сериалов - некий "честный следак" делает выбор между благоволением начальства, коему потребна прежде всего отчетность, и корпоративной солидарностью с уже "закрывшим" это дело коллегой, с одной стороны - и правдой с другой.
У историков такое случется отнюдь не только в кино. Но и выбор, увы, бывает отнюдь не сериальным. Потому как безработный историк - существо, пожалуй, на порядок беспомощнее безработного следака. И "закрывали" дело, на самом деле требующее дополнительного расследования, не один коллега и не два, а целые школы...
В общем, эту сторону сходства между историком и следователем определю так. В идеале и того, и другого должна интересовать, как говорят в суде, "правда, только правда и ничего кроме правды". На практике приходится считаться с "отчетностью по раскрываемости", авторитетом начальства, "честью мундира" и тому подобными, весьма сильно уводящими от объекивности факторами.
С другой стороны наличествует такая порода, как журналисты - а в случае с историком "фолькисторики". Вполне справедливо критикуя "ментов" или "академических историков" за вышеозначенную необъективность, они, пожалуй, еще дальше от какой бы то ни было беспристрастности. Им нужна сенсация - или дополнительные доказательства пробиваемой ими идеи. Все, противоречащее желанной цели, отметается с порога - свидетели врут, менты покрывают бандита (или, напротив, топят невиновного), вещдоки подделаны. Наоборот, все, что можно хоть как-то прислонить к своей идее, идет в кассу. Пускается в ход и прямое вранье, ибо читатель сожрет, особенно разделяющий идею журналиста. И будет убежден, что журналист чего-то там "доказал" и кого-то там "разоблачил".
Простой пример - надо очередному журналюге от истории ужучить "проклятых хохлобандеровцев", "доказав", что у князя Святослава не было оселедца. И - бух! - а у Льва Диакона вовсе и не Святослава описание, а описание Аттилы, списанное у Приска Паннийского...
Ну кто из читателей полезет в сочинения этого самого Приска, и с изумлением обнаружит, что там про прическу Аттилы ни слова, а все сходство с описанием Святослава у Диакона - это кряжистое телосложение варварских вождей и их простая, но чистая одежда (причем Святослав у Диакона в этом одинаков с приближенными, а Аттила, наоборот, выделяется Приском на фоне роскоши двора)? Главное - нужное словцо подобрано, и готово "разоблачение", эдакое "независимое мнение журналиста Пупкина".
Но это уж совсем клинический случай "второй древнейшей профессии". Хватает среди фолькисториков и честных психов, читающих на русском языке все от скандинавских рун до пятен на солнце, или, наоборот, с радостным писком доказывающих, что никакой такой русской многовековой истории не было, а все Ломоносов с Рыбаковым выдумали.
Говоря кратко - справедливо критикуя ментовское/академическое начальство за, мягко говоря, необъективность, сами журналисты/фолькисторики отличаются от них разве что свой безграмотностью.
И получается весьма безрадостная картина. И со стороны "генералов" - академического начальства - и со стороны "журналюг"-фолькисториков правдой, как таковой, практически никто не интересуется.
Как же быть популярному герою криминальных сериалов - "честному следаку", и его товарищу по несчастью - честному историку?
По-моему, тут сравнение может для нас, историков, быть весьма плодотворным. В частности, у меня у самого давно уже возникла мысль о применимости к изучению источников такого принципа, как презумпция невиновности, и я был приятно поражен, когда обнаружил, что ту же идею высказывал очень уважаемый мною историк - Аполлон Григорьевич Кузьмин. Сведения источника должны восприниматься, как данность - пока не т иных свидетельств, способных опровергнуть их. Поясню на примере. Не будь у нас Эймунд-саги и Титмара, я не имел бы права отвергать данные жития Бориса и Глеба об их смерти от рук Святополка. Сколько угодно можно бы было говорить о неправдоподобности - но если есть данные источника, работать надо с ними, а не придумывать что-то на их место только потому, что нас они не устраивают - что, на самом деле, довольно часто практикуют и академические историки, и фолькисторики. Если житие Фотия было бы единственным источником о нападении руси на Царьград в 860 году, я вынужден был бы примириться с рассказом о буре, поднявшейся от опущенной в воду залива плащаницы, буре, опрокинувшей суда "россов" и устрашившей уцелевших так, что те крестились. Я не могу отвергнуть это свидетельство только оттого, что оно мне не нравится. К счастью, есть сообщения современников - самого Фотия, утверждавшего, что суда противника отошли от города при ясном солнце и спокойном море, и Иоанна Диакона, сообщающего, что суда русов, полные добычи, вернулись восвояси невредимыми. И так далее, и тому подобное.
Кстати, в криминологии есть еще деление свидетельств на прямы и косвенные. Так вот, косвенные имеют силу только по совокупности, уступая в том прямым - в нашем случае сообщениям соплеменников. Кстати, вещдоки (для историка это данные археологии)относятся именно к косвенным.
В общем, историку есть чему поучиться у криминалистов. Разумеется, тому, кто хочет знать - а не делать карьеру. То есть именно аналогу сериального честного следака - уж не знаю, насколько часто те встречаются в реальной жизни... "

Озар Ворон.

_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Сын Ярости
Гость

   




СообщениеДобавлено: Чт Авг 13, 2009 4:36 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Статья, коенчно дельная, но...
Получается, что любой бред, если не опровергается никаким дошедшим до нас источником, должен восприниматься как правда.
Всё таки, мне думается, должна быть и проверка здравым смыслом.
Вернуться к началу
Рябинка
Великий князь


Репутация: +43/–1    

Зарегистрирован: 16.05.2008
Сообщения: 2197
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Чт Авг 13, 2009 6:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Сын Ярости писал(а):
Получается, что любой бред, если не опровергается никаким дошедшим до нас источником, должен восприниматься как правда.

Полный бред в исторических источниках - еще бОльшая редкость чем полная правда. В любом источнике есть эмоции, субъективное видение, а есть информация, которую можно из нее вытащить и уже анализировать так и этак, хоть капелька, но есть.
А вот критерий "бреда" как раз понятие очень субьективное, и то, что один заклеймит бредом, другой очень даже логически объяснит.
_________________
Лицо волчьей национальности
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Сын Ярости
Гость

   




СообщениеДобавлено: Чт Авг 13, 2009 9:31 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Рябинка
Говоря о полном бреде, я имел ввиду заявления типа "две портивоборствующие армии Израиля 10 в до.н.э, в общей сожности насчитавыли 1,5 миллиона человек". Другими источниками это не опровергается, значит правда. Или "ассирийское войско было рассеяно богом израилевым, который десницей своей уничтожил безбожных".

Касатенльо трирем: реконструкции вроде бы были. И всё было в порядке.
Вернуться к началу
Сын Ярости
Гость

   




СообщениеДобавлено: Пт Авг 14, 2009 5:53 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

О триремах, я перенёс в Перунов Жернов.
Вот сюда: http://bogunemilforum.mybb2.ru/viewtopic.php?p=11018#11018
Вернуться к началу
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5329
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Пт Авг 14, 2009 7:32 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Цитата:
Говоря о полном бреде, я имел ввиду заявления типа "две портивоборствующие армии Израиля 10 в до.н.э, в общей сожности насчитавыли 1,5 миллиона человек". Другими источниками это не опровергается, значит правда. Или "ассирийское войско было рассеяно богом израилевым, который десницей своей уничтожил безбожных".

По презумпции - так оно и есть. Как и походы Святослава, существование Олега и пр. Только ведь никто не запрещал оспаривать эту невиновность. И вот тут-то, по качеству аргументов и надо судить, кто прав. А на веру всякие Крышени принимать - дело убогое.

Цитата:
О триремах, я перенёс в Перунов Жернов.

Молодчага Друзья
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Сын Ярости
Гость

   




СообщениеДобавлено: Пт Авг 14, 2009 8:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Скрытень Волк писал(а):
Только ведь никто не запрещал оспаривать эту невиновность. И вот тут-то, по качеству аргументов и надо судить, кто прав.

При таком раскладе - другое дело.
Скрытень Волк писал(а):
Молодчага

Ну, надо же хоть иногда модерские функции выполнять. Смеется А то у нас оффтопни и впрямь многовато.
Вернуться к началу
Велес
Гость

   




СообщениеДобавлено: Вс Авг 16, 2009 1:07 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Сын Ярости писал(а):
А то у нас оффтопни и впрямь многовато.

Так ведь я про триремы как раз и написал в тему. Большинство историков убеждено в их существовании, хотя никаких фактов на руках неимеется. А название могло быть неправильно понято. Вот и появились трёх,четырёх ,пяти и даже десятиярусные гребные суда.
Скрытень Волк писал(а):
И вот тут-то, по качеству аргументов и надо судить, кто прав.

Я думаю судить надо не по качеству аргументов а по вещьдокам. Нет вещьдоков-это теория, есть вещьдоки-это история. Раз уж следователь. Смеется
Вернуться к началу
Сын Ярости
Гость

   




СообщениеДобавлено: Вс Авг 16, 2009 7:08 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Велес писал(а):
Так ведь я про триремы как раз и написал в тему.

Да к тебе претензий никаких. Мы тут и не такой оффтоп устраивали.
Просто потом дело стало слишком серьёзным для этой темы.
Велес писал(а):
Я думаю судить надо не по качеству аргументов а по вещьдокам. Нет вещьдоков-это теория, есть вещьдоки-это история.
Ну так не к каждой же летописи могут вещьдоки быть. А если есть - другое дело.
Вернуться к началу
Имандра
Страж Порубежья


Репутация: +11    

Зарегистрирован: 14.11.2009
Сообщения: 210
Откуда: М.О.

СообщениеДобавлено: Пн Фев 08, 2010 10:57 pm    Заголовок сообщения: Всего отзывов: 1 Ответить с цитатой  

ЭТО НЕ ВСЕОБЪЕМЛЯЩИЙ ТРУД – ЭТО БЕГЛЫЙ ВЗГЛЯД НА ПРОБЛЕМУ НЕИСКУШЕННОГО ЧИТАТЕЛЯ
Дайджест вопросов обсуждаемых на исторических форумах по теме «Древняя история Руси»

Корпус первоисточников

По моему мнению, любая наука, претендующая на звание т.н. научной дисциплины, должна иметь некую систему координат и некие «эталоны измерения». Чтобы ее выводы, с некоей долей вероятности, соотносились с объективной реальностью. Когда таких критериев и эталонов нет или по каким-то причинам они утрачены, следовательно, рано или поздно в данной науке наступает кризис. (В качестве примера, можно рассмотреть т.н. «кризис физики»).

Приступая к данной теме, я заранее прикинула исходя из элементарных принципов логики, какими должны быть эти критерии.

1. Исторические сведения, прежде всего, черпаются из летописей. Поэтому, безусловно, все летописи должны быть тщательно проверены на предмет их подлинности.
- должно быть четко установлено, когда был написан оригинал;
-где он был найден;
-история «обретения», насколько она, будем говорить, «прозрачна»;
-где он находится сейчас;
-если оригинал утрачен, то были хоть какие то свидетели, которые этот оригинал видели;
-были ли сделаны копии с оригинала, кто делал и где копии находятся сейчас.

2. Все исторические сведенья русских летописей хотя бы о внешнеполитической деятельности должны хоть как то подтверждаться европейскими или другими источниками, имеющими определенную степень достоверности.

Есть несколько электронных библиотек, где представлены тексты летописей и работ К. Багрянородного и Л.Диакона, но нигде не полслова о том, какова их подлинность, и как и где они были найдены.

Итак, старейшим списком русских летописей считается Лаврентьевский список (четвертая четверть 14-ого века);
Сведения о том, что ПВЛ (отрывки из которой, в качестве вставок входят в летописи), написал Нестор (или Нестер) из Киева были в Хлебниковском списке датируемом 16-м веком по официально датировке.
Где хранились все эти своды со «вставками» из ПВЛ, никто не знает. Все стали вдруг находится в 18 и 19-веках.
У византийцев-современников ничего нет ни про Рюрика, ни про Аскольда, ни про Киев.

Есть только упоминание «народ Рос» у п. Фотия – правда некоторые исследователи трактуют эту фразу просто как синоним народа Гога Магога - «ругательство» из ветхого завета.

Сведения о Игоре и Святославе есть у К. Багрянородного, и Льва Диакона. Есть и более поздние источники.

Только вот только одно но……

Все они всплыли, откуда ни возьмись в каких-то якобы копиях, опять же 18-19 веках. И что-то в Венеции, что-то в Париже.
Причем копии работ Л. Диакона были переписаны с кучей ошибок. А подлинников не сохранилось.
Например, работа Константина Багрянородного «Об управлении империей» современникам была неизвестна. Считается, что эта работа была «совершенно секретной», только для внутреннего пользования императорской семьи. Подлинник не сохранился, а есть три якобы копии, две сейчас в Париже, одна в Ватиканской библиотеке.

Причем сведения о России с порогами и пр. есть только в одной, из копий, и она «случайно» некоторое время была в руках у графа Румянцева. О чем граф и сообщил «исторической общественности».

Рюрик и Олег - фигуры только из ПВЛ.

Что касается Рорика Ютландского. Единственным «доказательством» того, что Рюриком был Рорик Ютландский - племянник или брат Харальда Клака, было якобы отсутствие упоминаний о нем в хрониках примерно с 860 по 880 г.г...
Но по сведениям Ксантенского хрониста в 873 году Рорик дал клятву верности кайзеру Людовику и правил во Фризии. Предположительная дата смерти была вычислена по времени передачи Фризии Готфриду – племяннику Рорика в 882 году. Сами хроники, где это имя упоминается не сохранились.

Все что мне удалось выяснить по этому вопросу.

ПВЛ и вопросы к ней

Первое, что бросается в глаза при изучении ПВЛ.
ПВЛ в различных сокращениях или части ПВЛ, входят как начальная вставка в Лаврентьевскую, Ипатьевскую, Радзвиловскую летописи и Хлебниковский список. По этим летописям собственно текст ее и реконструирован.
Причем во времена Екатерины II, существовало якобы 11 вариантов ПВЛ. Императрица велела прекратить безобразие и оставить только один вариант.

Второе, если Нестор жил в 12в. то как так получилось, что он не знал родословную своего князя до 7 колена. Это просто невозможный факт.
Игорь не может быть сыном Рюрика, в лучшем случае внуком, а то и правнуком. Если Рюрик был язычником, как могло получиться, что у него был один сын. (У Ррика Ютландского их было много)
То же самое с Игорем и Светославом. К тому же получается, Ольга родила Светослава в возрасте 52 года и еще дождалась внуков. Когда она якобы ездила в Византию сколько ей было лет?

Третье, какой общественный строй был на Руси.
Не складывается впечатления, что Русь единое государство. В Полоцке свой князь, который даже и не родственник Рюриковичам. Во всех городах есть вече, которое князя может и выгнать. Новгородцы заявляют Светославу, что либо он дает одного из своих сыновей, либо они пригласят кого ни будь еще. Причем это вече в городах сохраняется еще и во времена монголо-татарского нашествия. Разве это похоже на единое государство. Скорее на города республики, которые приглашают князя в качестве военачальника. В ПВЛ постоянно повторяется фраза, что такой-то князь в город приехал, город его не принял и он сел княжить в другом городе (неказист оказался, нос картошкой, штаны спадают, меч кривой, боевая кобыла не той масти).
Где же феодальная собственность собственно князя?
Я несколько раз прочла текст ПВЛ но, ни где такой фразы, что Русь была единым государством от моря до моря, я не нашла.
Дарование вольностей Новгороду Ярославом … но судя по всему это было отдельное самостоятельное государство.

Четвертое, крещение Руси Владимиром
Ни где, кроме ПВЛ о Владимире и крещении не упоминается. Я не буду комментировать этот факт. Я пыталась читать, как историки это объясняют. Но логика их объяснений для меня недоступна.

Пятое, после Владимирова крещения все князья, по прежнему фигурируют под языческими именами.
По христианским канонам крещения, установленным в VIIв. У христианина должно быть христианское имя, данное ему при крещении (т.е. либо греческое, либо еврейское, возможно еще имя Борис, т.к. так звали канонизированного болгарского царя). Возможно, среди канонизированных болгарских царей был и Владимер. Если князя крестили после рождения, то и всю жизнь он должен носить христианское имя. Если летописи писали монахи, тем более там должны упоминаться только христианские имена князей. Никаких языческих кличек. Никаких Игорей, Олегов, Всеславов, Святополков и т.д.
Т.е .Князья Василий, Юрий (Георгий), Борис и Давид могут быть христианами, а у остальных языческие имена. Это тоже непонятно. Ведь коль скоро церковные каноны так сильно нарушались – этому должна быть причина, или хотя бы внятное объяснение летописцев.
Все имена князей должны быть из тех, которые были в святцах на данное время. А канонизированы ярославы-владимиры очень поздно – во время макарьевских соборов и позднее.
Крестильное Ярослава Мудрого «Юрий – Георгий» известно только из ПВЛ, причем при единственном упоминании.


Шестое, Юрий Долгорукий
_______________________________________________

Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. — М.-Л., 1950. — С. 465-475.
ПРИЛОЖЕНИЕ ВТОРОЕ
СТАТЬИ, НАХОДЯЩИЕСЯ В РУКОПИСИ АРХЕОГРАФИЧЕСКОЙ КОМИССИИ ПЕРЕД КОМИССИОННЫМ СПИСКОМ НОВГОРОДСКОЙ ПЕРВОЙ ЛЕТОПИСИ.

СИЦЕ РОДОСЛОВЯТСЯ ВЕЛИЦЂИ КНЯЗИ РУСЬСТИИ.

Первыи князь на Русьскои земли Рюрикъ, пришедыи из НЂмЂць. Рюрикъ же роди Игоря. Игорь роди Святослава, иже ходи къ Царюграду ратью. Святославъ роди Володимера Великаго, иже крести всю Русьскую землю. Володимеръ роди Ярослава, его же грамота въ Великомъ НовЂгородЂ. Ярославъ роди Всеволода. Всеволод А роди Володимера. Володимеръ роди Мономаха. Мономахъ роди Юрья А. Юрьи роди Всеволода Великого ГнЂзда. Всеволод роди Ярослава. Ярославъ роди великаго Александра Храбраго. Александръ роди Данила Московьскаго. Данилъ роди Ивана, иже исправи Русьскую землю от татеи и от разбоиникъ. Иванъ роди Семеона. Семеонъ роди Ивана. Иванъ роди Дмитрия. Дмитрии роди Василиа. Василии роди Василия Б./л.7об./

Примечание
А—А В сборнике Аераамки 6) Всеволодъ роди Володимира Маномаха; 7) Маномахъ роди Юрья (см. ПСРЛ, т. XVI, стр. 261).

Б После слов роди Василия приписано на том же 7-м листе другим почерком и другими чернилами Василеи роди Ивана, Иванъ роди Василея, а Василеи роди Ивана. Конец строки заклеен. Начало листа 7-го об., треть листа, оставлено чистым.

В—В В сборнике Авраамки 6) Всеволожи сынове: Володимиръ Маномахъ, Ростиславъ; 7) Володимирови сынове: Мстиславъ, Ярополкъ, Вячеславъ, Всеволодъ, Юрьи, АндрЂи.


КТО КОЛИКО КНЯЖИЛЪ.
Рюрикъ княжилъ 17 лЂт. Олегъ княжилъ 30 лЂт. Игорь княжилъ 33 лЂта. Святославъ 18 лЂт. Ярополкъ 8 лЂт. А въ крещении кьняжи 17 лЂт. А крещеныи Б князи княжили 127 лЂтъ. Володимеръ княжи 35 лЂт. Святополкъ 3 лЂта. Ярославъ 40 лЂт. Изяславъ 23 лЂта. Всеволодъ 15 лЂт. Михаило, нареченыи Святославъ, 20 лЂтъ. Володимеръ 21 лЂтъ. Володимеричь Мономахъ княжи 12 лЂт. Мьстиславъ, сынъ его, 6 лЂт. Ярополкъ, сынъ его, 8 лЂт. Вячеславъ 4 мЂсяци. Всеволодъ Олговичь 8 лЂтъ. Изяславъ Мьстиславичь и братъ его Ростиславъ 6 мЂсяць. Сынъ Мономашь Юрьи Долгоругыи 3 лЂта. Андреи Боголюбивыи 17 лЂтъ. Ярополкъ Ростиславичь лЂто 1. Михалко лЂто едино. Всеволод 37 лЂт. Юрьи 5 лЂт. Костянътинъ 10 лЂтъ. И пакы Юрьи 17 лЂт. А всего оба 25 лЂтъ.

А СЕ КНЯЗИ РУСЬСТИИ.

Сынъ Володимеровъ Мономахъ, правнукъ великого князя Володимера. Сии поставилъ град Володимерь ЗалЂшьскыи в Суждальскои землЂ и осыпа его спомъ, /л.10./ и созда первую церковь святого Спаса за 50 лЂт до Богородичина ставления. Потомъ приде из Киева въ Володимерь сынъ Мономашь Юрьи Долгая Рука и постави другую 6 церковь, каменну, святого Георгиа, за 30 лЂт до Богородичина ставлениа.
_________________________________________________________
Можно сказать, что переписчик ошибся, но не кажется вам, что это два варианта поддельной родословной Юрия Долгорукого и его потомков. Окончательным был утвержден вариант Авраамки.
Возможно, Юрий Долгорукий к Мономашичам вообще никакого отношения не имел.
Когда его потомки начали объединять земли Руси (а по существу захватывать), то им понадобилась и родословная и некий намек на легитимность такого объединения, а именно, что Русь когда то была едина. И я думаю, что собственно сплошная христианизация началась с того момента, когда в основном все князья начали носить христианские имена.

Что же касается Новгородских летописей, то один такой факт. Когда открыли новгородские берестяные грамоты, то оказалось, что Новгородцы называют себя Новоградцами.

И вот еще работа А.А. Купранис Датированные печати иерархов русской церкви (домонгольский период)
http://www.archaeology.kiev.ua/journal/011299/kupranis.htm

На печати есть имя, у митрополита – митрополия «Росия», уточненная должность, имя; у епископов и архиепископов – должность, имя, город.
В печатях пишется не НовгОрОд как в летописях, а НовогрАд (хоть и на греческом но смысл).
Причем, митрополия «Росия» трактуется нашими историками, как доказательство существование какого-то единого государства – Русь. Но, кандидатов на должность митрополита выставляли и литовские князья???

В общем, вопросов оказалось больше чем ответов.
К сожалению, все эти вопросы хотя и бурно обсуждаются, но по большей части это болтовня. Сами историки категорически отказываются рассуждать, пояснять, даже думать над этими темами.

В дальнейшем я хочу выложить обзор работ по государственности Швеции и Норвегии в период IX –XIIв.в. В свете борьбы норманистов и антинорманистов.
И обзор работ по археологии Новгорода. Там тоже очень много острых вопросов.

ИСТОРИЯ невинна, а вот политики и историки???
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5329
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Вт Фев 09, 2010 10:57 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Браво!
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Краслава
Гость

   




СообщениеДобавлено: Вт Фев 09, 2010 3:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Имандра
Прими мои самые восторженные отзывы. И ещё.
Позволь разместить твою статью у меня на сайте? Читает лекцию Понравилась.
С не терпением жду дальнейших.
Вернуться к началу
Сын Ярости
Гость

   




СообщениеДобавлено: Вт Фев 09, 2010 3:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Замечательный разбор.
Дякую Имандра!
Жду разбора мурманов-свеонов.
Вернуться к началу
Имандра
Страж Порубежья


Репутация: +11    

Зарегистрирован: 14.11.2009
Сообщения: 210
Откуда: М.О.

СообщениеДобавлено: Ср Фев 10, 2010 3:19 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Краславе

Конечно размещай!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Имандра
Страж Порубежья


Репутация: +11    

Зарегистрирован: 14.11.2009
Сообщения: 210
Откуда: М.О.

СообщениеДобавлено: Пн Фев 22, 2010 4:11 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Скандинавские страны во времена викингов и Древней Руси

Согласно норманнской теории жители Новгорода (города живущего торговлей), с преимущественно славянским населением, пригласили управлять собой некого иноземца. Причем, не как поляки французских принцев, чисто номинально, а с войском. Каково было развитее государственности в стране, откуда якобы прибыл иноземец.
Я не стала оригинальничать, и обратилась к трудам А. Я. Гуревича, советского историка, специалиста как раз в этом направлении. Иностранного члена Королевского Норвежского общества ученых, Королевского общества историков Великобритании, Королевской Академии наук Нидерландов. Доктор философии honoris causa Университета города Лунд (Швеция).
http://ru.wikipedia.org/wiki/Гуревич,_Арон_Яковлевич

Что примечательно, свое исследование: «Родина викингов» исторические хроники, он начинает с такого пассажа:

«Саги о древних скандинавах рассказывают, что когда норвежцы покидали родину и отправлялись в морское плавание на поиски новых земель, они брали на борт своих кораблей вместе со скарбом и резные деревянные столбы с изображениями древних богов. Эти столбы украшали хозяйское сидение в горнице; языческие боги охраняли дом и его обитателей от бед и злых сил - великанов, чудовищ и прочей нечисти. Приближаясь к берегам Исландии, переселенец бросал эти столбы в волны и высаживался в том месте, куда их выбрасывало прибоем. Здесь он строил новый дом и устанавливал старые столбы подле своей почетной скамьи. Переселяясь на новые места не только с домочадцами, рабами и скотом, но также и со своими богами, привычками и обычаями, норвежцы искали возможность продолжать жить по законам своих предков.»

Ну, вот и я о том же подумала!

Далее, о языке на котором говорило местное население:

«Разъединенные всем образом жизни и хозяйства, которое на протяжении многих веков сохраняло натуральный характер, жители скандинавских стран вместе с тем имели между собой и много общего. Прежде всего общими были их этническая принадлежность к северным германцам и язык. Повсюду в Скандинавии в раннее средневековье говорили на родственных диалектах одного древнескандинавского языка. Он принадлежит к языкам германской ветви индоевропейской языковой семьи. Иногда его называли 'датским языком'. Этот язык был понятен и в тех странах, куда переселялись выходцы из Скандинавии»

Особенности экономики Норвегии и Швеции того времени:

«Если население большей части Европы того времени состояло преимущественно из крестьян-земледельцев, то скандинавские бонды - так называли свободных людей, домохозяев, глав семей - были не только, а подчас и не столько хлебопашцами, сколько скотоводами, охотниками, рыболовами, моряками, китобоями.»

«…жители Швеции, Норвегии и Дании, оставаясь на родине, дольше сохраняли общинно-родовой строй. Его разложение шло медленнее, чем в других частях Европы.»

«У племен, занимавших отдельные области Скандинавского полуострова и Ютландии, долго держались родовые и общинные формы собственности на землю. Вплоть до VIII-IX вв. здесь существовала патриархальная большая семья - коллектив ближайших родственников нескольких поколений: в одном хозяйстве объединялись не только родители и их дети, но и семьи, созданные взрослыми сыновьями.»
Лишь в более позднее время между сыновьями и отцом или между братьями стали производиться разделы наследственного владения. Но и после раздела земли и обособления индивидуальных хозяйств свободного распоряжения участками сразу не возникало: человек, вынужденный продать свою землю, был обязан предложить ее купить сначала своим сородичам. Только в том случае, когда они не могли или не желали воспользоваться этим предложением, владелец получал право продать землю на сторону. Однако сородичи могли и впоследствии выкупить проданную землю.


«…жители Скандинавии испытывали недостаток в землях, пригодных для земледелия и скотоводства. Некоторые современные ученые ставят под сомнение существование земельного голода, но исследования топонимики и скандинавских поселений давно уже дали ряд подтверждений этого факта. Еще в V-VI вв. население внутри полуострова начало проникать в ранее пустовавшие районы. При этом многие прежние поселки и усадьбы были заброшены. В VII-IX вв. распад хозяйств больших семей принял широкие размеры, что указывает на рост населения и создание внутри домовых общин скрытого перенаселения. С этим же обстоятельством, видимо, связано и значительное увеличение числа погребений в различных районах Скандинавии в начале эпохи викингов. Наконец, массовая эмиграция из стран Севера в другие страны уже в эпоху викингов и заселение датчанами и норвежцами целых областей Англии, Ирландии, Северной Франции, островов Северной Атлантики не могут быть объяснены, если не признать наличия избыточного населения в тогдашней Скандинавии. Конечно, избыток населения вызывался не распространенным у скандинавов многоженством, как полагали некоторые историки. При относительно низком уровне сельского хозяйства, носившего экстенсивный характер, нехватка земли могла стать угрожающей. Немецкий хронист второй половины XI в. Адам Бременский писал о норвежцах, что на морской разбой их толкает бедность родины, она-то и гонит их по всему свету


Каково было развитие государственности и законодательства:

Жители соседних хуторов встречались на общих пастбищах, на сходках. Такие сходки - тинги - устраивались для решения конфликтов и споров, возникавших между соседями, для расследования и наказания преступлений: на тингах совершались в присутствии свидетелей и поручителей имущественные сделки. В каждом районе (хераде, сотне), пределы которого устанавливались самой природой - в отдельной долине, части побережья существовал свой тинг. На эти сходки мужчины являлись вооруженными. Принимая решение, они, как и древние германцы, в знак одобрения потрясали оружием.

Человек, имевший претензии к другому или обвинявший его в преступлении, должен был явиться к дому обидчика и вызвать его на тинг. Затем от усадьбы к усадьбе передавали стрелу - знак созыва тинга. В назначенный день, обычно в новолуние или полнолуние, все бонды, жившие в одном районе, собирались на отведенном для тинга месте, например на холме или лесной поляне, и выслушивали стороны и свидетелей. Места сходок считались священными и состояли под охраной богов: кровопролитие или другое преступление, совершенное здесь, признавалось святотатством и каралось особенно строго. Нередко в этих местах находилось капище, совершались жертвоприношения и гадания.

Хранителями обычая были наиболее почтенные и старые люди; обычай так и переходил из поколения в поколение, 'исконность', старина придавали ему силу и авторитет. В нужных случаях хранитель обычая излагал его на тинге, в Исландии знаток обычаев так и назывался 'законоговоритель'.

Все бонды - свободные люди, обладавшие хозяйственной независимостью, считались равноправными и полноправными, обычай, имевший силу закона, был для всех один. Но на практике торжествовало право сильного: кто имел больше сородичей и зависимых людей, был богаче и влиятельнее, тот мог навязать свою волю соседям и участникам тинга. Самоуправство наиболее могущественных и богатых люд ей, имевших средства заставить считаться с собой всех окружающих, уже тогда не знало границ.
Исландские саги, излагающие родовые предания и жизнеописания, полны рассказов о бесконечных кровавых распрях между семьями и родовыми группами как в самой Исландии, так и в других скандинавских странах. Нередко случалось, что месть приводила к убийству сразу большого числа людей. В обычае было сожжение дома врага с его обитателями. Величайшим несчастьем, которое могло постигнуть человека, у древних скандинавов считалось прекращение рода или его упадок.

Жители соседних местностей, принадлежавшие к одному племени, подчас объединялись для совместной защиты от нападений и для соблюдения порядка. Время от времени они собирались на областной тинг. Здесь обсуждались наиболее важные дела, имевшие общий интерес. Некоторые языческие святилища были общими для целой области. Народные сходки являлись важным средством общения населения, раздробленного на мелкие мирки: на них узнавали новости, договаривались о сделках и брачных союзах. Законоговорение не было оторвано от народного сказания, и то и другое в глазах народа имело одинаковую достоверность и значение. Встречи на тингах способствовали распространению саг, до XII-XIII вв. сохранявшихся в устной форме, песен о богах и героях, стихотворении и песен скальдов.


Хотя тинги в тот период сохраняли характер народных сходок, ведущую роль на них играли наиболее знатные и влиятельные бонды. С ними были связаны родством, свойством, а нередко и материальной зависимостью многие участники тинга. Когда собрание посещал правитель области - конунг или ярл, - с ним от имени и при поддержке присутствовавших говорили знатные люди и 'могучие бонды'.


Античные авторы подметили наследственный характер германской знати: знатность, понимаемая как родовитость, была принадлежностью целого рода или семьи, и только из числа лиц, входивших в состав этого рода и семьи, 'выбирались' предводители племен и племенных союзов. Таких 'королей' (у скандинавов они назывались конунгами), ярлов и херсиров упоминают не только песни скальдов, наиболее ранние из которых известны от IX в.
Когда гораздо позднее, в конце Х в., представитель французского короля спросил датских викингов, отряд которых грабил Северную Францию, об имени их господина, они отвечали: 'Нет над нами господина, ибо все мы равны!'. Этот гордый ответ часто приводят в доказательство сохранения демократических порядков не только в Скандинавии, но и в войске викингов.

Племя, во главе которого стоял вождь, опиравшийся на дружину, отчасти содержало его и воинов на свой счет. Еще древние германцы приносили вождям подарки в виде скота и земных плодов. С течением времени эти дары неизбежно утрачивали добровольный характер и превращались в дань или кормление, которое все домохозяева обязаны были предоставлять вождю. Усадьбы конунгов и херсиров служили местом, куда население свозило продукты для вождя и его свиты. Такие поборы назывались вейцлой, т.е. кормлением, угощением, пиром. Вождь, имевший несколько усадеб, расположенных в разных частях возглавляемой им области, разъезжал по этим дворам и кормился вместе со своими людьми за счет приношений. Прокормить многолюдную дружину могущественного конунга или херсира было нелегко, население нередко видело в этой обязанности серьезное для себя обременение. Для того чтобы не истощить ресурсы жителей и не вызвать у них недовольства, вождям приходилось чаще переезжать из одной местности в другую, нигде не задерживаясь подолгу, либо отправляться за добычей к соседям или за море. Когда же они пытались сократить рацион дружинников, те не скрывали недовольства. Казалось естественным, что вождь щедр на угощения, как и на кольца и гривны, которые он дарил своим приближенным. Скальды сплошь и рядом называли вождя 'раздающим золото', 'щедрым на кольца'.

Нет достаточной ясности и в вопросе о времени складывания скандинавских государств. Хотя некоторые историки (в особенности шведские) относят это время чуть ли не к эпохе "Великих переселений", есть основание предполагать, что переход от стадии племенных союзов к раннефеодальному государству продолжался в Скандинавии еще в XI в. Социально-политические процессы, о которых идет речь, начались ранее эпохи викингов и закончились уже после ее завершения. Походы норманнов, оказавшие огромное, хотя и противоречивое воздействие на эти процессы, не определили их всецело.

Города Скандинавии

Появление в Северной Европе важных торговых пунктов – первых скандинавских городов относится ко времени развития здесь большого судоходства. До недавних пор историкам, интересующимся жизнью и бытом этих городов, приходилось довольствоваться немногочисленными, скудными и не во всем достоверными сведениями, которые содержатся в западноевропейских хрониках и рассказах арабских путешественников. Последние раскопки до некоторой степени восстановили облик древнейших торговых центров Дании, Швеции и Норвегии – Хедебю (в юго-восточной части Ютландского полуострова, южнее г. Шлезвиг), Бирки (на озере Меларен), Скирингссаль (в Южной Норвегии, на западном берегу Осло-фьорда). На месте этих пунктов, существовавших в эпоху викингов, впоследствии не возникли новые поселки. Это значительно облегчило восстановление их облика.

Хедебю (Хайтабу) – буквально: "город язычников" – был наиболее крупным из этих первых городов-эмпорий и самым важным в торговом отношении. Как установили археологи, в период своего расцвета – в X в. – Хедебю занимал площадь около 24 га (в IX в. она была вдвое меньшей). Расположенный на берегу озера в верховьях реки Шлей, впадающей в Балтийское море, город обладал удобной для судов гаванью. Он был обнесен полукруглым валом, который защищал его со стороны суши. Вал из земли и дерева, длиной около 1300 м, хорошо сохранился, На холме севернее города находилось еще одно укрепление, по-видимому, более раннего времени, чем вал. Внутри городской черты найдены остатки небольших домов, обнесенных оградой и образовавших узкие улочки. Раскопки на территории города и многочисленных погребений (общее их число ориентировочно составляет 3-5 тыс.) свидетельствуют о наличии в Хедебю ремесленников, занимавшихся гончарным делом, обработкой железа из болотной руды, ввозившейся из Швеции, ткачеством, работой по кости и рогу, производством стекла, чеканкой монеты, изготовлением бронзовых украшений и филиграни. Археологи установили местонахождение отдельного ремесленного квартала.
В период своего расцвета Хедебю имел несколько сотен жителей, может быть, даже более тысячи.
Но около 1050 г. Хедебю разграбил и разорил норвежский конунг Харальд Хардрода. Однако, как рассказывают исландские саги, спасаясь от преследования датского конунга Свейна, Харальд бросил в море все сокровища, увезенные из Хедебю. Город был сожжен.
Раскопки установили следы пожара, уничтожившего Хедебю. Выше этого слоя признаков продолжения жизни в городе не обнаружено. Правда, немецкий хронист Адам Бременский сообщает, что в 1066 г. венды – соседние с датчанами славянские племена – разграбили Хедебю. Но, по-видимому, тогда существовали только жалкие остатки уже разрушенного города. Веши, найденные в Хедебю, относятся самое позднее к середине XI в., последние по времени монеты – к правлению английского короля Эдуарда Исповедника (1042-1066 гг.).

Бирка

Другой важный торговый пункт на Балтике – шведская Бирка – был тесно связан с восточным путем "из варяг в греки". Расположенная на острове Бьоркё, около озера Меларен (в 30 км западнее Стокгольма), Бирка, в отличие от Хедебю, находившегося в пустынном тогда районе Ютландии, лежала в относительно густонаселенной области Швеции – Уппланде, неподалеку от древнего религиозно-политического центра – Старой Уппсалы. Здесь собирались ярмарки, на которые привозили товары жители Уппланда. Как и Хедебю, Бирка не находилась непосредственно у открытого моря, корабли заходили в озеро из Балтийского моря через пролив. Город имел три гавани, замерзавшие зимой, но и в это время года торговля в Бирке не прерывалась: купцы везли меха по льду (при раскопках найдены костяные коньки, топоры для рубки льда и обувь с шипами для передвижения по льду).

На холме, господствующем над городом, стояло укрепление. Раскопана часть городского вала из камней и земли, относящегося к середине X в. В сохранившейся части вала найдено не менее шести отверстий. По-видимому, в X в. здесь высились деревянные сторожевые башни.
Население Бирки, как и Хедебю, было, по тогдашним масштабам, довольно многочисленным. Культурный слой на месте Бирки, так называемая "Черная земля", имеет площадь 12 га при толщине до 2,5 м (это название земля получила из-за темной окраски, особенно заметной, когда она влажная). Археологи открыли более 2000 могил под насыпями. В настоящее время примерно тысяча из них изучена. Кроме того, здесь имеется неопределенное число погребений без насыпей.
В жизнеописании Ансгара, дважды посетившего Бирку в первой половине IX в., говорится, что население ее состоит из купцов. Город находился в зависимости от шведского конунга, имевшего в нем своего представителя, но, по-видимому, сохранял значительную автономию и имел, по свидетельству Римберта, свой тинг. В "Житии Ансгара" подчеркивается важность для Бирки торговых связей с фризским Дорестадом.
Бирка возникла почти одновременно с Хедебю – около 800 г. До ее основания на соседнем острове – Хельгё, расположенном примерно в 11 км от Бирки, существовал другой торговый центр – Лилле.

Лилле обнаруженный впервые в 50-х годах XX в. . Эта фактория датируется VII-VIII вв., хотя поселение на острове восходит к еще более раннему времени. На месте, где находился Лилле, наряду с арабскими монетами найдены осколки стеклянных изделий, привезенных из Франкского государства, епископский посох ирландского производства, золотые бляшки скандинавского происхождения с изображением целующейся пары и даже такой неожиданный гость на севере Европы, как маленькая бронзовая статуэтка Будды. Но на Хельгё существовало и ремесло. Здесь производили плавку железа, обрабатывали металл (найдены орудия труда, множество железных и бронзовых замков с ключами), изготовлялись стеклянные бусы. По-видимому, в конце VIII или начале IX в. основной центр торговли был перенесен из этого пункта в Бирку, в которой сконцентрировались связи с арабским Востоком, шедшие по волжскому пути. С другой стороны, Бирка оказалась связанной удобными речными путями со многими пунктами в Средней Швеции, а морем – с северными ее районами, а также с Хедебю, островом Готланд и южным побережьем Балтики. В IX в. в Бирке чеканилась собственная монета по франкскому образцу.
Бирка существовала менее продолжительное время, чем Хедебю. Наиболее поздние монеты, найденные в могилах, датированы 60-ми годами X в. Предполагают, что Бирка прекратила свое существование в последней четверти X в. История ее исчезновения не выяснена. Одни ученые выдвигают догадку, что Бирку разорили датские викинги. Однако раскопки не обнаружили следов насильственного уничтожения и сожжения этого города. Другие связывают исчезновение Бирки с утратой ею значения промежуточного центра торговли с Волгой, последовавшей после разгрома Булгара Святославом в 965 г., и указывают на изобилие в могилах Бирки арабских монет, относящихся ко времени до 950 г., и почти полное отсутствие таких монет от второй половины X в. Высказывалась также мысль, что понижение уровня воды в Меларене сделало невозможным подход к Бирке судов. Так или иначе, около 975 г. Бирка сходит со сцены, и главным торговым центром на Балтике с конца X в. становится остров Готланд.

Готланд

Готландская торговля в восточной части Балтики, судя по находкам, начала развиваться еще до эпохи викингов. Но наивысшего своего расцвета она достигла лишь после загадочного исчезновения Бирки. Правда, в тот период на Готланде не возникло городов, население острова жило рассеянно, на отдельных хуторах.

Скирингссаль

Долгое время считали, что в Норвегии не было торгового центра, подобного Бирке и Хедебю. Правда, в рассказе халогаландца Оттара, записанном английским королем Альфредом, упоминался пункт в Южной Норвегии – Скирингссаль, в который нужно плыть из Халогаланда вдоль берегов Норвегии почти месяц и куда он заезжал по пути в Хедебю. Больше ничего о Скирингссале известно не было, и поиски археологов, предпринятые в конце XIX и начале XX в., не привели к каким-либо определенным результатам. Однако за последние годы норвежские археологи открыли на месте поселка Каупанг, во внутренней части Осло-фьорда, древний населенный пункт.

Укрепления в Скирингссале-Каупанге были более скромными, чем в Хедебю или в Бирке. Культурный слой тоже уступал по толщине (30-40 см) культурным отложениям этих городов, очевидно, концентрация населения в нем была ниже, чем в Бирке, а продолжительность существования поселка меньше, чем в Хедебю.

Весьма любопытен социальный облик людей, погребенных в богатых могилах. Как и занятых торговлей бондов Готланда, жителей древнего Каупанга трудно назвать купцами. Это скорее состоятельные сельские хозяева, занимавшиеся вместе с тем и торговлей и ездившие на своих кораблях (в одиночку или на паях) в другие торговые пункты. И действительно, наряду с чужеземными товарами, весами и оружием в могилах найдены сельскохозяйственный инвентарь и рыболовные снасти.

Помимо рассмотренных нами торговых центров в этот период на Северном и Балтийском морях существовал и ряд других им подобных – франкский Квентовик, фризский Дорестад, славянский Рерик, Трузо и Гробин в Прибалтике, славянско-скандинавский Волин, немецкие Гамбург, Эмден и др. . Сравнительно недавно в Дании были обнаружены остатки поселения переходного типа от сельского к городскому – Линдхольм Хейе, тоже относящегося к эпохе викингов

О ремесле

Ремесло, получившее некоторое развитие в Хедебю и Бирке, не было основой их широкой торговли. Изучение этих торговых пунктов свидетельствует о том, что среди скотоводов, земледельцев, рыболовов и охотников, составлявших в эпоху викингов скандинавское общество, происходило (далеко не во всех случаях завершившееся) выделение новых социальных слоев – купцов и ремесленников. В то время как скандинавы еще не знали частной собственности на землю, в этих торговых пунктах земля уже, по-видимому, сделалась товаром. Римберт говорит о покупке Ансгаром участка земли в Бирке; археологи обращают внимание на то, что в Хедебю участки, на которых стояли дома, были обнесены изгородями.




Отдельно о столице Швеции

Древней столицей Швеции считается Сигтуна. Основан он –по некоторым данным в 980 году.
Во второй половине XI века и вплоть до 1130 года Сигтуна – место резиденции епископа. Потом он переезжает вроде бы как в Упсалу. В 1187 году некие «корелы» берут столицу и сжигают.
Стокгольм впервые, как считается, упоминается в 1252 году – тогда, по всей видимости, это была небольшая крепость на острове Стаден. Впрочем, шведские ученые до сих пор не могут установить точную дату основания города. Дата 1252 год, известна из неких писем, датировка которых очень проблематична, а сами письма были впервые опубликованы... только в XIX веке.
«…в XIII и в первой половине XIV в. шведские короли не имели постоянной резиденции. В течение всего своего правления король вместе с двором и дружиной переезжал из ланда в ланд, из округа в округ, из города в город. Судя по дипломам, короли обычно находились в главных ландах королевства: в Уппланде, Сёдерманланде, Вестманланде, Нерке, Эстеръётланде и Вестеръётланде. В "Уппсальский удел" входили особые имения, называвшиеся "хусабю" (ед. ч. husaby, мн. ч. husabyar). По данным топонимики, в Швеции было 70 хусабю; из них 46 – в Уппланде, Сёдерманланде, Вестманланде и Нерке, причем в Уппланде было 25 хусабю. По мнению современных исследователей, это были дворы, где имелись королевские кладовые и где останавливался король со своей свитой".
С.Д. Ковалевский. Образование классового общества и государства в Швеции. – М.: "Наука", 1977.


В Стокгольме с 1270 года начинает строиться каменная церковь, а в Упсале строится первый кафедральный католический собор в стране (его построили аккурат к 1435 году). После почти столетнего молчания новости из Ситгуны – городок обносят крепостной стеной (!) и начинают строить первую в Швеции каменную (каменно-кирпичная) церковь бенедектинцев.


Про «корелов»

Большинство ученых сходится в представлении о том, что сложение карельского этноса пришлось лишь на XVI-XVII века. В 1835 году в России численность карелов была зафиксирована на уровне 170 тыс. человек. При этом до 85 тыс. карелов жило вообще в Тверской губернии. Еще часть карел (медынские) жило в Калужской губернии.

О развитии культуры

В период, непосредственно следующий за эпохой викингов, в XII и XIII вв., в Исландии происходит беспримерный в тогдашней Европе подъем культуры, выразившийся и в появлении замечательных повествовательных произведений – саг, и в оформлении эддических песен о богах и героях огромного культурно-исторического содержания, и в творчестве выдающихся историков, среди которых наиболее известны Ари Торгильссон и Снорри Стурлусон. Главное же – поэтическое творчество этого периода в Исландии было достоянием не узкой элиты общества; оно питалось народными корнями и находило широкий отклик, вызывало напряженный интерес у всех исландцев, независимо от их общественного положения и образованности. В определенном смысле исландская культура XII и XIII вв. была общенародной культурой, что было обусловлено, конечно, и особенностями социального строя Исландии, не перешедшей окончательно на стадию классового общества. Но в большой мере эта культура исландцев уходит в прошлое, обращена к нему, как правило, из него получает и свое содержание, и человеческие идеалы. В центре внимания исландцев того времени – эпоха викингов. Часто время с 930 по 1030 г. в истории Исландии называют "эпохой саг", в них воспевается жизнь предков исландцев, заложивших основы их общества. Не будем обсуждать вопрос о причинах духовной ориентации исландцев XII и XIII вв. на свое прошлое, а только отметим – подъем исландской культуры в этот период был подготовлен в эпоху викингов.


О погребениях

Раскопки курганов в Вестфолле, в Юго-Восточной Норвегии, дали поразительные результаты. Два корабля викингов в Туне и Гокстаде были обнаружены еще в конце XIX в. Но самое интересное открытие было сделано в 1904 г., когда из так называемого княжеского кургана в Усеберге (Озеберге) извлекли корабль, сделавшийся объектом пристального внимания и изучения археологов и историков, специалистов морского дела и искусствоведов.

В норвежских кораблях, спрятанных в курганах, имелись погребальные камеры, в которых лежали останки их хозяев. В двух кораблях были похоронены мужчины, в усебергском корабле – женщина. По мнению норвежских историков, то была "королева" Аса – бабка объединителя Норвегии Харальда Прекрасноволосого. Она умерла молодой. Судя по останкам, ей было немногим более 30 лет. Рядом нашли труп старой женщины, очевидно, ее рабыни, последовавшей за нею в могилу, чтобы продолжать служить ей в загробном мире . Вместе со своей хозяйкой в царство богов на усебергском корабле отправилось более дюжины коней и собаки. Кровати и кухонная утварь, сундуки и кадки, украшения и продовольствие, постели и ручной ткацкий станок – короче, все, чем пользовалась эта знатная женщина в своей земной жизни, было уложено при погребении в ее корабль. Особенно интересны сани и повозка. Они украшены богатым резным орнаментом, выполненным несколькими искусными мастерами в разных стилях.

При проведении раскопок Хедебю:

Руководитель раскопок немецкий археолог Г.Янкун отмечает наличие в городе высшего слоя населения (primores – в "Житии Ансгара"), жившего ближе к гавани и занятого прибыльной торговлей. Представителей этого социального слоя хоронили обособленно от других в заботливо сооруженных деревянных погребальных камерах. Кроме того, найдено погребение "княжеского типа" с оружием и украшениями, конями и ладьей под курганом (конец IX в.). Может быть, с погребенным здесь вождем (личность которого неизвестна) связан камень с рунической надписью, упоминающей дружинника. Эти памятники относятся к периоду шведского господства в Хедебю.

При раскопках Бирки

Археологи открыли более 2000 могил под насыпями. В настоящее время примерно тысяча из них изучена. Кроме того, здесь имеется неопределенное число погребений без насыпей.
Это крупнейшее кладбище на севере Европы того времени. Могилы самые различные. Встречаются и погребения с сожжением и без него, погребения, снабженные богатой утварью, и скромные могилы с небогатым набором вещей. Немало погребений в деревянных камерах. В таких могилах особенно много вещей, свидетельствующих о широких связях Бирки с Западной Европой, скандинавскими странами и в особенности с Востоком. Это полностью согласуется со сведениями о скандинавской торговле, которые дают арабские историки и географы IX и X вв. В одной погребальной камере лежало тело женщины, очевидно, знатного происхождения: ее сопровождало в "мир иной" немалое богатство. В той же могиле найдены останки другой женщины, судя по ее скрюченному положению, погребенной заживо. Несомненно, перед нами, как и в Усеберге, госпожа со служанкой. В некоторых погребениях в Бирке найдены остатки сожженных ладей, в которых хоронили покойников.
Все эти могилы свидетельствуют о языческих верованиях и представлениях о загробном мире. Но здесь же имеются захоронения по христианскому обряду, без вещей и с нательными крестами. Особенно любопытны случаи, когда в могилу клали и крест, и языческие амулеты. В части могил погребены воины с оружием. Но особенно много могил торговых людей: в нескольких из них обнаружены небольшие весы, использовавшиеся для взвешивания драгоценных металлов (которые, как и монеты, шли на вес), и в очень многих могилах попадаются гирьки от весов.



Об именах

Скромная по объему статья шведского ученого Л. Грота имеет исключительно важное значение для понимания сути современного норманизма. По выражению А. Г. Кузьмина он «буквально утопил наших норманистов в холодных водах Балтики». Эти слова содержат глубокий смысл, ибо Грот убедительно показал несостоятельность одного из самых распространенных утверждений норманизма, что имена первых русских князей якобы являются шведскими. В ходе непредвзятого анализа ученый пришел к выводу, что появившееся в Швеции в XII в. имя "Helg" и русское имя "Олег" IX в. «никакой связи между собой не имеют». Он также подчеркнул, что шведские исследователи не считают имя "Рюрик" шведским и оно не встречается в шведских именословах. Так Грот, швед по национальности и норманист по убеждениям, а эти обстоятельства, несомненно, придают особую силу его словам, продемонстрировал российским норманистам, все еще продолжающим жить ложными стереотипами «осьмнадцатого» века, пример объективности и высокого служения науке, когда предубеждения и личные пристрастия отступают перед Истиной.
http://annals.xlegio.ru/rus/small/sirio156grot.htm

«Князья Рюрик, Трувор, Синеус. Потом — Олег, Ольга, Игорь. Эти имена связываются с началом истории Руси и вот уже более 200 лет выводятся из Скандинавии, в частности, из Швеции, откуда их носители в 862 г. (по большинству данных) прибыли в пределы Новгорода и отсюда основали Русь как государство. Многообразные концепции и взгляды на эти личности и связанные с ними события сформировались в два направления, которые получили наименования «норманизма» и «антинорманизма».

«Норманистами и антинорманистами было привлечено и введено в научный оборот множество источников и разнообразных материалов. Но, по-моему, никому до сих пор не приходило в голову тщательно «пропустить» версии норманизма-антинорманизма через конкретный материал самой истории Скандинавских стран. Допустим, взять Рюрика, Олега, Игоря, поместить их в историческую обстановку, скажем, Швеции IX в. (приняв, как пример, версию их шведского происхождения) используя для этого материалы шведских ученых. Взглянуть на панораму событий, так сказать, со шведского берега. Такая попытка и будет предпринята в данной статье.»

Большинство ученых сходится во мнении, что Рюрик, Олег, Игорь, Ольга — имена скандинавские. Это стало настолько общим местом, что мне нет необходимости давать ссылку на литературу.

Попробую проанализировать с помощью предложенного выше метода имя (личность) князя Олега Вещего. Поясню, что начиная с Олега, а не с Рюрика, как бы следовало в порядке старшинства и очередности, потому, что для имени «Рюрик» не имеется никаких ономатологических исследований в Швеции, также не встречается имя «Рюрик» и в шведских именословах. Поэтому оставляем Рюрика и идем к Олегу. Здесь более широкое поле для деятельности. Решительно все пишущие по теме знают, что Олег — это скандинавское имя, производное от шведского Хельге (Helge).[1[)

В большинстве работ дается и перевод имени со шведского на русский. Что касается перевода, то здесь версии авторов не совпадают. Авторы российские, как правило, шведским языком не владеющие, дают два варианта перевода: Олег, Ольга — Хелы сын, Хельга («святой», «светлый», «святая», «светлая»).[2]) У всех шведских же авторов имеется только один вариант толкования имени Helge — Helga, а именно как производное от слова «helig» — «святой». Есть предположение, что в дохристианские времена слово «helig» могло означать «счастливый» (древнее слово heil — «счастье») по имени собственногоa) с аналогичной смысловой нагрузкой не образовывалось.[3])

Итак, при первом же беглом сличении шведского и российского материала мы сразу должны признать, что в работы российских авторов вкралась ошибка, а именно, попытка переводить шведские имена «Helgi — Helga» как «светлый — светлая», что совершенно неправильно.

К слову сказать, в шведской ономастике есть имя собственное, имеющее смысловую связь с эпитетом «светлая». Это — имя Люсия (Lucia) от латинского «lux» и шведского «ljuis», т.е. «свет». Но, как очевидно, это очень далеко от того, что нас интересует. Кстати, соответствующего мужского варианта этого имени у шведов нет.

Рассмотрим теперь вариант «Олег — Ольга» и «Helge — Helga» в значении «святой — святая». В Швеции этот вариант принимается однозначно. В именословах, энциклопедических словарях, исторических пособиях история имени комментируется однотипно: Helge — древнешведское имя, обозначающее слово «helig» — «святой» в IX в. было заимствовано русскими и превратилось в имя «Олег». Так звали родственника и последователя Рюрика, ставшего великим князем Киевским.[4])

Следует отметить, что шведские именословы, энциклопедические словари, пособия по истории Швеции и пр. составляются, как правило, учеными, не специализирующимися в российской истории и русском языке. Российские же ученые и прежде всего специалисты по проблемам Древней Руси пользуются семантикой «Олег» — «святой» крайне неохотно. Женский вариант «Ольга» — «святая» встречается чаще. И понятно — почему. Ведь каждый, кто хоть немного знаком с историей Руси, знает, что князь Олег в народной исторической традиции получил прозвище «Вещий». Напомню, что «вещий» в славянской семантике это личность, обладающая чудодейственными свойствами: тот, кто магическими чарами и волхованием достигает знаний и премудрости: ведун, т.е. понятие, уходящее совсем уж в непроницаемую глубь времен, к ведическому мифопоэтическому слою, наиболее архаичному в индоевропейском эпосе.

По-шведски могло бы быть переведено как «trollkarl», «sejdarc», «andeskadare». Иными словами, язычник, безбожник, т.е. нечто антагонистически противоположное понятию «святого» в христианской традиции. Иное дело, Ольга. Она хоть христианство приняла (правда, при крещении имя «Ольга» было отвергнуто, как языческое, и княгиня получила имя «Елена»). Но тут уж надо придерживаться какой-то четкой линии. Если Олег и Ольга суть производные одного шведского имени, то и семантическое содержание у них должно быть одно.

Итак, опять мы видим, что при наложении шведского и русского материала друг на друга образуется явное несоответствие.

Но пойдем дальше. Понятие «святой» в общеевропейской традиции неразрывно связано с распространением христианства. Святые — персонажи христианской литературы и культа, постепенно усваиваемые и устной народной традицией. Распространение христианства в Швеции относится к концу XI — началу XII вв. Только тогда и могло появиться у шведов имя «Helge», никак не раньше. Ведь создание имен собственных в обществе не происходит произвольно, хаотично, ни с того ни с сего, на манер сверзившегося на голову камня. Чтобы какое-нибудь имя утвердилось в народном сознании, необходимы определенные культурно-исторические условия, необходима потребность в нем. В скандинавских письменных источниках слово «helge» в качестве имени собственного как в женской, так и в мужской формах впервые встречается в поэтическом своде исландских саг «Eddan», написанном в первой половине XIII в.

Князь Олег, как общеизвестно, жил и действовал в IX — начале X в. Причем распространение имени «Олег» не ограничивалось только древнерусским обществом, но встречается и у западных славян (сравни чешск. Олек, Олька), и в родовом имени литовских князей Ольгердовичей и пр.

Итак, в результате наших рассуждений составляется следующая картина. Шведское имя «Helge», означающее «святой» и появившееся в Швеции в ходе распространения христианства в XII в., было заимствовано на Руси в IX в. и превратилось там в свою антагонистическую противоположность, т.е. «прорицателя-ведуна» или «волхва». Поскольку данное суждение представляет из себя абсурд, приходится признать, что шведское имя «Helge» и русское имя «Олег» никакой связи между собой не имеют.

Каким же образом могло произойти соединение этих двух имен? Ведь дыма, как известно, без огня не бывает. Полагаю, что понять это можно, рассмотрев место пары синонимов свет/свят в древне-славянской лексике.

Персидский арабоязычный автор Ибн-Русте (903 г.), описывая землю Вятичей и используя как свои наблюдения, так и сведения более раннего источника середины IX в. о предводителе всех вятичей, сообщал следующее: «...Глава их... которого они называют «главою глав», зовется у них «свиет-князь»»,[5]) где славянское «ъ» точно передано дифтонгом «ие».

Ближайшим к данному описанию документом, где мы встречаемся с аналогичным древнерусским титулом, является договор Руси с Византией 911 г., который заключен от имени «...великого князя Русьского...» и от имени «светлых князей Русских...».

Следующим по времени источником, который нас интересует, является «Еврейско-хазарская переписка X в.»,6) датируемая 940 г., и в которой «царь Русии» именуется «Хелгу». В этом слове легко угадать древне-германскую «кальку» (можно предположить, что в южных пределах Восточной Европы на юге Руси древне-германская лексика через остатки готских племен, например, крымских готов, была, очевидно, естественным элементом языкового общения) того же древнерусского «свет-царь», но в измененной форме «свят-царь» (ср. helagher — «святой»).

Приведенные документы охватывают период примерно в 100 лет и показывают процесс изменения смысловой нагрузки понятий свет/свят и распространением христианства на Руси.[6]

Свет в народной славянской традиции — воплощение миропорядка, красоты, праведности. С приходом христианства светоносная природа с ее более древней сакральностью переносится на Бога-Отца, Иисуса Христа, ангелов, святых. Одновременно рождается процесс обратного воздействия христианских воззрений на систему древнерусских народных ценностей: святость и светоносность одинаково соотносятся с родной землей: «светлорусская» и «святорусская» земля. Категории сакральности правителя как носителя истинной, т. е. законной, праведной власти также претерпевают изменения: «свет-царь» переходит в «свят-царь», что естественно и логично для носителей древнерусского языка.

Но сразу же хотелось подчеркнуть, что сближение эпитетов светлого/святого характерно именно для древнерусского языка и его культурно-исторической среды. В германских, в частности, в шведском языке семантика «светлого» и «святого» совершенно другая, как было упомянуто выше.

В IX в. как древнерусские княжества Приазовья и Причерноморья, так и крымские готы были в значительной степени вовлечены в мир христианской учености и лексики. Поэтому вполне естественно, что какой-нибудь ученый гот-переводчик скорее воспринял более христианский вариант из пары эпитетов свет/свят и перевел его термином «хелгу», уже получившим в этой среде значение «святости». Не будет большой натяжкой предположить, что само значение «святой» для слова «helig» пришло в шведский через готские языки, зная что основными проводниками христианства в Скандинавии в XI—XII вв. были германские миссионеры.

У нас нет никаких оснований подозревать, что заимствование эпитетов-титулов свет/свят шло в обратном порядке (из древне-германских языков), их исконно древнерусское происхождение и раннее и широкое распространение в древнерусской духовной культуре и политической практике, наличие в древне-германской «кальке» только одного из эпитетов как естественная издержка перевода исключают такие предположения.

Тем более нельзя предполагать возможность их пришествия на Русь через скандинавские общества, где понятие «helig» как «святой» появилось не позднее: d) сначала как эпитет к именам королей и христианских деятелей, например, король Эрик Святой (1150—1160), а постепенно и как имя собственное, что явствует из литературных памятников (см. выше).

Этот экскурс в историю древнерусских политических терминов позволяет прояснить, какие «кирпичики» из здания нашего прошлого могли быть выхвачены, чтобы вымостить несуществующий мост между именем «Олег» и именем «Helge», да еще и уверить себя и других, что имя «Helge», которое лет на 200 моложе имени «Олег», послужило прототипом последнего.

И даже более того, у нас есть основание полагать, что раннее знакомство шведов с древнерусскими именами могло способствовать появлению у них такого имени собственного, как «Helge», несущего в себе смысловую нагрузку «святости».

В «Шведском альманахе» («Sueciaverket»), данные которого приводятся в сериях шведского журналиста и публициста Оке Ольмаркса (Ake Ohlmarks) «Все шведские короли» и «Все шведские королевы» приводится надпись с надгробия некоей Ингегерд из Ревеля, дочери герцога Святополка (1120-е годы). Она была предположительно супругой шведского короля Рагнвальда Кнаппхевде (1125—1126). Сведения как о ней самой, так и о «герцоге» Святополке скудны и дошли в искаженном виде (Ревель, например, появился более, чем на 100 лет позднее, на его месте был славяно-вендский город Колывань).

Из известных князей Святополков подходит только один, а именно князь Святополк (умер в 1113 г.) — сын Изяслава, старшего сына Ярослава Мудрого и шведской принцессы Ингегерд. Святополк сидел и на княжении в Новгороде и был великим князем Киевским до Владимира Мономаха. О его дочери по имени Ингегерд пока не было известно по русским источникам, но само имя давалось многим русским княжнам — потомкам Ярослава и Ингегерд. Но как бы то ни было, имя князя Святополка заимствовалось шведами в форме «Svantepolk» и в таком виде просуществовало до XVI в. Еще отец знаменитого регента Сванте Стуре (1504—1512) носил имя Свантеполк, сам же регент получил имя уже в укороченном виде и стал зваться «Сванте». Так оно и вошло в шведские именословы, так используется и в наши дни.[7])

В имени «Святополк» мы видим ту же частицу «свят» применительно к именам собственным, а не к эпитетам-титулам. Это — пример того, как с распространением христианства в древнерусском обществе старинные сакральные титулы правителей «застывали» в некоторых династийных княжеских именах, придавая им особое духовное звучание («Святослав», «Святополк») и образовывали новые имена собственные.[8])

Далее эти имена входили в сферу обращения и обмена с соседями, становились объектами заимствования. Но процесс заимствования соседей друг у друга всегда был осмысленным. Соседские контакты всегда имели слишком важное значение, чтобы пускать их развитие самотеком. Партнера изучали, т.е. изучали его язык, понятийный аппарат, систему ценностей. И в примере со «свят» и «хелгу» мы видели это. Существовали переводчики, которые вполне квалифицированно передавали нужную терминологию с одного языка на другой. Традиция перевода могла быть и устной. И у меня нет никаких сомнений в том, что шведская знать, заимствуя имя князя Святополка, прекрасно понимала его смысловое значение. Созвучное христианским эпитетам, оно отвечало ее новым интересам и запросам. Но вторая часть имени так и осталась чужеродной, ничего не говорящей шведскому слуху, поэтому со временем она и отпала.

На основе всех вышеприведенных данных рассуждений представляется возможным сделать вывод, что имя древнерусского князя Олега (женский вариант — Ольга) не имеет ничего общего со скандинавским именем «Helge» («Helga»), а поскольку никакого другого скандинавского прототипа имени в данной связи не предлагалось, то вместе с именем пропадает и все основание считать князя Олега Вещего выходцем из Скандинавии, конкретно из Швеции. Поэтому считаю возможным отнести его к «мифическим шведам» на Севере России и перехожу к выходцам из Швеции, реально подтвержденным историческими документами.

В отличие от шведов мифических, реальным шведам повезло гораздо меньше, о них написано очень мало или почти ничего как российскими исследователями, так и шведскими. Однако есть все основания полагать, что между нашими странами уже на ранних этапах европейской истории стали устанавливаться связи в различных жизненных сферах.

Более интенсивный и регулярный обмен начинается, по-видимому, с конца X — начала XI вв., т. е. со времени короля Улофа Шётконунга (995—1022) с правлением которого шведские историки связывают начало основания Швеции как государства. Но этот период был предварен длительным интенсивным общением с другими славянскими народами в бассейне Балтийского моря. В этой части Европы задолго до Р.Х. стала складываться своя собственная ойкумена с тесным общением, пронизанным капиллярами торгового обмена, проросшим корнями семейно-династических связей, спаянным общими политическими расчетами. Предводители свеев, гётов, данов, норманнов ездили в Винланд (так в скандинавских источниках назывались вендские княжества) за невестами для своих сыновей, невесты из скандинавских королевств становились женами вендских князей.

Так, по некоторым данным, матерью короля Улофа Шётконунга была вендская принцесса, имя которой не сохранилось. Сам король Улаф был дважды женат и оба раза на княжнах из вендских княжеств. Вторая его жена была княжной из ободритского княжества Микилинбор. В шведских источниках сохранилось ее имя, но в уже онемеченной форме. Эстрид Мекленбургская (Мекленбургом стал называться Микилинбор после завоевания его во второй половине XII в. герцогом Генрихом Саксонским и заселения германскими и нидерландскими колонистами).

От брака короля Улофа и ободритской княжны Эстрид родилась дочь Ингегерд, к которой в свое время посватался сын великого князя Киевского Ярослав, будущий Ярослав Мудрый. Рука принцессы Ингегерд была отдана Ярославу в обход настойчивого сватовства к ней норвежского короля Олава Харальдсона. Принцессу Ингегерд можно с полной уверенностью считать среди реальных шведов в истории Руси.

Много ли мы о ней знаем? Очень мало. Она переехала в Новгород, где княжил тогда Ярослав, совсем юной девочкой. По скудным данным источников можно предположить, что брак их был счастливым. Долгую жизнь прожили они вместе. Девятерых детей родила Ингегерд. Все они связаны либо с историей Руси, либо с историей других европейских государств. Можно предположить, что была великая княгиня женщиной сильной, умной, честолюбивой хранительницей семьи. Уважительную память оставила она по себе, многим княжнам Ярославова колена давали потом имя Ингегерд.

Но приходит на ум, что ведь Ингегерд должна была переехать в Новгород со множеством сопровождающих ее лиц: прислуга, охрана, наперсницы, воспитатели, переводчики, писари, советники, короче, целый двор. Как складывалась их жизнь в Новгороде? Вслед за принцессой, наверняка, ехал торговый люд и военный, ремесленники, надеявшиеся получить заказы, искатели приключений. Как обосновывались, обустраивались они в новых для них условиях? Никакого ответа. Вся эта многоликая толпа проскользнула мимо нас бесплотной тенью и растворилась в небытии.

То же самое можно сказать о дворе княгини Новгородской Христины, дочери шведского короля Инге Стенкильссона, вышедшей замуж за князя Мстислава Мономашича, княжившего в Новгороде (ум. 1154 г.). Семья, дети, разлетающиеся потом по разным княжеским и королевским дворам. Имена, за которыми только угадывается живая жизнь. Да, реальные шведы большого интереса исследователей пока не вызывали.

Помимо шведских принцесс, выдаваемых на Руси замуж, в древнерусских городах перебывало немало шведских принцев и других представителей шведских королевских семей, в силу разных причин покинувших родные края. Об одном из таких принцев интересные сведения сообщает уже упоминаемый Оке Ольмаркс. Случилось так, что после изгнания короля Хальстена (1067—1070) вече свеев не могло отыскать себе достойного кандидата в короли и отправило гонца в Гордарике (шведское названне Руси) просить себе оттуда в короли некоего Анунда (1070—1075).

Анунд прибыл в Упсалу и был одобрен народом. Он правил пять лет, после чего разразился конфликт. Анунд был крещен еще в бытность свою на Руси, а свеи хотели себе в короли язычника, так как король должен был возглавлять их языческие ритуалы и жертвоприношения. Анунд не желал отступиться от христианской веры и в конце концов вынужден был оставить Швецию и вернуться на Русь.

Других сведений о жизни этого Анунда не известно. Шведские источники сохранили нам одно его высказывание, сделанное, по-видимому, перед народным собранием в Упсале, когда он представлял себя: «Матушка моя ни много ни мало была от плоти Шётконунга и Сегерсэльса (отец Улофа Шётконунга. — А.Г.)».[9])

Но при всей лаконичности источника, эпизод этот интересен тем, что проливает дополнительный свет на традицию приглашения правителя со стороны, как на довольно обыденную традицию в то время. Однако данная тема слишком велика и выходит за рамки этого сообщения.

Подводя итог сказанному, хотелось бы подчеркнуть, что изучение исторических проблем, лежащих на стыке историй двух стран, должно непременно осуществляться на основе сводного материала исторических исследований обеих стран. Только в этом случае можно добиться получения объективной картины исторического процесса, избежать нелепостей, по-настоящему обогатить историографическую и источниковедческую базу исторических исследований.»

Л.Грот
_____________________________________________________
Пытаясь вникнуть в проблему призвания Рюрика, я насобирала еще довольно много материала по экономике археологии истории Скандинавских стран. Но после ознакомления с ним, по прежнему остался вопрос? Какой смысл был в призвании человека из страны, стоящего на столь зачаточном уровне развития государственности. К тому же ведущую войны из-за перенаселенности и невозможности прокормиться из-за скудости земли и урожаев. Все экспансии викингов имели конечную цель не только грабёж, но и переселения своих семей на завоеванную территорию.
То есть, чем лучше иностранный князь, говорящий на чужом языке, своего, точно такого же непонятно?
К тому же на берегах Балтики жили не только викинги.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ. -> Ложь или правда? Часовой пояс: GMT + 4
На страницу 1, 2  След.
Страница 1 из 2

Перейти:  

Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах



Powered by phpBB © 2001 phpBB Group
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS

Chronicles phpBB2 theme by Jakob Persson (http://www.eddingschronicles.com). Stone textures by Patty Herford.