Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ.


ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ.

"Нам ли греть потехой муть кабаков? Нам ли тешить сытую спесь? Наше дело - Правда острых углов. Мы, вообще такие, как есть!"
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Барон Унгерн.

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ. -> Вече
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Сын Ярости
Гость

   




СообщениеДобавлено: Сб Янв 23, 2010 12:40 am    Заголовок сообщения: Барон Унгерн. Ответить с цитатой  

Вот честно говоря, не знал в какой раздел это кинуть (форум в общем-то на подобную инфу не расчитан), но после того как прочёл захотелось поделиться. Впечатлило.

"Унгерн

Барон Унгерн фон Штернберг В истории Белого движения нет, пожалуй, фигуры более противоречивой, чем барон Унгерн фон Штернберг. «Человек храбрый, четыре раза ранен, хорошо знает психологию подчиненных», – писал барон Врангель, составляя на барона характеристику, но тут же добавлял: «В состоянии опьянения способен на поступки, роняющие честь офицерского мундира». Сам Унгерн считал, что живет «по зову сердца и чувствами», и, где бы ни был, в первую очередь находил местных колдунов и гадалок, а с собой возил личного хироманта.

Человек войны

Роман Унгерн фон Штернберг родился в 1886 году в Ревеле. Его род по праву считался одним из самых древних не только в России, но и в Европе — пращур Романа Федоровича погиб под Иерусалимом во время Крестового похода Ричарда Львиное Сердце. Странности у Романа стали проявляться еще в детстве. Он плохо учился, не мог сосредоточиться, зато с удовольствием препарировал пойманных птиц и животных. Срывался по пустякам, а обычная мальчишечья драка с его участием превращалась в настоящее побоище. Но из Ревельской гимназии его выгнали не за неуспеваемость, а за попытку организации алхимического кружка. Что-то взорвали, что-то сожгли, а главным зачинщиком оказался Унгерн. Сам он свою склонность к мистике и всему таинственному объяснял тем, что в его роду, кроме странствующих рыцарей, священников и пиратов, были еще и алхимики с астрологами.

Но к тому и другому юноша довольно быстро остыл, и, когда учился в Морском корпусе в Санкт-Петербурге, был увлечен уже хиромантией. «Я вдруг задумался, — писал он, — для чего делать золото из камней, когда его и так хватает? И почему все люди, родившиеся в одном месте и в одно время, должны быть обязательно похожи? А линии на руке у каждого свои, и я похожих не встречал».

Однокурсники барона потом вспоминали, что на первых курсах он постоянно рассматривал руки товарищей, пытаясь определить черты их характера, но неожиданно бросил — и даже говорить о своем увлечении не хотел. Оказалось, что как-то Роман предсказал одному из студентов скорую смерть, и тот действительно умер.
«Меня называют жестким, иногда свыше меры жестоким, но я никогда не говорю человеку о грядущей беде, давая ему прожить счастливо до ее прихода».

Впрочем, с учебой у барона и на новом месте не сложилось. От отчисления его спасла начавшаяся война с Японией. Унгрен записался добровольцем в пехотный полк. И хотя повоевать тогда не удалось, цель барона сформировалась: «Я человек войны, — писал он в письме другу, — а на море — воюй не воюй — крови можно так и не увидеть».

После войны Унгерн поступает в Павловское пехотное училище, а по его окончании добивается назначения в Забайкальское казачье войско.

Среди казаков

Кавалеристы редко принимают в свои ряды представителей других родов войск. Для того чтобы оказаться после пехотного училища в казачьем войске, барон Унгерн был вынужден использовать семейные связи, но поначалу ему все равно пришлось нелегко. Только отчаянная смелость молодого человека изменила отношение казаков и помогла барону обрести уважение.

Во время службы в Забайкальском казачьем войске, когда Унгерн через не могу осваивал джигитовку, он пристрастился к алкоголю и наркотикам. К этому периоду относятся и первые упоминания об имевшем якобы место сумасшествии барона. Он заводится с полуслова, высказанное ненароком в его адрес замечание может привести к скандалу, а то и к дуэли. При этом понятие чести приобретает у него болезненный оттенок. Однажды, выпив больше, чем надо, он поспорил с однополчанином, что преодолеет верхом на лошади расстояние от Даурии, где была расквартирована часть, до Благовещенска, что составляло 400 верст по непролазной тайге. Наутро присутствовавшие при заключении пари офицеры попытались Унгерна отговорить, но тот, прихватив с собой только ружье и несколько патронов, отправился в дорогу.

Барон Унгерн-Штернберг выиграл.

«Я счастлив пролить кровь…»
Возможно, неистовый барон так бы и закончил жизнь в пьяной драке, на безумной дуэли или в когтях медведя, пересекая на спор Сибирь, но началась война, и он с неописуемым восторгом отправился на передовую. «Мой Бог — война, моя жизнь — война, и я счастлив, что мне придется пролить кровь за Россию!» — писал Унгерн кузине.

На войне барон проявлял чудеса смелости. Он лихо ходил в атаку, не жалел ни противника, ни себя, но за три года войны не получил даже незначительного ранения. «Для того, чтобы так драться, — писал один из сослуживцев Унгерна, — надо или искать смерти, или точно знать, что ты не умрешь».

Однако жестокость барона распространялась не только на противника, но и на однополчан. К примеру, он мог до полусмерти избить солдата, которого заподозрил в трусости, или оскорбить и вызвать на дуэль офицера, чьи манеры ему не понравились. Закончилось трибуналом. Напившись, Унгерн избил адъютанта своего командира — барона Врангеля — и был осужден на три года тюрьмы.
Революцию Роман Унгерн-Штерн-берг встретил в Петропавловской крепости.

Без пощады и жалости

Из тюрьмы он вышел только в сентябре 1917 года по ходатайству атамана Семенова, с которым познакомился в Забайкалье. Керенский поручил атаману формирование десяти кавалерийских полков, и своим помощником Семенов избрал барона.

Тот срочно выехал в Забайкалье, где сформировал Азиатскую конную дивизию. Но… недолго музыка играла: очень скоро Унгерн стал проявлять недопустимое для военного человека своеволие, и Семенов исключил его дивизию из своей армии. Случай удивительный, но в условиях начавшейся Гражданской войны он прошел незамеченным.

Из воззвания барона Унгерна к народу: «Я не знаю пощады, и пусть газеты пишут обо мне что угодно. Я плюю на это! Мы боремся не с политической партией, а с сектой разрушителей современной культуры. Почему же мне не может быть позволено освободить мир от тех, кто убивает душу народа? Против убийц я знаю только одно средство — смерть!»

Слова Кровавого барона не расходились с делом. Он, что считалось немыслимым для офицера, не гнушался собственноручно казнить как большевиков, так и своих солдат, заподозренных в слабодушии. Специально для этого он даже придумал сечь не розгами, а бамбуковыми палками, после ста ударов которыми мясо отделяется от костей, и человек начинает гнить изнутри.

Из всех пыток Унгерн предпочитал «китайское наказание». Несчастного раздевали, сажали ему на живот крысу, сверху накрывали кастрюлей и ждали, когда обезумевшее животное начнет вгрызаться в тело. Барон получал несказанное удовольствие от крика обреченных на смерть людей. (!)

И всегда, если судить по воспоминаниям, Кровавый барон отрубал у приговоренных ладони. «Они тебе больше не понадобятся», — говорил он и скармливал обрубки свиньям. (!)

Очень скоро слава о сумасшедшем Унгерне распространилась по всей России. Белое движение чуралось его, Красное проклинало. Но Унгерн и не нуждался ни в чьей поддержке.

Женившись на китайской принцессе (как только барон нашел столь экзотическую невесту!), он провозглашает себя потомком Чингисхана, собирает под свои знамена азиатских князьков и объявляет поход: ни много ни мало — на Европу. (!)

Но, несмотря на финансовую и военную помощь Японии, поход Унгерна захлебнулся в крови, монголы и японцы разбежались. Созвав на помощь казаков разгромленного атамана Семенова, Унгерн двинулся против своих бывших союзников.

Когда в разграбленной и охваченной пожаром Урге к нему обратились родственники жены и попытались урезонить барона, тот посмотрел на них одурманенными кровью и наркотиками глазами и, подняв к небу кривой мизинец, прокричал: «Мне не нужна женщина! Я повенчан с войной!»

Послов четвертовали, а принцессе отослали извещение о разводе.

Конец погони
Долго так продолжаться не могло. От сумасшедшего потомка древнего рода устали все, и в декабре 1920 года после очередной учиненной Унгерном расправы среди офицеров созрел заговор. Ночью пятеро из них ворвались в его шатер и расстреляли спящего барона.

Удивительно, но ни один из боевых офицеров в Унгерна не попал! На следующий день он, как ни в чем не бывало, вышел перед своим войском и велел четвертовать заговорщиков. Перед этим он с безумным смехом заявил им: «Вы поторопились, господа, умереть мне предстоит через год».

На Унгерна было еще несколько покушений — и все они неизменно заканчивались провалом. В конце концов его полонили монголы и, не решившись расправиться с «потомком Чингисхана» сами, сдали барона красным.

Те поначалу не поверили, что увешанный амулетами наркоман и есть тот самый Кровавый барон, о зверствах которого с ужасом говорила вся Россия. И только когда его опознали бывшие однополчане, Унгерна передали ЧК.

Судили самого жестокого и кровожадного персонажа Гражданской войны в сентябре 1921 года в Новониколаевске (Новосибирске). Обвинителем на специально учрежденном революционном трибунале выступал известный большевик Емельян Ярославский. Но ни его красноречие, ни выступления свидетелей не могли разбудить впавшего в полузабытье подсудимого. Весь процесс он просидел молча, с улыбкой разглядывая свои ладони. Будто пытался найти линию жизни и высмотреть на ней еще один год.

Решение трибунала было единогласно: «Барона Унгерна подвергнуть высшей мере наказания — расстрелу». 30 сентября 1921 года приговор был приведен в исполнение.

Владимир Креславский


Из автобиографии этого господина:

"Я происхожу из древнего рода Унгерн фон Штернбергов, в нем смешались германская и венгерская - от гуннов Аттилы кровь. Мои воинственные предки сражались во всех крупных европейских битвах. Принимали участие в крестовых походах, один из Унгернов пал у стен Иерусалима под знаменем Ричарда Львиное Сердце. В трагически закончившимся походе детей погиб одиннадцатилетний Ральф Унгерн. Когда храбрейших воинов Германской империи призвали в XII веке на охрану от славян ее восточных границ, среди них был и мой предок - барон Халза Унгерн фон Штернберг. Там они основали Тевтонский орден, насаждая огнем и мечом христианство среди язычников - литовцев, эстонцев, латышей и славян. С тех самых пор среди членов Ордена всегда присутствовали представители моего рода. В битве при Грюнвальде, положившей конец существованию Ордена, пали смертью храбрых два барона Унгерн фон Штернберга. Наш род, в котором всегда преобладали военные, имел склонность к мистике и аскетизму.

В шестнадцатом-семнадцатом веках несколько поколений баронов фон Унгерн владели замками на земле Латвии и Эстонии. Легенды о них живут до сих пор. Генрих Унгерн фон Штернберг, по прозвищу "Топор", был странствующим рыцарем. Его имя и копье, наполнявшие страхом сердца противников, хорошо знали на турнирах Франции, Англии, Испании и Италии. Он пал при Кадисе от меча рыцаря, одним ударом рассекшего его шлем и череп. Барон Ральф Унгерн был рыцарем-разбойником, наводившим ужас на территории между Ригой и Ревелем. Барон Петер Унгерн жил в замке на острове Даго в Балтийском море, где пиратствовал, держа под контролем морскую торговлю своего времени. В начале восемнадцатого века жил хорошо известный в свое время барон Вильгельм Унгерн, которого за его занятия алхимией называли не иначе как "брат Сатаны".

Мой дед каперствовал в Индийском океане, взимая дань с английских торговых судов. За ним несколько лет охотились военные корабли, но никак не могли поймать. Наконец деда схватили и передали русскому консулу; тот его выслал в Россию, где деда судили и приговорили к ссылке в Прибайкалье. Я тоже морской офицер, но во время русско-японской войны мне пришлось на время оставить морскую службу, чтобы усмирить забайкальских казаков. Свою жизнь я провел в сражениях и за изучением буддизма. Дед приобщился к буддизму в Индии, мы с отцом тоже признали учение и исповедали его. В Прибайкалье я пытался учредить орден Военных буддистов, главная цель которого - беспощадная борьба со злом революции ...

Фердинанд Оссендовский". "И звери, и люди, и боги".
http://www.varvar.ru/arhiv/slovo/ungern.html




Во время Русско-японской войны оставляет учёбу и отправляется на фронт вольноопределяющимся 1-го разряда в 91-й Двинский пехотный полк. Однако когда полк Унгерна прибыл на театр военных действий в Маньчжурию, война уже закончилась. За участие в походе против Японии барон был награждён светло-бронзовой медалью и в ноябре 1905 г. произведен в ефрейторы. В 1906 г. поступает и в 1908 г. оканчивает Павловское военное училище по 2-му разряду.

Служба
С июня 1908 года служил в 1-м Аргунском полку Забайкальского казачьего войска в чине хорунжего. В конце февраля 1911 года был переведён в Амурский казачий графа Муравьева-Амурского полк. В июле 1913 г. подал в отставку и уехал в Кобдо, Монголия, где служил в сотне есаула Комаровского (будущего белого генерала) сверхштатным офицером; затем вернулся к семье в Ревель (ныне Таллин, Эстония).

С началом Первой мировой войны поступил в 34-й Донской казачий полк. За время войны пять раз был ранен, но плена избежал. За подвиги, храбрость и отвагу во врямя войны барон был награждён целым рядом орденов. Командовал казачьей сотней; в чинах же был произведён Временным правительством в войсковые старшины.

Осенью 1914 г. на подступах к Восточной Пруссии барон Унгерн совершил подвиг, за который был награждён орденом Святого Георгия 4-й степени. 27 декабря 1914 г. Дума ордена Святого Георгия 10-й армии «признала достойным награждения орденом Святого Георгия 4-й степени прикомандированного к 34-му Донскому полку сотника барона Романа Унгерн-Штернберга за то, что во время боя 22 сентября 1914 года, находясь у фольварка Подборек в 400—500 шагах от окопов противника, под действительным ружейным и артиллерийским огнем, дал точные и верные сведения о местонахождении неприятеля и его передвижениях, вследствие чего были приняты меры, повлекшие за собой успех последующих действий».

В конце 1914 г. барон переходит в 1-й Нерчинский полк, за время службы в котором был удостоен ордена Святой Анны 4-й степени с надписью «За храбрость». В сентябре 1915 г. барон откомандировывается в конный отряд Особой важности Северного фронта атамана Пунина, задачей которого состояли партизанские действия в тылу противника. За время дальнейшей службы в особом отряде барон Унгерн получил ещё два ордена: Орден Святого Станислава 3-й степени и орден Святого Владимира 4-й степени.

В Нерчинский полк барон Унгерн возвращается в августе 1916 года. В этот период был произведен в подъесаулы, а также и в есаулы — «за боевые отличия»! В сентябре 1916 года награждается орденом Святой Анны 3-й степени.

Данные из Википедии
Вернуться к началу
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5424
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Сб Янв 23, 2010 10:39 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Ярович, ты, рацию телепатическую вырубай хотя бы ночью! Я сегодня до двух ночи не спал, то же самое читал, только в книгах. Еще думал: а фигли я спать не ложусь?
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Сын Ярости
Гость

   




СообщениеДобавлено: Пн Янв 25, 2010 12:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Смеется Смеется Смеется

Но согласись, до костей продирает!
Вернуться к началу
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ. -> Вече Часовой пояс: GMT + 4
Страница 1 из 1

Перейти:  

Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001 phpBB Group
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS

Chronicles phpBB2 theme by Jakob Persson (http://www.eddingschronicles.com). Stone textures by Patty Herford.