Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ.


ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ.

"Нам ли греть потехой муть кабаков? Нам ли тешить сытую спесь? Наше дело - Правда острых углов. Мы, вообще такие, как есть!"
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Замечания по работе Прозорова "Во времена русских богат
На страницу Пред.  1, 2, 3  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ. -> Ложь или правда?
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Деша
Страж Порубежья


Репутация: +6/–1    

Зарегистрирован: 26.07.2010
Сообщения: 234

СообщениеДобавлено: Пн Мар 05, 2012 1:51 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Кот писал(а):
Следуя Вашей логике можно сделать и еще один вывод о том, что у них МОГ быть и меч, а еще вспомогательный кусок арматуры, например. Но при этом меч также не являлся "средством защитить себя или нанести вред врагу" вследствие использования "тяжелой негнущейся брони". Плутарх ведь о мечах тоже ничего не пишет - "...у нее нет никаких других средств защитить себя или нанести вред врагу...". Похоже "его" армяне гарцевали только с одним копьем.

Да, тут вы меня сразили наповал. Но тогда как насчёт попробовать, каково оно из лука в тяжёлой броне стрелять? Практика, она ж критерий истины. Ну или хотя бы спросить у тех, кто пробовал. Я думаю тогда всё сразу встанет на свои места. Ведь то, что мечом машется без особых проблем, думаю доказывать не нужно?

Кот писал(а):
И к тому же, что ж мы все о "негнущейся броне", ведь можно и так:
"Сделан панцирь следующим образом: отливают из меди и железа четырехугольные пластинки размером со всех сторон в пядень и, наложив их одну на другую краями так, чтобы всякий раз верхняя заходила на нижнюю, скрепляют их связью в местах соединений, и таким образом получается чешуйчатая рубашка, которая не сдавливает тела, но со всех сторон охватывает его и, облегая члены, стягивается и растягивается, не стесняя свободы движений." - Гелиодор

Интересно, какие слова произносили воины, стрелявшие из лука в такой броне, когда тетива цеплялась за эти самые "пластинки размером со всех сторон в пядень"?

Кот писал(а):
"То были закованные в железо отряды; железные пластины так тесно охватывали все члены, что связки совершенно соответствовали движениям тела, а прикрытие лица так хорошо прилегало к голове, что все тело оказывалось закованным в железо, и попавшие стрелы могли вонзиться только там, где через маленькие отверстия, приходившиеся против глаз, можно кое-что видеть, или где через ноздри с трудом выходит дыхание" - Аммиан Марцеллин

Да. связки соответствовали движениям тела. Но автор здесь указывает на полноту, так сказать, охвата тела броней, и не говорит о том, насколько эта броня мешала стрелять. Глубоководный скафандр тож движениям тела соответствует, например.

Кот писал(а):
"Голова и лицо были покрыты шлемом с металлической маской, которые делают их носителя выглядящим как статуя, потому что даже бедра и ноги и самые кончики ног покрыты доспехом. Он соединен с панцирем прекрасным кольчужным плетением, наподобие ткани, так что ни одна часть тела ее остается видимой и непокрытой, потому что это плетеное покрытие защищает руки и так гибко, что носители его могут даже сгибать пальцы" - Свида

Они ДАЖЕ сгибать пальцы могут. Просто потрясающая гибкость! Улыбки Опять же, про то насколько этот гибкий доспех мешает или не мешает - ни слова.

Вот вы не задумывались, например, как сказывается на стрельбу из лука наличие наплечников?

Кот писал(а):
Кстати, может это армяне были в "тяжелой негнущейся" (если я ничего не перепутал и это действительно были армяне)? Ведь Гелиодор и Марцеллин пишут о персах, и на барельефах изображны в основном парфяне и сасаниды, на колонне сарматы.

А разговор начинался с русских богатырей, помните?

Кот писал(а):
Почему же тогда со столь завидным упорством древние мастера, изображая катафрактариев, высекали в камне и металле колчаны, притороченные к седлу?

Почему вы решили, что это катафрактарии, а не конные лучники?

Кот писал(а):
К чему эта демагогия?

Не демагогия. Попытка показать, что данная информация неоднозначна.

Кот писал(а):
Привязанное никак, но иконографических подтверждений такого приема вроде как нет. Мне кажется это не совсем удобно. Как управлять привязанным копьем? Только управляя конем, но в сомкнутом строю не очень-то разгуляешься с маневрированием. Да и Гелиодор вроде как не совсем историк? Да и вообще кто он такой неизвестно. И его "Эфиопика" это ведь греческий роман.

К чему эта демагогия? Very Happy

Кот писал(а):
Деша писал(а):
Удирая? Не думаю, что развернуться в седле лицом к преследующему врегу в "тяжелой негнущейся броне" - пара пустяков.

Ну насчет негнущейся, это еще вопрос.

Если мы сейчас начнём обсуждение абсолютного диапазона движения рук и ног в суставе у одоспешенного человека, то я не выдержу Улыбка

Кот писал(а):
А ежели пехотя по чигирям или пахоте драпает? Или по скалам в горку прыгает? А богатырский конь подустал? То что легкие лучники в такой ситуации лучше никто не спорит, но за неимением... К тому же аркан в арсенале тоже имелся, и этому есть археологическоре подтверждение, а орудовать арканом в доспехе по идее еще сложнее чем луком.

В смысле по чигирям? По кустарнику, по лесу, что ли? Там вообще проку от луков мало.
По пахоте? И кто быстрее там будет? конь или человек?
По скалам? Я представляю себе полководца, выпустившего в бой тяжёлую конницу среди скал. Точно так же как в лесу или среди кустов. Анекдот был бы знатный.

Что же до аркана, то он в арсенале, может и был. А есть археологическое подтверждение, что аркан использовался тяжелой конницей как оружие в бою? Про сложность ничего не скажу - в арканах не специалист.


Кот писал(а):
Деша писал(а):
Я до сих пор не представляю ситуации, где использование лука тяжёлой кавалерией было бы эффективно или целесообразно.

Не спорю. Но ведь все они были прирожденными лучниками, может и держали его как оружие последней надежды?

Да были они отменными лучниками, верю. Дети степи, всё ж таки. И луки у них были скорее всего, и колчаны. Но, как по мне, НЕ ДЛЯ БОЯ.

Да, и назови вы оружием последней надежды засапожник, ни на миг не усомнился бы... но лук? Весьма громоздкое, а зачастую и ненадежное средство для такого звания.

Кот писал(а):
Вот кстати и у Диона Кассия далее по тексту: "Their infantry is small, made up of the weaker men; but even these are all archers. They practise from boyhood, and the climate and the land combine to aid both horsemanship and archery. ... and the atmosphere there, which is very dry and does not contain the least moisture, keeps their bowstrings tense, except in the dead of winter." Т.е. тренировались они с детства и природные условия весьма этому способствовали.

Ну и что? Были они все лучниками, я за них рад. Но речь-то не об их навыках владения данным видом оружия.

П.С. Извиняюсь за долгий период молчания - руки до ответа не доходили.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Кот
Кромешный дозорный


Репутация: +11/–1    

Зарегистрирован: 24.02.2011
Сообщения: 321

СообщениеДобавлено: Пт Мар 09, 2012 12:29 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Деша писал(а):
Но тогда как насчёт попробовать, каково оно из лука в тяжёлой броне стрелять?

Хорошая идея, но даже если у Вас в шкафу висит аутентичная катафракта, а на антресолях персидский лук, и Вы мне предоставите такой шанс, разве это что-то докажет?
Деша писал(а):
Практика, она ж критерий истины.

Далеко не всегда.
Деша писал(а):
Ну или хотя бы спросить у тех, кто пробовал.

Если у Вас есть человек, который с пятилетнего возраста ежедневно тренируется в стрельбе из лука и верховой езде, и для которого это не хобби, а профессия, которой он владеет настолько, что достоин занять место в элитном кавалерийском подразделении, я у него с удовольствием спрошу.
Деша писал(а):
Интересно, какие слова произносили воины, стрелявшие из лука в такой броне, когда тетива цеплялась за эти самые "пластинки размером со всех сторон в пядень"?

Думаю это был непереводимый персидский фольклор. Улыбка
А если серьезно, Вы что, уже ставите под сомнение использование лучниками чешуйчатых доспехов?
Деша писал(а):
Да. связки соответствовали движениям тела. Но автор здесь указывает на полноту, так сказать, охвата тела броней, и не говорит о том, насколько эта броня мешала стрелять. Глубоководный скафандр тож движениям тела соответствует, например.

Т.е. хотите сказать, что степень облегания одеждой/доспехом тела не влияет на способность владеть тем или иным инструментом/оружием? И что в глубоководном скафандре Вы также мастерски будет орудовать мечом как и в гидрокостюме?
Деша писал(а):
Они ДАЖЕ сгибать пальцы могут. Просто потрясающая гибкость!

Там еще написано, если Вы не заметили, что доспех конечностей соединен с панцирем кольчужным плетением, т.е. руки могут двигаться свободно. Да и сгибать пальцы для стрельбы из лука вроде как тоже необходимо? Или Вы не согласны?
Деша писал(а):
Вот вы не задумывались, например, как сказывается на стрельбу из лука наличие наплечников?

Просветите, если есть время и желание.
Деша писал(а):
А разговор начинался с русских богатырей, помните?

Не совсем понял к чему эта фраза.
Деша писал(а):
Почему вы решили, что это катафрактарии, а не конные лучники?

Контос (Вы же не считаете, что его таскали все кому не лень?) и двуручный его хват, отсутствие щита, посадка, полный доспех у всадника и лошади (в некоторых случаях без доспеха, это не принципиальный момент), происхождение и возраст изображений, мнение исследователей. Достаточно? Даже если и не катафрактарии, так как термин сам по себе достаточно расплывчатый, то тяжеловооруженные всадники точно.
Деша писал(а):
Не демагогия. Попытка показать, что данная информация неоднозначна.

Такими методами можно придраться к любой информации. Ну или почти любой.
Деша писал(а):
В смысле по чигирям? По кустарнику, по лесу, что ли? Там вообще проку от луков мало. По пахоте? И кто быстрее там будет? конь или человек?

Не важно кто быстрее. Зачем мчаться то за одним то за другим размахивая мечом, если можно неспешно двигаться пуская стрелы в спины?
Деша писал(а):
По скалам? Я представляю себе полководца, выпустившего в бой тяжёлую конницу среди скал. Точно так же как в лесу или среди кустов. Анекдот был бы знатный.

По Вашему сражения всегда происходят в идеальных условиях?
Деша писал(а):
Но, как по мне, НЕ ДЛЯ БОЯ.

Для чего же тогда?
Деша писал(а):
Ну и что? Были они все лучниками, я за них рад. Но речь-то не об их навыках владения данным видом оружия.

В какой-то степени и о навыках. По идее стрельба из лука в броне это высший пилотаж.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Деша
Страж Порубежья


Репутация: +6/–1    

Зарегистрирован: 26.07.2010
Сообщения: 234

СообщениеДобавлено: Пт Мар 23, 2012 4:22 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Цитата:
но даже если у Вас в шкафу висит аутентичная катафракта, а на антресолях персидский лук, и Вы мне предоставите такой шанс, разве это что-то докажет?
Цитата:
Если у Вас есть человек, который с пятилетнего возраста ежедневно тренируется в стрельбе из лука и верховой езде, и для которого это не хобби, а профессия, которой он владеет настолько, что достоин занять место в элитном кавалерийском подразделении, я у него с удовольствием спрошу.

Да не хотите - можете не спрашивать и не проверять, дело ваше... Меня бы устроил любой похожий доспех и любой кавалерийский лук, а также любой грамотный реконструктор, изучавший ту эпоху.

Цитата:
А если серьезно, Вы что, уже ставите под сомнение использование лучниками чешуйчатых доспехов?
Если вы имеете ввиду ламеллярный доспех, то да, ставлю. По уже вышеуказанной причине - тетива может зацепиться за чешуйки.

Цитата:
Т.е. хотите сказать, что степень облегания одеждой/доспехом тела не влияет на способность владеть тем или иным инструментом/оружием?

Влияет, но лишь как один из факторов. Имеет значение ещё толщина материала, гибкость сочленений, вес одежды/доспеха. Учтите ещё, что требуемое усилие для натяжения лука гораздо больше, чем для удара мечом.

Цитата:
И что в глубоководном скафандре Вы также мастерски будет орудовать мечом как и в гидрокостюме?

Сравните лучше стрельбу из лука в глубоководном скафандре и орудование мечом в нём же.

Цитата:
Там еще написано, если Вы не заметили, что доспех конечностей соединен с панцирем кольчужным плетением, т.е. руки могут двигаться свободно. Да и сгибать пальцы для стрельбы из лука вроде как тоже необходимо? Или Вы не согласны?
Угу. Только вот не уверен, что в какой-либо лучник в здравом уме наденет кольчужные перчатки перед стрельбой.

Кот писал(а):
Деша писал(а):
А разговор начинался с русских богатырей, помните?
Не совсем понял к чему эта фраза.

Ну, вы прочтите название темы. Какакя разница кто на каком барельефе или колонне - персы, парфяне или сассаниды...

Кот писал(а):
Деша писал(а):
Почему вы решили, что это катафрактарии, а не конные лучники?
Контос (Вы же не считаете, что его таскали все кому не лень?) и двуручный его хват, отсутствие щита, посадка, полный доспех у всадника и лошади (в некоторых случаях без доспеха, это не принципиальный момент), происхождение и возраст изображений, мнение исследователей. Достаточно? Даже если и не катафрактарии, так как термин сам по себе достаточно расплывчатый, то тяжеловооруженные всадники точно.
Я вижу здесь несколько возражений:
1. почему легкая конница не могла иметь копий и на каком основании вы эти копья записали в контосы?.
2. двурчный хват что-то доказывает?
3. отсутствие щита что-то доказывает?
4. отсутствие доспехов для тяжеловооруженного всадника (не в некоторых случаях - в большинстве) это не принципиально?
5. происхождение и возраст изображений говорит о том, что это не могли быть конные лучники?
6. вашим исследователям вы доверяете, потому что они "с пятилетнего возраста ежедневно тренируются в стрельбе из лука и верховой езде, и для них это не хобби, а профессия, которой они владеют настолько, что достойны занять место в элитном кавалерийском подразделении"?
Можете называть эти вопоросы демагогией но убедительно прозвучало только "полный доспех всадника и лошади". Но и тут у меня ещё остаются сомнения...

Цитата:
Не важно кто быстрее. Зачем мчаться то за одним то за другим размахивая мечом, если можно неспешно двигаться пуская стрелы в спины?
Да я вот вообще думаю, что они ни за кем не бегали. Лошадок берегли. С функцией погони и добивания прекрасно справится лёгкая конница.

Цитата:
По Вашему сражения всегда происходят в идеальных условиях?
По моему полководцы древности были более менее адекватными людьми и не стали бы использовать элитные войска там, где их эффективнось крайне низка.

Кот писал(а):
Деша писал(а):
Но, как по мне, НЕ ДЛЯ БОЯ.
Для чего же тогда?
Для охоты, например.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Кот
Кромешный дозорный


Репутация: +11/–1    

Зарегистрирован: 24.02.2011
Сообщения: 321

СообщениеДобавлено: Вс Апр 22, 2012 11:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Хорошо, кто по Вашему изображен на этих барельефах и проч.?
К какому роду войск Вы их относите?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Имандра
Страж Порубежья


Репутация: +11    

Зарегистрирован: 14.11.2009
Сообщения: 210
Откуда: М.О.

СообщениеДобавлено: Пн Апр 23, 2012 11:48 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Ребята! Вы все таки учитывайте что барельефы создавали скульпторы, а не военные
Может они для солидности что и присочинили. Добавили или укрупнили.



Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Кот
Кромешный дозорный


Репутация: +11/–1    

Зарегистрирован: 24.02.2011
Сообщения: 321

СообщениеДобавлено: Ср Апр 25, 2012 12:50 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Имандра писал(а):
Может они для солидности что и присочинили. Добавили или укрупнили.

Так вроде как колчан на крупе коня солидности или форсу особо не прибавляет. Да и, наверное, люди попроще были, не столь к фантазии склонны. Как говорится, что вижу, то пою Улыбка
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5274
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Ср Апр 25, 2012 10:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

В тему хотел влезть давно, да все не доходили руки. Буду отвечать в порядке очередности. Если что-то устарело или случайно кого продублировал – извините.

«Потому он и велел жене принести малый колчан, что и в мыслях у него не было использовать лук в бою, а не на охоте. Ну а то, что жена его даёт ему большой колчан против богатырей - так она просто боится за его жизнь и не видит другого выхода. А может она вообще была не в курсе его воинских заморочек и понятий о "недостойности" лука»

Во-первых, богатырские жены, как правило, были под стать своим мужьям. В былине о Ставре, его жена переодевается, богатырем, побеждает княжеских богатырей в борьбе и шантажом вытягивает у Владимира заключенного под стражу мужа. Дочь Ильи Муромца заменяет в битве своего отца. Жены Дуная и Потыка - вообще воительницы. Да и сам факт того, что жена участвует в экипировке мужа, а не послана к прялке, говорит о том, что женщина вполне ориентировалась в мужских делах.

Во вторых, если я правильно помню, подготовка Данилы шла уже тогда, когда планы князя стали известны обоим. Причем лук Данило требовал уже ПОСЛЕ того, как они погуляли «останное свиданьице»

Залилась она горючьми слезьми.
Скидавала с себя платье цветное,
Надевает на себя платье молодецкое,
Села на добра коня, поехала во чисто поле
Искать мила дружка своего Данилушку.
Нашла она Данилу свет Денисьевича,
Возговорит ему таково слово:
«Ты, надеженька, надежа, мой сердечный друг,
Да уж молодой Данила Денисьевич!
Что останное нам с тобой свиданьице!
Поедем-ка с тобою к широку двору».
Тут возговорит Данила Денисьевич:
«Ох ты, гой еси, Василисушка Никулишна!
Погуляем-ко в остатки по чисту полю,
Побьем с тобой гуськов да лебедушек!»
Погулявши, поехали к широку двору.
Возговорит Данила свет Денисьевич:
«Подавай мне мал-колчан в полтретья ста стрел:
Она подала ровно в триста стрел.
Возговорит Данилушка Денисьевич:
«Ты невежа, ты невежа, неотецка дочь!
Чего ради ты, невежа, ослушаешься?
Аль не чаешь над собою большего?»
Василисушка на это не прогневалась
И возговорит ему таково слово:
«Ты надеженька, мой сердечный друг,
Да уж молодой Данилушка Денисьевич!
Лишняя стрелочка тебе пригодится:
Пойдет она не по князе, не по барине,
А по своем брате богатыре».


«но в контексте наличия «донских казаков», думаю, лук заменил саблю уже гораздо-гораздо позднее»

Извиняюсь, обоснование весьма слабое. Точно так же можно сказать, что донские казаки – более позднее наслоение. Тем паче, что они-то как раз были «наследниками богатырской славы», а не наоборот. И уж точно – не современниками богатырей.

«И как всякая элита, она имела свой собственный кодекс чести, не признающий луки и стрелы оружием, достойными того, чтобы применять их в бою.»

Как показывает опыт истории, презрение к «низкому» оружию зачастую обусловлено… эффективностью этого самого оружия. Средневековых рыцарей хорошо косили из луков, арбалетов, а позже – из огнестрела. И все эти виды оружия попеременно презирались рыцарским сословием. Арбалет был даже запрещен на каком-то там соборе. Однако же, честь честью, но в пять рыцарских дисциплин, которые должен был постичь юноша, претендующий на звание рыцаря, имели меж собой и стрельбу из лука. А арбалеты наиболее ушлые рыцари использовали достаточно качественно, тем паче, что рыцарский доспех не позволял хорошо стрелять из лука, но навести на противника заранее снаряженный арбалет – вполне. Честь честью, но слишком чванливых, как я уже говорил, положили при Кресси. Хочешь жить – иди в ногу со временем. На Руси тоже далеко не сразу прижилась сабля, однако, доказав свою эффективность, она вытеснила прямой клинок из русского арсенала почти до 18 века. Потому я в упор не вижу причин, по которым богатыри должны были презирать лук – ни практических, ни идеологических, ни фактических. Кроме, разве что, старого, как мир желания одного человека, подстелить старину под «европейскую культуру в противовес азиатской дикости».

«Поэтому любой вождь, не являющийся чванливым бездарем, не раздавал луки коннице»
конница тоже бывает разной – легкой и тяжелой. Тяжелая ломит плотный строй сплошной массой, легкая мобильно обстреливает пешие части противника, отвлекает на себя его конницу, выполняет функции дозора и разведки. Если судить по былинам, то богатыри – скорее одиночки-универсалы. Они редко ездят толпой (разве что на Царь-град – в семером, да на Камское побоище – все), а так их число, даже на заставах, колеблется от одного до четырех. Четверо тяжелых всадников – пустое место, пригодное только для одиночных поединков, но не дозоров. Легкая конница не может быть гарнизоном долговременных застав. Соответственно, былины описывают богатырей, как одиночек универсалов, способных расстрелять отряд издалека, доскакать «за три дня из Индейского царства», но одновременно же смолоть вражескую рать прямым жестоким ударом. А при нужде – провести разведку и диверсию уподобившись зверю, устроить переговоры, выйти на поединок и т.п. Т.е. – УНИВЕРСАЛОВ, вроде современного спецназа. А теперь представьте спецназовца, который всячески подчеркивает свое презрение к холодному оружию. Представили? А как он часовых будет снимать, колючку резать – представили? Подобные выкидоны – удел духа-срочника до первой горячей точки. Про таких былины не сочиняют. Разве что вставляют, в качестве бездарно сгинувших второстепенных персонажей.

« Волче, а ты стрелял с коня в полном доспехе и с копьём в руке?»

Несравнимые категории. Все равно, что спрашивать у гоплита – лазал ли он по лесам и пещерам с ножом в зубах. Разное время, разная специализация. А копье, кстати, еще и к седлу зачастую пристегивалось, как у более близких нам казаков. Да и доспех доспеху рознь: в поной ОМОНовской экипировке (с юбкой, гульфом, наплечниками и пр) и с обычного калаша не очень постреляешь, а вот в нормальном броннике – вполне. Кольчуга, насколько я могу судить по своему опыту – ничуть не стесняет движения стрелка. Разве что руки быстрее устают и поправку на лишний вес требуется делать. Да и ламмелярная сарматская безрукавка, вроде той, что можно увидеть на моих фото из киевского музея, так же не стесняет рук.


А вот теперь представим такую картину: едет чванливый классический рыцарь с челядью пограбить русские земли, и натыкается на описанное выше чудо: выученный боец в кольчуге и ламмелярной безрукавке с луком, пристегнутым тяжелым копьем и личным оружием (вроде меча или топорка). По закону жанра, рыцарь, как и всякое высокомерное ведро на коне, летит на витязя, наставив лэнс. Витязь легко убирает это ведро из бронебойного лука, а затем, игноря благодаря доспеху слабые стрелы челяди, добивает копьем с коня пешее воинство. Практически безопасно и задача по дозору выполнена на все сто. Плохие реконструкции: витязь сошелся с рыцарем в копьевом столкновении. Шансы – 50\50. А учитывая, что русского подранка легко дорежет и немецкая челядь – совсем тухло. Другой плохой вариант: витязь ушел в затяжную перестрелку с легкими пехотинцами того самого рыцаря. Вот только у него – от 20 до 60 стрел, руки устают от работы, сказывается количественная разница, а мелкая лучная сволота (это у меня, как у мечника вырвалось), уже довольно сноровисто окружила бойца и устроила аналог дартца. Потому, я считаю наиболее логичным ставить в дозоры средневековой Руси именно описанных былинами и мною выше «универсалов». Озар, конечно, поморщится: не по-европейски, бесчестно, и вообще – фи! Однако, когда речь идет не о поединке чести, а об охране границы, чванливый дохнет первым. И, что самое отвратительное для армейского человека во все времена – погибнув, не выполняет поставленную перед ним задачу. Если Озара так дразнят блеск и пестрядь европейских рыцарских поединков – пожалуйста. Но мы то говорим о героях русских былин – пограничниках древней Руси.

«Но это вовсе не означает, что на Руси все считали так, и что стрелков среди русичей не было и в помине, и тут, Волче, прав уже ты. А если речь лишь о том, что в былинах сказано, так известно кто их писал - те же богатыри, всего лишь один из видов войск, пусть даже и элитный.»
Я и не говорю, что богатыри – единственный род войск. Это военная аристократия, со своими традициями, тактикой и вооружением. Спецназ. Универсалы. Были легкие конники – скорее всего из принятых на службу степняков вроде Сухмана и Михайло Козарина. Были ротники – тяжелая пехота. Было городское ополчение (вроде описанном в былине пьянчуги, подстрелившем со стены города хана). Несомненно были стрелки из мобилизованных охотников, вот только тут есть один маленький нюанс, который подметил еще Мазин: охотнику важно выследить зверя, при целиться и сделать один-единственный точный выстрел, дабы не упустить добычу), а воин обязан уметь стрелять на скорость, чтобы вывести из строя как можно больше противников за короткий промежуток времени (английский лучник был обязан пустить семь (в других версиях десять) стрел так, чтобы первая была еще в воздухе, когда пускалась последняя. И все они должны были попасть в мишень. Причем – хорошо попасть, а не так как у реконстркторов на «Невской битве» в 2010 году, когда с семи метров одна стрела в тридцать секнд зачастую летела не в полутораметровый круг, а в далекую Неву или ближайшую лужу (хотя, мне, опять же как мечнику, как раз такие стрелки и нравятся. Если они не со мной, а против меня). Но я уже сильно отвлекся.

«Есть знакомые реконструкторы? Попробуй. Я глубоко сомневаюсь в эффективности подобного обстрела.»

Археологи нашли много видов стрел, в том числе и бронебойные. Причем последние делились на «зубила» и «граненые». Одни служили для пробивания кольчуг, другие – для пластинчатых доспехов.


«Интересно почему? Ломкими делали только турнирные копья средневековья. Боевые же были достаточно прочны, чтобы выдержать не одну сшибку»

Могли. Если ими не пехтуру в спина кололи. При сшибке, после удара, копье имеет свойство вырываться из рук или застревать в теле противника. А если в строю ломишь, так тебя еще и пронесет метров дцать от того места, где ты это копье потерял. К тому же, после столкновения, которое не закончилось прорывом, конная масса вязнет во враге. И тут уж не до копий – мечи, топоры, кистени и прочие способы убедить противника в собственном миролюбии. Тем паче, что по одной из версий, мечи ушлых сарматов для того и имели кольцо в навершии, чтобы быть подвешенными к луке седла и всегда быть под рукой на случай тесной сшибки.

«И непонятно, какой смысл стрелять из лука в гуще боя после этой самой сшибки, если мечом или булавой гораздо сподручнее?»

А в гуще и не надо. Но если бы была возможность, то я постарался бы до сшибки весьма сильно позадолбать противника метательным оружием: не убью, так пораню, не пораню, так щит будет сулицей в землю упираться.

"Кроме того, парфянская тяжелая конница была вооружена луком. Однако было бы ошибкой считать катафрактариев Парфии конными лучниками, так как лук у них также играл роль лишь вспомогательного оружия. Кроме того, парфянские катафрактарии использовали аркан. Приспособление для его крепления было обнаружено на конной катафракте, найденной в Дура-Европос."

Однако именно парфянская стрела вошла в поговорку, а не парфянский доспех или парфянское копье.

«Как можно бросить копьё, привязанное к коню?»

Вспоров крепления.. Кстати, это крепление в бою, как одноразовое оружие: есть риск завязнуть в трупе убитого врага, опрокинуть или заставить споткнуться своего коня. А если это используют все… Тогда первые ряды, повиснув на трупах и щитах не давали бы двигаться остальным, в то время как основное преймущество тяжелой конницы это именно удар с последующим продвижением. В боксе есть тычковый дадж (я не ошибся), который слегка дезориентирует противника, а есть и пробивной кросс, которые наравне с апперкотом, зачастую способен решить исход раунда. Продвижение конницы в образовавшуюся брешь происходит за счет инерции. А какая тут инерция, если первые ряды копья не могут отцепить и мешаются?

«Удирая? Не думаю, что развернуться в седле лицом к преследующему врегу в "тяжелой негнущейся броне" - пара пустяков».

Однако, именно так парфяне и поступали. Я повторю, что доспехи были разные – в том числе и пригодные для стрельбы.

«Догоняя? Пехоту мечом и булавой получится лучше. Конницу? Слабо верится. Кроме того для этого гораздо лучше подойдут лёгкие конные лучники».

Почему я и говорю о богатырях именно как об универсалах.

«Интересно, какие слова произносили воины, стрелявшие из лука в такой броне, когда тетива цеплялась за эти самые "пластинки размером со всех сторон в пядень"?»

Допускаю, что никаких. Греки вообще тянули тетиву до груди, стоя прямо ( без классического поворота боком для лучшего натяга тетивы до уха). Да и арабские луки, если правильно помню, были маленькими, сильно гнутыми, и очень тугими, хотя эффективности не теряли. Предположу, что латные конники могли использовать похожие примочки.

«Если у Вас есть человек, который с пятилетнего возраста ежедневно тренируется в стрельбе из лука и верховой езде, и для которого это не хобби, а профессия,»

Не совсем правильная постановка вопроса. Даже не профессия, а принцип выживания: у кочевых народов неумехи долго не живут.

Кстати, Кот, вопрос: ты реконструктор? А то по некоторым оборотам и полунамекам можно заподозрить, что в военной истории ты далеко не лох. Это не совсем к теме, просто к слову пришлось, пока обратил внимание.

«Только вот не уверен, что в какой-либо лучник в здравом уме наденет кольчужные перчатки перед стрельбой» Если я правильно помню, то перчатки лучников скорее напоминают ламинар и кожи: наезжающие друг на друга пластинки чепрака, нашитые на более мягкую перчатну. Булавы, конечно, не выдержат, но от пореза спасут.

«Для охоты, например.»

Напомню о бронебойных стрелах, предназначенных для доспехов. Хорошая охота. Так сказать – всем лучникам охота, а когда им охота – они стреляют, когда не охота – не стреляют.
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Деша
Страж Порубежья


Репутация: +6/–1    

Зарегистрирован: 26.07.2010
Сообщения: 234

СообщениеДобавлено: Чт Апр 26, 2012 3:08 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Кот писал(а):
Хорошо, кто по Вашему изображен на этих барельефах и проч.?
К какому роду войск Вы их относите?
Я думаю там все вперемешку

Кто писал(а):
Да и, наверное, люди попроще были, не столь к фантазии склонны. Как говорится, что вижу, то пою
Ну зачем же отказывать предшествующим поколениям в наличии фантазии? Улыбка
---------
Далее цитирую Скрытня.

Цитата:
подготовка Данилы шла уже тогда, когда планы князя стали известны обоим. Причем лук Данило требовал уже ПОСЛЕ того, как они погуляли «останное свиданьице»
Но поехал Данила почему-то не на разборки с князем, а туда, куда тот его посылал.

Лишняя стрелочка тебе пригодится
Пойдет она ни по князе, ни по барине,
А по свым брате богатыре».
Поехал Данила во чисто поле,
Что во те луга Леванидовы,
Что ко ключику ко гремячему,
И к колодезю приехал ко студеному.


Цитата:
Извиняюсь, обоснование весьма слабое. Точно так же можно сказать, что донские казаки – более позднее наслоение. Тем паче, что они-то как раз были «наследниками богатырской славы», а не наоборот. И уж точно – не современниками богатырей.
Почему слабое? В то время, когда в былину могли войти донские казаки, концепция "махнул направо - улица, махнул налево - переулочек" скорее всего воспринималась уже как нечто нереальное. Оттого и лук, как дальнобойной средство выведения сил противника из строя. Заметь - казаки почему-то в Данилу не стреляют. Хотя могли бы. Приказа-то брать его живым не было.

Цитата:
Как показывает опыт истории, презрение к «низкому» оружию зачастую обусловлено… эффективностью этого самого оружия. Средневековых рыцарей хорошо косили из луков, арбалетов, а позже – из огнестрела.
Когда появился огнестрел - да. Рыцари перевелись. Слишком уж дорог и громоздок был максимилиановский доспех, защищавший от пуль.
От стрел же хорошие латы спасали не так уж и плохо.
Допустим вот цитата из вики:
В зависимости от поставленной цели английские лучники могли выбирать из разных типов стрел. Чаще всего использовались стрелы с наконечником типа бодкин[15]: они обладали большой пробивной силой и легко изготовлялись. Бодкины в основном использовались с небольшого расстояния против тяжёлой пехоты и кавалерии. Лучше всего они пробивали кольчуги, но от пластинчатых доспехов отскакивали, если не попадали прямо перпендикулярно поверхности доспеха[16] http://ru.wikipedia.org/wiki/%C0%ED%E3%EB%E8%E9%F1%EA%E8%E9_%E4%EB%E8%ED%ED%FB%E9_%EB%F3%EA

Цитата:
Честь честью, но слишком чванливых, как я уже говорил, положили при Кресси.
Я бы сказал не слишком чванливых, а немного глупых. Посылать тяжелую конницу против лучников, укрытых на холме за искусственными насыпями - это не очень умно. Кроме того французская армия вступила в бой прямо с изнурительного марша, а англичане имели возможность выбрать удобную им позицию, хорошо отдохнуть и подготовиться. Не стоит также забывать и про артиллерию, которая производила опустошение среди французских войск, а также деморализовывала их. В общем, конечно, лучники сыграли немалую роль в этой битве, но гораздо большую - тактические способности агнличан.

Цитата:
Если судить по былинам, то богатыри – скорее одиночки-универсалы. Они редко ездят толпой (разве что на Царь-град – в семером, да на Камское побоище – все), а так их число, даже на заставах, колеблется от одного до четырех. Четверо тяжелых всадников – пустое место, пригодное только для одиночных поединков, но не дозоров. Легкая конница не может быть гарнизоном долговременных застав. Соответственно, былины описывают богатырей, как одиночек универсалов, способных расстрелять отряд издалека, доскакать «за три дня из Индейского царства», но одновременно же смолоть вражескую рать прямым жестоким ударом. А при нужде – провести разведку и диверсию уподобившись зверю, устроить переговоры, выйти на поединок и т.п. Т.е. – УНИВЕРСАЛОВ, вроде современного спецназа.
По-моему это несколько поспешные выводы. Богатыри в первую очередь это боевые единицы, входящие в состав княжеской дружины, былины на это чётко указывают. Тактика действий и боевые возможности русских дружин не слишком отличалась от современных им европейских формирований. А вот то, что былины зачастую описывают богатырей как одиночек, так это они воспевают выдающиеся, героические действия. Победа в составе подразделения это, конечно, хорошо и заслуживает всяческой радости, но истинное геройство это когда или один на один, или один на толпу. Или умнее царя заморского оказаться.
Между прочим, спецназовцы в одиночку не действуют. Организационной единицей спецназа на территории противника, является разведывательная группа, которая может содержать от двух до тридцати человек.

Цитата:
А теперь представьте спецназовца, который всячески подчеркивает свое презрение к холодному оружию. Представили? А как он часовых будет снимать, колючку резать – представили? Подобные выкидоны – удел духа-срочника до первой горячей точки. Про таких былины не сочиняют. Разве что вставляют, в качестве бездарно сгинувших второстепенных персонажей.
Сравнение не совсем корректно. Эпоха не та. Как действуют богатыри в былинах и как современный спецназ думаю не нужно сравнивать. Кажется, лишь Алёша Попович применяет всякие хитрости, но и он блюдёт "честь-хвалу молодецкую". Попробовали бы наши спецназовцы так делать...

Цитата:
А вот теперь представим такую картину: едет чванливый классический рыцарь с челядью пограбить русские земли, и натыкается на описанное выше чудо: выученный боец в кольчуге и ламмелярной безрукавке с луком, пристегнутым тяжелым копьем и личным оружием (вроде меча или топорка). По закону жанра, рыцарь, как и всякое высокомерное ведро на коне, летит на витязя, наставив лэнс. Витязь легко убирает это ведро из бронебойного лука, а затем, игноря благодаря доспеху слабые стрелы челяди, добивает копьем с коня пешее воинство. Практически безопасно и задача по дозору выполнена на все сто. Плохие реконструкции: витязь сошелся с рыцарем в копьевом столкновении. Шансы – 50\50. А учитывая, что русского подранка легко дорежет и немецкая челядь – совсем тухло. Другой плохой вариант: витязь ушел в затяжную перестрелку с легкими пехотинцами того самого рыцаря. Вот только у него – от 20 до 60 стрел, руки устают от работы, сказывается количественная разница, а мелкая лучная сволота (это у меня, как у мечника вырвалось), уже довольно сноровисто окружила бойца и устроила аналог дартца. Потому, я считаю наиболее логичным ставить в дозоры средневековой Руси именно описанных былинами и мною выше «универсалов».
Во-первых и во времена создания былин и позже доспехи русских дружинников были отнюдь не хуже, чем у европейский рыцарей.
А во-вторых, есть ли в былинах - мы ведь обсуждает пока что их - примеры этой картине? Я пока не могу припомнить. Всё лезут в головы именно обратные - когда по-геройски, один на один...

Цитата:
Я и не говорю, что богатыри – единственный род войск. Это военная аристократия, со своими традициями, тактикой и вооружением. Спецназ. Универсалы.
Не согласен. Спецназ - это подразделение, задачей которых явлются разведка и диверсии в тылу противника. У них достаточно узкие задачи и соответствующая специализация. Богатыри же большей частью вели свои действия открыто и на своей земле.

Цитата:
А в гуще и не надо. Но если бы была возможность, то я постарался бы до сшибки весьма сильно позадолбать противника метательным оружием: не убью, так пораню, не пораню, так щит будет сулицей в землю упираться.
И потеряшь силы, которые тебе потом ой как понадобятся при сшибке. Будь ты один - тогда имеет смысл. Но если рядом подразделение конных стрелков, специально для этого предназначенных, то зачем?

Цитата:
Однако именно парфянская стрела вошла в поговорку, а не парфянский доспех или парфянское копье.
Очевидно потому, что катафрактариев, как и любых других элитных войск было немного. Поэтому основную часть работы выполняли всё те же конные стрелки.

Цитата:
«Удирая? Не думаю, что развернуться в седле лицом к преследующему врегу в "тяжелой негнущейся броне" - пара пустяков».
Цитата:
Однако, именно так парфяне и поступали. Я повторю, что доспехи были разные – в том числе и пригодные для стрельбы.
Возможно это были именно конные лучники, а не катафрактрии.

Цитата:
«Только вот не уверен, что в какой-либо лучник в здравом уме наденет кольчужные перчатки перед стрельбой» Если я правильно помню, то перчатки лучников скорее напоминают ламинар и кожи: наезжающие друг на друга пластинки чепрака, нашитые на более мягкую перчатну. Булавы, конечно, не выдержат, но от пореза спасут.
Мы опирались на этом текст: "Он соединен с панцирем прекрасным кольчужным плетением, наподобие ткани, так что ни одна часть тела ее остается видимой и непокрытой, потому что это плетеное покрытие защищает руки и так гибко, что носители его могут даже сгибать пальцы".

Цитата:
Напомню о бронебойных стрелах, предназначенных для доспехов. Хорошая охота. Так сказать – всем лучникам охота, а когда им охота – они стреляют, когда не охота – не стреляют.
Почему бы археологам и не найти несколько тысяч бронебойных наконечников. Только у меня вопрос. Находили ли таковые в снаряжении богатырей, ну сиречь дружинников?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Инквизитор
Гость

   




СообщениеДобавлено: Пт Апр 27, 2012 9:02 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Я не настолько силен в истории Средневековья, потому и спрошу. На тему "лук и всадник": не существовало ли в истории аналогии с драгунами, либо пехота, использующая лошадей (не телеги!) главным образом для передвижения возникла лишь с появлением огнестрела? Если да, то не обязательно броня такого воина могла быть легкой.
Насчет презрения богатырей к луку. Прозоров пишет о том же отношении воинской элиты к топору (если память не изменяет - наказать с его помощью тех, кого и воином не назовешь, не ровню себе - что-то в таком ключе). Как мы знаем, топор зачастую был оружием ополченца - он и в хозяйстве есть, его и сделать проще, он и дешевле, и т.п. Казалось бы, лук должен был сделаться таким же оружием - дешевый, прост в изготовлении. Не вышло - нужно умение и время на тренировку. У простого землепашца времени на оттачивание мастерства стрельбы было не столь много. С охотниками - дело другое. Я верю в то, что на Руси были, есть и будут люди, способные попасть белке в глаз, а уж лук в руках, кремневое ружье или карабин с оптикой - дело десятое. Но вот почему то Русь не прославилась так своими стрелками как Англия или татары. Может это мое упущение (существуют многочисленные факты, доказывающие обратное), возможно хвалят чужое по привычке (как не раз бывало), но вот мое предположение. Если я не ошибаюсь, на войну обычно брали то оружие, какое было в доме. Пахарь - рогатину и топор, дружинник - тут дело особое, а охотник - свой лук. С другом как-то говорили на эту тему, он предположил, что не обязательно дальнобойность охотничьего лука была столь же большой, что и боевого - в лесу она не дает особых преимуществ. Но стрелки то из лука на Руси все же были - методом исключения (а полков лучников-профи у нас вроде не было) остаются дружинники. В данном случае эпические богатыри.
Скрытень Волк писал(а):
А вот теперь представим такую картину: едет чванливый классический рыцарь с челядью пограбить русские земли, и натыкается на описанное выше чудо: выученный боец в кольчуге и ламмелярной безрукавке с луком, пристегнутым тяжелым копьем и личным оружием (вроде меча или топорка).

А если рыцарь умный? Хороший воин рассчитывает встретить достойного противника - глупо приписывать врагу сверхвозможности, но еще глупее считать его дураком. Отчего умный, дело уж другое - от природы ли (Германия явила миру многих великих воинов и командиров), от прошлых ли неудач (стрела не убила, а лишь ранила, ну а там - в плену до выкупа), кто-то из нынешней челяди поделился опытом бесславной гибели прежнего господина - не так и важно. Что он сделает - варианты разные. Вероятно стрелками спешить попробует. Хотя тут многое зависит от количества челяди. Одно дело - один оруженосец, другое - стандартное "копье" - 5 человек, а если -20-30? А среди них также могли быть конные. И что толку, что они не были посвящены в рыцари - это могли быть очень даже неплохие бойцы. Почему то мне кажется, что эта компания будет поопаснее встретившихся Илье Муромцу «сорока татей», с коими тот походя и расправился. В данной ситуации «махнешь одной рукой – улочка, другой – переулочек» не прокатит. А тогда либо кучей накинутся, либо применят тактику воздушного боя немцев Второй Мировой - четверка-шестерка затевает "собачью свалку", ас (с напарником) выбирает момент для удара (нередко набрав высоту). Ну, с высотой в Средневековье туговато выходило, а вот момент для удара открывшегося витязя выбрать можно (или лошадь убить) - интересно, все ли рыцари были благородны в моральном смысле, либо и среди них были люди, считающие "цель оправдывает средства"? Да и пешие стрелки подоспеют, стрелой либо болтом арбалетным с близкого расстояния угостят, впрочем, и воин с алебардой тоже не подарок...
Вот тут лук витязю и помощник, если врагов много - особенно. Только бой надо принимать не в чистом поле, а скажем среди деревьев, в кустах. Совесть в таком случае будет чиста - никто незваных гостей на Русь не звал, но у прославленного воина будет что вспомнить и без этого, скажем тот же бой с самоуверенным и недалеким рыцарем (пример Скрытимира), где он «классически» положил всех пришельцев. А тут - пару-тройку врагов снял, опытный немец остальных увел (кидаться на оставшихся – расклад все равно неудачный). Не то, что позор, просто заурядно. Дело сделано - враг земли родной не топчет - это обязанность витязя, а хвалиться тоже особо нечем; так, можно лишь опытом с товарищами поделиться. Ну а что рыцарь ушел, не страшно, мир тесен...
Так что больше общего у былинных богатырей не со спецназом, а с пограничниками, что впрочем уже мелькало в данной теме (у автора прошу прощения - не могу найти). Кстати и во времена Российской империи, и в СССР пограничники выделялись своей подготовкой среди прочих родов войск. Да и в военном ведомстве не числились, проходя по иным конторам (НКВД, КГБ; в царское время в какой-то период вроде бы даже при министерстве финансов (?) ). И универсалами действительно были (охрана границ, розыскная деятельность, бои июня 1941 (пехота), диверсии в тылу врага (в составе разведывательно-диверсионных отрядов).
Вернуться к началу
Кот
Кромешный дозорный


Репутация: +11/–1    

Зарегистрирован: 24.02.2011
Сообщения: 321

СообщениеДобавлено: Чт Май 03, 2012 12:20 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Деша писал(а):
Я думаю там все вперемешку

Вот эти кто?



Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Кот
Кромешный дозорный


Репутация: +11/–1    

Зарегистрирован: 24.02.2011
Сообщения: 321

СообщениеДобавлено: Чт Май 03, 2012 11:44 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Скрытень Волк писал(а):
Кстати, Кот, вопрос: ты реконструктор?

Нет, когда-то был знаком с человеком, который меня заинтересовал историей военного искусства, на любительском уровне. Поэтому все совпадения с профессиональными оборотами речами, ежели таковые имелись, прошу считать случайными Улыбка
Инквизитор писал(а):
либо пехота, использующая лошадей (не телеги!) главным образом для передвижения возникла лишь с появлением огнестрела

Если я не ошибаюсь, существует предположение, что воины Святослава (тяжелая пехота) использовала лошадей для увеличения скорости передвижения.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Инквизитор
Гость

   




СообщениеДобавлено: Пт Май 04, 2012 7:31 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Кот писал(а):
Если я не ошибаюсь, существует предположение, что воины Святослава (тяжелая пехота) использовала лошадей для увеличения скорости передвижения.

Действительно, такое предположение приведено в книге Озара "Святослав" (может и еще где встречается). Вопрос в том, были такие воины еще и хорошими стрелками? Если речь идет не об ополченцах, взятых от сохи, (на это указывает ряд прямых и косвенных фактов) и кольчуга не мешала стрелять, то вполне возможно. Был ли лук их основным оружием - вряд ли. Что касается стрельбы с коня - при случае вполне могли, хотя и не с такой сноровкой как кочевники. Также как это мог сделать и драгун.
Имандра писал(а):
Ребята! Вы все таки учитывайте что барельефы создавали скульпторы, а не военные Может они для солидности что и присочинили. Добавили или укрупнили.

То то и оно. Давным давно была такая популярная комп. игра "Казаки" . Вот такой юнит как драгун представлял собой всадника, стреляющего с коня. Хотя у меня возникал вопрос как в условиях технологий 17-18 вв. можно было вести перезарядку верхом в условиях боя, свой отпечаток сия игра в душе оставила. И это при том, что кое какие книги я читал, также как понимал и то, что возможности игры не позволяют реализовать все буквально.
Так что мое скромное мнение: либо это спешенные пехотицы-универсалы, либо (в рамках того же варианта) спешенные лучники в легкой броне. А то что позднее их изобразили в тяжелой (и на коне) - тут приведем пример Рима. Сколько книг, фильмов на эту тему - главные герои (а таковыми они и были) - пехота с характерными копьями, мечами и броней. А были еще и легковооруженные воины, те же пращники, но на экране и в книгах им внимания уделяется куда меньше, если вообще уделяется.
Вывод: вопрос в том, могли те спешенные пехотинцы быть еще и стрелками? Условия: соответствующая подготовка и влияние брони. Если препятствий здесь нет, то могло быть и так.
Вернуться к началу
Деша
Страж Порубежья


Репутация: +6/–1    

Зарегистрирован: 26.07.2010
Сообщения: 234

СообщениеДобавлено: Пн Май 07, 2012 10:41 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

to Кот
С более-менее высокой степенью достоверности к тяжёлой коннице можно отнести лишь первый типаж. Второй и третий барельефы сильно стёрты, а на монете тяжёлых доспехов я не увидел.
Кроме того, повторюсь, что наличие колчана это только косвенное свидетельство вашей правоты, но никак не прямое.
Ну и ещё, конечно, не стоит отбрасывать мнение об авторской фантазии скульптора.

Вот Скрытень хорошую мысль высказал про гранёные боевые наконечники стрел. Если таковые находили в вооружении именно представителя тяжёлой конницы, то я готов моментально признать ошибочность своей точки зрения.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5274
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Пн Май 07, 2012 9:27 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Деша, взгляни.



третий рисунок - конный всадник из манасеипской летопси (10 век)

Это миниатюры Генриха Латвийского из "хроник Ливонии". Исходя из оной можно понять, что тяжеловооруженные рыцари так же не чурались лука

А это финал - икона "битва новгородцев с суздальцами". В середине группа тяжеловооруженных всадников стреляет по городу из луков.




Теперь статьи о находках.

http://swordmaster.org/arrowheads3.html


II. ОРУЖИЕ ДАЛЬНЕГО БОЯ (метательное и огнестрельное)



Большой интерес для истории русского оружия представляют найденные в Новгороде предметы оружия дальнего боя: остатки сложных луков, древки и наконечники стрел, предохранительные пластинки, детали налучий и колчанов и др. Ценность этого материала заключается в том, что в других условиях он совершенно не сохраняется. Некоторые предметы вообще найдены впервые, хотя их существование отразилось в древнерусском изобразительном искусстве, а иногда и в письменных источниках. Хорошо выявленная хронологическая принадлежность оружия значительно увеличивает его ценность.



1. Лук и стрелы



В древней Руси лук и стрелы имели чрезвычайно широкое распространение. Они были основным и важнейшим оружием дальнего боя и промысловой охоты. Почти все более или менее знаменательные битвы не обходились без лучников и начинались с перестрелки. Как правило, впереди войска и с флангов в походном порядке находились стрелки, вооруженные луками. Они охраняли войско от внезапного налета врага.

Недооценка роли лука и стрел в новгородском войске, существовавшая до сих пор п литературе, основывалась главным образом на малочисленности вещественных доказательств их применения в Новгороде. При этом даже, прямые свидетельства русских летописей и ливонских хроник о важности и распространенности этого вида оружия игнорировались или ставились под сомнение50.

Раскопки в Новгороде, особенно в Неревском его конце, позволяют с полной определенностью считать, что в Новгороде лук к стрелы также были сажным и широко употреблявшимся оружием дальнего боя, как и во всех остальных областях древней Руси. Раскопки дали многочисленные, вещественные доказательства этому.

Находки луков и их деталей вообще очень редки. Дерево, рог. сухожилия и кость в земле плохо сохраняются: чаще всего они совершенно разлагаются. А древнерусские сложные луки составлялись именно из этих материалов. Даже в условиях Новгорода некоторые составные части луков органического происхождения,— как, например, сухожилия,— бесследно разлагаются. Редкость находок луков на Руси объясняется еще и тем, что они были довольно ценным оружием, требовавшим большого уменья и труда для его изготовления. В силу этого его берегли, а в случае поломки лука костяные и роговые детали его использовали при изготовлении нового лука или как материал для других поделок.

Новгородские археологические материалы дают возможность выяснить конструкцию и составные часта древнерусского сложного лука, а также установить полное соответствие его Формы (в виде буквы М) с многочисленными изображениями древнерусских луков на различных памятниках старины. При раскопках найдено и изображение древнерусского стрелка из лука. Эти находки заслуживают подробного описания.

Б 1952 г в 2 м к востоку от мостовой Великой улицы, между Холопьей и Косьмодемьянской улицами, в слое второй половины XI в. (21-23-375) найдено интересное ка-менное грузило от рыболовной сети с остатками сохранившегося ремешка в отверстии (рис. 8,1). Грузило плоское, округлой формы. Размеры у го — 9,5*8*1 см.




Рис 8.
Каменное грузило от рыболовной сети XI в. с изображением древнерусского лучника со сложным луком на одной стороне и грифона — на другой; 2 - 6 — костяные накладки от рукояти сложною лука XII в. из Новгорода (2-5 - вид накладок с внешней и внутренней сторонн; 6 - взаимное расположение накладок па рукояти лука.


На одной стороне грузила каким-то острием вроде шила было процарапано изображение пешего лучника, стреляющего из сложного лука в грифона, изображенного тем же способом на другой стороне грузила. Стрелок - в характерной для того времени островерхой шапке с заломом назад. В руках у стрелка - типичный сложный лук. Концы лука сильно загнуты вперед, в сторону цели, а середина (рукоять) слегка вогнута. Не вызывает сомнений, что здесь представлен именно сложный лук.

Изображение лука на новгородском грузиле совершенно аналогично многочисленным изображениям на миниатюрах русских летописей, на древних новгородских иконах, на серебряной оковке турьего рога из Черной Могилы в Чернигове, на стенах Дмитриевского собора во Владимире, в "Изборнике" Святослава 1073 г., на тулее рогатины тверского князя Бориса Александровича, па тверских и московских монетах XV в. и других памятниках. Всюду форма лука в виде буквы М с загнутыми концами51.

В 1953 г., впервые за все время археологических исследований древнерусских поселений, в том же квартале древнего Новгорода, в слое середины XII в. (17-15-530) найден большой обломок древнерусского сложного лука, составлявший почти половину его го длине.

Обломок представляет собой одно из двух вибрирующих плеч или рогов лука52, в которых заключалась вся упругость и метательная сила лука. Этот обломок состоит из двух прекрасно обработанных и подогнанных друг к другу длинных планок из различных пород дерева (можжевельника и березы), очень прочно склеенных между собой плоскими сторонами и тщательно оклеенных полосками бересты (рис. 9, 2—4). Со стороны не сохранившейся рукояти обломок обгорел во время пожара, а конец лука с вырезом для тетивы не уцелел, хотя, судя по прямому, ровному обрезу планки из можжевельника, он был. Пролежав в земле около 800 лет. обломок лука настолько хорошо сохранился, что обладает еще значительной упругостью .и способностью пружинить. Несмотря на -огромную тяжесть трехметрового слоя земли обломок лука не распрямился, не утратил упругость и характерный для сложных луков изгиб конца в обратную сторону (рис. 9, 2, 3).

Эта замечательная находка наглядно свидетельствует о соответствии древних изображений лука реально бытовавшему в древней Руси, втом числе и в Новгороде, сложному луку.

Общая длина сохранившейся части сложного лука — 79,5 см, ширина рога у конца • - • 2,7 см, в середине — 3,4 см, при толщине 1,8 см. В разрезе лук имеет вид уплощенного овала (рис. 10. 1).

Планка из можжевельника располагалась с внутренней стороны лука, обращенной во время стрельбы к стрелку. Она прекрасно сохранилась; длина ее — 79,5 см, ширина — от 2,7 см до 3,4 ем, толщина — от 5 мм у конца лука до 9,5 мм в середине плеча. Внутренняя сторона планки плоская, и на ней имеются три продольных узких желобка (1,5 мм шириной и около I мм глубиной) для более, прочной склейки с подобной же березовой планкой. Внешняя сторона планки — округлой формы. В разрезе планка имеет вид сегмента- Со стороны рукояти лука эта планка обгорела; со стороны не сохранившегося конца лука она имеет слегка скошенный к внутренней стороне аккуратный, ровный срез (торец), к которому примыкал уступ конца лука.




Рис. 9.
Обломки простого детского лука X в. (1), сложного лука XII в. (2) я детали сложного лука: (3, 4).


Подобную же форму имела и вторая составная часть этого лука — березовая планка, но она сохранилась несколько хуже и состоит из двух обломков, один из которых (ближе к рукояти лука) АО сих пор очень прочно склеен с планкой можжевеловой. Березовая планка располагалась с внешней стороны лука, обращенной во время стрельбы к дели. Длина ее обломков — 37 и 21 см, ширина — от 2,3 см у рукояти лука до 2,7 см у конца, толщина — 6-7 мм. Эта планка, к отличие от первой, обработана несколько грубее и шероховатое. С внутренней (плоской) стороны она не имеет желобков для более прочной склейки с другой планкой, хотя очень хорошо подогнана и плотно соприкасается с ней. В разрезе она сегментнобразна.

Берестяная оклейка - очень хорошей сохранности. Длина полосок бересты (сохранившихся частично) — около 30 см, ширина — 3,5 см, толщина — около 0,5 мм. Во время винтообразной оклейки край полоски шириной 8 мм шел под склейку, а на стыке двух полосок .ширина склепки достигала 1,6 см. До сих пор оклейка из полосок бересты прочно держится на внутренней стороне лука, т. е. на планке из можжевельника, а с внешней стороной лука, т е. с березовой планкой, она не склеена, хотя следы клея имеются и здесь.

Следует отметить, что березовая планка была в общем уже и тоньше планки из можжевельника, что могло быть нс случайным явлением. Возможно, не без основания она имела и более шероховатую внешнюю поверхность (выпуклую), от которой тоже не без причины «отклеилась» берестяная оклейка. Но всей вероятности, этот древнерусский сложный лук был усилен сухожилиями, всегда наклеивавшимися на спинку лука, в данном случае, - на внешнюю березовую планку. Сухожилия не могли сохраниться даже в новгородских условиях. В пользу высказанного предположения может свидетельствовать и то обстоятельство, что конец сохранившейся части лука имеет довольно значительный изгиб в обратную сторону, т. е. в сторону цели. Такой изгиб кондов у сложных луков образовывался, как правило, под постоянным воздействием силы сокращения сухожильных нитей, наклеивавшихся вдоль спинки лука. Концы сухожилий закреплялись у рукояти (в середине лука) и у концов. Эластичный и очень прочный рыбий клей, которым пользовались при склейке деталей сложного, лука, не препятствовал сокращению сухожилий при снятой тетиве. Без тетивы сложный лук изгибался в обратную сторону и особенно сильно при этом загибались концы его.

Судя по зазору между березовой планкой рассматриваемого лука и берестяной оклейкой в месте, где они до сих пор еще прочно приклеены к можжевеловой планке и не могли сместиться с первоначального положения, а также, по наличию следов клея на березовой планке и оклейке,— слой сухожилий, входивших в состав этого лука, имел толшипу от 2 до 3 мм. Длина новгородского лука, судя по длине описанной его части, была не менее 190 см (2 рога по 80 см + рукоять 10 см + 2 конца минимум по 10 см). Такой длинный сложный лук обладал большой мощностью и дальнобойностью и использовался, вероятно, пешими лучниками, так как был неудобен для стрельбы с коня.

Б 1954 г. при раскопках в том же районе Новгорода, почти у самого перекрестка Великой и Козьмодемьянской улиц, в 2 м к западу от Великой, найдены 4 костяные пластины — накладки от рукояти еще одного сложного лука (рис. 8,2 - 6: рис. 10,4, 5). Они обнаружены в слое второй половины XII в. (16-12-670).




Рис. 10
1 - разрез сложного лука, изображенного на рис. 9 (а - можжевельник; б - береза; в - пустота от несохранившихся сухожилий; г - берестяная оклейка); 2, 3 - предохранительные накладки; боковая накладка от рукояти лука; 5 - нижняя накладка от рукояти лука; 6 - петля от колчана; 7 - схема расположения костяных накладок на сложном луке (а - концевые; b - на рокоять).


Две из этих пластин крепились с боков рукояти (рис. 10, 4), две другие — с внутренней стороны лука, которая во время стрельбы обращена к стрелку. Боковые пластины имеют слегка дугообразную форму с округлыми концами. С внутренней стороны пластины желобчатые в имеют сплошную продольную нарезку, которая обеспечивала прочное склеивание пластин с деревянной основой лука. Эти нарезки или царапины наносились острием ножа либо инструментом вроде шила (рис. 10,5). На рис. 10,7 показана схема расположения костяных накладок на сложном луке.

Внешняя сторона пластин выпуклая, гладкая, лишь с очень слабыми, еле заметными штрихами. Края этих пластин срезаны на фаску и заштрихованы легкой крестообразной нарезкой; на концах их также сделана нарезка. На гладкой поверхности пластин и момент их извлечения из земли были мелкие кусочки тонкой берестяной оклейки, которая покрывала весь лук, как это наблюдалось на описанном выше луке.

Ддина боковых накладок равна 16 см, наибольшая ширина их — 2,5см, толщина — 2,5 мм.

Две другие костяные накладки, имеющие форму лопаточек, сделаны также из желобчатой пластины. Они располагались с внутренней стороны рукояти лука узкими концами друг к другу (рис. 8,6). Обе они в месте .расширения имеют изгиб (около 155°), который точно, соответствует форме изгиба древнерусских луков, изображенных на миниатюрах и других древних памятниках. Эти пластины были обработаны сперва из одного куска кости (рога лося), а затем уже разрезаны на две симметричные половины. Такой разрез делался для того, чтобы жесткая длинная накладка не препятствовала вибрации рогов лука во время стрельбы и не сломалась при этом. Общая длина этих накладок — 27,3 см; одна из них лишь па 3 мм длиннее .другой. Широкие концы их (ширина — 2,8-2,9 см) в разрезе серповидны.

Как и у первой пары, вся внутренняя желобчатая поверхность этих пластин покрыта глубокой штриховой нарезкой для склейки с деревянной основой лука. Такая же нарезка покрывает наружную сторону широких концов утих накладок (рис. 8, 4, 6), а также и боковые стороны узких концов. Гладкой оставалась лишь внешняя поверхность узких концов пластин в месте охвата их рукой. Ширина узких концов этих накладок— 1 см, толщина пластинок — 3-4 мм Концы накладок имеют ровный, прямой срез или отпил.

Узкие концы накладок соединялись в середине рукоятки лука впритык друг к другу, а к торцовым срезам широких концов, по всей вероятности, примыкали тоже впритык, — торцом такой же ширины (около 3 см) и толщины, - желобчатые роговые пластины. Последние приклеивались с внутренней стороны рогов лука для усиления упругости. Это хорошо видно на луках XVI-XVII вв., хранящихся в Государственном Историческом музее и Московской Оружейной палате.

Места сочленений отдельных деталей сложных луков плотно обматывались прочными сухожильными нитями и затем оклеивались, как и весь лук, тонкими полосками вываренной эластичной бересты. Всего сочленений у сложных древнерусских луков было четыре: два — у рукояти (они скрепляли концы костяных пластинок рукояти с концами роговых пластинок вибраторов, а также концы сухожилий на спинке, с деревянной основой лука — кибитью) и два — у концов лука (они скрепляли другие концы сухожилий и роговых пластинок, а также костяные пластины с вырезом для тетивы на концах лука с деревянной основой).

Деревянная основа древнерусских луков, как мы видели, была тоже довольно сложной. Иногда она состояла из 7 частей. Простейший из сложных луков, в состав которого входило только дерево, склеивался из 4 деталей (2 пластины яз разных пород дерева и 2 конца с вырезками для тетивы).

Судя по описанным накладкам из Новгорода, длина охвата рукояти этого сложного лука равнялась 13 см и была удобна для любой руки взрослого стрелка. Толщина рукояти (3,5*2 см) и овальная форма разреза тоже были очень удобны.




Рис. 11.
Костяные предохранительные пластинки для запястья (1, 2), накладки от налучий (3, 4), петли от колчанов (5, 6, 8, 9) и налучья (7); 1, 3, 5 - XII в.; 2, 7, 9 - XIII в., 4 - XI в.; 6 - из водопроводной траншеи (X-XV вв.); 8 - XIV в.


О характере древнего оружия, как известно, можно судить также по форме детских игрушек, которые почти всегда подражают настоящим вещам. Мы уже видели это на примере деревянных игрушечных мечей, форма которых соответствовала форме современных им мечей. Другим ярким примером такого подражания являются детские игрушечные деревянные луки, форма которых очень точно воспроизводит форму древнерусского сложного лука.

В Новгороде найдены 3 таких лука; все они сделаны из упругого можжевельника. Древнейший из них обнаружен в 1956 г. юго-восточнее перекрестка Великой и Козьмодемьянской улиц в слое середины X в. (28-31-1195). Сохранился обломок длиной 52,5 см, т. е. примерно половина целого лука или чуть больше; он выгнут немного в сторону спинки. Ширина лука — 2,6 см, толщина-—1,3 см. В разрезе, он имеет вид сплющенного овала. Конец лука фигурно обработан (рис. 9,1).

От другого подобного лука, относящегося к середине ХП в. (17-20-1053), сохранился обломок длиной 50 см. Общая длина легко устанавливается — 64-65 см. Этот лук до деталей подражает сложным. Он сделан из можжевеловой палки толщиной 2,5 см. Рукоять и гибкие рога тщательно обработаны по образцу сложных: рога уплощены путем состругивания с внутренней стороны, а рукоять — с боков (рис. 2,3). Длина рукояти — 9 см, толщина ее— 1,9*1,3 см; ширина рогов - 2 см, толщина — от 6 мм у концов до 1,5 см у рукояти. Вырезка для тетивы (8 на 5 мм) сделана по необходимости с боков, так как вырезка сверху неизбежно привела бы к расщеплению концов лука. Изгиб в обратную сторону от рукояти равен 2,2 см. Лук был рассчитан на 10-12-летнего ребенка. Он до наших дней, как и первый, сохранил упругость. Третий подобный лук, но менее тщательно сделанный, найден в слое XIII в. (12-й ярус) к западу от перекрестка Великой и Холопьей улиц.

Все описанные находки луков и их деталей из раскопок в Новгороде убедительно свидетельствуют, что в древнем Новгороде, как и по всей Руси, сложный лук имел широкое распространение уже с X в. Кроме Новгорода, костяные накладки от рукоятей и концов луков были обнаружены в Шестовицких курганах X в. близ Чернигова53. Общеизвестна костяная накладка X—XI вв. с княжеским знаком из Тмутаракани. В Белой Веже при расколках М. Н. Артамонова были открыты косторезные мастерские X —XI вв., где выделывались все детали для, сложных луков и колчанов, в том числе найдены совершенно аналогичные новгородским накладки для рукоятей луков54.

Боковая накладка от рукояти лука была обнаружена в материалах XI—ХШ вв. из раскопок Н. И. Реппикова 1911 г. в Старой Ладоге55. Совершенно тождественные накладки от рукоятей луков в виде лопаточки найдены Б. А. Рыбаковым во Вщиже в слое ХІ-ХІII вв56., В. К. Гончаровым в Колодяжине в 1952 г. (XII—XIII вв.) и на городище Воинская Гребля Х- XII вв. близ г. Кременчуга в 1956 г.57. Много накладок от луков встречено и в Новгородских землях в Прикамье.

В ливонских хрониках ХШ в, есть свидетельства о том, что в новгородском войске были специальные отряды лучников, как это было, например, в Галицко-Волынской земле при князе Данииле58. Об этом можно судить также по описанию Ледового побоища 1242 г. в рифмованной лифляндской хронике59, где новгородцы составляли основную массу русских войск. Там говорится: «Русские имели много стрелков, которые мужественно выдержали первую атаку...» немцев60. В той же хронике есть упоминание о вооружении русских: «Они имели луки без числа и много прекрасных кольчуг, их знамена были богаты. их щлемы были блестящи»61.

Ливонская хроника первой половины XIII в. постоянно противопоставляет русских лучников немецким арбалетчикам. При этом неоднократно отмечается высокое искусство русских стрелков из лука, в том числе и новгородцев62.

Высказанное .А. В. Арциховским мнение о том, что будто бы возможности прицела в отдельного человека из лука были ограничены, так как прицеливание было "слишком медленным делом"63, должно быть отвергнуто как ошибочное. Попасть в противника, защищенного зубцами каменной крепости, естественно, можно только при условии очень меткой стрельбы при мгновенном прицеливании. Такое, же искусство требуется при стрельбе по движущейся цели — по скачущему на коне противнику, по бегущему зверю или летящей птице. Если бы прицеливание было, действительно, «слишком медленным делом», то в таких случаях стрельба (и охота) была бы вообще невозможна. Имеются прямые летописные известия и сообщения более древних источников, свидетельствующие о том, что восточные конные лучники били в цель даже, на полном скаку64. Скорострельность опытных стрелков из лука достигала 12 выстрелов о минуту. Лук был в 3-4 раза скорострельнее арбалетам65 в 6 раз гладкоствольного мушкета66. Процесс прицеливания у восточных лучников (арабов, турок, русских, татар и др.) занимал очень мало времени и производился одновременно с натяжением тетивы. Об этом очень подробно говорится в арабском наставлении по стрельбе из лука конца XV в.67.

Кроме деталей луков, их изображений и подражаний, в Новгороде найдено 10 различных костяных предметов (пластинок, накладок и петель), связанных с употреблением лука и стрел (табл. 5), Шесть предметов представляют собой костяные петли от колчанов и налучий. Длинна их - от 11,7 до 22,5 см, наибольшая ширина—от 2,2 до 4 см, толщина — от 3 до 5 мм. Отверстие петли всегда продолговатое и расположено вкось, что связано с положением подвешенных к поясу налучья и колчана.— они всегда висели несколько косо. Судя по отверстиям костяных петель, для подвешивания обычно употреблялиеь ремешки шириной около 1 см; толщина их не превышала, видимо, 4 мм. На всех петлях имеются явные следы стертости от ремня, свидетельствующие об их длительном употреблении (рис. 11,5,7; рис. 10,6).



Таблица 5. Костяные петли и накладки от налучий и колчанов и предохранительные пластинки для запястья левой руки.
№ п. п. Название предмета Место находки, пласт и квадрат Ярус Век Размеры, мм Рисунок
длина набольшая ширина толщина отверстие петли
1 Петля от колчана без орнамента Неревский конец, в 6-м ряду валунов от фундамента, квадрат 696 6 XIV к 117 24 3 11*5 11,8
2 Обломок петли от колчана без орнамента Неревский конец, 12-869 8 XIV, пп 100 12 5 - Типа 10, 6
3 Обломок петли от колчана с циркульным орнаментом Там же, 11-682 13/14 XIII, пп 100 15 5 - 11,9
4 Петля от налучья с циркульным орнаментом >> >>, 10-678 13/14 XIII, пп 153 15-23 4 14*5 11,7
5 Петля от колчана без орнамента >> >>, 16-1096 10/17 XII, вп 225 22 4 16*5 10,6 и 11,5
6 Обломок петли налучья или колчана с циркульным и нарезным орнаментом Площадь победы в выбросе из траншеи, глубина 6 м. XIII-XV 105 40 3 14*9 11,6
7 Обломок накладки от налучья с циркульным орнаментом Неревский конец, 20-682 23 XI, c 50 57 1 — 11,4
8 Накладка от налучья с циркульным орнаментом Там же, 12-679 16 XII, вп 93 43-76 1 — 11,3
9 Обломок предохранительной пластинки без орнамента >> >>, 17-1087 16/17 XII, вп 104 29 2,5 — 10,2 и 11,1
10 Два обломка предохранительной пластинки с орнаментом >> >>, 14-983 13 XIII, пн 103
55 45
22 4
3,5 — 10,3 и 11,2


Все костяные петли от колчанов и налучий односторонние у них лишь одна наружная сторона тщательно зашлифовывалась, а иногда и украшалась резным циркульным и геометрическим .орнаментом. Обе петли от налучий имеют орнамент (рис. 11,7,9), тогда как из 4 петель от колчанов орнаментирована лить одна. Другая сторона всех петель отделана грубо, имеет шероховатую, ноздреватую структуру, очень удобную для приклеивания.

На всех петлях имеются маленькие круглые дырочки для прикрепления к деревянной основе налучий и колчанов. Число дырочек колеблется, в зависимости от длины петли, от 3 до 6; большей частью бывают 4 дырочки. Диаметр дырочек — 3-4 мм (чаще — 3 мм).

Все петли относятся к разным векам — от XII до XIV включительно; лишь одна обломанная петля, найденная С. Н. Орловым в 1954 г. в выбросе из траншеи на площади Победы, не может быть отнесена к определенному веку и датируется, по аналогии с другими петлями, периодом XII—XV вв. (рис. 11,6). Подобные костяные петли от колчанов и налучий очень широко использовались всеми народами Восточной Европы уже с I тысячелетия н.

В 1954 г. найдены 2 тонкие (толщина - 1 мм) костяные накладки с циркульным орнаментом, по всей вероятности, от налучий (футляров для лука). Одна из них почти целая, от другой сохранилось около половины (рис. 11, 3,4). Эти накладки располагались на концах налучий; их приклеивали и пришивали к коже или иному материалу, являвшемуся обтяжкой налучий, причем к ним примыкали подобные же, но других размеров накладки. Следы склейки и штрихи, специально для этого процарапанные по краям накладок, ясно видны на фотографиях, как и следы прошивки (рис. 11,3). Изгиб целой пластинки не оставляет сомнений, что налучья предназначались для сложных луков.

В 1955 г. в Неревском конце найдены, пожалуй, уникальные для древнерусских поселений и могильников костяные желобчатые предохранительные пластинки для запястья левой руки (№ 9 и 10). Они имели овальную форму и прикреплялись с помощью двух ремешков или тесемок к запястью левой руки с внутренней стороны для предохранения от ударов тетивы лука во время стрельбы.

Выпуклая поверхность пластинок очень хорошо отполирована и в средней части имеет следы стертости от употребления (тонкие косые штрихи от ударов тетивы). Пластинки удобно облегали запястье благодаря своей желобчатой форме (рис. 10.2, 3; рис. 11,1,2).

Древнейшая из этих предохранительных пластинок найдена в слое середины XI в. От нее сохранилась почти половина, позволяющая установить не только первоначальную форму пластинки, но и ее размеры. Форма — овальная, с двумя плавно выступающими боковыми крылышками; в них имеются небольшие круглые отверстия (диаметр — 4 мм) для ремешков или тесемок, с помощью которых пластинка привязывалась к запястью. Все края пластинки притуплены, закруглены и отполированы для того, чтобы они не врезались в руку и не поранили ее во время удара тетивы при стрельбе. У дырочек едва заметны вмятины — результат стертости от ремешков. Первоначальная длина этой предохранительной пластинки — 10,5 см, ширина — около 6,5 см, толщина —2,5 мм.

От второй предохранительной пластинки сохранились 2 обломка, по которым. также восстанавливаются полностью ее форма и размеры. Первоначальная длина ее. была около 12 см, ширина - 7,5 см, толщина - 4 мм. Глубина Желоба - около 1,5 см. Внешняя поверхность и все края хорошо отполированы, а края перед этим притуплены, В отличие от первой эта пластинка не. имеет боковых, выступов; с каждой стороны на се краях находятся по две круглые дырочки (диаметр - 4 мм) для ремешков или тесемок, а по краю выпуклой внешней поверхности она украшена резным орнаментом из линии и маленьких треугольников (рис. 11,2). Сделана пластинка из рога лося. Внутренняя поверхность обработана грубее, чем у перкой пластинки. Четко видны следы длительного употребления: стертость краев дырочек от ремешков и легкие следы царапин от ударов тетивы. Эта предохранительная накладка найдена в слое первой половины ХШ в. (13-й ярус).

Подобные пластинки известны из Кыласова городища X—XIV вв. (раскопки В.А. Оборина 1951-1953 гг.), из Билярска (хранятся в музее Татарин, Казань), из Саркела (IX — XI вв.)68.

Если ко всему перечисленному добавить найденные при раскопках более 150 железных и костяных наконечников стрел и их заготовок, свыше 200 обломков деревянных тупых охотничьих и игрушечных стрел, несколько древков обычных стрел, то станет совершенно очевидным, что лук и стрелы были широко распространены, играли очень важную роль в новгородском .войске и не менее важную как орудие, охоты на пушного зверя.



2. Самострелы

наверх

В Новгороде были на вооружении также и самострелы. Об их употреблении- можно судить по специфическим массивным наконечникам стрел с широкой втулкой и пирамидальной головкой квадратного сечення. Их вес в 2 4 раза превышал вес наконечников обычных стрел, Если вес абсолютного большинства обычных железных наконечников с грел был не более 9 г, то наконечники от самострельных стрел (или болтов) весили от 15 до 30 г.

Подавляющее большинство наконечников обычных стрел в Новгороде, как и вообще в древней Руси, - черешковые. Все самострельные наконечники стрел, наоборот, стулышые, с однотипной массивной пирамидальной головкой квадратного сечения. Очень редко встречающиеся в Новгороде втульчатые наконечники обычных стрел имеют диаметр втулки 7-8 мм, что соответствовало толщине древка стрелы. У наконечников стрел арбалетных (самострельных) диаметр втулки обычно колебался от 10 до 13 мм. Древки их были значительно толще обычных.

В Новгороде найдено более двух десятков арбалетных наконечников стрел в различных частях города — на Ярославовом Дворище, на Славне и в Неревском конце.

Судя по хорошо датированным слоям, время появления арбалетных стрел, а следовательно, и самострелов,— XII в.; по широкое распространение самострелов относится к XIII-XV вв. Этот вывод, сделанный только по данным археологических раскопок в Новгороде, подтверждается письменными источниками, иногда даже иллюстрированными изображениями самострелов. Впервые самострельные луки на Руси упоминаются в Ипатьевской летописи под 1184 г. у половцев69. Но это были, по всей вероятности, метательные камнеметные машины, носившие в русских летописях с XIII в. название пороков, иногда порочных веретениц. На миниатюрах Кенигсбергской летописи, иллюстрирующих события 1152 г. и 1184 г. (половецкий набег)70, имеются изображения настоящих самострелов. Изображенные там самострелы натягивались с помощью ворота с двумя ручками и упорной ножной скобы. Прицеливание производилось на уровне глаз. Стрела (болт самострельный) — толстая, с тупым наконечником. Как уже отмечал А. В. Арциховский, конструктивное отличие самострелов от сложных луков на миниатюрах явное, очень четкое71.

Есть основания полагать, что на Руси в ХШ в, самострелы, в отличие от лука, называли также и рожанцами (от слоя «рог», «рога»). Так названы самострелы в описании вооружения войск Даниила Галицкого во время похода на ятвягов в 1251 г.: «...Щите же ихъ якозоря бе, шоломъ же ихъ яко солнцо восходящу, копиемъ же ихъ дрьжащнмъ в руках я ко тръсти мнози, стрел цемъ же обаполъ идущимъ и держащпмъ в рукахъ рожанци свое и паложившимъ на не стрелы противу ратнымъ»72.

Называть луки рожанцами не было никакой необходимости, а для самострела оно здесь больше подходит, тем более что это название для него установилось не сразу, а лишь во второй половине XIII в. Половецкая метательная машина при первом упоминании в летописи названа еще луком самострельным73. В 1251 г. эти луки самострельные, но уже преобразованные в ручное оружие, называются рожанцами, а в следующем 1252 г. просто самострелами. В 1261 г. самострелы вместе с пороками широко применялись при обороне г. Холма74 от татар.

С этого времени самострелы на Руси получили довольно широкое распространение; особенно часто они упоминаются и летописях в XIV и XV вв, при обороне городов75. Но это тяжелые, коловоротные самострелы. Как ручное метательное оружие самострел у нас никогда не преобладал над луком. Основным ручным дальнобойным оружием и в XIV—XV вв. по-прежнему оставался сложный лук, гораздо более скорострельный, чем самострел, и одинаково удобный для пеших и конных воинов.



3. Пороки



Кроме луков и самострелов, в новгородском войске в XIII—XV вв. широко использовались большие стенобитные камнеметные машины — пороки. Они действовали по принципу самострела и па миниатюрах изображались в виде больших самострелов, а ядра к ним рисовались величиной с человеческую голову76. Одно каменное ядро от порока найдено при раскопках 1956 г. с юго-восточной стороны от перекрестка Великой и Козьмодемьянской улиц (14-18-1277) в слое начала XIII в. Сделано ядро из серого песчаника в виде слегка сплющенного шара (13,5* 12*9 см). Вес ето - 2520 г. Такие и подобные, но большей величины, ядра часто встречаются в Новгороде при земляных работах. По-видимому, Н. Г. Порфиридов правильно предполагает, что такие ядра метались из пороков.

Пороки или «луци тузи самострелнии» появились на Руси в XII в., а с ХШ в. получили распространение как основные стенобитные машины. Иногда пороки назывались пращой (или пращом) и порочными веретенищами77. Очень широко они применялись войсками Вятыя во время нашествия на Русь в 1237—124] гг. Новгородцы часто использовали пороки в борьбе с немцами и шведами уже б начале XIII в,78. Пороки делались мастерами в самом Новгороде, в частности на Владычном дворе, или же прямо под стенами осаждавшихся городов. При осаде вражеских городов иногда употребляли одновременно несколько пороков. Новгородцы при осаде Выборга в 1322 г. били стены 6 пороками, а татары при осаде Колодяжина — сразу 12 пороками.



4. Огнестрельное оружие



На Руси, как и во всей Европе, огнестрельное оружие появилось в XIV в, и уже с конца этого века получило широкое распространение, в том числе и в Новгороде. Из предметов, относящихся к огнестрельному .оружию, при раскопках встречены железное ядро шарообразной формы и 2 свинцовые пули. Ядро железное пушечное (диаметр - 7 см или около 3 дюймов, вес — 1352 г, или 3,3 фунта) обнаружено в 1955 г. в слое XV в. на площади раскопа XII. Обе свинцовые пули найдены в 1952 г. Одна, шарообразная (диаметр — 18,2 мм. вес — 34 г), находилась в слое конца XIV в. или начала XV в. (6-15-101) к северо-востоку от перекрестка Холопьей и Великой улиц. Другая пуля также шарообразная (диаметр —18,5 мм. вес — 39 г), но еще с приливом, не была закончена обработкой. Найдена к западу от того же перекрестка в слое XVI в. (3-8-323).



5. Древки стрел и деревянные стрелы

наверх

При раскопках в Новгороде довольно часто встречаются обломки древков стрел различной длины (от 5 до 27 см), Среди них много детских, целиком деревянных стрел, но немало и настоящих деревянных стрел с утолщенными тупыми наконечниками (рис. 12,1-6). Такие стрелы могли успешно применяться при весьма развитой в древнем Новгороде охоте на пушного зверя — белку, куницу, россомаху и т. п. Из летописей новгородских берестяных грамот и иных письменных источников хорошо известно о широкой торговле Новгорода-мехами этих зверей.




Рис. 12. Деревянные и костяные изделия из Новгорода
1-5 - обломки деревянных охотничьих и детских стрел Х—ХII вв.; 7 - 9 - обломки древок стрел XI -XIV вв. с вырезами для тетивы: 10-увеличенный обломок древка стрелы со следами склейки оперения; 11 - костной струг XII в. для шлифования деревянных рукоятей ножей и других предметов; 12-14 — костяные наконечники стрел XII в.; 15 — костяное навершие знамени XI в.


За все годы раскопок в Новгороде найдено более 200 обломков деревянных стрел. Большинство стрел — с утолщенным кондом. Материалом для них, как и для древков комбинированных стрел, служила почти всегда сосна и очень редко — береза и другие прямослойные породы деревьев.

Трудно сказать, какой пропет среди деревянных стрел составляли настоящие охотничьи стрелы, так как по толщине древка и форме утолщенного конца отличить детские стрелы от настоящих невозможно, а действительная длина этих стрел нам пока не известна. Длина единственной целой детской стрелы с вырезом для тетивы — около 50 см. Диаметр всех обломков древков - с концами и без концов - колеблется от 6 до 8 мм. Эти стрелы встречаются во всех слоях от X до XVI вв.

Помимо упомянутой детской стрелы с вырезом для тетивы, в Неревском конце, найдено 6 обломков от древков настоящих стрел, состоявших из древка, наконечника и оперения. Длина этих обломков — от б до И см, диаметр древков — 6-8 мм, Все они сосновые, круглые в сечении, с вырезами для тетивы на слегка утолщенных концах (рис. 12,7-10). На некоторых ясно видны следы оперения (рис. 12,10), Подробные данные об этих стрелах приведены в табл. 6.

Древки стрел отделывались очень тщательно, поверхность их ровная, гладкая. Ушко для тетивы иногда — прямоугольной формы, но чаще, видимо, делалось полукруглым (у 5 экземпляров из найденных семи). Полукруглый вырез наиболее рационален, так как он точно соответствовал форме круглой в разрезе тетивы лука.



Таблица 6. Древки стрел с вырезом для тетивы
№ п. п. Место находки, пласт и квадрат Ярус Век Размеры, мм Форма выреза Рисунок
длина обломка диаметр древка ушко для тетивы
наибольшее утолщение глубина ширина
1 Неревский конец, 28-1249 26 X, вп 84 8 8 9 5 Полукруглая —
2 Там же, 28-295 25 XII, пп 98 6 9 6 4 Прямоугольная Типа 12,7
3 >> >>, 24-521 25 X, пп 85 8 10 6 5 Полукруглая Типа 12,8
4 >> >>, 24-864 20 XI-XII 80 7 10 7 5,5 То же 12,8
5 >> >>, 15-941 13/14 XIII, пп 61 7 10 6 4 >> >> 12,9,10
6 >> >>, 9-1292 6/7 XIV-XV 145 8 10 7 4 Прямоугольная 12,7


Отделка древков и шлифовка их поверхности производились, главным образом, при помощи ножа и специального костяного струга в виде полуцилиндрика с косым вырезом для лезвия ножа. Подобные струги широко применились у хантов и манси и других народов Сибири еще в XIX и. и начале XX в.81 Совершенно аналогичные костяные струги найдены М. И. Артамоновым в Белой Веже в слое IX—XI вв.82. Л. А. Голубевой при раскопках в древнем Белоозере - в слое XI—XII вв.83 и В. В. Хвойко — в домонгольском слое в Киеве84. В Новгороде такие струги, несомненно, применялись. Об этом можно судить хотя бы по находке на Неревском раскопе костяного струга для отделки рукоятей ножей и тому подобных предметов (рис. 12, 11). Могли его использовать и для шлифовки древков стрел. Струг относится ко второй половине XII в. (16-17-1088). Длина его — 2,5 см, ширина — 3 см, толщина костяной пластинки — 2-3 мм, размер паза (косого выреза для ножа)—5*1,5 мм. Рабочая поверхность желобчатая, очень сильно зашлифованная от употребления.





Говоря о древках новгородских стрел, невольно вспоминаешь древнерусские былины, где описывается выделка стрел именно в Новгороде:



"Потому тем стрелам цепы не было:

Колоты они были из трость-дерева,

Строганы те стрелки в о Новгороде,

Клеены они клеем, осетра рыбы,

Перены они перьицем сиза орла85.



Здесь удивительно точно названы основные процессы изготовления стрел и материалы.

Древки стрел изготовляли сами стрелки-лучники подобно тому, как это делали монголы еще в XIII в86. Но не исключено, что в древнем Новгороде древки стрел выделывались и ремесленниками. Это тем более вероятно, что в писцовых книгах XVI в. упоминаются специальные, мастера стрельники87.

Новгородские стрелы имели оперение, о чем свидетельствуют следы оклейки на некоторых древках около ушка (рис. 12, 10). Оперение играло огромную роль при стрельбе по цели. Недаром русский дружинник XII В. Даниил Заточник неоднократно повторял в своем «Слове»: «Не оперив стрелы, прямо не стрелити»88. Иными словами, стрела без оперения не могла лететь точно в цель — оперение придавало стреле устойчивость в полете, а иногда и вращательное движение.

Материала для древков стрел в Новгороде было сколько угодно: сосна, ель, береза и другие прямослойные породы дерева были в изобилии представлены в окрестных лесах. А именно они и были наиболее пригодны для древков стрел. Автор арабского наставления XV в. по стрельбе из лука считал сосну особенно пригодной для изготовления древков стрел; на второе место ставилась ель, затем — кедр и тис89. Дерево для древков должно было сочетать в себе 4 основных качества: крепость, легкость, прямослойность и способность придавать древку стрелы гладкую поверхность после его отделки.


6. Наконечники стрел



Кроме охотничьи л деревянных стрел и древков стрел, при раскопках в Новгороде найдено 153 различных наконечника стрел; из них 145 экземпляров обнаружено в Неревском конце и восемь — в. других концах города: на Ярославовом Дворнище, на Чудинцевой улице, у восточных ворот вала Окольного города, на Славенском холме и в Перыни.
Основную массу наконечников стрел составляют железные — 136 экземпляров, (около 90%); костяных найдено 15 экземпляров (около 10%). Кроме этого, обнаружен наконечник из дерева (самшита), являющийся» как и некоторые костяные наконечники. явным подражанием железным, и один кремневый, занесенный в город случайно.
Нужно отметить, что более двух десятков железных наконечников стрел не включены в наши таблицы и в классификацию, так как из-за плохой сохранности их тип невозможно определить. Это, главным образом, наконечники позднего периода (XVI XVII вв.).
Среди железных наконечников особый интерес представляют заготовки и полуфабрикаты, не законченные, обработкой (см. ниже табл. 11; рис. 13, 57—59); их всего 5 экземпляров.
Наконечники стрел найдены в хорошо датирующихся слоях, поэтому классификация наконечников по типам может быть особенно полезной. Для проверки наших датировок будут привлекаться аналогии новгородским наконечникам стрел из других хорошо датированных древнерусских памятников, что помажет точнее определить время бытования отдельных типов наконечников в древней Руси, Поскольку основную массу наконечников стрел из раскопок составляют железные (и стальные), с них и начнем нашу характеристику.

Таблица 7. Втульчатые плоские железные наконечники стрел из раскопок в Новгороде
№ п. п. Тип наконеч
ника Название Место находки, пласт и квадрат Ярус Век Размеры, мм Пропорции пера Вес, г Рисунок
общая длина длина пера наибольшая ширина диаметр втулки
1 1 Двушипные Неревкий конец, 28-430 28 X, c 80 37 25 9 1:1 11 13,1
2 1 То же Там же, 28-190 24 XI, ип 78 36 24 9 1:1 10 —
3 1 >> >>, >> >>, 21-530 23 XI, c 70 37 20 8 1:2 — 14,10
4 1 >> >>, >> >>, 24-875 23 XI, c 70 30 20 8 1:2 7 —
5 1 >> >>, >> >>, 26-834 20/21 XI-XII 64 42 18 8 1:2 7 —
6 1 >> >>, >> >>, 26-834 20/21 XI-XII 67 40 20 8 1:3 — —
7 2 >> >>, >> >>, 14-79 9 XIV, пл 70 35 10 8 1:3 — 13,2



Рис. 13
Типы наконечников стрел, и заготовки под наконечники стел, найденные при раскопках в Новгороде.


Таблица 8. Втульчатые граненные бронебойные (арбалетные) железные наконечники стрел из раскопок в Новгороде
№ п. п. Тип наконеч
ника Название Место находки, пласт и квадрат Ярус Век Размеры, мм Пропорции пера Вес, г Рисунок
общая длина длина пера наибольшая ширина диаметр втулки
8 1 Пирамида
льные, квадратного сечения с треугольной гранью Неревский конец, 18-940 17 XII, вп 84 45 8 12 1:5 14 13,3
9 1 То же Там же, 19-1050 17 XII, вп 77 45 7 10 1:6 12 —
10 1 >> >> >> >>, 22-124 15 XII-XIII 65 36 8 10 1:4 13 —
11 1 >> >> >> >>, 19-312 14/15 XII-XIII 91 44 9 12 1:5 21 —
12 1 >> >> >> >>, 18-303 14 XIII, пп 66 36 9 10 1:4 18 15,14
13 1 >> >> >> >>, 18-292 13/14 XIII, пп 103 56 7 10 1:9 18 —
14 1 >> >> >> >>, 18-298 13/14 XIII, пп 92 55 9 10 1:6 24 —
15 1 >> >> >> >>, 13-525 13 XIII, пп 80 45 9 10 1:5 18 —
16 1 >> >> >> >>, 18-2 12 XIII, c 75 40 8 10 1:5 19 —
17 1 >> >> >> >>, 16-289 11/12 XIII, вп 76 46 9 10 1:6 15 —
18 1 >> >> >> >>, 15-870 11 XIII, вп 80 32 8 10 1:4 12 —
19 1 >> >> >> >>, 15-870 11 XIII, вп 80 45 9 10 1:5 20 —
20 1 >> >> >> >>, 15-307 10/11 XIII-XIV 67 33 9 9 1:4 17 —
21 1 >> >> >> >>, 13-252 7/8 XIV вп. 67 35 8 10 1:4 18 —
22 1 >> >> >> >>, 8-1297 6 XIV-XV 65 40 10 14 1:4 28 —
23 1 >> >> >> >>, 15-24 10 XIII-XIV 65 34 10 13 1:3 22 13,4
24 1 >> >> >> >>, 15-301 10 XIII-XIV 73 25 13 12 1:2 22 —
25 1 >> >> >> >>, 8-310 4 XV, c 76 27 11 10 1:2 19 —
26 2 Пирамида
льные c листовидной гранью >> >>, 15-1042 11/12 XIII, вп 74 42 9 10 1:5 17 13,5
27 2 То же >> >>, 12-1025 9 XIV, пп 85 30 10 12 1:3 26 15,17
28 2 >> >> Яр-47, 15-10 — X-XIII 72 30 9 10 1:3 20 —
29 2 >> >> Яр — XI-XIII 67 32 8 10 1:4 18 —
30 1 Тупой томар в виде наперстка круглого сечения Яр-47 — X-XI 23 23 13 13 — — 13,6 и 14,8


Таблица 9. Плоские черешковые железные наконечники стрел из раскопок в Новгороде
№ п. п. Тип нако
неч
ника Название Место находки, пласт и квадрат Ярус Век Размеры, мм Пропор
ции пера Вес, г Вид черешка и наличие упора Рисунок
общая длина длина пера наибольшая длина пера
31 1 Двушипные ланцетовидные Неревский конец, 36-154 Ниже X, пп 111 90 13 1:7 8 гр + * 13,7
32 1 То же Там же, 28-928 27 X, вп 107 90 17 1:5 11 пл - 13,8
33 2 Ланцетовидное >> >>, 30-298 27 X, вп 114 80 11 1:7 7 То же 13,10
34 2 То же >> >>, 29-373 26 X, вп 115 85 10 1:8 8 гр + 13, 9
35 2 >> >> >> >>, 27-342 24 XI, пп 105 85 9 1:9 5 ар + —
36 3 Двушипрные >> >>, 26-790 20/21 XI-XII 87 35 15 1:6 9 пл - 13,11
37 3 То же >> >>, 20-1308 17 XII, c 96 75 28 1:3 — гр - 13,12
38 4 В виде фигурного листа >> >>, 33-792 28 X, c 92 50 17 1:3 11 кр + 13,13
39 5 Остролистные с длинной шейкой >> >>, 29-1067 28 X, c 105 55 13 1:4 10 гр - 13,14
40 5 То же >> >>, расчистка квадрата 854 27 X, вп 115 63 16 1:4 11 пл - —
41 5 >> >> >> >>, 1085 27 X, вп 100 42 14 1:3 7 кр - —
42 5 >> >> >> >>, 29-114 24 XI, пп 80 41 15 1:3 — — —
43 5 >> >> >> >>, 22-1222 18 XII, пп 103 45 12 1:4 — кр - —
44 5 >> >> >> >>, 19-111 11 XIII, вп 118 70 17 1:4 18 гр - —
45 6 Ромбовидные гнездовского типа >> >>, 13-125 Ниже X, пп 131 88 27 1:3 20 гр + 13,15
46 6 То же >> >>, 33-1258 То же X, пп 103 66 24 1:3 13 То же 13,16
47 6 >> >> >> >>, 32-56 28 X, c 130 95 20 1:5 15 >> >> 14,1
48 6 >> >> >> >>, раскоп IX, яма Ниже X, пп 93 55 14 1:4 — >> >> —
49 6 >> >> >> >>, 23-671 27 X, вп 125 80 22 1:4 16 >> >> —
50 6 >> >> >> >>, 10-435 8 XIV, c 87 56 15 1:4 7 кр + 13,17
51 6 >> >> >> >>, 12-139 6 XIV-XV 86 62 22 1:3 8 То же —
52 7 Ромбовидное новгородского типа с наибольшим расширением в нижней части пера >> >>, 34-118 Ниже X, пп 99 70 20 1:3 16 пл - 13,18
53 7 То же >> >>, 29-116 25 XI, пп 147 100 22 1:5 17 То же 14,7
54 7 >> >> >> >>, 26-1295 24 XI, пп 150 80 25 1:3 — >> >> —
55 7 >> >> >> >>, 29-95 24 XI, пп 105 70 22 1:3 16 гр - —
56 7 >> >> >> >>, 26-1016 24 XI, пп 120 70 20 1:3 14 пл - —
57 7 >> >> >> >>, 28-135 23 XI, с 121 80 20 1:4 17 То же —
58 7 >> >> >> >>, 24-451 23 XI, с 110 55 14 1:4 8 >> >> —
59 7 >> >> >> >>, 28-814 22 XI, вп 97 60 20 1:3 5 >> >> —
60 7 >> >> >> >>, 26-837 21 XI, вп 117 80 21 1:4 — >> >> —
61 7 >> >> >> >>, 23-904 21 XI, вп 103 80 16 1:4 12 >> >> —
62 7 >> >> >> >>, Инв. № 5323 21 XI, вп 80 50 18 1:3 10 >> >> —
63 7 >> >> >> >>, 22-1200 18 XII, пп 110 55 20 1:3 — >> >> —
* В графе. «Вид черешка и наличиие упора» приняты следующие обозначения: «пл»— плоский черенок, «гр» — граненый, «кр»— круглый, знаки плюс (+) или минус (—) — наличие :или отсутствие упора для древка.



№ п. п. Тип нако
неч
ника Название Место находки, пласт и квадрат Ярус Век Размеры, мм Пропор
ции пера Вес, г Вид черешка и наличие упора Рисунок
общая длина длина пера наибольшая длина пера
64 7 Ромбовидное новгородского типа с наибольшим расширением в нижней трети пера Ярославово Дворище, 20-121 — X 130 80 20 1:4 — >> >> —
65 7 То же Славно — X-XI 90 60 20 1:4 — >> >> —
66 7 >> >> Неревский конец, 20-161 13 XIII, пп 80 40 13 1:3 6 >> >> —
67 7 >> >> Там же, 4-1291 1/2 XVI 100 45 16 1:3 10 гр - —
68 7 >> >> >> >>, 28-115 22/23 XI, c 133 90 18 1:5 18 То же —
69 8 Ромбовидные с длинной шейкой >> >>, 24-1027 22 XI, вп 152 125 18 1:6 19 >> >> 13,19
70 8 То же >> >>, 29-919 28 XI, c 154 120 22 1:5 33 >> >> —
71 9 Ромбовидные с расширением верхней части >> >>, 30-768 22 XI, вп 77 47 16 1:3 6 кр - 13,20
72 10 Ромбовидные с расширением в средней части >> >>, 16-694 18/19 XII, пп 101 55 18 1:3 9 гр + 13,21
73 11 Ромбические >> >>, 20-421 17/18 XII, c 65 37 13 1:3 4 То же 13,24 и 14,14
74 11 То же >> >>, 20-124 13 XIII, пп 72 41 17 1:2 6 кр + —
75 11 >> >> >> >>, 26-1285 24 XI, пп 61 42 20 1:2 — То же 14,18
76 12 Ромбовидные с вогнуто-выпуклыми сторонами с расширением в верхней части >> >>, 36-154 Ниже X, пп 80 52 22 1:3 9 гр + 13,23 и 14,2
77 13 Срезни тупоугольные >> >>, 23-592 24 XI, пп 75 47 25 1:2 8 То же 13,24 и 14,14
78 14 Двурогие, вытянутые без упора >> >>, 28-1016 26 X, вп 106 — 25 1:4 17 пл - 13,25 и 14,6
79 15 Двурогие с упором >> >>, 34-16 Ниже X, пп 132 70 45 2:3 12 кр + 13,26 и 14,5
80 15 То же >> >>, 31-1071 28 X, c 72 43 32 2:3 9 То же —
81 15 >> >> >> >>, 18-676 20,21 XI-XII 50 30 15 1:2 3 >> >> —
82 15 >> >> >> >>, 22-1226 18 XII, пп 62 35 24 2:3 — >> >> —
83 15 >> >> >> >>, 13-689 17 XII, с 97 68 32 1:2 — >> >> —
84 15 >> >> >> >>, 18-299 14 XIII, пп 85 53 24 1:2 9 >> >> 15,1
85 15 >> >> >> >>, 20-803 12 XIII, вп 60 30 25 1:1 4 >> >> 13,28
86 15 >> >> >> >>, 12-484 12 XIII, вп 60 30 20 2:3 3 >> >> —
87 15 >> >> >> >>, 16-1024 11 XIII, вп 56 28 24 1:1 4 гр + 15,13
88 16 Двурогие полулунные >> >>, 17-1177 А 11 XIII, вп 46 24 30 1:1 3 То же 13,29
89 17 Вильчатые >> >>, 10-487 10/11 XIII-XIV
извините но двух страниц публикации не хватало
Окончание табл. 10
№ п. п. Тип наконеч
ника Название Место находки пласт и квадрат Ярус Век Размеры, мм Вес, г Рисунок
общая длина длина головки наибо
льшая ширина
127 16 Ланцетовидные ромбического сечения Неревский конец, 20-322 15 XII-XIII 72 40 10 6 —
128 16 То же Там же, 5-58 XVI-XVII 117 92 16 — —
129 17 Трехлопастные >> >>, 16-710 20 XI-XII 145 62 11 20 13,55
130 18 Гарпунный трезубый >> >>, 15-1306 11 XIII, вп 98 62 30 12 13,66
131 18 То же >> >>, 24-1259 21 XI, вп 90 58 27 — —


Таблица 11. Заготовки и незаконченные обработкой железные наконечники стрел
№ п. п. Характер заготовки и стадия обработки Первоначальные формы и размер, мм Место находки, пласт и квадрат Ярус Век Вес, г
132 Листовидный наконечник, не законченный обработкой. Перо расковано, черешок — нет (рис. 13, 5Cool Полоска железа со следами зубила размером 95*10 — 13*25 Неревский конец, 27-774 20/21 XI-XII 18
133 Подобная предыдущей Полоска железа размером 60*7*3 Там же, 18-677 20/21 XI-XII 8
134 Начатый обработкой листовидный черешковый наконечник (рис. 13,57) Прямоугольная полоска размером 127*6*3,5 со следами отрубания зубилом >> >>, 11-480 12/13 XIII c 8
135 Заготовка для втульчатого наконечника 7. Первая стадия свертывания втулки. Прямоугольная полоска размером 135*13*2 >> >>, 124 10/11 XIII-XIV 13
136 Втульчатый наконечник 7, не законченный обработкой. Втулка свернута, перо еще не расковано (рис. 13,59) Пластинка в виде вытянутого треугольника размером 110*10*2 >> >>, 13-255 7/8 XIV вп 9


Срезни, говорит само название, имели своим назначением срезание, нанесение широкой резаной раны, Поэтому к срезням можно отнести все наконечники с режущим острием.
Томары — это хорошо известные по изображению в букваре Кариона Истомина XVII в. и по этнографическим данным тупые наконечники стрел, предназначавшиеся для охоты на белку, соболя и других пушных зверей, лазающих но деревьям. -У сибирских народов эти наконечники сохранились под таким названием до XX в.
В табл. 7-12 помещены все без исключения определимые наконечники стрел из раскопок в Новгороде со всеми данными о месте находки, ярусе, размерах, весе и времени употребления.


№ п. п. Тип наконечника Место находки, пласт и квадрат Ярус Век Размеры, мм Вес, г Рисунок
общая длина длина головки наибольшая ширина диаметр втулки
137 Втульчатый костяной биконической формы томар круглого сечения, с остатком древка Неревский конец, 22-933 21 XI, вп 37 37 15 7 9 13,60
138 Костяной наконечник того же типа, но пустотелый с отверстиями для свиста Там же, 21-212 14/15 XII-XIII 60 60 20 8 — 13,63
139 Втульчатый костяной томар с трёхгранным пирамидальным острием Чудинцева ул. 14-37 — X-XII 41 41 12 8 — 13,62
140 То же Неревский конец, 24-1170А 19 XII пп 43 43 13 9 — 12,14 и 13,61
141 Втульчатый конический костяной Там же, 22-78 14/15 XII-XIII 44 44 8 8 2 13,64
142 Втульчатый цилиндрический с шипом >> >>, 22-1306 19 XII, пп 73 73 12 8 — 13,65 и 12,12
143 Черешковый костяной двушипный ромбического сечения, с упором. >> >>, 23-672 26/27 X, вп 112 42 14 — — 13,67
144 Того же типа, но с плоским черешком, без упора >> >>, 28-276 24 XI, пп 92 31 17 — — 13,66
145 То же >> >>, 22-329 18 XII, пп 103 73 16 — — —
146 >> >> >> >>, 20-1220 16 XII, вп 120 60 17 — — 12,13
147 То же, но с упором >> >>, 18-1090 17 XII, вп 92 36 12 — 5 —
148 Клиновидный шестигранный с плоским черешком >> >>, 29-1292 25 XI, пп 105 65 17 — — 13,68
149 Костяной пирамидальный трехгранный с плоским черешком >> >>, 28-117 23/24 XI, пп 90 42 14 — — —
150 Костяной с острием трапециевидного сечения, с длинной шейкой и плоским черешком >> >>, 14-1094 12 XIII, c 132 — 11 — 13 13,70
151 Костяной килевидный овального сечения >> >>, 17-131 10 XIII-XIV Около 80 54 16 — — 13,69
152 Деревянный пирамидальный, ромбического сечения >> >>, 19-691 22 XI, вп 86 51 11 — 3 13,71
153 Кремневый листовидный >> >>, 8-980 9 XIV, пп 5 3 14 — 3 —


Втульчатые железные наконечники стрел



Составляют 22% от количества всех железных наконечников. Подавляющее большинство — это специфические наконечники арбалетных стрел. Втульчатых наконечников обычных стрел мало лишь около 5%.
Втульчатые наконечники стрел, чрезвычайно широко употреблявшиеся с эпохи бронзы до конца средневековья в Западной Европе, для Руси и народов Восточной Европы были совершенно не характерны. На территории древней Руси они встречаются почти исключительно в пограничных землях, имевших соприкосновение с западными соседями. У поляков, чехов, немцев в средние века эти наконечники были основными. Наглядную картину в этом отношении даст таблица в работе Д. Подольского: из 235 наконечников втульчатых около 200, а из 207 арбалетных наконечников — втульчатых 173, т. с. подавляющее большинство90.


Плоские наконечники



Из 32 втульчатых наконечников стрел, найденных в Новгороде, в группу плоских входит только семь (двух типов) и 2 заготовки.
Тип. 1. Двушипные (№ 1-6; рис. 13, 1; рис. 14, 10). Наконечники этого типа были распространенны в Новгороде только в X и XI вв. На рубеже XI и XII вв. они исчезли и в более поздний период совершенно не встречались. Двушипные наконечники известны в гнездовских курганах X в., где они также очень редки91. Кроме, того, они встречаются на городищах Галипко-Волынской земли92, на городищах Райковецком93, Вышгороде Киевском, Девичь-Горе94 и, Княжей Горе95, разрушенных монголами.
Такие наконечники в нашей литературе получили название боевых, хотя они с равным основанием могли применяться и на охоте.
Тип 2. Клиновидные (рис. 13, 2). Найден лишь один наконечник этого типа, относящийся к первой половине XIV в. (№ 7). Аналогичные наконечники встречаются на вятских и прикамских древних и раннесредневековых городищах и в могильниках, например, в Поломском могильнике IX—XI вв96.


Бронебойные арбалетные наконечники



Вторую группу втульчатых (22 экземпляра) составляют исключительно бронебойные арбалетные наконечники стрел с массивным острием квадратного сечения. Среди них различаются 2 тина но форме острия.
Тип 1. Пирамидальные квадратного сечения с треугольной гранью (18 экземпляров; рис. 13, 3, 4). Головка или острие наконечников этого типа имеет вид четырехгранной пирамидки. Каждая грань — вытянутый равнобедренный треугольник. В пределах типа различаются 2 разновидности: 1) с удлиненным острием и пропорциями 1:4 и более (№ 8-22; рис. 15,15) и 2) с коротким, но более массивным острием и пропорциями 1:3 и менее (№ 23-25; рис. 15, 16).
Наконечников первой разновидности найдено 15 экземпляров, второй — только три. Средний вес наконечников второй разновидности (21 г) несколько больше, чем первой (18 г)- Наконечники этого типа употреблялись в Новгороде со второй половины XII в. до :XV в. включительно.
Тип 2. Пирамидальные с листовидной гранью. К этому типу относятся 4 экземпляра, из которых два найдены на Ярославском Дворище в слоях X—XIII вв. В Новгороде пока не известны такие наконечники, относящиеся ко времени позднее первой половины XIV в., но это, по-видимому, случайность, так как от наконечников первого типа они принципиально ничем не отличаются; по метрическим данным тоже нет никаких различий (№ 26—29; рис. 13, 5; рис. 15, 17).
В 1947 г. на Ярославовом Дворище был найден обломок древка обычной стрелы с совершенно оригинальным железным наконечником в виде наперстка, который не входит пи в одну из двух групп, В сечении он круглый (рис. 13, б; рис. 14, Cool и относится к особому типу наконечников — томарам (№ 30). Диаметр древка — 7 мм, диаметр наконечника — 13 мм. Найден наконечник в слое X—XI вв. Это типичный томар стрельный, употреблявшийся для охоты на белку и других пушных зверей. Такая стрела убивала зверька, не портя шкурку и не вонзаясь в дерево.


Рис, 14.
Наконечники стрел X—XI вв. из Новгорода. 1 - 6 - X в. (3— из Гнездова); 7 - 16 - X -XI вв.


Черешковые железные наконечники стрел



Найден 101 черешковый наконечник, что составляет 74% от общего количества железных наконечников. К группе плоских черешковых наконечников относится 68 экземпляров (50%) и к группе бронебойных граненых— 30 экземпляров (18%). Кроме того, есть три совершенно оригинальных наконечника — один трехлопастной и два трехзубых гарпунных.


Плоские наконечники стрел



В эту группу (рис. 13,7 - 36) входят 68 наконечников различных типов.
Тип 1. Двушипные ланцетовидные (№ 31, 32; рис. 13, 7, 8; рис. 14, 9). Наконечников этого типа найдено только два, один — с упором и граненым черешком, другой — с плоским черешком. Оба они относятся к X в. и не имеют аналогий ни в русском, ни в скандинавском, ни в западноевропейском материалах. Могли использоваться и на охоте, и на войне.
Тип. 2. Ланцетовидные (№ 33-35; рис. 13, 9, 10). Таких наконечников найдено три. Употреблялись они во второй половине X п. и и первой половине XI в.; делались и с плоским, и с граненым черешком, с упором и без упора. Этот тип наконечников очень характерен для IX-XI вв. и был сравнительно широко распространен на Руси и в скандинавских странах. Ланцетовидные наконечники часто встречаются в русских Дружинных курганах IX—X вв.: в шестовицких97, гнездовских98, приладожских99, владимирских курганах100, а также в Лядинском могильнике IX—XI вв. в Тамбовской области101 и во многих других могильниках и поселениях того времени.
Широкое распространение такие наконечники имели в Норвегии102 и Швеции102. Иногда без достаточного основания высказывается мнение, что ланцетовидные наконечники были занесены на Русь из Скандинавии варягами. Несомненно, что взаимопроникновение отдельных предметов было,. но в Восточной Европе такие стрелы — только меньших размеров — употреблялись еще в I тысячелетии н. э.. задолго до появления варягов па исторической арене. Об этом свидетельствуют находки их на Гляденовском костище первых веков нашей эры в Прикамье104; на Мощинском городище Калужской области в слое VI—-VIII вв.105 и на других.
Тип 3. Двушипные (№ 36, 37; рис. 13, 11, 12; рис, 15, 2). Найдены 2 наконечника, относящихся к концу XI в. и середине XII в.
Тип 4. Наконечники в виде фигурного листа (№ 38; рис. 13, 13). Обнаружен только один экземпляр, относящийся к середине X в. Этот тип наконечников является хорошим датирующим предметом. Широкого распространения он не имел, но такие единичные наконечники известны из Алчедарекого городища IX—X вв. в Молдавии106 Лядинского могильника IX—XI вв.107, из слоя IX—XI в. Сарского городища108, из раскопок Ешевского в Биляре109, в Прикамье (А. А. Спицьш датирует их, по-видимому, совершенно правильно — X в.)110 и из случайных находок в Труевекой Мазе Саратовской области111, Такие наконечники стрел наиболее характерны для IX—X вв.
Аналогичные наконечники, но других пропорций и большего размера, были найдены в Старой Рязани в 1949 г., где они могли относиться и к более позднему времени (Х-ХШ вв.)112.
Тип 5. Остролистные с длинной шейкой (№ 39-44; рис. 13. 14). Таких наконечников найдено 6 экземпляров. Они употреблялись с X в. по XIII в. включительно. Подобные им были найдены в Старой Рязани где они датируются тоже Х-XIII вв.
Тип 6. Ромбовидные гнездовского типа (№ 45-51; рис. 13, 15; рис. 14, 1). Перо этих наконечников имеет выпуклые стороны, вогнутые плечики и расширение в нижней трети. Найдено 7 таких наконечников. Выделяются 2 разновидности: 1) более крупные (длина — 9-13 см, вес — 13-20 г), имевшие распространение в Новгороде, только в X в. (рис. 13, 15, 16), и 2 меньших размеров (длина — менее 9 см, вес — 7-8 г) и менее изящных очертаний, применявшиеся гораздо позже — в XIV и XV вв. (№ 50, 51; рис. 13, 17). Все наконечники этого типа — с упором для древка.
Наконечники первого вида были широко распространены на Руси и особенно характерны для дружинных курганов с обрядом трупосожжения и других памятников IX-X вв. Они встречены на Новотрояцком городище IX в.114, обычны в гнездовских курганах X в.115, во владимирских курганах, в Лядинском могильнике116, на Алчедарском и Екимауцком городищах IX-XI вв. в Молдавии117. По-видимому, такие наконечники типичны именно для IX и X вв.
Тип 7. Ромбовидные новгородского типа (№ 52—68; рис. 13, 18; рис. 14, 7). По очертаниям они подобны предыдущим, но с плоским черешком без упора. Данный тип наконечников очень характерен для Новгорода и всей Новгородской земли до Прикамья включительно. В Новгороде этот тип — самый многочисленный (17 экземпляров), что составляет более 12,5% всех железных наконечников стрел.
Выделяются также 2 разновидности с теми же типичными признаками, что и у предыдущих наконечников. К первой разновидности относятся 15 наконечников. Распространены, они были в X и XI вв., а в XII в., судя по материалам раскопок, не встречались. Особенно характерны они для XI в.
Наконечники второй разновидности (№ 66, 67) употреблялись в более поздний период — с середины XIII в. по XVI в. включительно; они также менее изящных очертаний, чем их древние прототипы.
Данный тип наконечников известен на нашей территории с глубокой древности, в Прикамье — уже с I тысячелетия до н. э.118 на городище Березняки в Верхнем Поволжье— в IV—V вв. и. з.119. Такие же наконечники встречаются в курганах Южного Приладожья X— XI вв.120 в Белоозсре121 (в слое X— XI вв.) и в Старой Ладоге122.
Тип 8. Ромбовидные с длинной шейкой (69, 70; рис. 13, 19). Найдены два таких наконечника,, относящихся к X и XI вв. Длина их — более 15 см, ширина пера — около 2 см, вес — 19 и 32 г. Судя по размеру и весу, можно предположить, что эти наконечники стрел использовались для охоты па крупного зверя в лесу с помощью настороженного охотничьего самострела. Для обычных стрел они слишком тяжелы и были бы мало эффективны. Аналогий им нет.
Тип 9. Ромбовидные с расширением в верхней части пера (№ 71; рис. 13, 20). Обнаружен только один наконечник стрелы, относящийся ко второй половине XI в. Такие наконечники встречены на Новотроицком поселении IX в.123 и в Поломском. могильнике. IX—XI во.124
Тип 10. Ромбовидные с расширением в средней части пера (№ 72; рис. 13, 21). Стороны пера слегка выпуклы, плечики вогнуты. Найден один наконечник этого типа, относящийся к первой половине XII в.
Подобные наконечники известны с городища Грохань в Прикамье, из слоя XII-ХШ вв.125; много их на древнерусских домонгольских городищах — Княжей Горе, Девичь-Горе, Райковецком126. Встречаются такие наконечники и в курганах кочевников (половецких); по сообщению С. А. Плетневой, курганы эти относятся к XII в. Это типичный и широко употреблявшийся в XII в. наконечник. Черешок у него всегда примерно равен длине пера.
Тип 11. Ромбические (№ 73—75; рис. 13, 22). Найдены три таких наконечника, относящихся к XI в.— первой половине XIII в. Все три - с упором для древка. Это очень древний тип, имевший широкое распространение почти у всех народов Восточной Европы в середине I тысячелетия н. э. Особенно много ромбических наконечников на вятских городищах127 и в Прикамье128; встречаются они в Лядинском могильнике IX-XI вв.129, в Екимауцах X-XI вв.130, в Старой Рязани131 и других пунктах.
Тип 12. Ромбовидные с вогнуто-выпуклыми сторонами и расширением в верхней части (№ 76; рис. 13, 23; рис. 14, 2). Встречен экземпляр в слое первой половины X в. Аналогии ему есть, тоже единичные,— это наконечник (рис. 14, 3) из кургана 44 Лесной группы в Гнездове (X в.) из раскопок Д. А. Авдусина 1950 г.132 и наконечник из Новотроицкого городища IX в,133 Этот тип наконечника имеет твердую дату — IX-X вв.
Тип 13. С резни тупоугольные (№ 77; рис. 13, 24; рис. 14, 14). Перо наконечников этого типа имеет наибольшее расширение в верхней части, Острие их — в виде тупого угла
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Скрытень Волк
Вечный на рубеже.


Репутация: +48    

Зарегистрирован: 14.05.2008
Сообщения: 5274
Откуда: СПб, Род Одинокого Волка

СообщениеДобавлено: Пн Май 07, 2012 9:34 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой  

Найден один такой наконечник, относящийся к первой половине XI в.
Подобные наконечники очень типичны для кочевников наших южных степей (печенегов, половцев, торков и др.)134; они найдены в Саркеле, в слое IX—XI вв.135 На Руси широкое распространение таких наконечников стрел относится к IX-XIII вв.— на юго-западе, в Киевской земле, на Волыни и в Молдавии, что объясняется постоянной связью и столкновениями русского населения этих земель с соседями-кочевниками.
Наконечники эти широко применялись для стрельбы по коням противника. Они наносили широкую рану — порез, вызывавшую сильное кровотечение и выход из строя коня или самого всадника. В степях Сибири, где жили тоже кочевники, таких стрел найдено очень много136.
Тип 14. С резни двурогие, вытянутые, с плоским черешком без упора (№ 78; рис. 13, 25; рис. 14, 6). Найден только один наконечник в слое второй половины X в. Подобные наконечники имеются в курганах X в. Приладожья и, по-видимому, характерны для Новгородской земли.
Тип. 15. Срезни двурогие с упором (№ 79-87; рис. 13, 26-2Cool. Таких наконечников найдено 9 экземпляров, которые относятся к периоду с X в. по XIII в. включительно. В XIV в. их не было. Бросается в глаза, что наконечники X в, (№ 79) значительно больше размерами и имеют другие очертания, чем наконечники XIII в.
Наконечники X—ХІЇ вв. весьма разнообразны по отделке и размерам (рис. 13, 27; рис. 15, 1), а наконечники второй половины XIII в. удивигельно однотипны и по форме, и по размерам, и по весу. Это стандартные маленькие рогульки (№ 85-87; рис. 13, 28; рис. 15, 13).
Двурогие или, как их иногда называют, вильчатые срезни на Руси с X в. встречаются повсеместно, но широкого распространения — такого, как в Сибири или на Кавказе, — они здесь не имели. Отличие русских срезней этого типа от сибирских и кавказских состоит в том, что черешок русских срезней по длине равен или почти равен перу, а у последних оп гораздо длиннее. Двурогие срезни являются типичными наконечниками охотничьих стрел (для охоты на водоплавающую птицу)137, хотя в Кенигсбергской летописи есть изображения таких стрел, употреблявшихся при осаде городов138, В Новгороде эти наконечники по числу находок стоят на втором месте, что вполне закономерно, так-как охота здесь была очень широко развита. В Прикамье они известны уже в первые века нашей эры и очень похожи на русские . Кроме охоты двурогие срезни применялись в бою, о чем можно судить не только по миниатюрам, но и по наличию их в погребениях воинов140.
Тип 16. Двурогие полулунные (№ 88; рис. 13, 29). Найден один такой наконечник, относящийся ко второй половине XIII в.
Тип 17. Вильчатые (№ 89; рис. 13, 30; рис. 15, Cool. Встречен только один наконечник, относящийся к концу XIII в. или началу XIV в. Это типичные наконечники XIII— XIV вв.
Тип 18. Срезни в виде широкой треугольной лопаточки (№ 90; рис. 13, 31; рис. 14, 15). Обнаружен экземпляр в слое конца XI в. и начала XII в. Срезни этого типа найдены во Вщиже в слое XI-XIII вв.141 Сходные срезни были в употреблении у южнорусских кочевников домонгольского периода (у половцев)142.
Тип 19. Срезни и виде узкой удлиненной лопаточки (№ 91, 92; рис. 13, 32; рис. 15, 9). Найдены 2 наконечника, относящихся ко второй половине XIII в. Не исключено, что подобные срезни с пропорциями 1:3 и 1:4 появились не ранее XIII в. и, по-видимому, связаны с монгольским нашествием. Они особенно характерны для XIII-XIV вв. Много таких стрел в Сибири, в столице монголов Кара-Коруме в Монголии, где они хорошо датируются монетами XIII XIV вв.143; встречены в слое ХШ—XIV вв. в Гродно144 и па городищах, разрушенных монголами145.
Тип 20. Веслообразные удлиненные (№ 93, 94; рис. 13,33). Встречены 2 наконечника, оба относятся к концу XIII в. или началу XIV в. По форме они очень близки наконечникам предыдущего типа и также типичны для XIII—XIV вв. Очень характерны для наконечников этого типа вытянутые пропорции (1:4 и 1:5). Несомненно, что они употреблялись одновременно с наконечниками предшествующего типа. Найдены в большом количестве на Княжей Горе и Девичь-Горе, обычны также в погребениях поздних кочевников в Поволжье (з XIV в.).
Тип 21. Кунжутолистные срезни (№ 95, 96; рис. 13, 34, 35; рис. 15, 10). Найдены 2 наконечника этого типа: один — на Неревском раскопе146 в слое конца XIII в.— начала XIV в., другой — в Перыни147 в 1948 г., в слое XIV—XV вв. Первый из них с пустотелым расширением и отверстиями для свиста, у второго — расширение в виде шарика. Нет сомнения, что они занесены в Новгород татарскими послами или привезены из Золотой Орды новгородцами.
Этот тип наконечников совершенно не характерен для Руси и может твердо считаться занесенным монголами, у которых он был одним из основных148, Выразительность формы и твердо установленный период довольно ограниченного распространения их на Руси (XIII—XIV вв.) делает эти наконечники, как и многие другие, хорошим датирующим материалом. Изредка они встречаются на Украине149 и Кубани в курганах XIV-XV вв.150 и в других пунктах151.
Тип 22. Остролистные с длинным черешком без упора (№ 97; рис. 15. 1Cool. Найден один экземпляр в слое XIV в. у восточных ворот Окольного города152. Этот тип наконечников широко употреблялся на Руси в течение всего средневековья. Отличия наконечников разных веков трудно улавливаются, поэтому считать его характерным для какого-то определенного периода нет оснований.
Тип 23. С резни с широким треугольным пером и вогнутым острием (№ 98; рис. 13, 36; рис. 15, 11). Обнаружен один такой наконечник, относящийся к середине XIV в. Аналогий ему не удалось найти.
Все названные типы плоских наконечников стрел могли употребляться и на охоте, и на войне. Это мы сидели на примере самых, казалось бы, типичных охотничьих двурогих срезней. Не случайно, что у кочевников юга Восточной Европы и Сибири чрезвычайно широко были распространены разнообразные типы срезней; они использовали их при стрельбе по коням противника и успешно применяли против врага, не защищенного металлической кольчугой или пластинчатым панцырем. У народов Сибири такие оборонительные доспехи хотя и были известны с глубокой древности, но не имели столь широкого распространения в средние века, как на Руси.
Граненые наконечники



В эту группу (№ 99-131; рис. 13, 37-56) входят все наконечники стрел с граненым, как правило, массивным острием или головкой, Абсолютное большинство их — бронебойные, предназначавшиеся для пробивания всякого рода брони (кольчуг, пластинчатых доспехов, шлемов, щитов и т. п.). Многие из этих наконечников делались из стали и подвергались специальной термической обработке. Это поистине «каленые стрелы» «Слова о полку Игореве».
Интересно, что в Новгороде бронебойные стрелы употреблялись очень широко в X-XV вв. Среди всей массы найденных железных наконечников они составляют 40% (55 из 136 экземпляров), а среди черешковых — 24% (33 экземпляра). Такой большой процент бронебойных стрел свидетельствует о высоком развитии военной техники в древнем Новгороде и, как увидим ниже, о широком распространении металлического защитного вооружения.
Разнообразие форм этих наконечников объясняется, как правило, их различным функциональным назначением. Одни типы наконечников стрел были наиболее пригодны для пробивания кольчуг, другие — пластинчатых доспехов, третьи — стальных шлемов и т. д. Именно так объясняет разнообразие типов наконечников средневековых стрел автор замечательного арабского руководства по стрельбе из лука, живший в XV в.153
Тип 1. Ланцетовидные шестигранные (№ 99, 100); рис. 13, 37). Найдены 2 наконечники этого типа; один из них относится к первой половине XI в., другой — к первой по-ловяие XII в. Первый имеет вид (контур) острого листа, второй — ланцетовидный. Острие у них всегда узкое, четырехгранное, пригодное для пробивания кольчуг и других доспехов.


Рис. 15. Железные наконечники стрел XII—XV вв. из Новгорода.
1-5 — XII в.; 7, 10, 12, 14-17 — XIII — XV вв.; 8, 9, 13 — XIII в.; 5, 18 — XIV а. (среди них:- 1, 11, 10 — срезни разных типов: 3-7, 12 — бронебойные; 14 — 17 — арбалетные бронебойные).

Наконечники данного типа известны из курганов X в. Гнездовского могильника (например, в курганах № 10 и 26 из раскопок С. И Сергеева)154 из Сирского городища Ярославской области, из слоя IX—XI вв.155 Такие наконечники бытовали на Руси с X в. по XII в. включительно, а возможно, и с IX в., потому что один такой наконечник был найден И. И. Ляпушкиным на правобережном Цымлянском городище в слое IX в.
Тип 2. Ланцетовидные с четырехгранным пирамидальным острием, и длинной круглой шейкой (№ 101; рис. 13, 3Cool. Встречен только один экземпляр в слое середины XI в. Такой наконечник был особенно пригоден для пробивания кольчуг. Его диаметр (7 мм) позволял ему беспрепятственно проскочить сквозь колечко (конечно, это было возможно при удачном попадании); вместе с тем наконечник был в состоянии пробить кольчугу. Эти наконечники характерны для X— XI вв.155
Тип 3. Ланцетовидные, трехгранные (№ 102; рис. 13, 39), В Новгороде найден только один наконечник этого типа в слое второй половины X в. Такие наконечники характерны именно для этого века и известны в курганах Гнездовского могильника157.
Тип 4. Вытянутые узкие ромбического сечения со слегка выпуклыми сторонами и длинной шейкой (№ 103; рис, 13, 40). Обнаружен только один наконечник этого типа в слое второй половины X в. Данный тип также очень характерен именно для X в. Такие наконечники стрел — обычная находка в дружинных курганах и городищах этого времени: в Гнездове, в шестозицхих курганах, на Ал-чедарском п Екимауцком городищах IX— XI вв.158 и др.
Тип 5. Долотовидные (№ 104, 105; рис. 13, 41, 42). Наконечники этого типа имеют вид узкого долота, иногда со слегка расширенным острием. В Новгороде найдены два таких наконечника: один — в слое середины X в., другой — в слое середины XI в. Эти наконечники хороши для пробивания и раскалывания деревянных щитов, пригодны и для других целей. В древней Руси они имели довольно широкое распространение в домонгольский период и найдены на Алчедарском городище (IX—XI вв.), в Старой Рязани (Х-ХШ вв,)159. в Кременце на Волыни (X—ХШ вв.)160, на Княжей Горе161 и Девичь-Горе в Колодяжане162, а также в количестве нескольких экземпляров на вятских городищах X—XII вв. при раскопках А. А. Слицьша и Н. Г. Первухина163. Следовательно, период бытования этих наконечников стрел пока определяется суммарно — в пределах X в.— первой половины ХШ в. (до монгольского нашествия).
Тип 6. Пирамидальные трехгранные с короткой массивной головкой (№ 106; рис. 13, 43; рис. 14, 12). Встречен один экземпляр в слое второй половины XI в. Подобные наконечники известны с городищ Екимауцкого и и Алчедарского в .Молдавии, где они относятся к IX—XI вв.164, из Старой Рязани165 и с Райковецкого городища, а также из Кременца на Волыни — из слоя X-XI вв.166
Тип 7. Трехгранные узкие (№ 107; рис. 13, 44). Найден один наконечник этого типа в слое XII в.
Тип 8. Пирамидальные квадратного сечения, с короткой массивной головкой (№ 108; рис. 13, 45; рис. 15, 5). Найден один наконечник, относящийся ко второй половине XII в. Такие наконечники встречены па вятских городищах X—XII вв.167. Прикамье (XIII—XIV вв.)168, в Болгаре и Биляре168, Старой Рязани170 на Райковецком городище171. Аналогичный наконечник найден Е. И. Горюновой в 1950 г. на Тумовском селище X—XI вв, близ Мурома. Наконечники этого типа на арабском Востоке в средние века использовались для стрельбы но врагу, защищенному щитом, нагрудником или металлическим доспехом172.
Тип 9. В виде кинжальчиков ромбического сечения (№ 109-113; рис. 13,46,47 рис. 14,11, ри. 15,3) .Обнаружено 5 наконечников. Древнейший из них относится к середине XIв., позднейший, найденный на Ярославском Дворище,— к XIII—XIV вв. Они. по-видимому, наиболее характерны для южных кочевников IX — XII вв. Подобные наконечники найдены на Новотроицком городище IX в.173, во Вщиже (в слое XI—ХШ вв.)174 в половецком кургане №5 (1951 г.) близ Сарксла175, на Девичь-Горе и Княжей Горе176.
Тип 10. Шиловидные, квадратного сечения (№ 114, 115; рис. 13, 48; рис. 15, 4). Найдено два таких наконечника; оба — без упора, относятся к XI-XII вв. Шиловидные наконечники могли успешно применяться против воинов в кольчугах; они были очень широко распространены с древнейших времен до позднего средневековья.
Тип 11. Шиловидные квадратного сечения с шейкой (№ 116-118; рис. 13, 49, 50). Встречены 3 наконечника, относящихся к XI-XIV вв. Наконечники типа, изображенного на рис. 13, 50, наиболее характерны для XI—XII вв.
Тип 12. Пирамидальные квадратного сечения с шипиками (№ 119—121; рис. 13, 51, 52; рис. 15, 12). Найденные в Новгороде три таких наконечника относятся ко второй половине XII в. и ко второй половине XIV в. Все они — очень хорошей отделки, с круглой шейкой и упором. Наконечники этого типа наиболее характерны для XIV в.
Тип 13. Лавролистные ромбического сечения с перехватом (№ 122—124; рис. 13, 53; ряс. 15, 7). В Новгороде найдены 3 наконечника с упором и длинным черешком. По-видимому, они наиболее характерны для конца ХШ в. и первой половины XIV в.
Тип 14. Килевидные ромбического сечения с перехватом (№ 125; рис. 13, 54). Единственный наконечник из Новгорода относится к середине XIV в.
Тип 15. Пирамидальные квадратного сечения с перехватом (№ 126). Найден один экземпляр, который датируется XV в. Аналогичные наконечники известны из раскопок Д. Я. Самоквасова на Ратском городище Курской области, где они могут датироваться XIV в.177 Одна стрела этого типа была найдена в кочевническом кургане № 13 у с. Харьков кн, Новоузенского уезда, Саратовской губернии, и точно датируется XIV в. монетами ханов Токтогу и Узбека178.
Тип 16. Ланцетовидные ромбического сечения (№ 127, 128). Найдено лишь два таких наконечника: один — в слое ХП-XIII вв., другой — в слое XVI—XVII вв.
К редким типам можно отнести следующие 3 наконечника (типы 17 и 1Cool:
Тип 17. Трехлопастной фигурный (№ 129; рис. 13, 55). Он датируется концом XI в. или началом XII в. и отличается тщательностью отделки. Конец его обломан, но длина восстанавливается (около 15 см). Учитывая вычурность отделки и большой вес, можно предполол£пть, что этот наконечник сделай для каких-то особых целей. Такие стрелы в XI—XII вв. на Руси не употреблялись и могут служить лишь образном высокого мастерства новгородских стрсльников этого периода. Изредка подобные наконечники встречаются в Скандинавии — в Норвегии179 и Швеции180, где они относятся примерно к тому же времени (XI в.). Но в Швеции эти наконечники втульчатые181. Новгородский экземпляр резко отличается от всех известных скандинавских гораздо более совершенной, роскошной отделкой.
Тип 18. Гарпунные трезубый с острыми шипами (№ 130, 131; рис. 13, 56; рис. 14, 16). Найдены два таких наконечника: один — в слое второй половины XI в., другой - в слое второй половины XIII в. Они вообще уникальный встречены впервые. Эти наконечники служат доказательством известных этнографических данных о ловле рыбы с помощью лука и стрел. Стрела с таким наконечником не могла далеко лететь.


Костяные наконечники стрел



Найденные в Новгороде костяные наконечники составляют около 10% общего числа наконечников (15 экземпляров из 153), Из них 6 экземпляров втульчатых и 9 черешковых.


Втульчатые наконечники



Тип 1. Томар биконический круглого сечения (с остатками соснового древка внутри; № 137; рис. 13, 60). Единственный экземпляр найден в слое второй половины XI в, Это типичная охотничья стрела на пушного зверька. Томар стрельиый такой формы изображен в Букваре Кариола Истомина, составленном в 1692 г.182 Совершенно аналогичные костяные томары были в употреблении у народов Сибири и в древности183, и в новое время. В небольшом числе втульчатые конические томары известны и среди находок европейской части нашей страны, где они применялись еще до нашей эры184.
Сходного типа пустотелый наконечник с отверстиями для свиста, найденный в Новгороде в слое конца XII в. - начала ХШ в. (№ 138; рис. 13, 63), предназначался, по-видимому, для спортивных целей или зябав.
Тип 2. Томары с трехгранным, фигурным острием (№ 139, 140; рис. 13, 61, 62). Встречены 2 наконечника: один с буквами на гранях (В, А, Т), найденный на Чудинцевой улице, относится к XI в., другой (рис. 12. 14) — к XII в.
Тип 3. Конический пулевидный (№ 141; рис. 13, 64). Найден один экземпляр, относящийся к рубежу XII и XIII вв. Этот тип стрел имел широкое распространение и в Сибири, и в Восточной Европе еще до нашей эры185. Тогда же были в употреблении и черешковые наконечники этого типа.
Тип 4. Цилиндрический с шилом (№ 142; рис. 12, 12; рис. 13, 65). Единственный оригинальный втульчатый наконечник относится к XII в.


Черешковые наконечники



За исключением 3 экземпляров, черешковые костяные наконечники являются явным подражанием железным (рис. 13, 67, 69). Употреблялись они с X в. по XIV в. включительно. Плоских среди них нет. Отделка этих наконечников очень совершенна. Они могли быть и охотничьими, и боевыми. Стрелы с костяными наконечниками были не менее опасны, чем с железными186.
Тип 1. Двушипные (№ 143—147; рис. 13, 66). Обнаружено 5 наконечников. Все они относятся к периоду с X в, по XII в. включительно и подражают железным наконечникам этого типа. Подобные стрелы широко употреблялись во всей Новгородской земле. Особенно много их найдено в Прикамье и в Сибири.
Тип 2. Клиновидный шестигранный с плоским черешком (№ 148; рис. 13, 6Cool. Найден только один такой наконечник в слое XI в.
Тип 3. Килевидный овального сечения (№ 151; рис. 13, 69). Совершенно точно копирует современные ему железные (ср. с № 125; рис, 13, 54). Относится к концу XII1 в.— началу XIV в. Железный прототип употреблялся тоже в XIV в.
Тип 4. Пирамидальный трехгранный с плоским черешком (№ 149). Наконечник относится к XI в, и имеет массу аналогий в . Прикамье и Сибири. Этот тип очень характерен именно для костяных наконечников стрел.
Тип 5. Наконечник с острием трапециевидного сечения, длинной шейкой и плоским черенком (№ 150; рис. 13, 70). Найден в слое середины XIII в. Является также типичным представителем костяных стрел, имевших широкое употребление в Прикамье, и Сибири.
Помимо костяных наконечников стрел, в Новгороде (в слое середины XI в.) было найдено одно костяное навершие знамени в виде короны (рис.. 12, 15).
* * *

Кроме перечисленных наконечников, следует упомянуть пирамидальный наконечник из плотного дереза, ромбического сечения, с упором и круглым черешком (№ 152; рис. 13, 71), относящийся ко второй половине XI в, Сделан, по всей вероятности, из привозного с юга самшита, из которого в Новгороде изготовляли гребни и крестики. Это тоже подражание железным наконечникам стрел.
Наконец, упомянем кремневый (из серого кремния) лавролистный наконечник (№ 153), несомненно, случайно занесенный в Новгород в XIV в. с одной из окрестных ильменских неолитических стоянок. Подобный наконечник был обнаружен сотрудниками экспедиции на неолитической стоянке недалеко от Перьни в 1948 г.
Заканчивая обзор боевого оружия, найденного при раскопках в Новгороде, необходимо отметить общую закономерность в развитии всех видов этого оружия. Она заключается в том, что с течением времени, начиная с X в., появлялись вес новые, более совершенные типы отдельных видов оружия, причем новые типы получали все большее распространение. Это особенно хорошо можно проследить на таких сериях оружия, как наконечники стрел. При рассмотрении табл. 7—12 выясняется, что в X-XI вв. имели довольно широкое распространение плоские наконечники с широким пером — двушипные, особенно многочисленные ромбовидные новгородского типа и т. п. Бронебойные наконечники в этот период употреблялись, но еще составляли сравнительно незначительный процент.
В XII в. произошел резкий скачок в развитии боевого оружия. Появились новые виды более мощного оружия, в том числе самострелы, а вместе с ними — целая серия новых, более тяжелых бронебойных стрел; процент бронебойных стрел резко возрос. В ХШ в. это развитие шло в том же направлении. Не только наконечники стрел, но и все другие виды боевого оружия совершенствовались, становились более приспособленными для борьбы с оборонительными доспехами. Наконечники копий постепенно делались уже и массивнее, боевые топоры — массивнее и тяжелее. Если боевой топор X в. (секира-чекан) предназначался против не защищенного броней противника и его коня, то топоры XIV-XV вв. (топор-молот и топор-булава) делались с учетом развития оборонительных доспехов и были специально приспособлены для борьбы с ними. Это же явление прослеживается и в развитии кистеней: в X в. и первой половине XI в. преобладали кистени с костяной гирькой, а с конца XI в. широко распространились более массивные бронзовые кистени, цельнолитые и залитые свинцом. Совершенствовались в том же направлении и кинжалы. Кинжал X в.— плоский, кинжал XIV в. — граненый, вполне пригодный для борьбы с воинами в кольчужных доспехах.
_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов ВОЛЧЬЕ ПОРУБЕЖЬЕ. -> Ложь или правда? Часовой пояс: GMT + 4
На страницу Пред.  1, 2, 3  След.
Страница 2 из 3

Перейти:  

Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах



Powered by phpBB © 2001 phpBB Group
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS

Chronicles phpBB2 theme by Jakob Persson (http://www.eddingschronicles.com). Stone textures by Patty Herford.